Delist.ru

Культура времени в современной картине жизни (15.08.2007)

Автор: Каширина Ольга Валерьевна

Современные исследователи рассматривают одним из путей формирования гуманитарного пространства создание «коммуникативной власти» и обращение к культурным механизмам социального взаимодействия в миграционных процессах, на основе которых возникает «пространство социокультурного полилога» (О.Н. Астафьева).

В диссертации делается вывод, что поиск оптимальных моделей укрепления гуманитарного пространства может быть плодотворным с использованием культурно-временного подхода. Он позволяет обосновать в качестве структурного элемента гуманитарного пространства инновационную культуру (культуру инновационной деятельности), которая формируется на стыке гуманитарной и технической культур как новое синтезное образование, сочетающая черты этих обеих культур. Диалектика факторов преемственности (репродуктивных) и факторов целесообразности (продуктивных) формирования инновационной культуры такова, что в результате взаимодействия они создают коллективно-пространственную горизонталь инновационной культуры – инновационную сферу, в том числе социально-экономическую, оборонную, технологическую и т.п. Состояние инновационной сферы вместе со временем новаций характеризует инновационный потенциал цивилизационного субъекта, выражающийся в совокупности ресурсов, включая материальные, финансовые, интеллектуальные, научно-технические и иные ресурсы, необходимые для инновационной деятельности. Инновационный потенциал цивилизационного субъекта имеет свойство медленно реагировать на действие невидимых, но относительно стабильных метавнешних (глобальных) факторов. Воздействие их осуществляется через духовные каналы – науку, идеологию, общую культуру, публицистику, СМИ и т.п. Развитие инновационного потенциала влияет на процесс формирования гуманитарного пространства.

В России этот процесс чрезвычайно затруднен и непосредственно связан с проводимыми в стране экономическими реформами. Современные российские экономисты и философы выдвинули доктрину нравственной экономики (Д.С. Львов), которая основана на убеждении, что Россия должна перейти в новое идейное измерение, чтобы остановить процесс дегуманизации общества.

Авторская концепция культуры времени выдвигает антиподом «безвозвратной потери времени» научно-философское определение «требований времени», включающее научное распознавание «вызовов времени» (комплексный междисциплинарный диагноз времени) и философское обоснование «духа времени» (философский диагноз времени). Определение таких «требований времени» поможет сформулировать систему «ответов на вызовы времени» для выработки главных направлений деятельности гражданского общества в гуманитарном пространстве.

В укреплении гуманитарного пространства демонстрируется новый процесс, отличающийся от традиционных форм принципиально новыми технологиями дистанционного воздействия и латентными формами его проявления, включая инновационную стратегию и культурно-временную тактику в гуманитарно-направляемом развитие внутреннего, внешнего и метавнешнего (глобального) времени.

В третьем параграфе второй главы – «Культура внутреннего времени цивилизационного субъекта и его судьба» – выдвинут и обоснован авторский концепт культурно-временной идентичности цивилизационного субъекта, в котором раскрывается механизм «информационного отбора – цивилизационного выбора», выявлены уровни и вектор идентичности, а также факторы судьбы цивилизационного субъекта.

Сущность культурно-временного концепта идентичности заключается в том, что он вскрывает диалектическое противоречие между идентификацией – распознаванием внешних и метавнешних пространственно-временных ситуаций (структур-состояний настоящего/прошлого), с одной стороны, и самоидентификацией – различением внутренних структур-процессов настоящего/будущего, с другой стороны. Цивилизационное время в пространственно-временной ситуации, в отличие от традиционного расположения фигур времени на Стреле времени: «прошлое, настоящее, будущее», развивается в соответствии с цивилизационным кодом: «целостность как актуальное настоящее (сегодня): преемственность как бессмертное прошлое (вчера) и целесообразность как прожективное будущее (завтра)». В пространственно-временной ситуации (современности) формируется культурно-временная идентичность.

Центральное место в авторском концепте культурно-временной идентичности занимает обоснование механизма «информационного отбора – цивилизационного выбора». Он имеет четыре узловые точки (этапы): 1) информационный отбор: «схватывание» и преодоление неопределенности (временной и альтернативной); 2) распределение сигналов по значимости; 3) квантификация и перебор смыслов в поступившей информации; 4) цивилизационный выбор. Дается следующее определение культурно-временной идентичности: это категория философской антропологии и философии культуры, применяемая для обозначения целесообразности в культуре самосознания, культуре индивидуальных действий и коллективной деятельности цивилизационных субъектов, которая проявляется в ответственности за будущее. Векторы и уровни культурно-временной идентичности отражают процесс формирования культуры времени цивилизационного субъекта.

Для характеристики этого процесса в диссертации вводятся понятия «информационное время» (время накопления запаса цивилизованности) и «диссипативное время» (время рассеивания энергии человеческой культуры). Динамическое равновесие между диссипативным и информационным временем в различных пространственно-временных ситуациях стремится к «золотой пропорции», «золотому часу современности» для каждого цивилизационного субъекта. Хаос информационного времени структурируется целесообразностью диссипативного времени, образуя порядок культуры времени при помощи механизма «информационного отбора – цивилизационного выбора».

Выдвигается положение о том, что векторы идентичности в случае их совпадения могут классифицироваться как факторы судьбы цивилизационного субъекта. Главное отличие факторов судьбы цивилизационного субъекта от прежних толкований «судьбы человека» заключается в том, что, во-первых, в категории «судьба цивилизационного субъекта» человек как личность является элементарной структурной составляющей, т.е. основополагающей, но не охватывающей всего объема этого понятия; во-вторых, с точки зрения культурно-временного подхода, «судьба цивилизационного субъекта» является основной, центральной структурообразующей и смыслообразующей категорией индивидуальной картины жизни – рисунка жизни; в-третьих, эта категория подчеркивает активную роль культуры самосознания как предповеденческой структуры, культуры индивидуальных действий и коллективной деятельности цивилизационных субъектов в построении собственного рисунка жизни, который и формирует (определяет) судьбу, и отражает ее культурно-временные параметры.

В третьей главе – «Философский диагноз времени в современной картине жизни» – обосновывается объективная общественная потребность в философском диагнозе времени как мониторинге состояния культуры самосознания цивилизационных субъектов, уточняется сущность философского прогнозирования на основе диагноза времени, показывается роль категории «культура времени» как принципа дидактики социального времяведения.

В первом параграфе третьей главы – «Философский диагноз времени как метаидеология: специфика и структура современности» – обосновывается нетрадиционная трактовка диагноза времени как способа построения картины жизни, предлагается оригинальная структура диагноза времени.

Философская традиция связывает диагностику в картине мира и картине жизни со своими функциями: мировоззренческой и методологической. Однако в советской философии на первом месте была идеологическая функция, поэтому распознавание оставалось недостаточно изученным видом познания. Философия как методология науки и практики и в постсоветский период продолжает серьезно отставать от требований времени. Нужна четкая методология философского диагноза времени: опыта прошлого, задач современности и проектов постсовременности. Для России исключительно актуальной проблемой является создание национальной системы научно-философского мониторинга. Предлагаемая трактовка философского диагноза времени как формы метаидеологии, оказывающей культурно-направленное воздействие на судьбу цивилизационных субъектов, существенно отличается от всех предыдущих трактовок.

Метаидеология – это глобальная форма культуры самосознания человечества, основанная на общечеловеческих ценностях и культуре времени, формирующаяся на современном этапе естественно-исторического процесса глобализации в качестве ответа на политические, экономические и идеологические вызовы истории. Выделяются следующие этапы формирования метаидеологии в России: а) досоветская идеология, б) коммунистическая идеология, в) российская консолидирующая идеология, г) глобальная метаидеология.

В диссертации выдвигается положение о необходимости структурирования диагноза времени, при этом учитываются следующие принципиальные положения: 1) принцип объективности: диагноз времени может быть осуществлен только при помощи экспертной оценки стороннего, незаинтересованного наблюдателя; 2) принцип конкретности: выделения специфики анализируемой современности, определение параметров пространственно-временных ситуаций; 3) принцип всесторонности рассмотрения, обеспечивающий исчерпывающие знания социоестественных, социокультурных, конфликтологических условий возникновения и развития пространственно-временной ситуации, а также их информационно-публицистического освещения; 4) принцип системности означающий, что каждый из последующих структурных элементов системы вытекает из синтеза предыдущих элементов (социокультурный диагноз из социоестественного, конфликтологический – из синтеза первого и второго, публицистический – суммирует все их вместе), и завершается философским синтезом – философским диагнозом времени.

Учитывая эти принципы, выстраивается следующая структура диагноза времени: 1) социоестественный – естественнонаучные оценки различных пространственно-временных ситуаций в прошлом, настоящем и будущем, 2) социокультурный – имеющий предметом оценку отдельных мировых, цивилизационных и культурно-личностных проблем; 3) публицистический – производящий синтез первого и второго и транслирующий информационную политику; 4) конфликтологический – позволяющий понять общие элементы и закономерности развития социальных напряжений и конфликтов; 5) философский – осуществляющий постоянный поиск духа времени и диагностирующий в целом судьбу человечества и судьбу человека. Эта структура демонстрирует специфику пространственно-временной ситуации в современности, досовременности и постсовременности.

Характеризуя философский диагноз времени как структуру-процесс (время-процесс), различаются стадии исследования диагностируемого события – этапы философских обобщений: а) первый шаг – первичный диагноз ситуации (правильный диагноз факта, наименование ситуации); б) структурирование факторов, способствующих созданию этой ситуации; в) установление связи между данной ситуацией и судьбой цивилизационного субъекта как времяцелостности (единства настоящего/прошлого и настоящего/будущего); г) определение степени вероятности достижения желаемых целей.

Во втором параграфе третьей главы – «Диагноз времени как способ формирования гипотетической картины жизни» – раскрывается роль философского диагноза времени в осуществлении проекции знания и в настоящее/прошлое, и в настоящее/будущее, и на этой основе уточняется синергетическая сущность философии прогнозирования.

Методология авторского культурно-временного подхода к диагностике современности (пространственно-временной ситуации), имеет в своем основании атропосоциетальный (социетально-деятельностный) подход (Н.И. Лапин) и теорию социальных событий (А. Филиппов). Главными смысловыми точками в ней являются понятия: «распознавание и различение», «структура-состояние и структура-процесс (время-процесс)», «свойство и качество». Каждая пара этих категорий может применяться к характеристике то ли картины мира, то ли картины жизни. В таком случае получается два понятийно-смысловых ряда: 1) для картины мира – «пространственно-временная ситуация», «распознавание», «структура-состояние», «свойство»; 2) для картины жизни – «современность», «различение», «структура-процесс (время-процесс)», «качество». Диалектическая взаимосвязь двух рядов этих категорий и обеспечивает единство картины мира и картины жизни.

Практическую пользу и востребованность философский диагноз времени приобретает в случае его адекватности, т.е. максимального приближения мыслительного процесса (мыследействия) к жизненному повседневному процессу. Включение повседневности в общекультурный контекст заставляет предположить, что существуют два типа объективности культуры времени: в первом типе объективность выступает в контексте культуры, как объективированный продукт культуры знания, культуры самосознания, культуры индивидуальных действий и коллективной деятельности людей, а во втором, гносеологическом аспекте, проявляется объективность, которая дана человеку в ощущениях его, которая копируется, фотографируется и отражается нашими ощущениями, существуя независимо от них. Наличие объективности первого типа (культурологической) дает возможность диагностировать современность в инвариантных проявлениях, как целостность на Стреле времени. Эту целостность можно перемещать в разные пространственные и временные координаты Стрелы времени, исследуя события прошлых дней и веков в контексте современных им исторических обстоятельств. Это диагноз современности. Наличие объективности второго типа (гносеологической) предполагает диагноз повседневности. Он уникален, неповторим, формируется в результате специфической экспертизы (технической, технологической, медицинской, социологической, конфликтологической, публицистической и т.п.). Два типа объективности (культурологический и гносеологический) образуют два типа (уровня) диагноза времени, дополняющих друг друга: философский диагноз современности и междисциплинарный диагноз повседневности.

Для достижения большей вероятности прогнозов предлагается использовать следующие синергетические принципы применительно к культурной реальности (принципы синергетики): 1) принцип выделения «параметров порядка», 2) принцип «круговой причинности», 3) принцип определения «горизонта предсказуемости». Синергетическое описание связано с решением проблемы сжатия информации. Вместо большого количества фактов, от которых зависит состояние сложной системы (так называемых компонентов вектора состояния), синергетика рассматривает немногочисленные параметры порядка, от которых зависят эти компоненты и которые, в свою очередь, влияют на параметры порядка. В переходе от компонентов вектора состояния к немногочисленным параметрам порядка заключен смысл одного из основополагающих принципов синергетики – принципа подчинения (компонентов вектора состояния параметрам порядка). В свою очередь, обратная зависимость параметров порядка от компонентов вектора состояния приводит к возникновению того, что называется круговой причинностью.

В модели философского диагноза времени (трехгранной пирамиде, вписанной в шар) сочетаются: а) принцип подчинения векторов состояния (символизирующих «рёбра» пирамиды) параметрам порядка (символизирующих вершины пирамиды) и б) обратная зависимость параметров порядка, выражающаяся принципом круговой причинности (символизируется образом шара).

В третьем параграфе третьей главы – «Культура времени как принцип дидактики социального времяведения: проблема метаобразования» – обосновывается роль культуры времени как фактора формирования профессионального самосознания науки и как принципа обучения.

Культура времени как фактор формирования культурно-временной идентичности и структурирующего начала в образовательном пространстве находит отражение в решении проблемы метарефлексии и выработке культуры профессионального самосознания обучающегося при помощи метаобразования, по образу и подобию становления профессионального самосознания изучаемых наук. Культура времени в такой постановке выступает как принцип дидактики социального времяведения.

Главная задача метаобразования состоит в обеспечении перехода от социального знания к социальному самосознанию как предповеденческой структуре, от обобщенного восприятия картины мира – к картине жизни, к пониманию человеком своего места и своей подлинной роли в обществе и природе, на основе соединения традиций образования с возможностями и универсалиями информационной культуры. Метаобразование, будучи феноменом глобально-информационной культуры, уравнивает смыслы своих структурных элементов: научного знания и философского самосознания, картины мира и картины жизни, и других элементов в качестве одинаково возможных компонентов воспитательно-образовательного процесса (Л.В. Скворцов). Такое уравнивание заставляет науку создавать свой автопортрет с выделением наиболее привлекательных и социально значимых сторон – профессиональное самосознание науки для того, чтобы быть естественно-научной и гуманитарной основой метаобразования.

Профессиональное самосознание науки, будучи основой метаобразования и вырабатывая философский автопортрет науки, должно дать оценку ее предшествующей истории, заняться самоанализом, не упиваясь своим «надутым» всесилием и кощунственным могуществом. Наука должна служить Человеку – каждому в отдельности и всему Обществу в целом. Высокая моральная ответственность ученого должна стать предметом профессионального самосознания науки – это первое важное направление его формирования.

Второе направление в развитии профессионального самосознания науки – преодоление информационного кризиса, вызванного бурным ростом объема информации. Информационный кризис породил, как указывают специалисты в области информатизации, два противоречия: а) разнообразие информации возросло и удовлетворяет различные потребности, но при этом циркулирует масса избыточной информации, бесполезной для потребителей; б) накоплен огромный информационный потенциал, а люди не могут им пользоваться в силу социальных, физических и технических ограничений. Необходимо произвести перефрагментацию предмета и объекта научных исследований с учетом задач преодоления информационного кризиса, доказать полезность и актуальность данной научной информации для воспитательно-образовательного процесса. Профессиональное самосознание науки призвано объединить интеллектуальные и информационные ресурсы человечества, сфокусировав их в процессе передачи знаний. Реабилитировав себя с точки зрения общечеловеческой морали, наука при помощи развитого профессионального самосознания должна внести свой достойный вклад в развитие глобально-информационной культуры, на основе общечеловеческих ценностей и целенаправленного информационного отбора.

Третье направление в развитии профессионального самосознания науки – выработка новой культуры общения, информационной культуры в узком смысле, которая определяет уровень информационных коммуникаций и информационного отбора. Система образования уже сейчас формирует умение целенаправленно работать с информацией, использовать ее, обрабатывать, хранить и передавать. В рамках метаобразования это умение передается обучающимся в виде информационно-образовательных услуг. Их широкое распространение даст возможность дополнить воспитательно-образовательный процесс принципиально иными формами личных и профессиональных связей с помощью Интернета, электронной почты, телеконференций, то есть без личного присутствия, но в режиме диалога.

Социальное времяведение, основываясь на синтезном мышлении, может стать гуманитарной составляющей высшего образования всей Европы, ориентированной на цивилизационные и общечеловеческие ценности.

В Заключении подводятся итоги исследования, дается общая характеристика авторской концепции культуры времени, намечаются перспективы дальнейшего применения культурно-временного подхода к описанию современной картины жизни.

III. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ ОТРАЖЕНО

В СЛЕДУЮЩИХ ПУБЛИКАЦИЯХ

Монографии

1. Каширина О.В. Культура времени в современной картине жизни. – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2007. – 286 с.

2. Каширина О.В., Каширин В.И. Социальное времяведение. Философский взгляд на проблему формирования общеевропейского пространства высшего образования. – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2006 – 112 с.

Статьи в журналах из перечня, утвержденного ВАК

3. Каширина О.В., Каширин В.И. Времяведение В.И. Вернадского // Вестник Ставропольского государственного университета. – 2003. – Вып. 32. – С. 15-21.

4. Каширина О.В. Культура времени как философская проблема // Вестник Ставропольского государственного университета. – 2005. – Вып. 41. – С. 5-10.

5. Каширина О.В., Каширин В.И.. Философия экономики: вопросы методологии // «Обозреватель – Observer». – 2006. – № 1. – С. 78-88; № 2. – С. 52-60.

6. Каширина О.В. Культура времени как принцип цивилизационного детерминизма // Социально-гуманитарные знания. – 2006. – № 3. – С. 291-308.

загрузка...