Delist.ru

Функционирование бесписьменного языка малой народности в условиях полиэтнического социума (на материале Шугнанского языка в таджикско-русском окружении) (15.08.2007)

Автор: Шамбезода Хусрав Джамшедович

По направлению действия контактирующих языков выделяются одностороннее и двустороннее двуязычие (Дешериев 1966: 331). При одностороннем двуязычии носители одного из контактирующих языков овладевают языком другого народа. При двустороннем двуязычии билингвами становятся носители обоих контактирующих языков. Для исследуемого нами региона наиболее характерным является одностороннее двуязычие. Так односторонним контактным типом двуязычия на территории Шугнана является ишкашимско-шугнанское, ваханско-шугнанское, киргизско-шугнанское двуязычие.

Односторонним является комбинированное двуязычие шугнанцев со вторым таджикским и русским языками. В приграничных районах с таджикоязычным, киргизоязычным, ваханоязычным населением развивается контактный двусторонний тип билингвизма.

По охвату носителей двуязычие может быть индивидуальным, групповым, массовым и всеобщим (Бертагаев 1972: 85), семейным (Хашимов 1986: 113).

Учитывая одновременно социолингвистические параметры – охват носителей двуязычия (индивидуальный, семейный, групповой, массовый, всеобщий), направление (односторонне, двустороннее), способ овладения вторым языком (контактный, неконтактный и комбинированный) – при помощи комбинаторной методики гипотетически можно выделить более ста типов билингвизма. На исследуемой территории функционируют следующие типы двуязычия:

Индивидуальное одностороннее контактное двуязычие. Носителями данного типа двуязычия являются таджики, русские и представители других народов, проживающие на территории Шугнана и овладевающие языком коренного населения. Этот же тип билингвизма характерен для представителей малых народностей Памира. Индивидуальное одностороннее контактное двуязычие свойственно отдельным шугнанцам, проживающим в среде киргизов, ваханцев, ишкашимцев, язгулямцев и владеющих их языками.

Индивидуальное двустороннее контактное двуязычие присуще шугнанцам и киргизам, работающим совместно на территории Мургабского района ГБАО, а также шугнанцам и таджикам села Дарморахт.

Индивидуальное одностороннее неконтактное двуязычие свойственно отдельным представителям шугнанцев, которые овладевают восточными (арабским, китайским) иностранными языками в процессе обучения в медресе и светском вузе, а также на различных курсах по изучению иностранных языков. Часто иностранные языки изучаются самостоятельно. Носителями данного двуязычия являются выпускники языковых факультетов, а также служители культа, самостоятельно изучающие и владеющие арабским языком.

Семейное одностороннее контактное двуязычие. Семья, как наиболее компактная ячейка общества, в восьмидесятые годы ХХ века становится предметом пристальнго внимания социологов, демографов, этнографов и представителей других смежных наук. "Однако семейный билингвизм, процессы языковых взаимоотношений до сих пор в должной мере не изучены ни социолингвистами, ни психолингвистами, хотя процессы межъязыковых взаимоотношений и развитие различных типов двуязычия, характерные для семьи, в определенной степени присущи всему обществу" (Хашимов 1986: 117). Семейное одностороннее контактное двуязычие свойственно интернациональным семьям, в которых до вступления в брак один из супругов владел только одним языком.

При семейном двустороннем контактном двуязычии, когда супруги до брака владели языками друг друга, возникает обоюдное семейное двуязычие. Дети в таких семьях сначала овладевают языком матери, как более функционально активным в семейном общении, а лишь потом уже вторым языком, языком отца.

Семейное одностороннее неконтактное двуязычие возникает в семьях, где родители владеют одним из иностранных языков. Дети овладевают данным языком в процессе изучения его в семье.

Семейное одностороннее комбинированное двуязычие развивается в однонациональной и многонациональной семье, где дети наряду с родным шугнанским языком также используют таджикский и русский языки, или один из последних.

Семейное двустороннее комбинированное двуязычие присуще многонациональным семьям (шугнано-осетинской, шугнано-узбекской, шугнано-татарской, шугнано-киргизской и др.), где в качестве средства семейного общения служит русский язык, который изучался супругами сначала в учебных заведениях, а затем совершенствовался в ходе языковых контактов в многонациональном коллективе.

Групповое одностороннее контактное двуязычие свойственно отдельным группам представителей малых народностей, проживающих на территории Шугнана или на приграничной с ним территории. Примером группового одностороннего контактного двуязычия может служить двуязычие мунджанцев, переселившихся на территорию Шугнана и проживающих компактно.

Групповое одностороннее неконтактное двуязычие свойственно учащейся молодежи (в основном студентам факультета иностранных языков) и интеллигенции, которые овладевают иностранными языками в процессе обучения в образовательных учреждениях или на языковых курсах, а также изучают самостоятельно.

Групповое одностороннее комбинированное двуязычие присуще различным социально-профессиональным и демографическим категориям памирских народностей.

Массовое одностороннее комбинированное двуязычие свойственно всем памирским народностям. Переход на всеобщее среднее образование, увеличение удельного веса специалистов со средним специальным и высшим образованием, развитие средств массовой информации, массовая миграция взрослого населения за пределы области, служба в армии и многие другие факторы обусловили массовое распространение шугнано-таджикского и шугнано-русского билингвизма практически во всех возрастных и социально-профессиональных группах населения, приобретая у памирских народностей общенародный или всеобщий характер.

По месту распространения двуязычия следует выделить двуязычие города и двуязычие села. Особенностью населения ГБАО является высокий удельный вес сельского населения. В области всего один город - город Хорог с населением около 30 тысяч человек.

Предметом лингвистической типологии билингвизма и полилингвизма является определение степени владения и степени усвоения неродных языков. Степень владения и усвоения языка учитывает понятие нормативности употребления второго языка. Степень нарушения созданных речевых произведений определяется по отношению к системе литературного языка, который нами принимается за эталон. Отклонения от системы литературного языка могут быть на фонетическом, грамматическом, лексико-семантическом и стилистическом уровнях системы второго и третьего языков.

Общепризнанным является деление билингвизма с лингвистической точки зрения на «координированное и субординированное двуязычие» (Верещагин 1969: 49; Беликов, Крысин 2001: 56, 57). В процессе порождения и восприятия текста на втором языке в силу типологических различий родного и второго языков возникают отклонения от норм продуцируемого языка.

Правильность-неправильность речи на втором языке обусловлена степенью владения языком и в меньшей степени зависит от того, к какой демографической или социально-профессиональной группе населения принадлежит двуязычный индивид. Овладение вторым языком - это сложный и длительный процесс создания новой языковой системы в сознании билингва для отображения объективной действительности.

В.А.Аврорин процесс постепенного перехода от одноязычия к двуязычию схематически показал так: А > Аб1 > Аб2 > Аб3... Абn > АБ, где А - идеальное одноязычие. АБ - идеальное двуязычие, а между ними n – неограниченное количество ступеней овладения вторым языком.

Расчленение всего процесса (от идеального одноязычия до идеального двуязычия) зависит от количественного накопления лексического и грамматического материала, что определяет переход языковой компетентности билингва из одного качественного состояния в другое. Подобное расчленение в различных социальных условиях будет разное как в плане количества переходных этапов, так и в плане качества каждого этапа в отдельности. Последнее зависит от влияния тех факторов, которые определяют формирование и развитие билингвизма.

Во-первых, предложенные этапы как первой фазы, так и второй фазы процесса развития двуязычия не отражают достаточно точно специфику каждого этапа, а весь процесс требует расчленения с еще большей детализацией. Каждый этап должен отражать владение вторым языком (в первой фазе) и владение первичным языком (во второй фазе). Выделение этапов процесса развития двуязычия в каждой фазе должно основываться на точных лингвистических критериях, которые необходимо выводить из анализа речевых произведений.

Во-вторых, как показывают наши материалы, а также исследование билингвизма некоторых народов России, статистические данные переписей населения, процесс смены языка (первый тип процесса по нашей схеме) присущ малым и представителям многочисленных народов, которые находятся в зоне действия однополярного двуязычия. Под воздействием однополярного белорусско-русского двуязычия к началу 90-х годов в Белоруссии сложилась ситуация, когда престиж русского языка подавлял желание родителей обучать детей на белорусском языке, а это привело к тому, что «для возрождения белорусского языка фактически нет достаточного числа людей, способных говорить по-белорусски» (Озаровский 1991: 43). После признания белорусского языка государственным, а затем и независимого развития Республики Беларусь, фактически начался второй процесс – от полузнания родного языка к полному белорусско-русскому двуязычию (Лукашанец 2006:25).

По нашей концепции, наличие биполярного двуязычия, свойственного в современную эпоху малым народам, не может привести к смене языка, так как действуют центробежные силы двух функционально активных языков. Данное языковое состояние можно выразить следующей схемой:

А - - - АБВ

Где А – родной язык, Б – второй язык, В – третий язык. АБВ - состояние трехъязычия (полилингвизма). В ситуации общения индивид может реализовать только какой-либо один язык. В случае реализации языка Б или В билингв создает речевое произведение, соответствующее системе или языка Б, или языка В, но при этом речевое произведение испытывает имплицитное или эксплицитное влияние родного языка. Отличие биполярного двуязычия от однополярного состоит в том, что ни один из двух неродных языков не обладает центростремительной силой, так как они находятся в состоянии взаимного отталкивания, противодействия и взаимной функциональной нейтрализации по отношению к родному языку билингва.

Заслуживает внимания выделение 7 этапов процесса овладения вторым языком на основе проявления коммуникативно значимой/незначимой (релевантной/нерелевантной), регулярной/нерегулярной интерференции максимального и минимального типа на фонетическом, грамматическом и лексико-семантическом уровнях (Хашимов 1987:29-31), которые отражают соотношение родного и второго языков, степень владения этими языками и отклонения от литературного языка. Между одноязычием и полным двуязычием, а также между полным двуязычием и одноязычием со вторым языком выделены три изоглоссы и семь промежуточных звеньев, которые обозначают различные этапы овладения двуязычием или же перехода двуязычия в одноязычие. С учетом указанных этапов, например, схема №1 будет выглядеть так:

А?Аб1?Аб2?Аб3 ?Аб4 ?Аб5 ?Аб6 ?Аб7 ?АБ ?Ба7 ?Ба6 ?Ба5 ?Ба4 ?БаЗ ?Ба2 ?Ба1?Б

Биполярное двуязычие можно представить в виде следующей схемы:

Аб1 ? Аб2?Аб3 ?Аб4 ?Аб5?Аб6 ?Аб7 ?АБ - - - -- - - - - - -Б

А - -Аб1в1?Аб2в2?Аб3в3?Аб4в4?Аб5в5?Аб6в6?Аб7в7?АБВ------А

Ав1?Ав2?Ав3? Ав4 ?Ав5?Ав6?Ав7? АВ -------------------В

От состояния одноязычия до полного двуязычия выделяются три изоглоссы, каждая из которых характеризуется различной степенью интенсивности проявления интерференции. В первой изоглоссе выделяется коммуникативно значимая интерференция, во второй – нерегулярная и коммуникативно незначимая интерференция, в третьей изоглоссе интерференция не имеет формально-грамматических и иных признаков. Отступление от норм второго языка в последней изоглоссе наблюдается только на стилистическом уровне (Хашимов 1986: 133). Изложенная схема процесса овладения вторым языком представляется нам достаточно аргументированной и приемлемой для анализа процесса освоения второго языка, так как выделенные этапы просты, логически выверены, имеют лингвистическую природу. Выделенное количество этапов подтверждается и нашими материалами. Форма существования двуязычия находится в зависимости от интенсивности проявления интерференции: чем слабее воздействует система родного языка, чем факультативнее проявляются во второязычной речи отклонения в одной и той же лингвистической позиции, тем совершеннее форма владения вторым языком.

В речи двуязычных и многоязычных индивидов отражается степень владения неродным языком, чаще наблюдается влияние родного языка на другой. Явление межъязыковой интерференции возникает при контакте двух и более языков, когда наблюдается взаимодействие соответствующих языковых уровней, в результате чего происходит нарушение норм одной языковой структуры под влиянием норм другой. «Всякое воздействие одного языка билингва на другой, а также результат этого воздействия называется интерференцией» (Беликов, Крысин 2001:32).

Основным фактором, вызывающим интерференцию в русской речи шугнанцев, безусловно, являются типологические расхождения структур родного и русского языков. Если структурные расхождения порождают потенциальное поле интерференции, то различия в системной организации речи обусловливает реальное поле интерференции, которое может соответствовать потенциальному полю или превышать его, или охватывать только его часть.

Анализ звучащей русской речи шугнанцев показывает, что специфический акцент в их речи возникает в результате особых отклонений от норм русского литературного произношения при использовании русских звуков в безударной позиции, так как звуковая система русского языка пропускается билингвом через фонологическую систему родного языка. Этот фильтр действует не только на фонологическом, но и на фонетическом уровне, потому что интерференция возникает не только вследствие расхождений в системе фонем как типовых единиц двух контактных языков, но и в системе звуков речи как конкретных реализаций этих фонем. На разных ступенях двуязычия звучащая речь билингва представляет собой более сложное явление, чем речи одноязычного индивида.

Вокализм родной речи оказывает заметное влияние на вокализм русской речи шугнанцев. И это влияние обусловливает интерференцию максимального и минимального типа в зависимости от формы владения шугнано-русским двуязычием. Чем выше степень владения шугнанцами русским языком, тем меньше бросается в глаза отклонения от норм русского литературного произношения. Причем интерференция в области вокализма в русской речи шугнанцев проявляется меньше, если гласные находятся в меньшей зависимости от синтагматических отношений. Потенциальное поле интерференции начинает обладать большей силой, когда парадигматика и синтагматика вокализма русской речи не имеет аналогий в парадигматике и синтагматике вокализма родной речи.

Функционирование согласных в русской речи шугнанцев обусловлено влиянием консонантизма родного языка, его парадигматических и синтагматических свойств. Основное поле интерференции при реализации русских согласных определяется наличием в системе консонантизма русского языка корреляции согласных по признаку твердости-мягкости, поскольку подобная корреляция в родном языке шугнанцев отсутствует.

Шугнанцы в своей русской речи произносят русские твердые согласные без должной твердости, а мягкие - без необходимой мягкости. Если в устной речи шугнанцев отклонения от норм русской орфоэпии в области твердых согласных практически не ощущаются на слух (кроме всегда твердых /ж/, /ш/, /ц/ русского языка), то недодифференциация согласных по признаку мягкости ведет к явной интерференции. Так, без должной мягкости шугнанцы произносят согласные перед гласными переднего ряда, перед гласными а, у, о, обозначаемыми на письме буквами Я, Ю, Ё, в конце слова и мягкими согласными:

загрузка...