Delist.ru

Балкарская ономастика в парадигме современной лингвистики (15.08.2007)

Автор: Мусукаев Борис Хамитович

географический термин тау «гора»: Минги-тау, Дыхтау, Казбек тау, Бакьсан тау и т.д.

Рассуждая о топонимических названиях на Северном Кавказе, Саттаров Г.Ф. высказывает свою версию о том, что поскольку термин черек «река» (в балкарском языке употребляется в таких сочетаниях как Бакъсан черек «река Баксан», Чегем черек «река Чегем», название реки Терек, возможно исходит из этой основы, т.е. из черек «река»). В своей книге Саттаров делает экскурс в историю г.Казани, его гидронимов Ак кул, Черек кул, Мунча куле. Ак кул в конце XVIII в., а Мунча куле в 40-х годах XIX в. закопаны и разровнены, а на их месте высадили деревья. Черек кул в переводе на русский язык «Черное озеро» сохранил свое название в г.Казани и в ауле Тубэн шытсу Сабанинского района. В окрестностях аула Бикбау Минзалинского района и аула Мэртен Сабанинского района имеются озера под названием Черек кул, из которых маленьким ручейком вытекает вода. Следовательно, название значит «речка-озеро», «речное озеро», т.е. откуда вытекает речка.

Именно такое лингвистическое явление происходит в названии Чирик кёл в Балкарии. И самый главный аргумент того, что это – Черек кёл, а не Чирик кёл «Гнилое озеро»: в озеро не впадает ничего, а из озера вытекает речка и впадает в реку Черек Балкарский, что красноречиво подтверждает предположение Саттарова.

Термин таш~тас~даш «утес, скала, букв. камень»: Ташлы сырт, Ташкёпюр, Ташлы, Ташлы къол, Ташлы къулакъ, Ташлы стауат, Ташлы-Тала, Таш орун, Дашкепри в Азербайджане, Таш, Ташлык, Ташту в Средней Азии, Актас, Кектас в Казахстане;

термин чат/шат (анат. «пах») «замкнутая балка, устье, слияние рек, междуречье, щель, отрог горы, выступ горы, размытая дугообразная скалистая балка»: Шат къала (в бал.яз. Ставрополь), Чаткал на Тянь-Шане, Чат, Чаты, Чат башы, Чат ичи, Чат къара в Балкарии, Таллы чат, Орта чат, Куршоу чат, Къынгыр чат, Залыкылды чат, в Карачае;

термин яр/жа «обрыв, высокий крутой берег, подмываемый рекой; каньон, лог»: Кысылджар, Кокджар, Ярлу, Ярлык, Черноярск, Красноярск, Жар басхан, Зарла, Джар-Башы-Къулакъ, Джар-Тала-Къулакъ;

термин къулакъ (анат. «ухо») «балка, ущелье»: Агойлагъа жол чыкъгъан къулакъ, Ариу къулакъ, Берюлю къулакъ, Бош къулакъ, Ташлы къулакъ в Балкарии, Хасаука къулакъ, Уллу-Таш-Къулакъ, Уллу къулакъ, Сынташ къулакъ в Карачае, Ташлы-Казан-Кулак в Дагестане, Гузыкулагдаг в Азербайджане;

термин сырт (анат. «спина») «вытянутая, невысокая, плоская возвышенность, водораздельная гряда, междуречье», «широкая и пологая гряда, увал со сглаженной формой рельефа»: Хутур сырт, Ташлы сырт, Тамчы сырт, Покун-сырты, Нардаланы сырт – в Карачае, Элбай сырты, Эменли сырт, Хушто-сырт, Къычыр чыран сырты, Жыгыра сырт в Балкарии, географические названия с этим термином получили повсеместное распространение во всех тюркоязычных регионах.

И, наконец, третий пласт топонимов составляют такие географические названия с терминами, в составе которых обнаруживаются заимствованные из других языков или гибридные лексические единицы. Исследуя заимствования между языками, порою становится сложно установить к какому из языков восходят те или иные формы, существующие в обоих языках (или в группах языков из той или иной семьи) с древнейшего времени. Такие тюрко-монгольские параллели приведены под названием «странствующие географические термины и названия в алтайских языках» в работе Э.М.Мурзаева [Мурзаев 1996: 212-227].

И все же некоторые лингвисты называют поименно топонимы и географические термины, заимствованные из других языков, в том числе и монгольского языка: овоо(н) «холм, курган, груда, куча», обон «возвышенность, насыпь» заимствовано башкирским [Вахитова 2007: 12], татарским [Саттаров 1998: 405] и другими тюркскими языками в том же или близкими значениями, примеры по Татарстану: Убабаш, Убатал кызы, Уба чокыры, Убалыбасу, Уба тавы; по Башкирии: Уба тау, Уба, Убатарлау; в Бурятии: Обо, Обота; в Балкарии: Къалын обала и др. Термин (монг.) айма «территория, округ, район» в башкирском, татарском аймак «квартал, часть улицы», азербайджанском оймаг «хутор, поселок, квартал», якутском аймах. Монгольский термин урда (~орда) «ханская ставка, лагерь» в татарском языке орда: Орда авылы, Кызыл орда в Казахстане, Усть-Орда в Бурятии, Алтын Урда, Урдалы, Туктар Урда. Монгольский термин хапцагай «узкое ущелье, падь, крутая скала», башкирский капсагай «ущелье, теснина» [Вахитова 2007], киргизский капчыгай «теснина, скалистое ущелье»: Капчыгай, Майкапчыгай, Чолок-Капчыгай, Тасла-Чон-Капчыгай в Казахстане и Киргизии, Капчугай в Дагестане, Капчыгъай в Балкарии и т.д. Монгольский термин хабирга «ребро, бок» в башкирском и других тюркских языках кабырга «ребро», «скала, скалистый кряж, отрог горы, склон, скалистый неровный берег»: Кабырга в Казахстане, хребет Ирен-Хабирга в Восточном Тянь-Шане, река Кабырга на Алтае и др. Монгольский термин босго «порог», в тюркских языках босага «дверной косяк, порог», географическое «сопка, возвышенность с крутыми склонами» в Казахстане, Средней Азии «уступ на каменной горе», в Якутии. Топонимы с босага повторяются несколько раз в Казахстане, Средней Азии; гора Босого в Хабаровском крае.

Таким образом, каждый из тюркских национальных языков имеет свои заимствованные термины, в том числе и географические. Но это явление межязыковое, и поэтому эти лексические факты нельзя назвать заимствованными тюркскими языками в целом, так как этот процесс поздний и постоянный, и эти слова не входят в третий пласт нашей классификации.

Семантические группы тюркских топонимических названий. В становление и развитие топонимии языка огромное влияние оказывают такие факторы, как рельеф местности, условия проживания, способы деятельности населения, а также контактирующие языки.

Семантическую характеристику тюркской топонимии дают в своих работах многие топонимисты. Татарские названия Саттаровым Г.Ф. делятся на шесть разрядов и 27 мелких групп [Саттаров 1998: 18-25]. Мурзаев Э.М. выделяет в своей классификации 11 групп [Мурзаев 1996]. Кадырова Ш. классифицирует узбекские топонимы на 6 групп [Кадырова 1970], Ч.Мирза-заде делит топонимы Азербайджана на 9 групп.

Тюркские топонимы с семантической точки зрения, на наш взгляд, целесообразно делить на такие основные группы: 1) топонимы, содержащие гидротермины, 2) названия с рельефными терминами, 3) названия с геоботаническими терминами, 4) названия с зоологическими терминами, 5)названия с анатомическими терминами. Четкой границы между ними сложно провести, так как некоторые термины могут содержать признаки не одной из этих групп.

К первой семантической группе относятся термины со значением водных объектов. (здесь и далее использованы материалы из книг Э.М.Мурзаева [1996], Ф.Г.Саттарова [1998], Ф.З.Гариповой [1984], Дж.Н.Кокова и С.О.Шахмурзаева [1970], М.А.Хабичева [1982], С.А.Хапаева [1994], Х.-М.И.Хаджилаева [1970] и других авторов и наши материалы): термин: ак «течь, протекать», агын/агым «течение, быстрина», топонимы: Аксу, Аксай, Аккуль, Сууакансай, Агынакты (языковые фонетические варианты терминов и территория расположения топонимов не указывается, чтобы не повторяться); термин арык «канал, искусственная канава с целью орошения полей, садов»: Донг-Арык,Акарык, Арыкъ, Джуван-Арык; термин булакъ/булаг «источник, ручей, родник»: Акбулак, Карабулак, Мингбулак, Талдыбулак, Карачай булак; термин елга/жылга/жилга «река, речка, овраг, ложбина, балка»: Ташелга, Улуелга, Роща йылгасы, Икейылга; термин денгиз/тениз/денгиз/тенгиз «море, большое озеро»: Кара тенгиз, Актенгиз, Тениз, Денгиз; термин кёл/кул/гёл/хёл «озеро»: Исык-Куль, Чатыр-Куль, Сасыккёл, Каракуль, Аккуль; термин кую/гую, кудук «колодец»: Кудуксай, Кудукли, Айбашкуюк, Акгую, Ортагую; термин су/суу/сув/суг «вода, речка, река»: Аксу, Кашкасу, Авылсуы, Чытлыксуы, Суркин суы, Сыла суы; термины чишмэ, кизлэв, шаудан «родник, источник»: Аргы чишмэ, Аргыш кизлэве, Атау чишмэсе, Ачы кёзлеу, Кара шаудан и др.

Следующую, вторую семантическую, группу составляют рельефные термины и топонимы с их участием: термин даг/тау/таг/тоо/туу «гора, горный хребет», якутский – тыа «лес». Этот термин следует признать самым многоупотребляемым оронимом, особенно в горной местности: Чатырдаг, Аюдаг, Капетдаг, Шахдаг, Каратау, Ала-тоо, Алтынтаг, Таулу, Тенгритаг, Жангы тау, Таулу тала, Минги тау, Къош таула, Къашха тау, Шайтан тау; термин кая/гайа/гая/хая «утес, скала, гора с крутыми скалистыми склонами, крутой скалистый обрыв, скалистая горная цепь». В Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии топонимов с этим термином очень много: Шидакъ минген къая, Хорасан къая, Улакъ къая, Тешик къая, Кызылкая, Каялы, р.Хая, р.Каяла, р. Акъ-Къая, г.Кызыл-Кыя.

К той же семантической группе относятся: термин такыр.тыкыр «место, лишенное растительности, дно голой, глинистой котловины»: в древнетюркском – такыр: Такыртепе, Такыр, Баш тыкыр, Тёбен тыкыр, Баш тыкыр сырт; термин къыр «поле, степь, плато, увал, возвышенность, гора, гребень горы, берег,»: Уллу къыр, Къыр, Бегий къыр, Кыр-Арык, Капланкыр, Аккыр, Каракыр, Кыр; Кара-Кыр, Тастыкыр, Аткыр, Аюкыр, Кырлык, Кыраг-Мучилан; термин ой «впадина, понижение»: Ой, Каш-Ой, Ойтал, Тоган-Ой; термин курган «древний могильный холм, небольшой холм вообще», «укрепление, крепость»: Курган, Талды-Курган, Курган-Тюбе, Курганы и др; термин таш «камень, скала», «возвышенность, гора»: Дашкерри, Карка таш, Кёк таш, Къара таш, Къарындашла ташы, Нарт таш, Чариш таш, Байрам таш, Базыкъ ташла; термин тешик «дыра, ниша, грот»: Тешик таш; трмин ункур~унгур «пещера, щель в скалах, яма, провал, теснина, каньон»: Караункур, Унгуртас, Буту-Хунхэр; термин йер~жер «земля, место, страна, поверхность»: Караери, Янгиер, Бёденеланы джерле, Атлыны джери, Гара улуну жери, Кючюкланы жери, Мысакаланы жерлери.

В третью семантическую группу входят топонимы, компонентами которых являются геоботанические термины. Они также, как и другие предыдущие группы, довольно многочисленны. Они могут содержать информации о наличии определенных растений в данной местности, которые значимы для жизни населения этой территории: термин агач/агаш/агас «дерево», «лес»: Агъач атхан, Агъач башы, Къош-Агач, Агачаул и др.; термин карагач «черное дерево», «вяз, ильм: Карагач, Къарагъач, Карагаш, Гарагач, Карагашты; термин карагай «сосна, сосновый лес, бор: Карагай-Булак, Карагайлу; термин нарат «сосна»: Нарат къол, Нарат тала, Наратлы къол-башы, Наратлы, Наратйылга; термин тал «ива, верба»: Таллы къол, Таллы ёзен, Таллы чат, Талды-Булак, Талды-Апан; термин арча/арша, артши «можжевельник»: Ала-Арча, Арчалыбаш, Арсатуй, Аршалы, Артыш, Арша, Арчынлу; термин къайын/кайынг «береза»: Кайынг, Кайынчы, Къайынлы къулакъ, Къайынлы чегет; термин алма «яблоня»: Алма-Ата, Алмалык, Алмалу, Алмалы, Алмачы, Алмалы къол, Алмалы тала; термин камыш/камиш «камыш»: Камиш аузу, Къамишли къол, Къамишли тар, Къамишли къулакъ; термин кендир «конопля, лен, пенька, грубая ткань»: Кендырли, Кендирлу; термин караган «кустарниковая акация»: Караганды (Караганда), Караган, Караганды куль, Хараганныг-Арыг и др.

Кроме названий деревьев, кустарников в тюркской топонимии принимают участие названия бахчевых культур и других растений: термин арпа «ячмень»: Арпа, Арпа-Теркур, Арбайта, Арпа-Текир, Арбатсыны, Арпаэкилен, Арпа-Кыя; термин бугдай «пшеница, хлебный злак, колос»: Бугдайлы, Бугдайлыой; термин чечек «цветок»: Чичакли, Чичахляр, Чечекты, Улан-Сэсэг, Чачак; термин кэбестэ «капуста»: Кэбестэ бкчасы, Кэбестэ урамы, Кэбестэ юлы; термин сарымсак «чеснок»: Сарымсак буе, Сарымсак урамы; термин суган «лук»: Суган аланы, Суган урамы, Сугам тавы; термин чегендер «свекла»: Чегендер урамы, Чегендер басуы, Чегендер аланы, Чегендер тыкрык; термин торма «редиска»: Олы Торма, Кече Торма, Торма култыгы; термин шалкан «крапива»: Шалкантау, Шалкан ышнасы, Шалкан сырты, Шалкан аланы, Шалкан чокыры, Мурсалы (в карачаево-балкарском языке крапива - мурса), Мурсалы стауат, Мурсалы къол и т.д.

Четвертую семантическую группу тюркских географических названий составляют зоологические термины и состоящие из них топонимы. Они довольно изменчивы, так как с периода исчезновения этого вида животных с данной территории их могут заменить другие, более злободневные семантические слова для населения края, но могут и закрепиться как местные наименования за объектом на более длительное время. Это зависит от многих факторов, влияющих на номинативный процесс. К терминам четвертой семантической группы относятся: термин коюн/гоюн, кюй «овца»: Гоюнгуйма, Гоюнгуйы, Гоюнгум, Гоюндепе, Гоюнели, Гоюнлы, Къой агъан аууш, Къойла Кюйген, Къой баула, Къой сюрюлген; термин балык, чабак «рыба»: Балыклы, Балыктыг, Палыкташ, Балыклычай, Балыклылар, Балыкъ башы, Чабаклы къол, Чабаклы къара суу, Чабакълы; термин тилки/тюлкю «лисица»: Тилкибурун, Тилкидепе, Тилкитуран, Тилкияп; термин тонгуз/донгуз «свинья»: Тонгузла мешхуту, Тонгуз орун, Тонгуз орун гитче чат башы, Тонгуз орун кёл; термин булан «лось»: Буланак, Буланду-коль, Булан-Кобы, Булан-Бур, Булан-Бук, Холдуг-Булан; термин аю/аюу «медведь»: Аю-Тер, Аю-Даг, Айыулу тала, Аюулу къол; термин колан «кулан»: Кулантюбе, Куланды, Куланшат, Кулансаз; термин кундыз «бобр»: Кундызды, Улькен-Кундызды, Кши-Кундузды, Бекагаш-Кундызды; термин йылан/жылан/джылан/илон «змея»: Илондара, Джылан дорбун, Джылан чат, Жыланлы, Жыланлы дорбун; термин тауукъ «курица»: Тауукълу дуппур, Тауукъ ашамагъан, Тауукълу тала; термин кубэлэк «бабаочка»: Кубэлек тавы, Кубэлек кыры, Кубэлэк уре, Кубэлэк юлы; термин камка «божья коровка»: Камка елгасы, Иске Камка, Янга Камка, Камка кыры; термин чебен «муха»: Чебен тыкрыгы, Чебенле урам, Чебенле (нас. пункт), Чебенле тавы; термин черки «комар»: Черки урманы, Черкилек и т.д.

Разумеется, здесь приведены не все зоологические термины и топонимы с их участием. Но даже эти перечисленные примеры свидетельствуют о том, что для названия местных объектов используется почти весь словарный запас языка, составляющий его базовую лексику.

Пятую группу тюркских топонимов с семантической точки зрения составляют названия с анатомическими терминами. Анатомические термины человека (и животных) легко переносятся способом метонимии для называния географических объектов, чаще всего гидронимических и оронимических. В эту семантическую группу входят: термин аас/агыз/агыс/авыз/авус/ауз/оос «рот», как географический термин «устье реки, исток, начало арыка», «ущелье, теснина»: Аузорпа, Агыздашат, Он-оос, Тырны-Ауз, Бакъсан аузу, Къамиш аузу, Къышы аузу; термин адак/азак/айак/аяг «нога», в топонимии «подножие горы, низовье реки, ее конец»: Аяг-Крвенд, Кызыл-Аяк, Шхылды-Аягъы, Штын-Аягъы, Чыгъыш-Аягъы, Чынар-Аягъы, Хасаука-Аягъы; термин баш/бас/пас/паш «голова», географическое значение «горные вершины, верховье, истоки рек, скал»: Баш къол, Стын башы, Жайлыкъ башы, Къарбаш, Ачкерил къол башы; термин мурун/бурун «клюв, нос», в топонимии «мыс, отрог горы, горный выступ, утес, морской прибой»: Мурунтау, Айбурун, Мурун, Терские Буруны; термин кулак «ухо», геогр. «балка, ущелье, что-то четко выдающееся в рельефе»: Кулагаш, Чий къулакъ, Чауул къулакъ, Уллу-Таш-Къулакъ; термин арка/арга «спина, спинной хребет», геогр. «удлиненная возвышенность, водораздел», «холм, горный хребет», «задний склон горы», «север, северный, теневой склон горы»: Аркалык, Аркатур, Арга, Улуг-Арга; термин бойун/моюн «шея, горло», в топонимии – «коса, перешеек, горный перевал», «узкая полоса воды, изгиб горы, отмель, узкое место реки, берег»: Тюямуюн, Боюндаг, Муюнкум, Буин; термин чат «пах», в топонимии – «отрог горы, её выступ, скалистая возвышенность, размытый оврагами, ущельями горный кряж; устье, слияние рек, междуречье, ветвь, щель»: Чаткал, Гаппени чаты, Аууш чат, Ариу чат, Залыкылды чат, Кичи талы чат, Къынгыр чат, Къуршоу чат, Орта чат, Таллы чат, Теберди чат и др.

По своим семантическим значениям термины, да и топонимы с их участием не ограничиваются вышеперечисленными группами. Кроме них можно выделить по семантике термины духовной культуры, термины цветовой характеристики, родства, различающие объекты по размеру, новизне, ориентировке на местности, а также антропонимические и этнотопонимы. А выделенные группы являются основными как по частотности, так и по специфике тюркских географических наименований.

Структурные типы тюркских географичексих наименований. Структура тюркских географических названий имеет свои особенности. Большинство из них выступает как определительные именные структуры, а также как глагольные сочетания. В большинстве из глагольных отсекается географический термин, что придает топониму эллиптичную форму [Грищенко 1976]. К структуре топонимов ученые подходят с разных точек зрения, т.е. одни подчеркивают большую значимость в их структуре географических терминов, в результате чего классификация сводится к анализу словообразовательных типов терминов. Так, Г.Ф.Саттаров, опираясь на словообразовательные изыскания Э.В.Севортяна, Н.А.Баскакова, П.Азимова, А.Г.Голямова, А.Ю.Бозиева, Л.Н.Харитонова, Т.М.Гарипова, К.Насыйри, Г.Алпарова, Ф.А.Ганиева и других, а также на свой топонимический материал по татарскому языку, группирует их на: географические термины, образованные лексико-семантическим способом; образованные морфологическим способом; образованные синтаксическим способом. Каждая из этих групп делится на более мелкие разряды [Саттаров 1998: 338-344]. В.А.Жучкевич по морфологическому признаку (форме) делит топонимы на простые и сложные, или составные [Жучкевич 1968: 88]. А.В.Суперанская их подразделяет на «модели»: однословные топонимы, топонимы сложные слова и многословные, и каждый из этих классов – еще на более мелкие группы [Суперанская 1969: 87], Т.Бегжанов и К.Абдимуратов приводят простые и сложные классы географических названий [Бегжанов, Абдимуратов 1971: 85]. Э.М.Мурзаев выделяет семь типов и четыре модели [Мурзаев 1996: 80-102].

Итак, исходя из изложенного выше, тюркские топонимы в структурном плане можно разделить: 1) по числу компонентов – на простые и составные, 2) по наличию аффиксов – на безаффиксальные и аффкисальные, 3) по составу – на именные и глагольные, 4) по способу связи на изафетные и не изафетные. К простым топонимам относятся названия, состоящие из одного компонента – безаффиксальные и аффиксальные. При этом топонимом чаще всего выступает географический термин или же любое другое слово, воспринявшее семантику такого термина, которое может передать характеристику или обозначение географического объекта. В качестве примеров безаффиксальных простых топонимов можно привести следующие: Сырт «возвышенность», Тала «поляна», Чат на Алтае и в Таджикистане; р.Булак «источник» на Алтае и в Поволжье; гора Таш «камень» на Алтае, в Азербайджане; местность Тас в Казахстане; поселок Тахта «доска, равнина, плоское место» в горах в Ставропольском крае и др. Примеры на аффиксальные простые топонимы: Дыркъыла «террасы», Тёбеле «холмики», Ташлы «каменистая», Кечиу «брод», Кийкчи «охотник», Токойлуу «лесистый», гора Айдынлы «светлый, сияющий, сверкающий, ясный» в Турции; населенный пункт Канглы (этноним) в Ставропольском крае; Гасанлы, Валиханлы, (от личных имен и этнонимов) в тюркоязычных республиках. Хубийлары (квартал) «Хубиевы», Таллы (местность) «Ивы», Къонду (зимовье) «приземлился, прилетел» в Карачае.

По числу компонентов топонимы делятся на простые и составные. Простые топонимы можно проиллюстрировать следующими примерами: Дорбун «пещера», Дыркъыла «террасы», Гижгит (село) «значение непрозрачно, Бийлик «владение»», Ачы (селище) «кислый» - в Балкарии; Кюнлюм (река) «солнечная сторона», Кюйгенле (местность) «сгоревшие», Чотча (ледник, ущелье) от фамилии, Тохана (урочище) «престол» в Карачае; Чункур (нас.пункт) «яма» на Алтае; Адалар «острова» в Крыму; Текели «там, где водятся горные козлы» в Киргизии и другие. Составные топонимы состоят из двух и более слов: Къозу ойнагъан (пастбище) «где ягнята играют», Къой аугъан аууш (перевал) «где овец перегоняют», Тонгуз орун гитче чат башы (хребет) «свиней места малого ущелья верховье» в Балкарии; Чабакълы къара суу (речка) «родник, где водится рыба», Темир тау «железо+гора» в Казахстане; Беш-Жыгач «пять деревьев» в Киргизии; Кардон борыны (лес) «Кардона мыс» в Татарстане и т.д.

По составу компонентов тюркские топонимы членятся на именные и глагольные. Именные по участию частей речи в топонимах, в свою очередь, можно делить на несколько групп: Абай къала «Абаевых башня», Баш тюз «вершина+равнина», Езен бау «долина+загон, загон в долине», Кум адасы «песчаный остров», Баба чай «дедушка+река», Баба чайы «дедушкина река, Аксай йылгасы «Аксая речка», Тонгузлисай «сай, где обитают дикие свиньи», Учкурган «три кургана» , Онбир-Джилга «одиннадцать оврагов», Минбулак «тысяча родников, ручьев».

Глагольные наименования также довольно разнообразны, приведем примеры, не вдаваясь в подробности: Бий елген (дорбун) «пещера, где погиб хозяин (господин, князь)», Элия ургъан «где молния ударила», Айгырбаткан «(место где) жеребец утонул», Кумерказган «уголь копали», Дашкесан «камень резали», Янгантау ян – «горсть»+ тау – «гора», Аманкелды «здоровым вернулся», Худайберды «бог дал», Хангельды «хан пришел (вернулся)», Барсакельмес «пойдет, не вернется» и другие.

И, наконец, мы выделили по типу связи компонентов: изафетные и неизафетные группы, так как изафетные конструкции играют значительную роль в тюркской топонимии как по доле среди всех географических названий, также по своему разнообразию. Здесь представлены все три вида изафетной связи между компонентами: Таш орун «камень+загон», т.е. «каменный загон», Тамбий стауат «Тамбия (антропоним) стойбище», Толкын-Коль «волна+озеро, т.е. волнующееся озеро», Терескен-Сай (растение «терескен»+ овраг) «сухое русло», Жилан-Тау (змея+гора) «змеиная гора», Чатыр-Даг «шатер+гора», Аппуш тала «Аппуш (имя соб.)+ поляна» и др;

Агъач къыйыры «леса конец», Амай башы «Амая верховье», Аштотур ташы «Аштотура камень», Чат башы «балки верховье», Эл тюбю «села конец», Арпадереси «долина ячменя», Бабачайы «река дедушки», Атбаш йылгасы «Атбаша речка», Саз йылгасы «болота речка», Алы-Кюеллери «Алы колодцы», Кюгеш авылы «Кюгеша аул»;

Эбзеланы баулары «Эбзеевых загон (загоны)», Шохайыб-Хаджини тармени «мельница Шохайыба-Хаджи», Шатдуну дорбуну «пещера Шатду», Чораны стауаты «стойбище Чоры», Хапчаланы ранлари «ран (выступы в скалах) Хапчаевых», Шехрин капуси «ворота данного города», Мысакаланы жирлери «Мысакаевых земля», Бекмырзаны жери «земля Бекмырзы» и др.

И, наконец, завершая типы связей между компонентами в именных формах топонимических словосочетаний, следует заметить, что данный тип в большинстве случаев связан с качественными и относительными прилагательными, числительными со значениями цвета, числа, ориентировкой на местности, антонимическими парами слов, которые в сочетании с именами существительными и другими словами становятся названиями географических объектов: Акъ кая «белая (известковая) скала», Агъачлы къол «балка, где растут деревье (лес)», Акъ топуракъ «белая глина», Аман ачы «плохой+горький», Аман къол «скверная балка», Баллы къулакъ «балка с медом», Яглыдере «жирное, маслянистое (плодородное) ущелье», Тонгузлисай «сай, где обитают дикие свиньи», Он-Тамчи «десять скудных родников», Минкуш «тысяча птиц», Учташ «три камня», Кок-Жаман «голубой (синий), плохой», Къош дорбун «две пещеры», «парные пещеры».

Завершая тему, можно сделать несколько кратких выводов: в системе топообразования во всех тюркских языках обнаруживаются идентичные процессы, хотя они в каждом национальном языке происходят более или менее своеобразно; заимствования из других языков приспосабливаются к нормам тюркского языка и «работают» по моделям тюркского топообразования; в карачаево-балкарском языке имеются все его модели, от древних до настоящих; тюркские термины сохранили древние тюркские формы, которые активно участвуют в образовании местных наименований.

Глава третья «Специфика балкарских местных названий». Топонимика всей Балкарии весьма однородна в языковом отношении, в основном она ясно этимологизируются и понятна носителям данного языка. Подавляющее большинство топонимов края сочетается с географическими терминами, которые являются общетюркскими.

Условия возникновения и хронологические пласты. Основная группа по языковому составу среди топонимов нашего региона - это названия балкарского происхождения. Вместе с тем, как и на любой территории, в Балкарии имеются названия иноязычного происхождения: грузинского, осетинского, кабардинского и русского.

О многосторонних связях между Балкарией и Сванетией имеется достаточно много сведений. Все это не могло не отразиться на языке и топонимах как того, так и другого языка. К топонимам сванского происхождения можно отнести: Зинки - от сванского зинги «неровный, дугообразный»; Лабу - от сван. лаб «груз или воз для осла»; Лагура - от сван. лагвра «стадо»; Личири - от сван. лицири «снимать кожуру»; Ушба - от сван. шуб «копье (вершина)»; Цана - от абхаз.-сван. цан - этноним; Некра - сван. «ровное место, равнина».

Что касается осетин, то с ними ( прежде всего, с дигорцами) более тесном контакте живут балкарцы Черекского ущелья. Названия иранского происхождения в Чегемское и Баксанское ущелья могли проникнуть как через Черекское ущелье (поздние заимствования), так и в период существования аланского союза племен, когда, быть может, соседствовали тюркоязычные и ираноязычные народы.

К иранским заимствованиям относятся: Лыгъыт - от осет. легъет «пещера»; Лыбырда - от осет. лебырд «оползень»; Пардык // Фардыг (к) - от осет. фердыг «самоцвет»; Гал стауат «быков стойбище»; Доржюг - от осет. дор дзыкъ «каменистая впадина»; Сурх - от осет. сурх «красный»; Сагдор - от осет. сагдор «олень-камень»; Саггун - осет. сагъ «олень, козерог» - «оленье»; Фаншаур - осет. «где происходит дележ скота»; Тарпы - осет. «впадины» др.

Предки балкарцев с древнейших времен соседствовали с кабардинцами. В последние века равнинные земли в предгорьях, в коих балкарские скотоводы сильно нуждались, принадлежали кабардинским князьям. В зимнее время по договоренности они содержали там свой скот, что отразилось на двоякой номинации этих местностей, т. е. отдельные участки пастбищ имели названия на кабардинском и балкарском языках. В процессе развития языка одно из них окончательно закрепилось за местностью, другое же названия может носит узколокальный характер. К кабардинским заимствованиям относятся: Бжедух - гора от адыг. этнонима Бжъэдыгъу «рог похитившие»; Гебчукъ (гапчокъа) от каб. Ек1эпц1экъуэ «ольховая балка»; Гедгаф къол от каб. фам. Джэдгъэф + балк. къол (балка); Гетмыш (гедмыш) от каб. Джэдмышх букв. «курицей не поедаемый (ая) трава»; Хаймаша от каб. хьэймащэ «эскрементов яма» и другие.

В числе топонимов горной Балкарии имеется немногочисленный слой названий русского происхождения. Это исконно русские слова или интернациональная лексика, проникшие в балкарскую топонимику через русский язык. Они, как правило, наименования позднейшего образования и находятся на стадии развития: Солнечный, Рудник, Промплощадка, Поштжол «почтовая дорога», Комсомол къош «комсомольский кош (ночевка)»; Комсомол ферма «комсомольская ферма», Кюнлюм поселка «поселок на южном склоне»; Моллаланы хутур «Моллаевых хутор», Дохтурла туруучу «ветеринаров стоянка», Онбиринчи приют «Приют одиннадцати» и др.

загрузка...