Delist.ru

Функционирование бесписьменного языка малой народности в условиях полиэтнического социума (на материале Шугнанского языка в таджикско-русском окружении) (15.08.2007)

Автор: Шамбезода Хусрав Джамшедович

Все вышеизложенное послужило основанием для постановки следующих задач исследования:

выявить социальные, политические, юридические факторы, детерминирующие языковую ситуацию и языковую жизнь малого народа в полиэтническом социуме;

изучить функциональное распределение языков в различных сферах социальной жизнедеятельности таджиков (шугнанцев);

проследить исторические предпосылки возникновения и социально-экономические, этнические и другие условия функционирования и развития шугано-таджикско-русского многоязычия;

установить условия функционального внутриструктурного развития шугнанского языка в наиболее значимых для развития шугнано-таджикско-русского многоязычия сферах;

определить функционирующие в ГБАО типы и формы двуязычия и многоязычия;

исследовать сущность таджикской и русской речи шугнанцев как особого речевого феномена на фонетическом, лексико-семантическом и грамматическом уровнях и выявить социолингвистическую модель двуязычного шугнанца;

выявить результаты воздействия русского и таджикского языков на лексическую систему шугнанского языка.

Теоретическая значимость исследования определяется тем, что исследование вносит вклад в теорию языковых контактов, уточняет и расширяет теоретические основы классификации билингвизма, интерференции, лингвистического и функционального статуса бесписьменного шугнанского языка в полиэтническом социуме. Полученные результаты, обобщения, выводы и методы исследования полилингвизма будут способствовать более глубокому освещению проблемы взаимодействия языков, при исследовании конкретных типов двуязычия других регионов.

Практическая значимость диссертационной работы заключается в том, что она создает теоретическую базу а) для выявления основы (базы) будущего литературного языка шугнанцев; б) для построения эффективной методики преподавания таджикского и русского языков в шуганоязычной аудитории; в) для повышения культуры речи носителей таджикского и русского языков как второго средства общения. Результаты и материалы диссертации могут быть использованы при чтении лекций по теории языкознания, в спецкурсах и курсах по выбору, при создании этнолингвистических словарей, при исследовании студентами и аспирантами языковых контактов.

Методы исследования. Среди многочисленных методов исследования такого сложного явления, как многоязычие, следует выделить метод конкретно-социологического исследования, который можно определить как систему научно-исследовательских приемов, используемых для изучения языковых контактов и функционирования языков в многоязычном социуме. Данный метод использует следующую систему основных научно-исследовательских приемов и методик: методику наблюдения и описания, прием анкетирования, интервью, методику опроса, методику идентификации и дифференциации, методику устного речевого эксперимента, методику письменного речевого эксперимента.

Сходства и различия между таджикским, русским и шугнанским языками определяются сопоставительным методом. В целях выявления типичных интерферентных явлений в таджикской и русской речи шугнанцев использовались методика наблюдения, приемы сравнения и речевого эксперимента. Проанализировано более 35 тысяч фактов интерферентных явлений в реальной речи шугнанцев на русском и таджикском языках.

Широко использовался метод включенного наблюдения за функционированием языков в сфере народного образования (школы и вузы г. Душанбе и г. Хорога), транспорта, промышленности, науки (научно-исследовательские институты АН РТ в г. Душанбе, Памирское отделение АН РТ в г. Хороге), общественно-политической жизни (в г. Душанбе и в г. Хороге).

Эмпирическую базу исследования составляют: а) письменные тексты на таджикском, русском и шугнанском языках, извлеченные из письменных и устных речевых произведений информантов, различных социальных слоев таджикоязычного, русскоязычного и шугнаноязычного населения; б) статистические данные по итогам переписи различных годов по культуре, образованию, народному хозяйству и т.д.

Функциональное распределение (дистрибуция) языков изучалась также путем анкетирования, результаты которых даются в диаграммах. Получены ответы в общей сложности на 3 тысячи анкет в г. Душанбе и его окрестностях, а также в районе Рудаки, г. Вахдате, г. Нуреке, г. Турсунзаде. По ГБАО анкетирование проводилось в г. Хороге и населенных пунктах Шохдара, Поршинев, Дарморахт, Гунт.

Апробация основных положений и результатов исследования проходила в Институте Кеннана (г. Вашингтон, США, 1996), на Международной научно-практической конференции «Образование в XXI веке» (г. Бишкек, Киргизия, 1999), на заседании Общественного совета по языкам и культуре народов СНГ (г. Москва, 2004), на Международной научно-практической конференции «Русский язык и литература в государствах Средней Азии» (г. Душанбе, 2005). По основным положениям и выводам исследования были прочитаны научные доклады на ежегодных конференциях «Славянские чтения» в Российско-Таджикском (славянском) университете (1998-2006), на различных республиканских конференциях, посвященных проблемам языковых контактов (г. Душанбе, 1996-2006). Теоретические положения исследования обсуждались на кафедре русского языка и общего языкознания Российско-Таджикского (славянского) университета (1999, 2006).

На защиту выносятся следующие положения:

Бесписьменный шугнанский язык исторически занимает центральное место в этноязыковой ситуации Горно-Бадахшанской автономной области. Он выступает консолидирующим и объединительным фактором среди шугнано-рушанской группы языков, средством зонального (территориально ограниченного) межэтнического общения. В функциональном отношении шугнанский язык в зоне компактного расселения выполняет существенные общественные функции, позволяющие ему, наряду с традиционной культурой, сохранять этническую идентификацию, несмотря на мощное воздействие функционально активных и развитых литературных таджикского и русского языков. В зоне дисперсного расселения шугнанцев родной язык выступает в функции индивидуализации этнической идентификации по принципу «свой – чужой», а также как средство семейно-бытового общения.

Функциональная дистрибуция языков в многонациональном государстве определяется полевым строением зоны общения: в центре зоны – родной язык как средство внутринационального (внутриэтнического) общения, на периферии зоны – второй (третий) язык как средство общения вне своей нации (народности, этнической группы). Бесписьменный шугнанский язык как один из миноритарных средств общения нельзя отнести к исчезающим или «больным» языкам (Кибрик 1992: 76-69), так как в социально-коммуникативной системе Таджикистана он занимает свою незамещаемую другим (таджикским, русским, английским) языком зону общения. Шугнанский язык на территории ГБАО обладает развитым функциональным статусом, так как он используется в устной форме (иногда и в письменной) не только в сфере семейно-бытового общения, но и в сфере производственной и общественной деятельности, частично в сфере образования, радиовещания, издания поэтических сборников и т.д. После обретения независимости республикой таджикский язык расширил свои общественные функции, на новом этапе развития находится билингвизм со вторым таджикским и русским языками.

Языковая политика и ее законодательное закрепление обусловливают функциональную дистрибуцию языков в многонациональном государстве, влияют на развитие того или иного типа двуязычия, на этнический состав населения.

Малые народы, особенно бесписьменные, находятся в зоне аксиоматического двуязычия – формы этноязыкового существования, предполагающее обязательное владение вторым функционально активным языком и обусловленного социальными и политическими факторами. Аксиоматическое двуязычие может быть однополярным и привести к смене родного языка или биполярным, которое ведет к многоязычию и сохранению родного языка малого народа в условиях воздействия двух или более функционально активных языков.

Линейный принцип социолингвистической и лингвистической классификации билингвизма и многоязычия не отвечает этноязыковым реалиям, языковым контактам. Комбинаторная методика (комплекс признаков, параметров) характеристики типов и форм двуязычиям позволяет дать более полную классификацию билингвизма на территории Таджикистана.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, разделенных на параграфы, заключения, библиографии и приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

 Во Введении определяются актуальность, научная новизна, предмет, цель, задачи исследования, обосновываются методы, теоретическая база и значимость исследования, даются сведения об апробации основных положений диссертации.

В первой главе «Этноязыковая ситуация как объективный фактор функционирования языков» исследуется этноязыковая ситуация, под которой мы понимаем компонент сложнейшей структуры общественных отношений в рамках того или иного сообщества людей. Одновременно она представляет собой чрезвычайно сложную структуру, которая состоит из находящихся на разных уровнях, но объединенных причинно-следственными связями,  составляющих ее элементов. Важнейшими из этих элементов и условий, определяющих все остальное, являются условия социально-исторические. Изменение этих условий под влиянием факторов социального порядка меняет набор и характер сфер деятельности. Последние отражаются на характере форм существования языка, а совокупность факторов приводит к изменениям в языковой ситуации (Аврорин 1974: 6).

Одной из важнейших проблем памироведения является проблема статуса шугнанского языка и его диалектов, а также статус шугнанцев как самостоятельной этнической народности.

Горно-Бадахшанская автономная область (ГБАО) является многонациональным и самым многоязычным регионом Республики Таджикистан. Поскольку в официальных переписных листах народности Памира не могли указать свою истинную национальность, то в приводимых нами данных, включая материалы конкретно-социолингвистических исследований, нам приходится учитывать данное обстоятельство. В ГБАО компактно проживают в основном памирские народности, а горные таджики Ванджа, Горона и Дарваза (не более 10-15% населения ГБАО) используют таджикский как родной и являются суннитами, приходится прибегать к сложным подсчетам: учитывать место проживания как собственно таджиков, так и памирских народностей, записанных как таджики.

Во всех советских переписях, как и в первой переписи независимого Таджикистана, в число таджиков искусственно включали ряд памирских народностей, которые до сих пор сохраняют самостоятельное этническое самосознание. Так, во время переписи 1989 года в качестве родного языка указали шугнанский - 64,8 тысячи человек, рушанский - 13,2 тысячи, ваханский - 11,9 тысячи, бартангский - 5,5 тысячи, язгулемский - 3,3 тысячи, хуфский - 1,5 тысячи и ишкашимский - 0,8 тысячи человек. Таким образом, в 1989 году всего в ГБАО было учтено 139,9 тысячи "таджиков" из числа представителей памирских народов.

Этноязыковая панорама этого горного края позволяет говорить о трех типах коренного этнического сообщества: а) о памирских народностях, говорящих на различных языках восточной группы иранской ветви индоевропейской семьи языков; б) о таджиках со своим родным языком (иранская ветвь западной группы языков), в) о киргизах со своим родным языком (тюркская семья языков).

Языковые контакты различных этнических групп друг с другом и другими народами приводило к возникновению местно-местного (ваханско-шугнанского, ишкашимско-шугнанского, язгулямо-шугнанского), местно-таджикского билингвизма, обусловленного политическими, экономическими и культурными связями как между собой, так и с другими народами. Отдельные этнические группы устанавливали регулярные и широкие контакты с соседними народами в хронологически разные периоды, вследствие чего возникновение и развитие билингвизма и полилингвизма в каждой из них проходили в специфических конкретно-исторических условиях.

Территориальная изолированность проживания народностей Памира (независимо от численности носителей) в большинстве случаев становится причиной языковых различий. Изолированное проживание не могло выработать наддиалектные нормы, так как не было совместной производственно-хозяйственной деятельности представителей и носителей разных диалектов. Относительно тесные контакты между населенными пунктами в Шугнане стало основной причиной монолитности шугнанского языка, в то же время по численности и территории распространения носители данного языка во много раз превосходят носителей других языковых образований.

Для решения проблемы статуса функционирующих языковых образований малых народностей требуется разграничить, с одной стороны, понятия язык и диалект, с другой стороны - понятия диалект, наречие и говор. Целью нашего исследования не является окончательное решение вопроса о статусе того или иного диалекта (языка), а внесение ясности в этот сложный вопрос с учетом комплекса применяемых нами признаков.

Часть критериев разграничения понятий диалект и язык связана с лингвистическим фактором - степенью дифференциации языковой структуры, другая часть связана с функциональной стороной языка и экстралингвистическими факторами. В отдельности ни один из рассмотренных ниже критериев не является неоспоримым и универсальным в решении разграничения языка и диалекта. Только все критерии в совокупности могут служить надежным критерием определения границ языковых образований. Рассмотрим каждый критерий в отдельности.

1. Структурно-генетический критерий предполагает, что диалекты восходят к одному языку, имеют общий генезис и, вследствие этого, одинаковую фонетическую, грамматическую и лексическую структуру. Генетическая и структурная общность языков и диалектов шугнано-рушанской группы языков не вызывает сомнения, так как в памироведении достаточно работ отечественных, российских и зарубежных лингвистов, предметом исследования которых стал структурный и генетический анализ шугнано-рушанской группы как в диахронном, так и в синхронном аспектах (А.Л. Грюнберг, Д. Карамшоев, Н. Карамхудоев, И.И. Зарубин, И.М. Оранский, Т.Н. Пахалина, И.М. Стеблин-Каменский, Д.И. Эдельман, и др.). Но критерий структурной близости при разграничении диалектов и языков встречает немало возражений.

Социально-функциональный критерий может сыграть важную роль. Во-первых, основным языком шугнано-рушанской группы является шугнанский язык. Выбор шугнанского языка в качестве основного в указанной группе определяется тем, что шугнанский язык сложно возвести к какому-либо иранскому языку в качестве диалекта. Во-вторых, он является языком общения центра, вокруг которого группируются другие носители. В-третьих, он превышает по численности носителей все языковые образования данной группы. Исходя из функциональной активности шугнанского языка и степени его распространенности, мы полагаем, что рушанский язык является функциональным диалектом шугнанского языка с хуфским, бартангским и рошорвским диалектами или говорами. В самом шугнанском языке следует выделить баджувский диалект и шохдаринский говор.

2. Критерий понимания служит как самый простой способ для отграничения языка от диалекта: если говорящие понимают друг друга, тогда речь идет о двух диалектах одного языка (или о языке и диалекте); если же понимания не происходит, то перед нами два различных языка. Между носителями всех языковых образований шугнано-рушанской группы достигается полнейшее взаимопонимание, и данный критерий может служить признаком доминирующего положения шугнанского языка как средства общения наиболее крупной этнической группы Памира.

3. Критерий промежуточных звеньев мог бы стать важным аргументом, если бы они являлись предметом специального исследования и стали достоянием науки. Отметим сразу, что диалекты, наречия и говоры, рассматриваемые в данной работе, долгое время являлись изолированными друг от друга, но с социально-экономическим и культурным развитием региона связи стали интенсивными и постоянными, что, конечно же, может гипотетически привести к функционированию так называемых “промежуточных звеньев”.

4. Критерий принадлежности к одному государству. До установления Советской власти и образования Горно-Бадахшанской автономной области все языки и диалекты шугнано-рушанской группы были распространены на единой административной территории, которая подчинялась Шугнану по обе стороны течения реки Пяндж. После установления ныне существующей границы по руслу реки Пяндж в 1895 году некоторые памирские языки, в том числе и шугнанский, стали самостоятельно функционировать на территории Таджикистана, Афганистана, и Китая (сарыкольский язык). Предметом нашего исследования являются языки и диалекты шугнано-рушанской группы, распространенные на территории современного Таджикистана.

5. Критерий воли и сознания говорящих состоит в том, что лингвистам необходимо считаться с правом носителей какого-либо говора считать свой язык диалектом того или иного языка. «Языковое самосознание – это представление о том, на каком языке они говорят» (Мечковская, 1994, с.94). Отметим, что для разрешения проблемы “язык или диалект” относительно рассматриваемых нами говоров данный критерий не может быть определяющим: во-первых, если принять во внимание «размытость» уровня самосознания носителей интересующих нас этнолингвистических единств: информантам во время официальных переписей предлагается избрать в перечне национальностей одну из них, но в этом перечне нет названия (этнонима) своей этнической группы, этноса, поэтому они причисляют себя к более крупной родственной нации (таджикам). Так возникает «паспортная» национальность памирских народов, которая дает возможность для получения образования и карьерного роста в отличие от национальных меньшинств. Часто информаторы определение родного языка смешивали с национальной принадлежностью и функционально активным языком вне своей этнической общности.

загрузка...