Delist.ru

Художественный текст через призму авторской пунктуации (15.08.2007)

Автор: Кольцова Людмила Михайловна

Пунктуационная стратегия может быть направлена на максимальное разъединение единиц текста. Может служить средством создания картины разорванного, дисгармоничного мира, отраженного в смятенном сознании (или представленного как таковое). В этом случае можно говорить о дистанцирующей, или контрадикторной стратегии пунктуации. Эта стратегия предполагает развертывание и организацию в целостном фрагменте текста противоречивых, разноплановых, разнонаправленных “мыслительных блоков”.

В тексте “Несбывшейся поэмы” М.И. Цветаевой (Цветаева, 1994, с. 746) несомненную композиционную роль, роль связующего звена во внутритекстовых семантических связях играют такие графические средства, как знак акута (и синонимичное по функции выделение слов при помощи курсива), тире (любимый цветаевский знак), двоеточие и точка, оформляющие дополнительное членение высказывания вопреки действующим правилам:

Кто – мы? Потонул в медведях

Тот край, потонул в полозьях.

Кто – мы? Не из тех, кто ездят –

Вот – мы! А из тех, кто возят:

Возницы. В ранениях жгучих

В грязь вбитые за везучесть.

В первой же фразе текста пунктуационные знаки репрезентируют установку автора на создание диалогической речи. Тире и знак акута, фиксируя логическое ударение, превращают вопросительное предложение в квазивопросительное (по классификации И.П. Распопова), т.е. в предложение, имеющее эмоционально-оценочное декларативное значение. По сути дела, это эмоционально-оценочное восклицание в агонистическом диалоге, по меньшей мере, с тремя участниками. Все последующее раскрывает содержание этого “мы”. А содержание квазивопроса неизмеримо расширяется. В “ответе” заключаются смыслы: “где”, “откуда”, “каковы”, “почему”, “что делаем” и прочее:

Всю Русь в наведенных дулах

Несли на плечах сутулых.

Не вывезли! Пешим дралом –

В ночь – выхаркнутые народом!

Кто – мы? Да по всем вокзалам...

Кто – мы? Да по всем заводам...

И наконец:

И да будет известно – т а м:

Доктора узнают нас в морге

По не в меру большим сердцам.

??????????

??????????

??????????

????ц?????

??????????

?????????6?рывающей единство стихотворной строки. Это тоже очень сильный стиховой знак.

Такое “сверхлогическое” или “суперлогическое” ударение выводит слово в доминанту такого текстового синонимического ряда: Возницы: добровольцы единой Армии: дроздовец; вандеец; грек; те, кто “баррикады в пятом строили”; бесконечно любившие Русь. Общий смысл всех этих понятий – “мы” – “ломовые лошади Истории”, выполняющие мессианскую роль.

Композиционные возможности знаков препинания в прозаическом тексте проявляются еще нагляднее, поскольку прозаический текст не ограничен требованиями соблюдения строго ритма и рифмовки. Здесь сама пунктуация служит средством создания особого ритма и объемности, многомерности текстового пространства. При помощи пунктуационных средств автор способен в одной конструкции представлять несколько пресуппозиций разного плана:

Может, потом – спустя, скажем, лет десять, если доживем, когда уже все станет ясно, я еще подивлюсь мудрости судьбы: вот, скажу я себе, глядя на поверженного в прах врага, – какую беду отвела от меня рука случая... (Никитайская, 1999).

Здесь в одном предложении “свернуты” все основные смысловые установки текста повести.

Таким образом, определение системы текстовых знаков, выполняющих интегрирующую, стилеобразующую функцию, анализ “композиционной пунктуации” – необходимый и обязательный элемент для выявления общей коммуникативной перспективы текста, динамики развития идеи, адекватной интерпретации авторского замысла. Это чрезвычайно важный аспект анализа художественного текста и вполне достойная задача сугубо лингвистического исследования как в теоретическом, так и в прикладном аспекте.

Названные нами пунктуационные стратегии – это два противоположных, а иногда и противопоставленных в рамках одного произведения, два полярных способа, принципа компоновки содержания, две модели реализации формирующейся в сознании пишущего картины удвоенного языком мира. Эти модели отчетливо осознаются и автором и читателем как художественный прием, как способ выведения дискретных единиц из недискретного потока сознания. О таком осознании и использовании определенной модели пунктуации свидетельствуют размышления художников слова над технической, “формальной” (как нам представляется до сих пор) стороной художественной речи.

В пунктуации текста авторское видение мира отражается с такой же неизбежностью, как и в системе образных средств, принципах отбора лексики, приверженности к тем или иным типам предложения. Художественная организация содержания осуществляется при помощи системно используемых знаков препинания как совокупности средств формального отражения действий объединяющего и членящего ума. Системное использования знаков препинания как способа комбинации языковых средств, обеспечивающей построение композиционных блоков, композиционных фрагментов текста и связь между ними, обнаруживает в первую очередь объединяющую функцию, функцию формирования единства текста, отражающего определенный тип моделирования мира.

Наиболее типичные отношения между языковыми элементами в едином, целостном текстовом пространстве репрезентируются имеющимися в распоряжении пишущего пунктуационными средствами, которые могут быть по своему формальному выражению классифицированы следующим образом:

парные знаки препинания, т.е. знаки, состоящие из двух разных элементов; к парным знакам препинания относятся, в первую очередь, знаки, организующие, создающие предложение: так называемые “конечные” знаки в сочетании с заглавной буквой; в пространстве, организуемом парными знаками, только и возможно использование единичных знаков препинания: запятой, точки с запятой, двоеточия, тире и пр.;

двойные знаки препинания, т.е. знаки, состоящие из двух одинаковых элементов: две запятые, два тире, скобки, кавычки и т.п.

комплексные знаки препинания, т.е. знаки, состоящие из разных (двух и более) элементов, выполняющих одну общую функцию; это знаки, оформляющие фрагменты текста в виде абзаца, знак “тире и запятая” как единый знак препинания; знаки, оформляющие конструкции с однородными членами при обобщающих словах и т.п.

составные, или комбинированные знаки, представляющие собой сочетание разнофункциональных знаков в некоторых совмещенных пунктуационных позициях;

диффузные знаки, представляющие собой некое наложение, проникновение в графический буквенный строй письменной речи; к таким знакам относятся всякого рода смысловые выделения; прописная буква, по сути дела, это наиболее распространенный диффузный знак препинания с целым набором функций, от чисто номинативных до сугубо прагматических.

Такой подход к “внешней”, формальной стороне знаков препинания позволяет говорить о том, что пишущий располагает достаточно большим набором средств, выполняющих разнообразные, разноплановые функции, главными из которых являются следующие:

реляционно-референтная функция, функция связи элементов внутри высказывания, высказываний в части текста и т.п. Реляционно-референтные знаки осуществляют связь и одинаковое, равноправное соотношение языковых элементов с базовой пропозицией (или макропропозицией). Эту функцию выполняют в основном следующие знаки: точка + прописная буква; запятая; точка с запятой; абзацный отступ (в сочетании с другими элементами этого комплексного знака);

загрузка...