Delist.ru

Русская диаспора в Соединенных Штатах Америки в первой половине (15.08.2007)

Автор: Ручкин Александр Борисович

Хронологические рамки исследования охватывают первую половину ХХ столетия. Выбор этого временного отрезка предопределен как динамикой иммиграционного процесса в США, получившим отражение в эволюции иммиграционного законодательства, так и становлением Российского Зарубежья – социокультурного и политического феномена отечественной истории, сформировавшегося под влиянием ключевых событий национальной и мировой истории первой половины прошлого столетия, в результате ряда отличных друг от друга по своим социокультурным характеристикам эмиграционных волн с территории Российской империи, а затем и СССР.

В изучаемом временном отрезке целесообразно выделение трех основных периодов. Рассмотрение проблемы на всем очерченном историческом периоде позволяет объемно, цельно и научно обоснованно подойти к изучению русской диаспоры в США во внутри- и внешнеполитическом контексте.

Практическая значимость исследования. Российско-американские отношения играли ключевую роль в развитии мировой экономики и политики. Конфронтация двух стран получила широкое освещение в проблемной литературе. Однако периоду холодной войны предшествовало почти полвека мирного проникновения русских выходцев на американский континент, знакомство и адаптация к условиям Нового Света. Опыт познания и приспособления к американской реальности получил отражение в возникновении и развитии русской диаспоры в США – образовании с нечеткими границами, нестабильного и крайне противоречивого ввиду сложности и многоплановости составляющих компонентов. Новое прочтение этого исторического опыта позволит оценить возможности диалога между народами двух стран, перспективы экономических и политических отношений.

Автор рассчитывает, что собранные материалы и предложенные выводы окажутся полезными в процессе изучения национальных диаспор, а также процессов социальной, культурной, правовой и экономической адаптации иммигрантов к новым условиям. Что касается исторической науки, то в диссертации вводится новый пласт научных данных, собранный в зарубежных архивах. Автор видит потребность за счет материалов диссертации обновить и представить более выверенными положения исторических работ.

Иммиграционные процессы далеки от завершения. Колоссальное переселение людей ведет к размыванию общественных и политических границ. Изучение процессов возникновения и развития русской диаспоры в США позволит по-новому оценить иммиграционные процессы, протекающие сегодня в Российской Федерации, создать необходимые условия для адаптации иммигрантов, их вхождения в новую среду и максимально продуктивное использование их творческого потенциала на новой родине.

Материалы исследования представляют интерес для государственных органов законодательной и исполнительной власти России и США, научных и учебных учреждений, историков и специалистов других отраслей науки и практики. Основные материалы и выводы диссертации могут быть использованы в обобщающих трудах по отечественной истории, в научно-теоретических исследованиях, при чтении в учебных заведениях специальных курсов, они открывают возможность поиска эффективных путей разрешения проблемы эмиграции в условиях современной России. В диссертации обосновывается, что в интересах современного и будущего России как великого государства в новой концепции и стратегии его развития должны быть учтены и в современном виде использованы национальная традиционность, российский менталитет.

Автором формулируются исторические уроки, которые могут быть использованы адекватно современным потребностям и возможностям. Исторический опыт будет способствовать лучшему пониманию сегодняшних реалий, несмотря на разность эпох и стратификационных структур.

Апробация работы. Основные идеи и положения диссертации отражены в публикациях автора. Результаты и концептуальные подходы исследования апробировались в выступлениях на научно-практических конференциях, в том числе международных, в том числе в США. Материалы исследования представлялись научной общественности на протяжении 10 лет, после защиты автором диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук по специальности 07.00.02 – отечественная история в Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова.

Основные результаты диссертации изложены в изданиях по Списку ВАК, монографиях, статьях в научных журналах и сборниках. Большая часть исследовательского материала опубликована в издании «Научные труды Московского гуманитарного университета» с публикацией анонса на эти статьи на корпоративном сайте университета. Кроме того, на этом сайте в процессе написания диссертации публиковались монография и статьи для более широкого представления результатов исследования, предлагаемых выводов. Следует отметить, что наибольшее количество научных откликов было именно на интернетовские публикации.

Достоверность исследования определяется привлечением широкого круга разнообразных исторических источников, введением в научный оборот новых документов, их критическим осмыслением, а также плодотворными методологическими принципами. Автор опирался на общеметодологические принципы, широко использовал специальные методы исторического исследования. Научная объективность обеспечивалась рассмотрением проблемы во всем ее многообразии, поиском истины и следованием ей, отсутствием конъюнктурности и идеологизированности исследования. Соискатель руководствовался диалектическим пониманием процесса исторического развития, признанием причинно-следственной обусловленности событий и явлений, связанных с эмиграцией из России в США. По убежденности соискателя привлеченные источники и методы их анализа обеспечили достоверность выводов и положений диссертации. Вместе с тем с учетом сложности и общественной значимости научной проблемы диссертантом учитывается плюрализм взглядов на ход исторического процесса на всем исследуемом этапе истории и, соответственно, на историческую и современную практику.

Архитектоника диссертации. Диссертация состоит из Введения, 6 глав, 10 параграфов, Заключения, Списка источников и литературы, Приложения.

Глава 1 «Историография и вопросы теории». Отечественная историография проблемы восходит к концу XIX –началу XX столетия, когда вопросы, связанные с русской трудовой миграции, попали в поле зрения общественности. В работах Н.А. Бородина, К. Воблого, Б.О. Курчевского и др. содержится статистический (преимущественно американский) материал, намечаются подходы к исследованию процессов миграции. Революционные события 1917 г. обозначили новый этап и подходы к изучению. В отличие от «классово чуждой» белой эмиграции, Русская Америка первоначально рассматривалась потенциальным союзником новой власти.

На волне ожидания массового возвращения трудящихся из Америки появляются работы демографов, представивших интересные статистические данные, не потерявшие значение и сегодня. В целом, военно-коммунистическая идеология времен Гражданской войны, создав определенный стереотип восприятия эмиграции, равно как и принявших ее стран, на долгие годы предопределила не только освещение событий, но и выбор тематики исследования. На протяжении десятилетий русская эмиграция рассматривалась как отряд враждебного капиталистического окружения. Категории классового противостояния прочно вошли в научное исследование темы, предопределив ее рассмотрение через призму борьбы с контрреволюцией и буржуазной идеологией. Методологическая основа, заложенная в работах В.И. Ленина, получает развитие в трудах А.С. Бубнова, М.Н. Покровского, Н.Л. Мещерякова и др.

Начало процесса выделения истории русской эмиграции в отдельную отрасль исторических знаний, получившую окончательное выражение в развитии современной историографии, относится к 1960-80 гг. и связана с появлением монографических работ С.А. Федюкина, Л.К Шкаренкова, Ю.В. Мухачева, Г.Ф. Барихновского, В.В. Комина и др. В эти годы в трудах Г.Я. Тарле, В.К. Фураева и др. получила научное развитие тема реэмиграции из США выходцев из России.

Одним из первых исследований, посвященных положению иммигрантов в США, характеристике основных этнических групп и анализу иммиграционного законодательства, стала монография Л.А. Баграмова. К сожалению, собственно русским иммигрантам, по понятным причинам, в ней уделено незначительное внимание. Позднее тема иммиграции в США рассматривается отечественными исследователями (преимущественно американистами) без выделения собственно российского компонента, не говоря уже о русском. В центре внимания оказываются эволюция американского законодательства и государственной системы в области регулирования иммиграции, этнический и классовый состав населения США, соотношение «новой» и «старой» эмиграции, вклад отдельных национальностей в формирование американской культуры, экономическое и политическое положение иммигрантов, их роль и значение при формировании американского рабочего класса и социалистического движения, борьба за экономические и политические права. В разной степени эти проблемы были затронуты в работах Ш.А. Богиной, А.Н. Шлепакова, С.В. Филиппова, А.Я. Киппермана, Г.П. Куропаткина, А.С. Соколова, Н.А. Тудоряну, А.М. Черненко, В.Я. Гросула.

С начала 90-х гг. наметились новые подходы к изучению Российского Зарубежья. Количество публикаций значительно возрастало за счет освоения проблематики на междисциплинарном уровне. Появляются работы по архивоведению, культурологии, славистике, политологии, связанные с историей русской эмиграции, расширяется география Российского Зарубежья. Идет осмысление проблем национальных диаспор в России и за рубежом, формируются новые подходы к изучению диаспоры как социального и политического явления.

Заметным явлением стала монография профессора Е.И. Пивовара «Россия в изгнании. Судьба российских эмигрантов за рубежом». Представляет научный интерес монографическое исследование Д.Д. Пеньковского «Эмиграция казачества из России и ее последствия (1920-1945 гг.)», в котором прослежена судьба российских казаков, вынужденно уехавших из родины и осевших в США.

Крупный вклад в исследование русской иммиграции в США внес ведущий научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН, доктор исторических наук Э.Л. Нитобург. В монографии «Русские в США: история и судьбы, 1870–1970» ученый показывает крупнейшую ныне в странах дальнего зарубежья русскую диаспору, сложившуюся за сто лет в ходе трех волн массовой иммиграции из России. В книге рассказано о жизни, проблемах и судьбах тысяч людей, названы имена десятков выдающихся и сотен обычных русских иммигрантов и их детей, внесших вклад в экономику, науку, культуру Америки.

Важным направлением изучения Русской Америки стало обращение к научному наследию русской эмиграции в США, наиболее видным деятелям Русской Америки – А.Л. Толстая, В.К. Зворыкин, С.В. Рахманинов, И.И. Сикорский, Б.А. Бахметев. Проблемы интеграции российских ученых в западное академическое сообщество получили развитие в докторской диссертации Е.Н. Петрова, изучившего взаимосвязь Русского Зарубежья и американского россиеведения в контексте проблемы аккультурации, т.е. поглощения иммигрантов иной этнической средой. Выводы исследователя не получили однозначного признания, что подчеркивает сложность и многоплановость темы. В своей новой работе ведущий российский исследователь США академик Н.Н. Болховитинов отмечает, что при всем накопленном материале процесс формирование русистики в Америке еще не получил комплексного рассмотрения в историографии и требует дополнительных исследований.

В результате историографического исследования выявлено, что обращение к истории Русской Америки происходит крайне неравномерно и не носит комплексного характера. В современной литературе существуют значительные расхождения в периодизации возникновения диаспоры, не определены и не изучены ее этапы. Проблемы межпоколенческих отношений, сохранения и развития национальных духовных и культурных ценностей не получили должного освещения. В рассмотренных научных трудах поставлен, но не изучен, вопрос о взаимоотношениях различных волн русской иммиграции. Отдельные тезисы о разрыве исторической преемственности между дореволюционными и последующими волнами эмиграции, взаимодействии и взаимовлиянии волн русской эмиграции требует дальнейшего уточнения на конкретно историческом материале.

Подробно рассмотрены основные работы иммигрантской историографии по изучению истории диаспоры, в которых приоритетным является подчеркивание вклада диаспоры в благосостояние новой родины. Обширная источниковая база и ее доступность делают исследования эмигрантских ученых насыщенными и информативными, с разнообразием проблематики и отсутствием концептуального единства при освещении как общественно-политической, так и культурно-просветительской деятельности Российского Зарубежья. Важное место в зарубежной историографии занимают работы, посвященные Русской Православной Церкви в Северной Америке, претерпевшей значительные организационные изменения в исследуемый период.

В рамках настоящего исследования обращение к историческому опыту организационного строительства диаспоры интересно с точки зрения изучения национальных особенностей к самоорганизации, отчетливо проступающих в периоды вынужденной адаптации к новым условиям. В этом контексте тезис об организационной несостоятельности русских, широко цитируемый в зарубежной и иммигрантской литературе, требует перепроверки с учетом, прежде всего, количественного состава русской иммиграции, специфики ее пополнения, особенностей социального состава и политических характеристик.

Американские исследователи русской диаспоры неоднократно отмечали источниковедческие сложности изучения национального, социального и конфессионального состава иммиграции из России, отличия и особенности социальной мобильности, составляющих ее групп. Значительное внимание уделено интеграционным моделям различных религиозных групп. Труды американских исследователей проливают свет на проблемы религиозной иммиграции из России, сохранение национальной идентичности в замкнутых изолированных поселениях русских сектантов, тенденции социальной и экономической адаптации выходцев из России. В целом же, по признанию американских исследователей, русские в Америке остаются в значительной степени недостаточно изученной этнической группой в ситуации, когда достигнутый выходцами из России «успех в обществе является признанным фактом».

Таким образом, следует признать, что в проблемной историографии тема русской диаспоры в США в первой половине XX столетия остается мало изученной. Следует согласиться с В.М. Селунской, что разработка общих проблем адаптации применительно к конкретно-историческим условиям российского зарубежья между двумя мировыми войнами по-прежнему остается «назревшей историографической потребностью, так как под влиянием публицистического прессинга процесс изучения истории эмиграции из России стремительно расползался вширь…но, не вписывая адаптантов в окружающую новую среду, а оставляя их словно в вакууме».

Значительное место в исследовании уделено изучению разработанности теории и концепции диаспоры, как сложного социального и политического продукта мировой цивилизации. В историографии существует мнение, что с учетом незавершенности научной дискуссии о содержании научного термина диаспора «говорить о реальном становлении в Америке «русской диаспоры» можно, видимо, только используя этот пока весьма расплывчатый термин на самом обыденном уровне».

В диссертационном исследовании подробно рассмотрена концепция диаспоры Р. Кохена, предлагающая набор отличительных свойств, позволяющих определить диаспору. Критериями диаспоры по Кохену являются «ценз давности», то есть временного отрезка, отмеряющего период существования группы в новых условиях, рассеяние группы, коллективная память и миф о родине, наличие постоянной связи в том или ином виде между диаспорой и родиной, идеализация, вовлеченность (или попытки) в ее внутриполитическую жизнь. Важным показателем существования диаспоры остается развитие возвращенческого движения, сильное групповое этническое самосознание, наличие проблем с принимающим обществом, чувство сопричастности и солидарности с членами этнической группы в других государствах.

Одной из важнейших составляющих понятия диаспора является неразрывная связь с родиной, которая под влиянием конкретно-исторических обстоятельств может принимать различные формы (от возвращенческого движения до лоббирования национальных интересов в исполнительных или законодательных органах страны пребывания). Перепроверка положений теории Кохена на материалах русской иммиграции в США представляется важным с точки зрения развития и теории диаспоры в целом.

Мы рассматриваем русскую диаспору, прежде всего, как явление этническое. Вместе с тем, выделяя этнический фактор в качестве доминирующего, считаем важной и правомерной точку зрения исследователей, отмечающих политическую составляющую как одну из определяющих при изучении этого явления. Возникновение диаспоры происходит в условиях пересечения и смешения политической, культурной и этнической плоскостей. Принципиальным для нас является изучение взаимовлияния этих факторов в контексте определенного исторического периода, социально-экономические и политические тенденции которого во многом являются определяющими для процессов групповой адаптации.

Диаспора в своем развитии проходит этапы выживания, становления, зрелости и упадка. В то же время можно согласиться с С.А. Арутюновым, что диаспора — это не только состояние, но и процесс развития от «еще недиаспоры» через «собственно диаспору» к «уже недиаспоре», причем совершенно различных типов: «к полностью ассимилированному компоненту, или к касте некогда инородного происхождения, или к ассоциированной национальной группе, или к полностью сформировавшейся новой этнической общности».

Одной из сущностных характеристик диаспоры является превращение рассеяния в «образ жизни», в особое устойчивое социально-экономическое, культурное, духовное состояние социума, особую форму существования в физическом и психологическом отрыве от этнического материка. Производным от такого образа жизни становится идея «служения», призванная объяснить, оправдать и в какой-то мере преодолеть ситуацию постоянного балансирования между связью и разрывом с исторической родиной и принимающей средой.

Необходимо отметить, что в проблемной литературе неоднократно отмечалась важность изучения процесса создания коммуникационных связей как внутри, так и вне общины и формирования разветвленной системы социальных связей с принимающим обществом. Не случайно исследователи отдельных диаспор используют такую категорию, как «институциональная завершенность» диаспоры, которая достигается действиями формальных и неформальных объединений. Цель различных организаций диаспоры не только предоставить место для социального взаимодействия, но в большей степени способствовать созданию и развитию общепринятого и разделяемого чувства единства, ассоциированного с осознанием этнической общности. В полном объеме процессы групповой адаптации иммигрантов получают воплощение в создании сети национальных общественных организаций, призванных способствовать более плавному вхождению иммигрантов в новую среду.

Глава 2 «Развитие русской иммиграции в США в контексте американской иммиграционной политики первой половины ХХ века». Рассмотрены и проанализированы изменения в иммиграционном законодательстве США первой половины столетия, связанные с формированием комплексной политики количественного и качественного ограничения иммиграции, и введением в законодательную практику понятия eligibility (желательности и пригодности) иммигрантов, их возможного вклада в развитие экономики, национального бизнеса и роста благополучия коренного населения.

По подсчетам автора и других исследователей, в 1924–1952 гг. Конгресс принял более 100 законов по упорядочению иммиграции и улучшению ее качества. В работе получили всестороннее рассмотрение подготовка, содержание и реализация ключевых законов и актов в области иммиграционной политики первой половины века до закона Мак-Карена-Валтера (1952 г.), обобщившего полувековой опыт введение ограничений и открывшего для второй половины столетия вместо политики полного отторжения политику жесточайшего ограничения.

В рамках главы прослежено, как в результате последовательно реализуемой иммиграционной политики различными ведомствами США была отработана система допуска иммигрантов в страну, основанная на национальных квотах, отшлифована процедура выдачи виз, в результате которой поток иммиграции из нежелательных стран был сведен к минимуму. Динамику выдачи иммиграционных и неиммиграционных виз русским гражданам автор проследил по статистическим данным консульских отделов США.

Изученная законодательная база и практика ее применения в полной мере отразили стремление американских властей обезопасить страну от враждебных элементов. Предусматривались регистрация и обязательная дактилоскопия всех иммигрантов для получения визы, допускалась высылка любого иностранца, связанного с организацией, отнесенной к числу «подрывных». На документальных материалах автором прослеживается эволюция «образа главного противника» американского общества. На смену анархистам, в течение 20-40-х гг. происходит законодательное оформление коммунистов как угрозы для общества. Важным рычагом воздействия на нежелательные элементы оставалась депортация. Только в 1919-1921 гг. по этому вопросу было внесено 11 законопроектов. В дальнейшем практика депортации будет еще более проработана и распространена на всех иммигрантов вне зависимости от сроков их пребывания в стране, законодательно закреплена уголовная ответственность за попытку депортированного иммигранта снова получить разрешение на въезд.

Предпринятый анализ убеждает, что в отличие от европейских стран законодательство США в первой половине столетия не предусматривало различий между иммигрантами и беженцами. В общем иммиграционном потоке историческая ситуация русских послереволюционных эмигрантов во внимание не принималась.

Русские общественные организации и пресса активно выступали против нововведений с резким осуждением ограничительных мер. В 1924 г. представители 6 эмигрантских организаций, представлявших 5 тыс. проживавших в Сан-Франциско русских, направили петицию Президенту США с просьбой вывести членов семей и ближайших родственников за пределы квоты и облегчить процедуру их въезда в страну.

В течение рассматриваемого периода иммиграционная политика американских властей в области допуска в страну иностранных элементов прошла несколько этапов, каждый из которых определялся регламентируемой государством стратегией вхождения иммигрантов в новое общество, возникавшей под влиянием наиболее насущных задач социально-экономического развития. Русские иммигранты оказались затронутыми ими в той же степени, как и представители других Центрально- и Восточноевропейских стран. Их допуск в США был существенно затруднен по сравнению с представителями Северной и Западной Европы, однако правовое положение у них было существенно лучше иммигрантов из Азии.

Во втором параграфе исследуются проблемы правовой адаптации и натурализации русской иммиграции в 1920-40-е гг. Правовая адаптации русских в США, по сравнению с межвоенной Европой, имела отличительные особенности. Принятие американского гражданства было неизбежным и в значительной степени предопределенным шагом для любого человека, решившегося на длительное пребывание в США. Патриотические организации неустанно объясняли «подходящим» иммигрантам необходимость и преимущества скорейшей натурализации. Повседневная практика убедила государственные органы в необходимости введения программ изучения английского языка. Лейтмотивом таких занятий по языку становилась первая, выучиваемая в классе фраза: «Я - американец». Автор показывает, что именно изучение английского являлось важным этапом на пути усвоения основ американской цивилизации, признаком уважения вновь прибывшего к стране, осознания необходимости приобретения новых навыков.

Трудовые иммигранты начала века задумывались о смене правового статуса после решения насущных бытовых проблем, что занимало значительный промежуток времени. В диссертации показано, что на первом этапе пребывания в Америке изоляционизму русских переселенцев во многом соответствовал их «правовой пуританизм», решительное непризнание совмещения служения родине и перехода в новое гражданство. И все же надо констатировать, что борьба за «чистоту рядов» была безнадежно проиграна. Спустя непродолжительный период изоляционизма и существования «России в миниатюре» экономические и политические преимущества гражданства пересилили преданность покинутой родине. В конце десятилетия полемика европейской эмигрантской прессы о возвращении и возвращенчестве оставила колонию равнодушной. Автор ссылается и на материалы, составлявшие исключения, редкость которых еще больше подчеркивала общее правило.

загрузка...