Delist.ru

Функционирование бесписьменного языка малой народности в условиях полиэтнического социума (на материале Шугнанского языка в таджикско-русском окружении) (15.08.2007)

Автор: Шамбезода Хусрав Джамшедович

Основными языками, определяющими стержень социально-коммуникативной системы ГБАО, являются таджикский, русский и этнические языки малых народностей Памира, а функционирование национально-таджикского и национально-русского двуязычия является определяющим фактором языковой жизни данного региона.

Несмотря на достаточный уровень исследования памирских языков, вопрос разграничения языков и диалектов остался не до конца решенным. В языкознании отсутствуют достаточные теоретические обоснования для разграничения языка и диалекта, а также правомерности выделения того или иного диалекта, говора или наречия. Нами предпринята попытка, используя функциональные и социальные критерии, дать новое разграничение языков и диалектов шугнано-рушанской группы.

Социальной базой развития шугнано-таджикско-русского многоязычия послужили социально-экономические, политические и культурные преобразования, имевшие место на территории Бадахшана с XI века по настоящее время.

С развитием образования, науки и средств массовой коммуникации связано и функциональное развитие таджикского литературного языка: он стал средством получения образования в начальной, восьмилетней, средней и высшей школе, орудием оперного и театрального искусства, книгопечатания, науки, средством воздействия массовой коммуникации. Под влиянием таджикского и русского языков в условиях широкого распространения шугнано-таджикско-русского полилингвизма более интенсивно проходит и процесс обогащения лексической системы шугнанского языка.

Русский язык и русская культура противодействуют ассимиляционным процессам, которые могли бы иметь место, если бы памирские народности испытывали воздействие только таджикского языка и таджикской культуры. Находясь в пространстве двух функционально активных языков и культур и биполярного двуязычия, шугнанцы в большей степени имеют шанс сохранить родной язык.

Для бесписьменных языков особое значение имеет понятие «родной язык», особенно когда в 80-е годы было введено понятие «второй родной язык». Нами в корне отрицается возможность существования более одного родного языка, так как, во-первых, это не совсем оправдано, во-вторых, возможность существования второго "родного" языка обычно влечет за собой вывод о безболезненности замены этнического языка, что мы частично имеем в ситуации с памирскими языками. Под родным языком мы понимаем исторически сложившееся средство общения этнической группы, к которой относит себя индивид. Все остальные языки, употребляемые наравне с родным или даже более активнее, являются функционально активными языками.

На территории ГБАО функционирует около 14 языков и диалектов, носители которых, контактируя между собой, могут стать билингвами. Социально значимым в жизни населения области является шугнано-таджикское и шугнано-русское двуязычие. Изучая реальный способ овладения этими типами двуязычия, мы выделяем комбинированный способ овладения русским языком, т.к. социально-демографические условия жизни шугнанцев обусловили два этапа в овладении таджикским и русским языками: опосредованный в период обучения в школе и непосредственный в ходе естественных контактов шугнанцев с носителями таджикского и русского языков. На основе различных признаков и критериев, используя комбинаторную методику, в работе предлагается новая социолингвистическая типология двуязычия, функционирующего в ГБАО.

Путем анкетирования и опроса проведено конкретно-социологическое исследование состояния шугнано-таджикско-русского многоязычия, сплошному, частичному и выборочному анкетированию было подвергнуто около 2,5 тыс. человек. Анализ показал, что в Шугнане, представленного однонациональным населением, основным каналом распространения шугнано-таджикско-русского многоязычия является изучение русского языка в общеобразовательной и высшей школе, а также средства массовой коммуникации — телевидение, кино, печать, радио. Различные условия функционирования таджикского и русского языков отражается и в активности / пассивности проявления шугнано-таджикско-русского многоязычия, и на степени владения таджикским и русским языками, вместе с тем исследование показало, что значительная часть шугнанцев, занятых в общественном производстве, владеет основным шугнано-таджикско-русским типом полилингвизма, что демографический фактор оказывает решающее влияние на уровень распространения шугнано-таджикско-русского многоязычия.

Изучение характера, интенсивности и регулярности проявления интерференции в таджикской и русской речи различных категорий шугнанцев показало, что на пути к совершенному знанию таджикского и русского языков билингв овладевает рядом промежуточных форм двуязычия, которые характеризуются различной степенью проявления интерференции на фонетическом, лексико-семантическом и грамматическом уровнях. В работе выделяются восемь ступеней двуязычия, дается характеристика каждой ступени билингвизма.

Как показывают наши исследования, в таджикской и русской речи шугнанцев фонетическая интерференция является устойчивой, она является результатом не только структурных различий фонологических систем родного, таджикского и русского языков, но и следствием различий конкретных реализаций фонем в потоке речи.

Лексико-семантическая интерференция в таджикской и русской речи шугнанцев обусловлена сложной семантической структурой и стилистическими свойствами используемых таджикских и русских слов. Наиболее часто интерференция вызывается при употреблении исконных многозначных и однокоренных слов, а также единиц с абстрактной семантикой. Шугнанец предпочитает использовать слова в их основных номинативных значениях, а употребление производно-номинативных или переносных значений чаще приводит к лексико-семантической интерференции. Неразличение семантики однокоренных слов, использование слов с родовым значением вместо видовых и наоборот, смешение стилистических параметров вызывают лексико-семантическую билингвальную паронимию. Подобная интерференция обусловлена не только различием семантической структуры слов родного и второго (третьего) языков, но и внутренними закономерностями функционирования слов в самом таджикском или русском языке, следствием которых являются выделенные нами межъязыковая и внутриязыковая интерференция.

Системный характер языка наиболее четко и последовательно проявляется при овладении грамматическим строем второго языка. На первом этапе овладения вторым языком влияние системы родного языка и родной речи является решающим в проявлении множественного характера интерференции. На втором этапе системность языка вызывает явление саморегуляции: усвоенные правильные навыки и умение порождения речи на втором языке, образуя свою собственную систему, начинают оказывать влияние на продуцирование новых правильных речевых клише и стереотипов, речевых произведений. Иными словами, неправильная, насыщенная интерференцией второязычная речь закономерно порождает неправильную речь, а правильно усвоенные речевые стереотипы второго языка обусловливают порождение правильной речи. На первом этапе овладения вторым языком саморегуляция речи находится под воздействием системы родного языка, а на втором этапе при более высокой ступени двуязычия сказывается преимущественное влияние системы второго (третьего) языка, т.е. на втором этапе усвоенные стереотипы второязычной речи оказывают сопротивление влиянию системы родного языка. В силу воздействия саморегуляции во второй изоглоссе интерференция носит нерегулярный и экстенсивный характер, т.к. модели и стереотипы правильно построенного высказывания вовлекают в свою орбиту новые модели и стереотипы из арсенала второго языка.

Влияние таджикского и русского языков в различные исторические периоды было различным. Воздействие таджикского языка на лексическую систему шугнанского более значительным было до революции, в то время как русский язык в тот период не оказывал никакого влияния. Шугнанский язык заимствовал из таджикского в основном слова из сферы быта, религии, торговли, военную терминологию, термина, связанные с общественно-экономической формацией и другие. После революции влияние русского языка сказывается почти во всех областях шугнанского языка. В него огромным потоков вливаются советизмы, термины различных отраслей науки, образования, вместе с новыми реалиями в язык приходят и их названия. Воздействие таджикского языка на лексическую систему шугнанского сокращается. Заимствования таджикским и русским языками из шугнанского ограничиваются в основном топонимами, этнонимами и гидронимами. Лишь отдельные слова (типа джурабы) встречаются в художественной и научной литературе о Памире для создания национально-бытового и социально-исторического колорита.

Важную роль в обогащении словарного состава шугнанского языка таджикский и русский языки сыграли и как языки-посредники.

Объяснение транскрипционных знаков

В данной работе использована транскрипция, основанная на кириллице. Дополнительные знаки приняты для обозначения отсутствующих фонем.

Знак – над фонемами означает долготу этих фонем.

w – губно-губной, щелевой. В международной транскрипции обозначается так же.

ґ - звонкий, переднеязычный, щелевой.

џ - глухой, заднеязычный щелевой.

~ - звонкий, заднеязычный, щелевой.

† - звонкий, переднеязычный, смычной.

ќ - шумный, смычной, увулярный.

ѓ - шумный, плоскощелевой, увулярный.

Основные положения изложены в следующих публикациях:

1. Шамбезода Х.Д. Функциональная дистрибуция языков малых народностей в условиях многоязычия (на материале шугнанского языка). Душанбе: Нодир, 2007. 390 с.

2. Шамбезода Х.Д. Языковая ситуация в Горном Бадахшане: проблемы и перспективы. Душанбе, 1999, 116 с.

3. Шамбезода Х.Д. Развитие лексики шугнанского языка как результат языковых контактов и многоязычия шугнанцев. Душанбе, 2006. 109 с.

4. Шамбезода Х.Д. Фонетическая адаптация заимствованной из таджикского языка лексики в шугнанском языке (вокализм). // Вопросы филологии. Методические материалы по типологии и методике преподавания. Ч.2 Душанбе, 1989. С.7-12

5. Шамбезода Х.Д. Проблемы преподавания русского языка в шугнаноязычной аудитории // Материалы метод. конференции «Межпредметные связи филологических и психолого-педагогических дисциплин. Душанбе, 1991. С.106-108.

6. Шамбезода Х.Д. Роль бесписьменного родного языка в обучении русскому языку // Актуальные проблемы методики преподавания русского языка как неродного / Материалы докладов Республиканского совещания. Душанбе, 1995.С.15-16.

7. Shambezoda Hk. Languages of interethnic communication in the Gorno-Badakhshan province of Tajikistan // Atlas of Languages of Intercultural Communication in the Pacific, Asiam and the Americas. Berlin, 1996. P. 945-946.

8. Шамбезода Х.Д. К вопросу о русских лексических заимствованиях в шугнанском языке. // Русский язык – язык дружбы и братства (тезисы докладов). Душанбе, 1985. С.41-42.

9. Шамбезода Х.Д. Категория рода и проблемы грамматического освоения лексики, заимствованной из таджикского // Билингвизм и проблемы школьного обучения русскому языку / Материалы докладов Республиканской научно-практической конференции. Душанбе, 1996. С.15-16.

10. Шамбезода Х.Д. К постановке вопроса типологического изучения словообразования в русском, таджикском и шугнанском языках. // Совершенствование преподавания практического курса русского языка в неязыковых вузах. Ч.3. Душанбе, 1996. с.12-15.

11. Шамбезода Х.Д. Закон о языке как гарант функционального развития языков.// Тезисы Международной научной конференции «Генезис становления и перспективы развития славянской культуры и русского языка». Душанбе, 1998. С.15-21.

12. Шамбезода Х.Д. Лингвистическая типология многоязычия шугнанцев // Сб. статей по вопросам русского языка и методики его преподавания, №4, Душанбе, 1999. с.13-20.

13. Шамбезода Х.Д. Бесписьменные языки в условиях социальных перемен. // Совершенствование преподавания практического курса русского языка в неязыковых вузах / Сборник статей по русскому языку и методике его преподавания, ч.5. Душанбе, 2001. С.5-7

14. Шамбезода Х.Д. Роль образования в процессе становления государства (на примере Республики Таджикистан) // Материалы Международной конференции «Образование и наука в меняющемся мире», Кыргызстан, Бишкек, 2001. С.384-388.

15. Шамбезода Х.Д. Бесписьменные языки в условиях социальных перемен // Сб. статей по вопросам русского языка и методике его преподавания. Душанбе, 2001. №5. С.5-8.

загрузка...