Delist.ru

Этапы и закономерности развития архитектуры Ярославля в советский период времени (15.08.2007)

Автор: Сапрыкина Наталья Сергеевна

Глава 1. Архитектура Ярославля 1917-1934 гг.

В первом разделе первой главы на основе изучения архивных данных и метода исторической экстраполяции подробнее, чем это было сделано другими исследователями, излагается и корректируется история создания первого проекта перепланировки и расширения города Ярославля в период установления советской власти. Установлено, что первый генеральный план социалистического Ярославля упоминался в описаниях в прессе и отчетах под названием «Новый Ярославль». Упоминание его в ряде современных исследований под названием «Большой Ярославль» неверно. Этот термин появился только в 1930-е годы, когда велась подготовка второго генерального плана, и относится именно к генплану, утвержденному в 1936 году. Показываются предпосылки разработки первого генерального плана. Уточнены все этапы формирования первого генерального плана города – от программы на составление эскизного проекта до окончательного утвержденного варианта проекта. Более подробно, чем в других современных исследованиях, описаны и проанализированы особенности – стратегия и тактика – намечаемых работ по генплану, базирующихся на архивных документах и печатных источниках начала 1920-х годов. Выявленная дата (23 ноября 1918 год), когда в Управлении работами по восстановлению Ярославля были выработаны первые «Строительные предположения» о восстановлении города, преследующие цель – «создание первого современного образцового города с коммунистическим обоснованием всей жизни обитателей и всего городского хозяйства», позволяет сделать вывод о том, что это самый ранний пример градостроительных работ (обоснования) в советской России. В исследовании рассмотрены варианты эскизных проектов и определены основные принципы развития города.

Установлено, что с самого начала город был под пристальным вниманием наиболее видных градостроителей и архитекторов страны. В качестве экспертов перспективных предложений по рациональной перепланировке города выступили ведущие архитекторы страны – В.Н. Семенов, И.В. Жолтовский, А.П. Иваницкий. Варианты эскизного проекта рассматривала государственная экспертная комиссия, в состав которой входили московские профессора А.В. Щусев, В.Н. Семенов.

Уточнено, что авторами первого генерального плана социалистического Ярославля были архитектор-художник С.В. Домбровский, гражданский инженер А.И. Зазерский, инженер-архитектор Н.А. Бойно-Родзевич. С самого начала формирования советской архитектуры в Ярославле была установка не потерять своеобразия города, считаться с историческими архитектурными «типами» зданий Ярославля (1922 г.).

В процессе архивных исследований установлен полный авторский коллектив Ярославской электростанции – первого промышленного сооружения Ярославля (первенца ГОЭЛРО), яркого примера «конструктивизма» в Ярославле, а также все этапы ее проектирования и строительства. Подробно история его создания и особенности формообразования описаны в [2], [51].

Рассматриваются новые градостроительные концепции развития города, проекты планировки и регулирования поселков и жилых районов Ярославля, появляющиеся на протяжении 1918-1931 годов, найденные и атрибутированные в результате архивных поисков. Среди них выделяется проект «поселка-сада» Гидроторфа при Ляпинской ГРЭС (1923), эскизный проект урегулирования района Тугова гора – Коровники, проект урегулирования комплекса застройки поселков «Текстильщик», им. Нахимсона, Забелицы, Донская слобода (1930-1931 г.), а также «соцгород ЯрРАК» (1929-1934). Вследствие рассмотренных тенденций и выявленных факторов, можно сделать вывод, что проект перепланировки и расширения г. Ярославля стал первым примером градостроительных работ советского периода, где апробировались новые планировочные идеи, формировался научный и методический подход к проблемам градостроительства.

Во втором разделе первой главы рассмотрены поиски архитектурно-планировочного типа нового жилища, его эволюция в период 1921-1934 гг. Малоэтажное строительство явилось первым этапом решения жилищной проблемы (1921-1927 гг.). Минимализм и жесткие ограничения площадей требовали эффективности создаваемых планировочных решений. При этом образу жилого дома уделялось достаточно большое внимание, которое связывалось с лучшими перспективами жизни, быта. Различные формы стилизованного модерна, неоклассицизма, а также других архитектурных течений, их разнообразное смешение использовались при проектировании жилых зданий в данный период. В структуру зданий, разработанных в начале 1920-х годов, были положены самые разнообразные функциональные программы – от дома-коммуны для артели, общежития до отдельных квартир на семью. В этот же период ведутся поиски наиболее экономичного малоэтажного жилища с сохранением характера усадебной застройки, создается большое количество проектов двух-, четырех-, восьмиквартирных домов. Каменные малоэтажные дома мало чем отличались от деревянных, их архитектура фактически дублировала формы деталей и элементов деревянных домов, несколько изменяясь в пропорциях, упрощаясь по требованиям нового времени. Выявленные в архивных фондах проекты разных авторов, относящихся к 1924-1927 гг., доказывают вышерассмотренные заявления. Натурными исследованиями определено, где они сохранились (за Волгой, на Красном Перекопе), в большинстве своем утрачены. Подробно проекты и постройки рассмотрены в публикациях [2], [46].

На основании архивных исследований установлено, что первый жилой трехэтажный каменный дом на 36 квартир был построен в 1924-1925 годах для рабочих и служащих фабрики «Красный Перекоп» (пос. Текстилей, 2) (сохранен). Отсутствие опыта в этом направлении и наработанных проектных решений, а также желание внести «новое содержание», отражающее переход рабочих к новому быту, новым социальным установкам, привели к созданию противоречивых, даже парадоксальных решений, которые исправлялись уже в процессе строительства и эксплуатации. В решении объема и фасадов автор применил жесткую симметричность композиции, столь характерную для классицизма. Декор фасадов жилого дома продолжает линию экспериментов в «кирпичном стиле» с измельченностью и мелкомасштабностью форм. Установлено, что данный проект здания был разработан Г.В. Саренко и утвержден в качестве первого типового решения для застройки города. Он был принят за основу для проектирования жилых домов на других участках города с некоторыми интерпретациями планировочной структуры и архитектуры, что доказано архивными и натурными исследованиями. В результате исследования определен рубеж (1926-1927 гг.), когда происходят резкие изменения в стилистической направленности жилой архитектуры в Ярославле, меняются художественные приоритеты и ценности.

Определено, что идея строительства жилых комплексов, кварталов из стандартных жилых секционных трех-, четырехэтажных домов получает в Ярославле наиболее широкое распространение в годы первой пятилетки (1928-1932 гг.). Они сооружаются по заказам местных Советов и жилищных кооперативов. Среди первых экспериментальных жилых комплексов – поселок им. К.И. Бутусова, расположенный в центральном районе города. История его создания и особенности решения подробно рассмотрены в [2], [3]. Проект, положенный в основу жилых зданий, был выбран в результате проведения всесоюзного конкурса в Ярославле (1926 г.), на который поступило 98 проектов с разных концов страны, что явилось исключительным фактом для тех лет, принимая во внимание провинциальный характер конкурса. Примечательным и характерным для своего времени явилась организация строительства, которая тоже активно влияла на архитектуру зданий и сооружений. По сути дела здесь на практике был осуществлен поточно-скоростной метод строительства, когда за два года было построено семь жилых многоквартирных домов. В комплексной квартальной застройке Бутусовского поселка мы видим дополнительный – переходный тип секционного многоэтажного дома от первой жилой секции (1925 г.) ко второй (1928 г.), о чем свидетельствует пространственно-планировочное решение квартиры и отсутствие ванной комнаты. Проект жилого дома для поселка им. Бутусова явился вторым типовым проектом, который неоднократно ложился в основу застройки разных участков города, что подтверждено архивными и натурными исследованиями.

Архитектура и строительство жилища в Ярославле в конце 1920-х – начале 1930-х годов продолжали постоянно совершенствоваться, проводились активные поиски наилучших форм расселения, организации быта. И если поначалу комплексность застройки связывалась только с организованным заполнением территории жилыми домами, то впоследствии все активнее развивается идея связи жилых построек с системой общественного обслуживания. На основании анализа архивных, периодических изданий тех лет, установлено, что именно на такой основе в период с 1929 по 1934 годы проектируется и строится «соцгород» для работников резиноасбестового комбината (РАК) в непосредственной близости от него на проспекте им. Шмидта. Структуру его составляли не просто жилые дома, а своеобразные жилые комбинаты, построенные по проекту архитектора Т.В. Покровского. Их структуру определяло оригинальное планировочное решение, позволяющее сочетать две формы заселения в здании: для семейных – трех-, четырехкомнатные квартиры, для одиноких и малосемейных – общежитие (из четырнадцати комнат). Первый этаж жилого дома использовался под общественные учреждения обслуживания: магазины, ясли, поликлинику, столовую и др. Подробно особенности развития «соцгорода ЯрРАК», его архитектурное и планировочное решения изложены в [2], [35].

Особое внимание уделялось проектированию жилых зданий и комплексов для центральной исторической части города. В заключение раздела анализируется проектное решение комплекса жилых домов на главной Советской площади Ярославля. В результате архивных исследований установлены разные варианты промежуточных градостроительных и архитектурных решений, авторский коллектив, подробно изучены пояснения и требования к зданиям в рассматриваемый период времени. Установлено, что комплекс проектировался и строился в течение десяти лет (1928-1938 гг.), что и предопределило его разностильный образ.

В третьем разделе первой главы диссертационного исследования освещены особенности проектирования общественных зданий в Ярославле (1921-1934 гг.), анализируется поиск выразительного языка архитектурных форм, формирование новых социальных типов общественных зданий на фоне эволюции стиля советской архитектуры. Установлено, что первое капитальное общественное здание было построено в 1924 году (проект 1922 г.). Это – двухэтажное здание школы на улице Будкина, д. 9/28, архитектор Г.В. Саренко. На примере первых школьных зданий, проекты которых были найдены в архивах, дано краткое систематизированное изложение становления и преобразования массовых типов общественных зданий в течение 1920-х годов (от первых индивидуальных решений до выхода альбома типовых проектов). Проанализирован характер поисков образа, планировочной структуры, которые определялись как общими стилистическими установками времени, требованиями функционального процесса, так и экономикой строительства и эксплуатации, первыми нормами Госплана.

Относительно небольшой объем строительства уникальных общественных зданий в послеоктябрьское десятилетие в Ярославле позволяет проследить весь путь эволюции архитектуры на отдельных типологических примерах зданий, которые были выявлены, атрибутированы и проанализированы в настоящем исследовании. Оригинальным примером начала двадцатых годов, первым лечебно-оздоровительным учреждением советского Ярославля, иллюстрирующим своеобразные истоки новой архитектуры и отражающим тенденции стилизаций и модернизаций, является родильный дом (Волжская набережная, 17, 1925 г.). Характерным «промежуточным» представителем смены творческой направленности архитектуры («протоконструктивизма») является здание амбулатории комбината «Красный перекоп» (ул. Носкова, 8, 1926-1928 гг.). С 1928 года архитектура общественных зданий выполнялась в основном в стиле конструктивизма. Первыми примерами чистых стилевых решений являются комплекс учебного комбината (школа «Фабзавуч» и Автомоторостроительный техникум) государственного Автозавода № 3 (ул. Автозаводская, 1-а, 1929-1932 гг.), а также здание фабрично-заводского училища резиноасбестового комбината (1931 г.). Поиск нового в социальном отношении типа здания – специализированного учебного заведения, отработка его идеологической программы, отвечающей мировоззрению нового социалистического общества, способствовали формированию современного выразительного языка архитектуры. Перестройка системы образования потребовала ориентации на сочетание учебы с трудовым, физическим и общественно-политическим воспитанием, что и было учтено при проектировании данных учебных учреждений Ярославля.

Клубы, столовые, фабрики-кухни, механизированные банно-прачечные комплексы, универмаги, кинотеатры – вот далеко неполный перечень новых в социальном смысле объектов, которые стали проектироваться и строиться во время первой пятилетки в Ярославле. В ходе исследования установлено, что их программа и соответственно композиция каждый раз была индивидуальна. Каждое здание, по своей сути, было региональным архитектурно-социальным экспериментом на пути становления и выработки их общепринятой типологической сущности.

В диссертации представлено систематизированное изложение развития и преобразования клубных зданий на фоне поисков «нового стиля» в архитектуре, оригинальной функциональной программы, отражающей специфику социального заказа времени, особенностей исторического образа города. Все проекты, представленные в исследовании, были установлены в результате архивного поиска, часть из них была не реализована, большинство из них на современном этапе утрачено. Подробно особенности развития клубных зданий, их архитектурные и планировочные решения изложены в [2], [48].

Особый интерес представляет собой первое советское здание Государственного банка (ул. Комсомольская, 7), выполненное в стиле неоренессанса в период становления конструктивизма в г. Ярославле. Установлено, что здание Госбанка было спроектировано в 1928 году под руководством архитектора Проект-Бюро Губстроя И.И. Князева, при участии Г.В. Саренко, И.А. Русанова. Выявлено, что на архитектурно-планировочное решение банковского комплекса повлияло не только задание администрации Ярославского отделения Госбанка, но установки и требования московского архитектора Г.П. Гольца, который осуществлял технический надзор за проектированием и строительством. Соответственно большое воздействие на художественную образность нового банка Ярославля оказало и строительство Госбанка в Москве (архитектор И.В. Жолтовский при участии Г.П. Гольца, С.Н. Кожина, М.П. Парусникова). Помимо формообразования и стилистики весьма оригинальной представляется функциональная программа комплекса, которая проанализирована в [7], [18].

В результате проведенного анализа установлено, что данный период явился важным этапом в определении общих тенденций и направлений развития города, в поисках концепций «нового расселения», типа жилища для рабочих, в становлении новых и обновлении сложившихся в прошлом типов общественных зданий, отражающих социальный заказ времени, а также поисках новых выражений архитектурных форм, отвечающих идеологическим установкам времени. Конструктивизм достаточно тактично входил в структуру Ярославля, не разрушая историческую среду, а насыщая новой образностью вновь осваиваемые площадки на периферии города.

Глава 2. Архитектура Ярославля 1934-1941 гг.

В первом разделе второй главы освещаются основные предпосылки и общий контекст разработки нового генерального плана реконструкции Ярославля: антирелигиозная компания, «решительная» реконструкция столицы страны, связанная с ломкой многих существовавших зданий и сооружений, в том числе и исторических, а также декларативная смена стилистики в архитектуре. Установлено, что Новый Генеральный план реконструкции и развития Ярославля, утвержденный в 1936 году, был разработан Ленинградским филиалом Государственного института по проектированию городов (Гипрогор), авторским коллективом (В.А. Гайкович, М.П. Соколов, А.А. Андржейкович, З.Ф. Богомолова) под руководством Н.В. Баранова (при участии Л.А. Ильина). Это первая крупная градостроительная работа Н.В. Баранова после окончания им ЛИИКСа в 1931 году. В генплане учитывались и развивались исторически сложившиеся градостроительные тенденции и архитектурно-художественные традиции существующей застройки. В процессе исследования и изучения архивных источников, установлены следующие факты его создания, основные принципы:

впервые в градостроительной практике к разработке генплана были подключены не только всевозможные органы власти, но и трудящиеся Ярославля. С 1934 года на страницах газет начала проводиться «заочная производственная конференция по жилищному строительству» с целью обсуждения вариантов развития территории Ярославля среди общественности города и выработки окончательного решения. Именно в этот период появился и термин «Большой Ярославль» по отношению к новому генеральному плану города;

в процессе проектирования было предложено к рассмотрению четыре схемы развития и преобразования города, различающиеся, в основном, вариантами взаимного расположения жилых и промышленных районов;

основным принципом, положенным в основу проектирования жилых районов и организации обслуживания населения, было формирование своеобразной ячейки. Это – квартал-комбинат, проектируемый с учетом наиболее выгодного хозяйственно-коммунального и культурно-бытового обслуживания населения. В исследовании проанализирована его концепция (параметры и структура);

общегородской центр сохранялся в пределах центральной части города с перемещением его на площадь Труда, а в дальнейшем на берег Волги;

большое внимание было уделено озеленению города, строительству парков культуры и отдыха, транспортной схеме города.

В результате активного продолжительного обсуждения, после окончательной доработки генерального плана с учетом всех поправок, был принят новый вариант, содержащий следующие основные положения:

развитие города как крупного промышленного и культурного центра с территорией в 100 квадратных километров с населением в 550 тысяч жителей;

формирование крупной промышленной зоны в северном районе города, где предполагалась дополнительно постройка крупного автозавода и частично на юге, где предусматривалось строительство крупного нефтекомбина;

развитие города, его селитебной части, на запад в секторе между Волгой и железной дорогой на Москву и юг вдоль Московского шоссе к селу Крест, а также создание крупного жилого района с населением около 100 тысяч человек в Тверицах и на месте селений Савиново, Прокуярково, Парково;

застройка города крупными комплексами жилых и культурно-бытовых зданий на свободных территориях;

обеспечение органической связи старого ядра города с новыми районами, создание единой системы городских ансамблей;

наиболее эффективный учет в новом строительстве выдающихся памятников архитектуры;

сохранение самобытного силуэта Ярославля со стороны рек Волги и Которосли, полное использование всех «естественных» природных условий;

- создание Центрального парка культуры и отдыха в Тверицком сосновом бору, а также строительство второго зеленого массива – парка в пойме реки Которосль.

Одним из главных решений генерального плана 1936 года являлся выбор места для административного центра города. В диссертации изложены альтернативные предложения, указаны аспекты выбора и установки его развития.

Проанализирована общая программа формирования и преобразования города: особенности развития жилищного фонда города, приведены исторические данные по установкам (ограничительно-регулирующим) нового генплана; структура общественно-бытовых зданий и их распределение в городе; особенности развития транспортно-инженерной инфраструктуры города и озеленения.

Первым реальным воплощением программы генплана города в свете новых задач социалистической реконструкции стал проект развития и преобразования «соцгорода ЯрРАК» (1934-1936 гг.), проект которого был воссоздан в результате длительных многоплановых исследований, как архивных, так и периодических источников. Были установлены все этапы реализации проекта, задачи и принципы проектных предложений, а также структура и стилистические установки решения, авторский коллектив. В результате анализа проекта и натурных исследований дано объяснение сложившейся разноплановой структуре застройки, ставшей результатом частичной реализации замысла.

Во втором разделе второй главы рассматриваются поиски новых приемов и принципов создания выразительного архитектурно-художественного образа жилых зданий на фоне смены стилистики в архитектуре, а также новых планировочных структур жилых секций и квартир. На примере первых многоэтажных жилых зданий в Ярославле, которые были построены в 1934-1936 гг., анализируются особенности «переходного» стиля (постконструктивизма) в архитектуре. Натурный анализ и архивные исследования позволили установить, что все их отличает характерная для конструктивизма объемно-пространственная структура и типичные элементы простой геометрической формы. В качестве дополнительных элементов, украшающих главные фасады, использованы либо упрощенные полуколонны, рустовка, карнизы простейшего профиля, тонкие профили обрамления окон. В своеобразном сочетании деталей, в системе членений, организующих композицию, авторы стремились найти компромисс авангардного и классического, который бы позволили им создать декоративно-пластичную и одновременно монументальную форму жилого здания. Всем им присущи идентичные планировочные схемы секций в две квартиры на этаже (в три и четыре комнаты) и конструктивная схема с продольным расположением несущих конструкций. Жилые дома подчинены требованиям повышенного комфорта, в них созданы улучшенные санитарно-гигиенические условия проживания. Принятые в проектах простые планировочные и конструктивные решения, стандартные пролеты, новые материалы и детали фасадов были прогрессивным шагом в архитектуре довоенного периода развития.

Особую и весьма интересную страницу жилищной архитектуры Ярославля середины 1930-х годов, выполненной в стиле постконструктивизма, представляют так называемые «дома с аркой», которые наряду с общесоюзными тенденциями, являются представителями характерной линии поисков образа самобытной ярославской архитектуры. Подробно архитектурно-планировочные, конструктивные решения данных зданий, их характерные элементы и принципы композиции освещены в [2], [39]. Установлено, что наряду с региональными архитекторами в проектировании жилых зданий активное участие принимали специалисты из Москвы и Ленинграда, среди них выделяются Н.В. Баранов, М.П. Парусников, И.Н. Соболев.

Большое влияние на архитектурный образ зданий оказывали (наряду с установками решений правительства страны и властей города) своеобразные здания-«образцы» ведущих архитекторов страны, которые на разных этапах «отмечались» большим освещением в прессе, государственными премиями, а также статусом проведения конкурсов. Так, непосредственным ответом на новый эталон времени – дом И.В. Жолтовского на Моховой, стал проект жилого дома С.В. Капачинского в стиле «мастера» (ул. Советской, 6, 1934-1937). В то же время, следуя новым канонам проектирования, архитектор не слепо копирует образец, а создает свое концептуальное решение, основываясь на ином масштабе застройки города, на собственном переосмыслении канонов классического наследия. Подробно тема «большого ордера» в архитектуре жилых домов Ярославля рассмотрена в [2], [47].

Громадным полем экспериментов с различными вариантами архитектуры стало жилищное строительство рассматриваемого отрезка времени в Ярославле, где архитекторы каждый раз пытались по-своему переработать классическое наследие от простого копирования образца архитектуры до выбора форм и элементов определенного стиля. Увлечение ренессансной системой композиции, а также стилизациями в духе русского классицизма и неоклассицизма нашли свое отражение во многих жилых зданиях, построенных с 1936 по 1941 гг. Большее количество зданий данного периода выявлено и атрибутировано, рассмотрены особенности их решений.

загрузка...