Delist.ru

Балкарская ономастика в парадигме современной лингвистики (15.08.2007)

Автор: Мусукаев Борис Хамитович

Топонимические названия взятого нами региона по хронологическому принципу можно разделить на древний, основной и новейший пласты.

К древнему пласту топонимов относятся:

1) названия, в семантике которых обнаруживаются следы традиций, религиозных представлений и культовых обрядов, восходящих к глубокой древности в истории народа: Тотур «св. Федор», Нарт жолла «Нартов тропы», Никкола «св. Николай», Аштотур ташы «камень св. Федора», Жор «крест», Байрым чунгурла «Впадины св. Марии», Нарт таш «нартов камень», Бий къачы «господина крест», Обурла къусдургъан «ведьм заставившее рвать (место)», Бабас сабан «попа пашня», Деука обасы «Деука захоронение», Байрым къышлыкъ «зимовье св. Марии», Жор ырхысы «поток креста», Къалын обала «густые захоронения», Сынла «надгробия», Кешенеле «мавзолеи, надгробия», Капыр шауданла «неверного родники», Басмалы къая «скала с надписями» и др.

2) названия, компонентами которых являются лексемы карачаево-балкарского языка, но их сочетание необычное - лишено привычной семантической связи (если исходить из позиции применения данных слов в современном языке) или нарушен обычный порядок слов в словосочетании. Например: Бюрчюк къабакъ «бугорок + селение», Къышу аузу «его зимы» + «ущелье», Тохтар къууат причастие буд. вр. от глагола «остановиться» + «здоровье», «солидность», Баш къара «голова (возм. «верховье») + черное», Ара боран «середина» + «буран», Баш тыкыр «вершина голая»;

3) топонимы, в составе которых обнаруживаются древнетюркские отложения: Минги тау «Вечная (ледниковая) гора», Билчи от бил «знать, изучать», Битикле от битик «цельность», «укрепление», Кам «река», Шаукам «сквернаярека», Чегем «пограничная река», Юйре тюбю «качай» + «низовье», Ырдар ныгъыш «звенящее» + «место сбора жителей», Балыкъ «рыба, щука», Берс ойнакъ «место игр», Багъыуул «откормочное (место)», Ёсенги «прорастающее», Сууарек аууш «вода» + «арек» «перевал», Къыпчагъай «ущелье» и др.

4) топонимы, состоящие из двух слов, одно из которых имеет прозрачную, понятную семантику, а другое - не понятно современному носителю карачаево-балкарского языка: Жёде аузу «Жёде (?) ущелье», Ёрюзме башы «Ёрюзме (?) верховье», Сакъашили суу «Сакъашили (?) речка», Ыстын башы «Ыстын (?) верховье», Мешиле ичи «В Машиле», Чий сыбыдын «Зеленый сыбыдын (?)», Чыгъыр тагы «Голое тагы (?)», Къоду къол «Къоду (?) балка», Кълум къол «Кълум (?) балка», Дых тау «Дых (?) гора» и др.;

5) субстантивные названия, состоящие из понятного и иноязычного компонентов: Галыстауат, где гал (осет.) «бык», ыстауат «стойбище», Ич цафтар от ич (балк.) «внутренние», цафтар (осет.) «горы» и др.;

6) названия, этимология которых окончательно еще не установлена. Как справедливо отмечают Дж.Н.Коков и С.О.Шахмурзаев, из этой группы топонимов можно выделить несколько подгрупп с однотипными формантами. Среди них преобладают наименования на -гъы (и их варианты): Бедаргъу, Беттургъу, Быкъмылгъы, Былдышхы, Гюдюргю, Гудоргъу, Думоргъу, Думоргъу, Жюйюргю, Ликерилги, Лууунгу, Ломоргъу, Тютюргю, Ыстыргы, Тузулгъу, Тызгъы, Хуралги, Наргъы, Хуцошгу, Хумашги, Жырнашгы, Шешги, Мелюшгю, Жалишги и т.д.

В вышеприведенных примерах из группы непрозрачных топонимов обращают на себя внимание сочетания -ар + гъы. Элемент -ар присутствует во многих тюркских топонимах и этнонимах. Д.Е.Еремеев пишет: «При анализе тюркской этнонимии выделяются несколько групп этнонимов со сходной морфологической структурой. Прежде всего, это названия народов и племен, имеющие окончание -ар: татар, хазар, булгар (балкар, малкъар); авар (абар, апар), маджар (мадьяр), (мишар), кангар (кенгер), сувар (субар), каджар (кеджер, качар, гаджар), кабар и др. Было высказано мнение, что окончание -ар в этих этнонимах восходит к слову -ар (эр), -ир, означающему «человек». Во многих современных тюркских языках слово эр / ир, сохраняет близкое значение - «мужчина», «муж» ( Еремеев 1970: 133(.

Повторяемость элемента -ар в балкарских топонимах, еще не поддающихся этимологии, и наличие его в самом этнониме балкарцев (малкъарлы), наталкивает на мысль о том, что этим окончанием в прошлом могли оформляться названия тюркоязычных племен и народностей и на нашей территории.

К этой же подгруппе следует причислить ряд непрозрачных топонимов с аффиксами -ти (и его вариантов): Гестенти, Кюлтю, Къайишти, Хурети, Хунгурту, Шегишти, Ысхылты, Ылыты, Курушту, Дыргъыты, Хейти, Гаргияти, Мишти, Гъерти и др.

К древнему пласту относятся и другие непрозрачные топонимы: Бедик, Бозтан, Гирхожан, Донгат, Дыгъа бауат, Хууарган, Жигран, Жел бауат, Жуду, Илисингир, Иличир, Кичгидар, Курму, Камук, Кермен и др. , их около ста.

В основной разряд топонимов входят названия с прозрачной формой, понятные с точки зрения современного балкарского языка, различные семантические группы балкарских топонимов: Акъ тюбю «низ (низовье) белой (скалы)», Къара къая «черная скала», Ташлы «каменистое», Къой сюрюлген «откуда были угнаны овцы», Тохара тюбю «Тохара долина», Муса туруучу «Мусы стоянка» и т.д. В хронологическом отношении эта группа названий неоднородна.

Пласт новейших топонимов отражает те изменения, которые произошли в общественно-политической жизни общества, так как принципы называния объектов, т.е. принципы номинации, тесно связаны с ними. К новейшим топонимам относятся: Къызыл партизанла къырылгъан тала «поляна, где были расстреляны красные партизаны»; Промплощадка «промысловая площадка»; Кюзлюк сабанла «озимые пашни»; Жангы эл «новое селение»; Рудник «рудник»; Жангы бау «новый загон»; Хутур «хутор»; Сары жолла букв.: «желтые дороги» (в смысле дороги для автомашин); Комсомол къош «комсомольская кошара»; Карчевка «корчевка»; Арт завод «завод на тыльной стороне» и др.

Географические термины в составе балкарских топонимов. Основная масса географических номенклатурных терминов Балкарии являются общими для всех тюркских языков. Многие из современных балкарских номенклатурных терминов зафиксированы в древних тюркских памятниках.

Земельный голод, теснота, нехватка пастбищ, сенокосных угодий привели к тому, что даже микроучастки в Балкарии имели свои названия. А чтобы отличить их друг от друга, приходилось использовать все богатство лексики. В связи с этим примечательно отметить, что в языке эскимосов, обитающих в Гренландии, среди вечных снегов, имеется 23 названия снега, тогда как в языке народов экватора — ни одного.

В топонимике нашего региона узколокальное распространение имеют следующие номенклатурные термины : сууакъгъан «водопад» (наравне с этим словом в Балкарии употребляется чучхур «водопад», осетинским первоисточником которого В. Абаев считает грузинскую основу); батыу «низина», «топкие места»; гара «целебный, минеральный источник»; чыран «ледник»; къору «ограждение», «огороженное место»; туппур «холмик»; дыркъыла «террасы», «горный уклон с террасами»; къырыкъла «желоба»; юзюк «обрыв»; юзюлгенле «обрывы»; къыбыдын «солнцепек», «южная солнечная сторона горного склона»; шаудан «родник»; куудушла «кормушки», «ясли». Некоторые из вышеприведенных терминов в других тюркских языках не встречаются.

Семантическое разнообразие балкарских наименований. Вопросы семантической классификации географических названий в своих трудах в той или иной мере затрагивают почти все топонимисты.

Наш топонимический материал позволяет выделить с точки зрения семантики следующие группы географических имен: 1)по природным признакам объекта; 2) по хозяйственным признакам объекта; 3) по имени владельца или первого поселенца; 4) по происходившим событиям; 5) топонимы культового содержания. Это деление в некоторой степени условно, резкого разграничения между этими группами нет. Один и тот же топоним может относиться и к одной, и к другой группе.

К названиям по природным признакам объекта относится несколько групп. Одну из них составляют топонимы, образованные по названиям растений: Къайынлы чунгур «березовая лощина», Эменли «дубовая», Къамишли къол «камышовая балка», Мурсалы къол «крапивная балка», Жеркли къол «вербная, балка», Къундушлу сырт «возвышенность с чечевицей», Алмалы «яблоневая», Шхельди «брусника», Эменли кюнлюм «солнечная сторона, поросшая дубняком», Акътерекли къыр «тополиный склон», Жыгырак «укроп» и т. д.

Следующую группу составляют топонимы, в основу которых легли названия животных (диких): Аюулу къол «медвежья балка», Жыланлы «змеиная», Тауукълу туппур «холм (пригорок), изобилующий, богатый куропатками», Жугъутурлу тёбе «возвышенность, где имеются туры», Жыланлы дорбун «змеиная пещера», Тюеле «верблюды», Борсукъла къая «барсучья скала», Бёрюле хурусу «волков (каменистое) место».

Большую группу в карачаево-балкарском языке составляют топонимы, в основу которых положены прямые хозяйственные признаки объектов, т.е. хозяйственная деятельность людей: Таш орун «каменный загон»; Ёгюзле урууучу «куда загоняют быков»; Къанга къош «кош из досок»; Эчхи орун «загон для коз»; Турукълу «удобное, богатое место»; Къынгыр къышлыкъ «неровное зимовье»; Къалауур кош «сторожевой кош»; Ёзен бау «хлев в долине»; Жангы бау «новый загон»; Чалманла «загоны из плетней»; Хуна стауат «стойбище с каменной оградой»; Тууарчы къош «скотный кош»; Тонгуз орун «свиное место»; Куудушла «ясли»; Тай орунла «место для жеребят»; Токълу орун «место для ягнят»; Къой баула «овчарня»; Жууртлу къол «богатая балка»; Бай орун «богатый загон»; Ыран жол «пещерная дорога»; Чана жол «санная дорога», «дороги для саней»; Арбала тохтаучу «место, где останавливаются арбы; Кечиу «брод»; Туз къуюучу «место, где соль дают»; Къору «охраняемое место»; Кийикчи «охотников место».

Антропонимические топонимы. Антропонимических топонимов имеющих в своем составе имена людей немало в исследуемом ареале: Хажбийни чана басхан жол «дорога, где Хажбия задавили сани», Чиги ёлген мыры «болото, где погиб Чиги», Махмут-гирей жыргъан къулакъ «балка, по которой Махмут-гирей проложил дорогу», Жашарбек туруучу «место, где жил Жашарбек», Гитче Тургъан дорбун «пещера, где находился Гитче» и др.

Появилось большое количество антропонимических топонимов в послереформенный период: Азнорланы жери «Азноровых земля», Газаланы баула «Газаевых загоны», Тамбий стауат «Тамбия стойбище», Къудаланы жайлыкъ «Кудаевых пастбище», Мысакаланы жерлери «Мысакаевых земля», Хабаз туруучу «Хабаза стоянка», Чёфе чалыучу «Чёфе покос, где косит траву Чёфе», Байкъул тургъан дорбун «пещера, где Байкъул находился, в смысле: пещера, где Байкъул содержал скот», названия населенных пунктов: Азаматлары «Азаматовы» - селище на территории с.В.Балкария; Аналары «Анаевы» - в Черекском ущелье, часть с.Шыкъы; Глашлары «Глашевы» - селище близ с.В.Балкария; Согалары «Согаевы» - поселок в Баксанском ущелье; Темуккулары «Темуккуевы» - селище в Черекском ущелье, близ с.В.Балкария; Узденлары «Узденовский» - селище в Баксанском ущелье; Урусбийлары «Урусбиевы» - прежнее название с.В.Баксан (по фамилии князей Орусбиевых); Абдуллалары «Абдуллаевский» - село в Баксанском ущелье.

В данной группе топонимов особый интерес вызывает состав антропонимов, многие из которых в настоящее время почти не применяются как личные имена: Агой, Айдомир, Аскендир, Аскерил, Ашамит, Гарайты, Гезе, Гогутай, Горда, Гужо, Жаштокъ, Ибакъ, Алалай, Бабука, Бопу, Каммой, Карка, Къарча, Ляузин, Магъотдин, Ору, Тохара, Нардуа, Тохтамиш, Хажимай, Хушто, Чиги, Чёфе, Чокуна, Чорттай, Шабатай, Хычау, Хасанахан и др.

Топонимы и духовная культура. Топонимия вбирала в себя термины различных слоев лексики карачаево-балкарского языка.

Глубокие следы в топонимии Балкарии оставило христианство. Топонимия горной Балкарии пестрит такими названиями, как Бабас сабан «попа башня»; Байрым чунгурла «Байрыма впадины»; Байрым къышлыкъ «Байрыма зимовье», «Байрым» + «зимовье»; Жор «крест»; Никкола «св. Николай»; Жора суу «креста речка»; Жора ырхысы «креста поток (дождевой)»; Жиграк «святое место»; Тотур «св. Федор»; Тотур ауузу «ущелье св. Федора»; Бай къачы «богача, хозяина (состоятельного, богатого) крест»; Къач «крест»; Аштотур таш «Камень св. Федора»; Элия ургъан «место, где ударил св. Илья (молния)» и др.

Интересно отметить и другую группу местных географических названий, так или иначе связанных с культовыми обрядами: Жууунуучу «место для купанья»; Жууунгу эл «селение при месте для купанья»; Жуууннгу суу «реска (вода) при месте для купанья»; Жууунду «искупался»; Кукук къычыргъан «место, где кукушка куковала»; Мурдар агъач, букв.: «убийца-лес (дерево)»; Тешикли къая «скала с отверстием»; Киштик тюшген «где кошка спустилас»; Къарындашла ташы «братьев камень»; Обурла къусдургъан «место, заставившее вырвать ведьм»; Къарт бодуркъу «старое (древнее) пугало (чучело)»; Нарт таш «нартов камень» (топонимы со словом нарт широко распространены у кавказских народов); Нарт жолла «нартов тропы (дороги)» и др. Эти объекты в древние времена, а некоторые даже в бытность ныне живущих старожилов служили для обрамления традиционных народных обрядов.

Топоним Тешик таш «камень с отверстием» был закреплен за камнем, находящимся в микрорайоне Чегет с. Кёнделен, по правому берегу одноименной речки. Этот же камень имел название Къара таш «черный (в смысле скверный, позорный) камень», что проливает свет на семантику топонима. Известно, что еще в начале ХХ века существовал обычай: совершивших преступления, такие, как воровство, прелюбодеяния и другие, судили всем обществом у этого камня, т.е камень выступал в роли лобного места. В названии отражен смысел ритуала у камня, который состоял в том, что виновных привязывали к этому камню и все, имеющие совершеннолетний возраст, проходя мимо них, плевали им в лицо, после чего их отпускали на все четыре стороны. Но это было равносильно тому, что их изгоняли из села. По рассказам старожилов, люди сюда чаще попадались за неверность. Объект, связанный с таким острым явлением в жизни сельчан, как вышеописанные события, не мог не иметь топонимического названия, которое верно означало его назначение: Тешик таш «камень с отверстием» или Къара таш «черный (позорный) камень».

В исследуемом регионе немало топонимов, содержащих в себе термины погребальных объектов: Огъары къабырла «верхние могилы, кладбище»; Сын «надгробие»; Сынла «надгробия»; Кешенле «мавзолей», «склепы», «могильники»; Кешене тюзю «равнинная местность перед склепами»; Кешенле сырты «возвышенность у склепов»; Къалын обала «могильник с частыми (густыми) могилами»; Дека обасы «Деука могильник»; Гымыжа обасы «Гымыжа могильник».

Структурно-морфологические модели названий. Географические имена образуются от апеллятивов. Кроме этого, наименованиями объектов могут выступать и слова, не имеющие апеллятивного значения.

Необходимо подчеркнуть, что из всех средств — корневых слов, словообразовательных аффиксов, средств сочетания — в образовании топонимов участвуют не все, а лишь определенные.

В разряд простых топонимов входят названия, состоящие из одного компонента. Они могут быть: а) корневыми и б) аффиксальными. К корневым топонимам относятся: имена существительные, нарицательные, собственные имена прилагательные в единственном и множественном числе, основном падеже: Сырт «возвышенность», Къыр «хребет», Чунгур «впадина», Кюнлюм «солнечная сторона», Чегет «теневая сторона», Бапына, Алчагъыр, Хустос, Хычау, Сары «желтая», Ачы «горькая».

К простым аффиксальным топонимам относятся: имена существительные, нарицательные, собственные имена прилагательные в основном падеже, множественном числе, с аффиксами -ла/-ле: Чунгурла «впадины», Дыркъыла «террасы» (на склоне холма), Тёбеле «холмики», «курганы», Къырыкъла «желоба»; Зугулла «продолговатые», «эллипсообразные», Акъла «белые», Къызылла «красные»; с аффиксами -лы/-ли/-лу/-лю: Ташлы «каменистая», Шинжили «колючая, с колючками», Табкалы «террасная», «с террасами», Къоргъашинли «свинцовая», «имеющая свинец»; с аффиксами -лыкъ/-лик/-лукъ/-люк: Къышлыкъ «зимовье», «зимовка», Сабанлыкъ «пашня», «земельным участок, отведенный под пашню»; с аффиксами -чы/-чи -чу/-чю: Кийикчи «охотник», Ындырчы «молотильщик»; с аффиксами ~ыу/-иу/-уу/-ую: Кечиу «брод»; с аффиксом -лы/-ли/-лу/-лю + аффикса множественного числа -ла/-ле: 3ыгытлы + ла «место с молодой порослью»; с аффиксами -сыз/-сиз1-суз/-сюз + аффикса множественного числа -ла/-ле: Суусузла «безводные места»; -ов/-ев +ск + ий: Согаевский, Узденовский, Моллаевский, Абдуллаевский.

Разряд составных топонимов наиболее разнообразный из всех нами зафиксированных. Исследование этих топонимов в плане структурно-морфологическом сводится к определению моделей по сочетанию слов, частей речи, составляющих компонентов, выполняющих функции как члены предложения, по словосочетаниям, типам грамматической связи между словами.

I.Простые атрибутивно-субстантивные (по классификации Н.А.Баскакова) словосочетания, тип связи примыкание: Баш къол «верхняя (главная) балка», Ёзен кёл «озеро на равнине», Сырт дорбун «пещера на возвышенности», Сырт кёл «озеро на возвышенности», Кюл тебе «курган (холмик) из золы», Хан тебе «хана курган», Къан жол «кровавая дорога», Жарашты къабакъ «Жарашты аул», Тамбий стауат «Тамбия стойбище, Тай орунла «помещение (загон) для жеребят», Къой баула «загон для овец (овчарня)», Туарчы къош «скотоферма, помещение для скотников», Биченчи къол «балка, где заготавливают сено; балка тех, кто убирает сено», Уллу дорбун «большая пещера, Огъары бийлик «верхний загон», Гитче Къасай «малый Касай», Къамишли къол «камышовая балка», Кундушлу сырт «возвышенность с чечевицами», Жалау чат «балка с солончаками», Эки ара «середина», букв.: «два + середина» (между двумя).

II.Притяжательные атрибутивно-субстантивные словосочетания: Инал сырты «Инала возвышенность», Бечо ауушу «Бечо перевал», Гара тюзю «нарзанова равнина», Чат башы «балки верховье (вершина)», Къызыл тамагъы «красной (скалы) горловина», Къарала башы «черных (скал) верховье», Тирменле къолу «мельниц балка», Къарындашла ташы «братьев камень», Тамычыла аллы «капельниц (капающее место) перед (впереди)», Кийикчи сырты (охотников), букв.: «охотника возвышенность», Газаланы баула «Газаевых загоны», Чепени шауданы «Чепе родник».

III.Смешанные атрибутивно-субстантивные словосочетания: Гара аууз суу «нарзанов ущелья речка», Уллу таллы къол «большая вербная (ивовая) балка», Гитче таллы къол «малая вербная (ивовая) балка», Тонгуз орун башы «свиней места верховье», Ийис суу башы «серных вод (букв.: вонючих вод) верховье», Уллу жютю башы «большой острой (скалы) верховье».

Топонимы, состоящие из четырех и более слов: Огьары арба жол башы «верхних тележных дорог верховье», Тёбен акъ къая башы «нижней белой скалы верховье», Огъары акъ къая башы «верхней белой скалы верховье», Тонгуз орун чегет къара башы «свиней места теневой стороны черной (скалы) верховье».

В структурно-морфологическом плане топонимы исследуемого региона можно классифицировать на простые, сложные и составные; на корневые и

загрузка...