Delist.ru

Особенности сочетанной хронической патологии у детей в экологически неблагополучных регионах Приаралья (15.09.2007)

Автор: Исаева Раушан Биномовна

Наряду с этим выявлено, что среднегодовое потребление с водой пестицидов составляет для зоны экологической катастрофы 20 мг, для зоны экологического бедствия 0,14 мг и для региона относительного благополучия 7,2 мг, хотя пестициды в питьевой воде должны отсутствовать. В питьевой воде региона сравнения (п.Алатау) пестициды не обнаружены.

При анализе проб воздуха нами выделена прибрежная 3-я зона с высоким уровнем солеобразующих аэрозолей. При этом в 1-й зоне, которая определена как зона экологического благополучия, было установлено значимое увеличение содержания солей тяжелых металлов (U, Pb, Sr, Zr и др.), что обусловлено близостью объектов урановой и горно-перерабатывающей промышленности (Табл.1). При этом показатель вредности воздуха для 2-го и 3-го регионов был в 2 раза выше, чем для благополучного региона. Исследования воздушного бассейна показали также‚ что годовое потребление химических элементов с вдыхаемым воздухом для изученных населенных пунктов в разы (Mg, Si, V, Mn, Zn)‚ а по некоторым элементам на порядки (Na, Al, S, Cl, Ca, Si, Fe, Cu) превышало аналогичные показатели региона сравнения. При этом основной вклад в повышенную химическую нагрузку во 2-й и 3-й зонах вносят такие элементы‚ как Na, K, S, Cl и другие галогены, а в зоне относительного благополучия преобладают тяжелые металлы( Pb, Cr, Sr, Zr.

Анализ проб питьевой воды в поселках Приаралья выявил ее сильную засоленность по органолептическим данным и уровням сухого остатка‚ Na, Cl‚ SO4 и NO3. Средние значения сухого остатка и указанных солей для этих населенных пунктов не только в несколько раз превышали их концентрации в регионе сравнения (329 мг/л – сухой остаток и 33 мг/л – для Na)‚ но для поселков 1-й и 2-й зон даже превышали ПДК (1000 мг/л - по сухому остатку и 200 мг/л – по натрию).

Средние концентрации Cl‚ SO4 NO3 в воде поселков региона не превышали ПДК (Cl – 350 мг/л, SO4 – 500 мг/л и NO3 – 45 мг/л)‚ но были существенно повышены по сравнению с контролем (Cl – 8,0, мг/л, SO4 – 27 мг/л и NO3 – 2,2 мг/л). Наиболее неблагополучной по содержанию солевых компонентов является вода частных колодцев г. Казалинск и п. Жалагаш‚ где концентрации солей превышали ПДК в 3-5 раз. Во всех поселках Приаралья концентрации железа превышали ПДК (0.3 мг/л) и были на порядок выше содержания Fe в питьевой воде пос. Алатау (0.04 мг/л).

Таблица 1

Содержание микроэлементов (мкг/г) в воздушных аэрозолях различных регионов Приаралья (М(m)

Элементы 1 регион

(п.Шиели) 2 регион

(п.Жалагаш) 3 регион

(г.Казалинск) 4 регион

(п.Алатау)

Na 11,9(5,06* 33,9(8,47* 27,7 ( 6,98* 2,8(0,12

Mg 14,8(0,40* 22,3(2,90* 14,0(2,19* 1,2(0,14

Al 45,9(3,18* 49,5(3,24* 46,0(4,29* 1,3(0,59

Si 154,2(15,67* 151,4(18,71* 152,5(4,29* 10,6(3,92

SО4 59,2(5,52* 55,7(15,25* 61,6(15,51* 9,2(2,13

Cl 17,9(7,59* 50,8(17,59* 41,5(18,52* 1,6(0,12

K 28,9(4,24* 53,3(33,16* 53,8(10,48* 9,2(3,17

Ca 120,2(22,38* 108,9(17,62* 105,6(19,78* 51,2(8,75

Ni 4,3(0,82 23,7(0,83* 26,68(4,15* 4,3(0,90

V 0,51(0,17 0,64(0,07 0,58(0,89 0,58(0,76

Cr 0,34(0,11 0,46(0,09* 0,59(0,13* 0,29(0,12

Mn 0,90(0,19 1,48(0,39 1,44(0,09 2,9(0,28

Fe 53,6(10,52 49,4(10,15 50,6(0,55 42,8(10,73

Cu 148,5(32,14* 120,9(8,16 42,5(10,75 0,45(0,14

Zn 12,1(4,97* 1,5(0,58* 37,97(2,35* 6,2(1,22

Sr 2,73(0,60* 0,89(0,22 0,58(0,13 0,55(0,12

Zr 0,78(0,13* 0,32(0,12 0,21(0,15 0,32(0,11

Pb 28,3(4,56* 4,9(0,56 3,5(0,73 6,4(1,33

Примечание: здесь и в других таблицах звездочкой * обозначены уровни различий (Р<0,05) по сравнению с контролем (п.Алатау).

Питьевая вода в зоне 2 характеризовалась пониженными концентрациями Ca и Mg (11 мг/л и 5.3 мг/л соответственно), которые были в несколько раз меньшими, чем в питьевой воде в зоны 1 (Ca - 60 мг/л‚ Mg – 38 мг/л)‚ 3 (Ca – 49 мг/л‚ Mg – 25 мг/л) и 4 (Ca – 60 мг/л‚ Mg – 17 мг/л). При обнаружении в питьевой воде нескольких элементов, относящихся к 1 и 2 классам опасности, лимитирующий параметр вредности (ЛПВ) для всех регионов был увеличен 2,9-3,7 раза. Очевидно, что по ЛПВ ни один из поселков Приаралья не отвечает санитарно-эпидемиологическим критериям. Причем если в регионе сравнения основной вклад в высокое значение ЛПВ дают Sr, Si и Ba, содержащиеся в больших количествах в почве‚ то в населенных пунктах Приаралья помимо этих элементов на высокие значения ЛПВ особенно влияют Na, Se, U и Cd.

Таким образом, установленные закономерности изменений элементного состава окружающей среды позволяют выделить постоянно и длительно действующие факторы риска, формирующие неблагополучную экологическую ситуацию в регионе Приаралья: 1) высохшее дно Аральского моря (солевой фактор, сера, ее окислы и галогены); 2) отвалы урановых рудников и рудоперерабатывающих предприятий Южного Казахстана, ближайший из которых расположен в 30 км от пос. Шиели (Pb, Cr, Cu, U, Sr, Zr); 3) геохимически обусловленные особенности грунтовых вод (Fe, U, Se, Cd); 4) избыточное использование пестицидов (хлорорганические соединения) в сельском хозяйстве с выявлением их в питьевой воде всех обследованных поселков. Векторы действия первых двух источников противоположно направлены, что формирует градиент «солевого» воздействия (убывание по мере удаления от Арала) и градиент «рудного» фактора (убывание по мере приближения к Аралу) в регионе. Биогеохимические аномалии грунтовых вод, определяющих качество питьевой воды, повсеместно связаны с высокими концентрациями в них урана и железа, а антропогенным фактором риска является наличие пестицидов в питьевой воде этих регионов. При постоянном проживании в этих регионах длительная экспозиция указанных этиологических факторов приводит к изменениям физического развития и полового созревания детей.

При анализе показателей физического развития всех обследованных детей нами установлены нарушения формирования здоровья детей, которые характеризуются значимой децелерацией, определяющейся существенным замедлением физического развития, хроническим отставанием роста и массы тела от республиканских возрастных нормативов и выявляемых в 4,2-4,8 раза чаще в экологически неблагополучных регионах, а также значимым изменением трофологического статуса и выраженным дефицитом массы тела (до 26-35%), снижением темпов полового созревания, уменьшенных в 3,5 раза по сравнению с показателями у детей благополучного региона. Причем эти изменения были более выражены у детей пос.Шиели. Среди факторов риска в анамнезе у детей наиболее часто отмечали низкую массу тела при рождении (87,6%), незрелость к сроку родов (74,5%), патологическое течение родов (68,2%), искусственное вскармливание с рождения (76,8%). У 38,6% детей были установлены отклонения в физическом и нервно-психическом развитии, снижение резистентности к инфекциям, а также высокая частота острых респираторных вирусных инфекций (ОРВИ) – 86,7% в зоне экологической катастрофы (г. Казалинск), что более чем в 2 раза превышает данные референтной группы – 42,1% (п. Алатау).

При обследовании только 43,5% детей (п.Шиели) имели гармоничное физическое развитие, у 56,8% детей физическое развитие оценивалось как дисгармоничное, у 11,3% — как резко дисгармоничное (г.Казалинск). При дифференцированном исследовании адаптивного статуса у 78,4% детей были выявлены низкие силовые показатели, у 59,8% — низкая толерантность к физической нагрузке. Течение адаптационных процессов оценено как благоприятное лишь у 20,6% детей, как неблагоприятное - у 54,7% детей. У 98,7% обследованных детей выявленные факторы риска отразились на частоте выявления патологии в последующие возрастные периоды. Только 15,3% из числа обследованных детей не имели хронических заболеваний. Так как у этих детей наблюдались отклонения по другим критериям здоровья, все они были отнесены ко II группе здоровья. К I группе здоровья не отнесен никто из обследованных детей; у 63% детей с хронической патологией в состоянии компенсации определена III группа, у 2,8% детей с хроническими заболеваниями в состоянии субкомпенсации — IV группа здоровья.

Таким образом, проведенные исследования указывают на низкий уровень здоровья детей в экологически неблагополучных регионах, который может быть одним из существенных факторов, способствующих формированию различных форм хронической патологии, что согласуется с имеющимися данными (А.А.Баранов, 1998; Г.В. Римарчук, 2003; И.П. Корюкина, 2004).

У всех обследованных детей наиболее яркими были выраженные изменения кожных покровов: нарушения пигментации и выраженная сухость кожи, которые не зависели от экологической зоны и превышали контрольные значения в 4,5-2,2 раза соответственно. При этом обнаружение сочетания нескольких симптомов первично возникшей диффузной или ограниченной гиперпигментации или депигментации кожи служило значимым внешним маркером для дальнейшего специализированного обследования ребенка.

Анализ распределения числа малых аномалий развития (МАР) показал, что уровень стигматизации детей в экологически неблагополучных районах был в 2 раза большим, чем у детей группы сравнения (табл. 2). У детей, проживавщих в 1-3 экологических зонах было выявлено от 7 до 16 МАР, тогда как у 78% детей региона сравнения число МАР не превышало 6. В структуре МАР внутренних органов превалирующими (35%) были стигмы дизэмбриогенеза сердечно-сосудистой системы, из них в 62% случаев диагностировалась дополнительная хорда одного из желудочков сердца и в 38% - пролапс митрального клапана. Число МАР у одного ребенка варьировало от 1 до 16.

Таблица 2

Частота выявления (%) малых аномалий развития у детей Приаралья

Частота

загрузка...