Delist.ru

Художественный текст через призму авторской пунктуации (15.08.2007)

Автор: Кольцова Людмила Михайловна

А так представлены графические контуры глав (или «пунктов», по определению М. Булгакова) «Похождения Чичикова», где речь идет соответственно

о появлении в Москве Павла Ивановича, который «явился всюду и всех очаровал поклонами несколько набок и колоссальной эрудицией, которой всегда отличался»;

о «головокружительной карьере» Чичикова, потерпевшего крах;

о разных мелких событиях, в конечном счете приведших к краху «Погубил же Чичикова… Ноздрев, а прикончила Коробочка».

Графический (абзацный) контур миниатюры И.Деткова «Листопад» выглядит следующим образом.

Листопад

Падают листья, словно весь календарь года решил враз осыпаться… И что прошло… И что будет… Нечем прежде душу ободрить – ни почки лопнувшей, ни цветка, пчелу зовущего…

Впереди только морозы, коль не отложил себе весны-лета про запас.

Листопад – напоминание, как много дней-возможностей осыпалось уже… Золотом ли дел свершенных или пожухлостью надежд-порывов…

Было бы наивно и вульгарно напрямую связывать образно-смысловое содержание с «физической» протяженностью и объемом текстовых блоков, однако не стоит игнорировать тот факт, что зрительный образ, пространственное представление, присутствует в тексте и отражается на периферии сознания.

Существование визуально воспринимаемого пространственного представления (рисунка, контура, фигуры) – в прозаическом тексте, – вне всякого сомнения, создает определенное эстетическое в-печат-ление: это либо ощущение гармоничности, упорядоченности, стройности, легкости, основательности, либо, напротив, громоздкости, тяжеловесности, рыхлости, хаотичности.

Текстовые знаки (абзац, «ступенька текста», разбивка строки и др.) обладают психологическими свойствами, способствуют возникновению синестезии, т.е. появлению таких ощущений и представлений, которые относятся к сфере «межчувственных связей», проявляющихся во всех произведениях искусства на всех уровнях (заметим, что Н.В. Гоголь в свойственной ему иронической манере заметил: «…если бы я был художник, я бы изобразил лай собак…» («Миргород»)).

Примером мастерского использования графических способов оформления текста в целях эмоционального воздействия может служить рассказ Л. Андреева «Красный смех (Отрывки из найденной рукописи)». Рассказ делится на части, а каждая часть – на «отрывки». Начало каждого отрывка – это абзац, включающий в себя фрагмент, оборванный в начале, а потому абзац – как парный знак препинания – преобразуется, входит в комплексный знак, где соответствующая позиция фиксируется и начальным многоточием. Это многоточие – не только и не столько знак неполного предложения, это составной элемент комплексного текстового знака позиции начала развертывания текста. Вот как представлены зачины «отрывков» в первой части рассказа:

…безумие и ужас.

…почти все лошади и прислуга.

…безумие и ужас.

…обвивались как змеи.

…я уже спал, когда доктор разбудил меня осторожными тычками.

…это были наши.

…это было безбожно, это было беззаконно…

и т. д.

Оформление текста коррелирует с названным писателем жанром, с общей идеей рассказа, но еще и выполняет чисто прагматическую задачу: разрушает автоматизм восприятия привычного, ожидаемого начала, наработанного практикой чтения, и таким образом создает ощущение тревоги, дискомфорта, необходимости приспособиться к необычной форме предъявления начала как конца, напряжения мысли для восстановления начала, т.е. целый комплекс умозрительных движений заставляет сделать читателя автор.

Таким образом, в художественном тексте этот знак выполняет целый ряд важнейших заданий, психологических, креативных; ряд функций, направленных на воплощение художественного замысла в неразрывной связи с другими «содержательными средствами».

Эти функции заключаются 1) в привлечении внимания к значимому единству и дифференциации в репрезентации блоков эмоционально-эстетической информации; 2) в возбуждении эстетического чувства и создании синестезии; 3) в направленном эмоциональном воздействии.

Эти функции очень важны для пишущего, о чем мы можем судить по высказываниям самих авторов. Для воспринимающего текст читателя и особенно исследователя эстетическое наслаждение приносит открытие закономерностей в организации текста, понимание тех принципов, которые лежат в основе гармонии, красоты формы, узнавание и ожидание значимых форм. Как пишут исследователи общих законов симметрии, «в способности ощущать гармонию там, где другие ее не чувствуют, и состоит вся эстетика научного и художественного творчества» (Шубников, Копцик, 1972, с.13).

Велика роль текстовых знаков и в организации «энергетического поля» текстового пространства, в создании участков напряжения и расслабления, концентрации и дистрибуции внимания, предваряющей активизации и «оттягивания», усиления эффекта неожиданности и создания эффекта ожидания.

В целом – это функции актуализации инициативного мышления, обладающего гедонистическим эффектом.

Само собой разумеется, что эти функции должны проявляться (и проявляются) только в том случае, когда они находятся в положительной корреляции с другими средствами, накладываются на системно представленные вербальные единицы текста.

Четвертая глава «Пунктуация художественного текста как уровневая система» посвящена систематизации полученных результатов исследования. В ней формулируются определения единиц текстовой пунктуации, предлагается общая концепция пунктуационно-графической организации художественного текста.

Художественный текст характеризуется системным пунктуационным единством, проявляющимся в использовании объективно присущих письменной речи пунктуационных позиций и создании дополнительных позиций, в выборе средств для обозначения позиций, регулярно и последовательно обнаруживающихся в тексте;

2) пунктуационное единство текста непосредственно и опосредованно (через реализацию лексико-грамматического единства) связано с идейным содержанием текста и его эстетическими свойствами;

набор знаков, используемых в определенных пунктуационных позициях, стилистически маркирован в целом, а функции отдельных знаков преобразуются в соответствии с единством авторского замысла и конкретными прагматическими задачами;

3) прагматическое содержание текста и его эксплицитное и имплицитное выражение реализуются через систему пунктуационных позиций, специально создаваемых автором, которые можно определить как комплементарные по отношению к системе письменной речи, но они являются основными и обязательными для репрезентации прагматического аспекта текста;

4) знаки, способы и приемы пунктуационной организации текста регулярно и последовательно обнаруживаются в тексте в виде “пунктуационных сценариев”, разворачивающихся на определенных участках текстового пространства и способных генерировать “текст в тексте”.

Одним из важнейших законов развития письменной речи можно считать постепенное последовательное введение в письменную речь основной единицы пунктуации – пунктуационной позиции как сигнала сознательной организации и предъявления языкового материала в виде сегментов, синтагм, фрагментов, компонентов, блоков и пр.

Пунктуационная позиция на современном уровне развития письменной речи представлена следующими видами:

абсолютно сильная основная позиция;

сильная основная позиция;

слабая основная позиция;

комплементарная сильная позиция;

загрузка...