Delist.ru

Речевая толерантность в билингвистическом тексте (на материале русскоязычной казахской художественной прозы и публицистики) (15.08.2007)

Автор: Туксаитова Райхан Омерзаковна

Материал исследования - художественная билингвистическая русскоязычная проза советского периода. Романы А.Алимжанова («Гонец», «Стрела Махамбета», «Возвращение Учителя», «Дорога людей»), С.Санбаева (трилогия «Времена года нашей жизни», повести «Аруана», «Коп-ажал», «Дорога только одна») проанализированы как особый сверхтекст. Общая длина сверхтекста – 2000 страниц. Для срезового анализа привлечены произведения современного писателя-билингва Шахимардена, а также газетные и журнальные тексты постсоветской русскоязычной публицистики.

Основные методы исследования определены спецификой изучаемого материала. Нами использован комплекс традиционных методов синхронного лингвистического исследования: наблюдения, описания, компонентного, в том числе контрастивного, контекстуального анализа, стилистического комментирования, этюдного стилистического анализа. В работе применялся метод лингвокультурологической интерпретации национально маркированных единиц текстовых и сверхтекстовых подсистем.

Научная новизна: В ходе комплексного лингвокультуроцентрического исследования корпуса текстов русскоязычной казахской прозы советского периода и срезового анализа современной казахской русскоязычной прозы и публицистики выявлены речевые практики толерантности, способствующие формированию внутрикультурного и межкультурного диалога.

Основные положения, выносимые на защиту:

Базовым фактором, определяющим развитие художественного и публицистического билингвизма, является естественный билингвизм, поддерживающий межкультурный диалог.

Билингвистический текст характеризуется двудоминантностью. При доминировании русского языка, выступающего как форма существования билингвистического текста и как средство интерпретации национально специфических единиц, сохраняется культурно-мировоззренческая казахская доминанта. Двудоминантность обеспечивает формирование диалога культур, являющегося условием коммуникативной толерантности.

Будучи порождением естественного билингвизма, художественный билингвизм в условиях государственного подавления одного из языков выступает как форма сопротивления русификации и способствует сохранению своеобразия национальной культуры, ее вхождению в межкультурный диалог; в условиях свободного развития языков художественный билингвизм, как и билингвизм публицистический, выступает как форма поддержки и развития естественного билингвизма.

Сочетание лингвостилистического анализа (предполагающего выявление стратегически заданного принципа отбора писателем и публицистом языковых средств и принципа их соединения в речевой ткани текста) с лингвокультурологической интерпретацией текстовых парадигм и синтагм, направленной на осмысление значимых для русской и казахской культур ценностных смыслов, позволяет выявить речевые практики толерантности, установить специфику преломления категории толерантности в билингвистическом тексте.

Культурно-фоновая информация передается автором-билингвом с помощью лингвоспецифических слов-казахизмов на уровне лексемы, на уровне семемы, на уровне семного состава лексического значения: в художественном билингвистическом тексте на базе как русских слов, так и слов национальных, конструируются транслирующие культурно-фоновую информацию текстовые и сверхтекстовые внутрисловные парадигмы.

На уровне отбора языковых единиц действует парадигматический принцип: для осуществления механизмов толерантности автором текста целенаправленно отбираются когнитивно определенные единицы лексико-семантических систем. Эти единицы образуют внутритекстовые и внутрисверхтекстовые вертикальные объединения национальной лексики (сферы и субсферы).

Внутрисверхтекстовые сферы и субсферы, сформированные на основе национальной казахской лексики, сопоставимы с параллельными системами и подсистемами русской языковой картины мира. Последнее обусловливает возможность авторской интерпретации национально специфических смыслов средствами русского языка и использование опорной для речевых практик толерантности формулы казахское + русское.

На защиту выносится разработанная нами типология речевых практик толерантности (см. стр. 27-28).

Регулярно реализуемые в художественных и публицистических билингвистических текстах речевые практики толерантности (парадигматические и линейные) обнаруживают наличие речевой системности, поддерживающей авторскую стратегию коммуникативной толерантности. Толерантность в билингвистическом тексте приобретает категориальный статус.

Теоретическая значимость исследования определяется возможностью использования его результатов в лингвокультурологических трудах по теории билингвизма и бикультуризма.

Практическая значимость: результаты исследования внедрены в практику преподавания русского языка и культуры речи в Казахском агротехническом университете, в Евразийском университете им. Л.Н.Гумилева, частично отражены в учебно-методических пособиях.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертационной работы были изложены автором в 37 трудах по теме диссертации и обсуждены на международных, республиканских научных конференциях (Москва 2007; Екатеринбург 1998, 2000, 2001, 2004, 2005, октябрь, декабрь 2006; Астана 2000, май, ноябрь 2001, январь, март 2002, 2003, апрель, октябрь, ноябрь, декабрь 2005, январь, апрель 2006, февраль, март, апрель 2007; Алматы 2005, март, июнь, сентябрь, октябрь 2006, 2007; Караганда 1995, 2007; Павлодар 2006). Диссертационное исследование обсуждалось на заседаниях кафедры риторики и стилистики русского языка Уральского государственного университета им. А.М. Горького.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав и заключения, списка литературы, содержащего 600 наименований, списка использованных словарей, списка текстовых источников.

Основное содержание диссертации

Введение содержит обоснование актуальности темы, формулировку цели исследования и вытекающих из нее задач, общую характеристику диссертации.

Глава 1 «Билингвизм и толерантность: современное состояние проблемы» посвящена теоретическому обоснованию проблемы.

В разделе Билингвизм и художественный билингвизм рассматриваются общие вопросы билингвизма с позиций лингвистики, психологии, социологии, психолингвистики [О.Б.Алтынбекова, З.К.Ахметжанова, Е.М.Верещагин, Л.Х.Даурова, Г.А.Дырхеева, Л.К.Жаналина, Ю.А. Жлуктенко, Н.В.Имедадзе, О.А.Колыхалова, М.М. Копыленко, А.П. Майоров, М.М.Михайлов, Е.Д.Поливанов, С.Т.Саина, Э.Д.Сулейменова, Е.К.Суфиев, Д.Д.Шайбакова, Н.Ж.Шаймерденова, Г.Шухардт, Л.В.Щерба и др.].

Общую билингвистическую ситуацию в республике Казахстан невозможно представить без осмысления художественного билингвизма как некой эстетической производной естественного языкового взаимодействия. Исследователи художественного билингвизма [У.М. Бахтикиреева, Г.Гачев, А.А.Гируцкий, Ч.Г.Гусейнов, Н.Г.Михайловская, Б. Хасанов, Т.К. Черторижская и др.] рассматривают следующие аспекты данной проблемы: а) сущность художественного билингвизма; б) критерии выделения художественного билингвизма; в) типы художественного билингвизма; г) художественный билингвизм в контексте коммуникативного акта.

Художественный билингвизм – объективное следствие общей социокультурной ситуации. В зависимости от многообразных территориальных, культурных, исторических и других условий он приобретает свои специфические особенности. Художественный билингвизм воплощается в речевом произведении, которое создано на основе двух кодовых ситем. Такие тексты, в которых зафиксировано два языковых кода – русский и казахский – мы выбираем для анализа.

В научной литературе существует широкое и узкое понимание художественного билингвизма. В широком смысле литературное двуязычие включает художественный перевод. На наш взгляд, художественный перевод – особый вид творчества, неизбежно предполагающий соприкосновение национальных языков, – это факт литературы. Переводной текст в трансформированном виде входит в контекст новой культуры, но не присваивается этой культурой как свой, сохраняет монокультурный облик. Стратегия переводчика направлена на точное воспроизведение индивидуальной манеры автора – носителя другой культуры.

Мы придерживаемся узкого взгляда на художественный билингвизм как оригинальное творчество, основанное на взаимодействии двух языков и культур. Такой подход соответствует реально существующему литературному процессу.

В разделе «Билингвизм и толерантность» отмечается, что понятие «толерантность» рассматривается русистами в разных аспектах: описывается лингвокультурологическое поле толерантности, выявляется специфика представления толерантности и терпимости в русской языковой картине мира, устанавливаются различия между толерантностью и терпимостью, акцентируется внимание на специфические оттенки лексического выражения толерантности [Л.П.Крысин, О.А.Михайлова, В.А.Салимовский, И.А.Стернин, А.Д.Шмелев и др.]. В казахском языковом сознании понятие «терпимость» cближается с понятием «толерантность». Слово тозимдилик - «шыдамдылык, конбистик» / «терпеливость, выдержанность» - обозначает одобряемое народом и свойственное ему терпимое отношение к другому/чужому. Принятие другого вырабатывалось на протяжении длительного времени совместного проживания казахов и русских. Не случайно понятие «толерантность» связывается казахстанскими философами с идеей евразийства [С.А.Акатай, Т.К.Бурбаев, А.К.Каиржанов, М.Нысанбаев, Г.Соловьева, Т.Г.Шляхтич и др.]. Исследователи отмечают исконные базовые ценности, выработанные в Евразийской степи: терпимость, отзывчивость, доверчивость, открытость, душевность, щедрость, примат духовного над материальным, коллективизм, компромисс. Базовые ценности позволяют регулировать внутрикультурные и межкультурные общественные отношения на основе взаимопонимания, взаимоприятия. Можно сказать, что сегодня толерантность как категория, регулирующая прежде всего межличностные отношения, стала восприниматься как залог успешного межнационального взаимодействия.

Анализируется языковая ситуация в современном Казахстане. Наши наблюдения показывают, что применительно к Казахстану особую важность приобретает межкультурная и межъязыковая толерантность как на уровне государственном, так и на уровне бытовом. В многонациональном государстве необходим язык, который был бы средством общения для всех людей, проживающих на одной территории. Русский язык как средство межнационального общения на бытовом уровне обслуживает все слои лингвокультурного сообщества - независимо от возраста, пола, социальной, этнической принадлежности людей. Последствия советской языковой политики, характеризующейся дискриминацией национальных языков, определенным образом сказываются на современной языковой ситуации. В постсоветском Казахстане государственная языковая политика направлена на поддержку как казахского, так и русского языков. Отсутствует государственное подавление одного языка другим. Все это способствует сохранению стабильности в обществе и формированию толерантного межкультурного диалога.

Как известно, живая языковая среда является доминирующим фактором при освоении того или иного языка. Опыт показывает, что именно в детском возрасте наиболее успешно усваивается язык, фиксируется высокая степень толерантности речевого общения. Дети с удовольствием вовлекаются в игру, с легкостью повторяют незнакомые слова, запоминают их и при случае используют в речи. Межъязыковые контакты казахстанских детей в непринужденной обстановке не затруднены и свидетельствуют о естественности коммуникативной толерантности, как, например, в диалоге мальчиков, обучающихся в разных школах (с казахским языком обучения и с русским языком обучения):

Темірхан – Жанибек, ты выйдешь на улицу?

Ж?нібек – Жо?, Темірхан, шы?а алмаймын. Саба? орындау керек (Нет, не могу. Уроки нужно сделать).

Темірхан – Саба? орында да, дала?а шы?. (Уроки сделай и выходи на улицу). Я тебе покажу новую кассету. Недавно купил.

Ж?нібек – Жарайды, шы?амын (Ладно, выйду). А как фильм называется?

Применительно к возрастной группе взрослых можно говорить о разной степени толерантности. В общение вступают собеседники, преследующие решение стратегических коммуникативных задач, имеющие необходимые фоновые знания, которые реализуются в процессе межкультурных контактов. Данная группа участников речевого общения достигает полного взаимопонимания в случаях соблюдения норм внутрикультурного диалога. В речевом общении представителей разных этносов особенно важным является выбор языка общения. При этом в последнее время возросло, хоть и незначительно, число русских, владеющих казахским языком.

Даже беглый взгляд на языковую ситуацию обнаруживает органическую связь коммуникативной толерантности и билингвизма, его конкретных проявлений в речевой ткани диалогов – внутрикультурных и межкультурных. Особенно ярко эта связь проявляется в сфере эстетически заданной коммуникации.

Глава 2 «Культурно-фоновая информация и категориальная специфика билингвистического текста» посвящена проблеме интерпретации национальной лексики билингвистического текста и обзору категорий текста, способствующих формированию эффекта толерантности.

В разделе «Национальная лексика и способы представления культурно-фоновой информации» предложена классификация национальной лексики, выявлены способы представления культурно-фоновой информации. Носитель языка обладает определенным объемом культурно-фоновых знаний. Слово хранит культурную память и одновременно – транслирует культурные знания. Писатель предполагает у своих читателей способность воспринимать через слово информацию, объективно заложенную в созданном им литературном произведении. В билингвистическом тексте коммуникативное напряжение может возникнуть на участках словесного воспроизведения особенностей другой культуры. Снять напряжение писатель-билингв пытается с помощью приемов интерпретации культурно-фоновых компонентов текстового содержания.

Говоря о связи фоновых знаний и слова как номинативной единицы, мы учитываем, что слово как знаковая единица имеет план выражения, который выступает в форме лексемы, и план содержания (семема), который включает весь объем знаний о слове [Л.М.Васильев, Э.В.Кузнецова, М.М.Копыленко, О.А.Михайлова, Л.А.Новиков, З.Д.Попова, И.А.Стернин и др.]. В соответствии с идеями компонентной теории значения в составе семемы выделяются образующие множество семантические доли, которые обеспечивают классификационное представление предмета и входят в состав понятийного значения слова. В языковом сознании фоновые знания закреплены с помощью различных единиц: слов, устойчивых сочетаний, прецедентных высказываний, которые вовлекаются в межкультурный диалог и регулируют меру его толерантности. Значительна роль пословиц как единиц, наделенных национально-культурным компонентом семантики и участвующих в создании культурно-фонового потенциала художественного текста.

Для разработки классификации национально специфических лексических единиц, передающих фоновую информацию, которая отражает мировосприятие казахского народа, необходимо уточнить понятие «национальная лексика». Термин «национальная лексика» по сути своей этнолингвистичен [А.С.Герд]. Это термин исследователя билингвизма, рассуждающего с позиции одного из двух (в нашем случае – русского) языков. Но в билингвистическом тексте может быть использована и лексика иноязычная, анализу которой посвящены многочисленные труды [А.А. Брагина, В.В. Виноградов, Л.П. Крысин, А.Е. Супрун, О.Б. Шахрай и др.].

Иноязычную лексику можно рассматривать в двух аспектах: во-первых, в аспекте ее соотношения с системой русского языка; во-вторых, в аспекте ее функционирования в билингвистическом тексте. Следует отметить, что в системно-парадигматическом смысле вся нерусская лексика иноязычна. Иноязычная лексика в системе русского языка достаточно неоднородна по своему составу. С одной стороны, это лексика народов бывшего СССР, которая в лингвистических трудах советского периода условно называлась национальной, с другой стороны, – это заимствованные иностранные слова, прошедшие путь освоения и пополнившие лексический состав русского языка.

Особый аспект проблемы – функционирование национальной лексики в билингвистическом тексте. Критерием определения национального является наличие в тексте национальной лексики. В двуязычном тексте национальной считаем лексику языка, за которым стоит воплощенный в тексте культурный слой языка, являющегося для писателя первым родным. В нашем случае - это лексика казахская. Иноязычной в билингвистическом тексте является лексика неисконная – ни для русского, ни для казахского языков.

загрузка...