Delist.ru

Культура времени в современной картине жизни (15.08.2007)

Автор: Каширина Ольга Валерьевна

Среди новейших работ, посвященных проблеме времени в культуре, философскому прогнозированию, образу науки в картине жизни, культурной политике необходимо отметить труды: Э.М. Андреева, О.Н. Астафьевой, В.В. Миронова, В.И. Пантина и В.В. Лапкина, И.М. Савельевой и А.В. Полетаева, А.И. Пигалева, Н.А. Хренова, В.Н. Шевченко.

В современной зарубежной литературе встречаются работы, посвященные проблеме ускорения социального времени (Й. Будиль, Э. Т. Хюлланд). Один из крупнейших зарубежных современных философов З. Бауман считает, что зависимость человека от течения времени ослабла или даже исчезла вообще. Время превращается в агрегат мгновений, а пространство перестало быть ценностью. К. Гайслер, считает, что мы наконец-то овладели временем и нам нужен не контроль над временем, а гораздо более разнообразная по содержанию «культура времени». Оригинальную концепцию «диагноза времени как жанра социологической теории» выдвинул А. Норо. Характеристиками диагноза времени он считает прозрение, понимание, осознание, видение. Социологический «диагноз времени» возвращается к источнику всякого диагноза времени, то есть к духу времени в форме философии.

Выделяются несколько теоретических установок, в рамках которых рассматривалась интересующая нас проблема: во-первых, «пространство-время» рассматривалось в качестве единого хронотопа, неразрывно и в основном сквозь призму лишь научной картины мира; во-вторых, связь времени и культуры начала изучаться лишь в конце 80-х годов в терминах «время культуры», «время бытия человека», «функции культуры во времени», «время как преемственность», «научная культура времени», «общая культура времени», что можно рассматривать лишь как первый шаг в изучении культуры времени. При этом требуют рассмотрения проблемы совершенствования главной функции человеческой культуры – отбирать и накапливать элементы, обеспечивающие преемственность в существовании общества за пределами жизни одного поколения, а также проблемы диалектической взаимосвязи культуры времени и гуманитарного пространства. Все это и определило выбор предмета и объекта диссертационного исследования.

Объект исследования – культура современного общества, манифестирующаяся в картине жизни.

Предметом исследования является концептуализация культуры времени в современной картине жизни.

Цель диссертационного исследования – обоснование концепта «культура времени» и создание на его основе универсальной модели, обеспечивающей целостное видение картины жизни в междисциплинарном контексте.

Достижение названной цели предполагает решение следующих исследовательских задач:

– выявить идеи и образы времени в картине мира и в картине жизни;

– раскрыть значение философского учения русского космизма о времени и об энергии человеческой культуры для понимания современной картины жизни;

– разработать теоретико-методологический подход к построению современной картины жизни в теоретической и практической философии;

– определить способ структурирования и гуманизации современной картины жизни;

– показать роль культуры внешнего времени в укреплении гуманитарного пространства;

исследовать влияние культуры внутреннего времени цивилизационного субъекта на его идентичность и судьбу;

– обосновать необходимость создания национальной системы философского мониторинга культуры самосознания цивилизационных субъектов;

– выделить способ проекции знания в досовременность и постсовременность;

– обозначить структурирующее начало метаобразования как современной инновационной стратегии образования.

Теоретико-методологическую базу исследования составляют:

во-первых, методологические положения как традиционные – естественнонаучный (В.И. Вернадский, Г. Рейхенбах, Д. Уитроу), антропологический (Х. Ортега-и-Гассет, С.Л. Франк, К. Юнг), культурфилософский (И.Г. Гардер, Н.Я. Данилевский, Э.В. Ильенков, Ж.-Ж. Руссо,) и феноменологический (Ф. Брентано, П. Бурдьё, Э. Гуссерль) подходы, так и новейшие – антропосоциетальный (социетально-деятельностный) подход Н.И. Лапина, теория социальных событий А. Филиппова, философия исторического прогнозирования В.И. Пантина и В.В. Лапкина;

во-вторых, синергетическая парадигма, методы универсального эволюционизма Н.Н. Моисеева, экстатического времени М.В. Кузьмина;

в-третьих, философские и научные идеи русского космизма об эволюционной антропологии, об энергии человеческой культуры, о глубокой внутренней связи природы и общества.

Выводы диссертации опираются на идеи, содержащиеся в философской мысли, начиная с древних времен и до новейшего времени. Наибольшую ценность представляют в этом плане идеи о восприятии, учете и использовании времени у ацтеков, майя, инков, китайцев и других древних народов, а также о роли времени и пространства в современную эпоху информации. В разработке авторской концепции культуры времени, при проведении сравнительного анализа картины мира и картины жизни использовались идеи «русского космизма» (в особенности учение В.И. Вернадского о многообразии времени и об энергии человеческой культуры, А.Л. Чижевского о влиянии космической энергии на функционирование организмов животных и человека), а также концептуальные положения социосинергетики В.П. Бранского. Ценные научные обобщения для философского осмысления времени как феномена культуры содержатся в современных работах, свидетельствующих о начале «мегаперемен» в науках трансдисциплинарного характера – в кибернетике, ритмологии, симметрийных исследованиях – «симметриологии», в универсальном учении об экстремумах – «экстремологии», в глобальном эволюционизме, в том числе, космогенезе, эволюции и коэволюции, в виртуалистике.

Особое место в теоретико-методологической базе исследования занимают труды современных философов, в том числе А.М. Анисова о темпоральном универсуме и его познании, П.П. Гайденко о проблеме времени в европейской философии и науке, Л.В. Скворцова о культуре самосознания, об информационной культуре и духовном потенциале России.

В методологических посылках использовались теории времени и бытия, сформулированные в произведениях П. Бергера, Т. Лукмана, К. Манхейма, М. Хайдеггера, М. Шелера, А. Шюца, К. Ясперса. Привлекались также идеи современных западных авторов З. Баумана (о модерне как истории времени), К. Гайслера (о культуре многообразия времени), Г. Мутца (о культуре времени в общественной организации труда), М. Кука (об эффективном тайм-менеджменте).

Объект, предмет, цели и задачи диссертационного исследования предполагают использование междисциплинарных принципов, а также общенаучных методов познания.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в следующем:

– на основе сопоставления идей времени в картине мира и образов времени в картине жизни, анализа основных положений русского космизма о времени и об энергии человеческой культуры сделан вывод о необходимости введения в научный оборот для описания современной картины жизни понятия «культура времени» как категории цивилизационного детерминизма;

– представлена авторская концепция культуры времени, согласно которой культура времени является инвариантной ценностно-смысловой структурой в современной картине жизни; обосновано, что для исследования культуры времени необходимо использовать культурно-временной подход, концепт культурно-временной идентичности, философский диагноз времени;

– обоснована эвристическая ценность культурно-временного подхода для разработки в теоретической философии универсальной модели культуры времени и в практической философии культурно-временного императива, выступающих в качестве способов теоретического и практического аспектов познания пространственно-временных ситуаций в картине жизни;

– на основе универсальной модели культуры времени в теоретической философии выдвигаются принципы бесконечноподобия, времяподобия и пространствоподобия, которые культурно-временным императивом практической философия модифицированы в цивилизационный код, включающий целостность, преемственность и целесообразность; показано, что данный код является главным интеллектуальным фактором, раскрывающим досовременность, современность и постсовременность как этапы развития культуры времени в картине жизни;

– при помощи культурно-временного императива современности в практической философии развит концепт гуманитарного пространства как цивилизационной субстанции культуры времени, выдвинута идея, что для укрепления гуманитарного пространства необходимо взаимодействие внутренних, внешних и метавнешних факторов, и доказано, что гуманитарное пространство формируется на основе нравственной экономики и инновационной культуры, в которой наука является приоритетным фактором;

– доказано, что культурно-временная идентичность цивилизационных субъектов формируется при помощи механизма «информационного отбора – цивилизационного выбора», выявляющего векторы идентичности, совпадение которых может рассматриваться как факторы судьбы цивилизационного субъекта в процессе формирования культуры времени;

– обосновано, что философский диагноз времени выступает метаидеологией анализа досовременности, современности, постсовременности; раскрыто, что философский диагноз времени является, с одной стороны, мониторингом современного состояния культуры самосознания цивилизационных субъектов и, с другой стороны, проекцией знания из современности в досовременность и постсовременность, составляющей сущность философского прогнозирования;

– доказано, что культура времени как принцип дидактики социального времяведения является смысловой основой становления профессионального самосознания науки как структурирующего начала метаобразования, выступающего инновационной стратегией образования; обосновано, что в метаобразовании происходит выработка культуры профессионального самосознания обучающегося по образу и подобию становления профессионального самосознания изучаемых наук.

Основные положения, выносимые на защиту.

1.Эвристичесая роль учения русского космизма о времени и об энергии человеческой культуры состоит в воздействии на эволюцию процесса образования целого «семейства» новых трансдисциплинарных наук, а также на обоснование понятия «метарефлексия времени». Эта категория связывает движение вперед с преобразованием настоящего под углом зрения неиспользованных возможностей прошлого, акцентирует внимание на возможности реализации будущего не только в запросах сегодняшнего дня, но и в составе опыта прошлого. Метарефлексия времени обеспечивает востребованное практикой прошлое смыслом «бессмертного прошлого» или «вечного настоящего». Этот аспект метарефлексии времени отражается в понятии «культура времени».

2. Современная картина жизни в контексте новых трансдисциплинарных наук – социальной симметриологии и социоритмологии – может рассматриваться в качестве системы поисковых гипотез, которая помогает выбирать и оправдывать направления научных исследований, искать ответы на вопросы, непрерывно возникающие в практике. Инвариантной ценностно-смысловой структурой в современной картине жизни выступает культура времени. Для культурфилософского и философско-антропологического описания культуры времени используются: культурно-временной подход, рассматривающий культуру времени в качестве категории теоретической и практической философии; концепт культурно-временной идентичности, раскрывающий судьбу цивилизационного субъекта в процессе формирования культуры времени; и философский диагноз времени как метаидеология, выступающая глобальной формой культуры самосознания цивилизационного субъекта.

3. Культурно-временной подход основан на признании смысловой времяцелостности культуры самосознания, культуры индивидуальных действий и коллективной деятельности цивилизационных субъектов. Его применение позволило осуществить анализ структуры теоретической и практической философии. С помощью культурно-временного подхода в теоретической философии создается универсальная модель культуры времени в современной картине жизни, которая описывает культуру времени при помощи образа трехгранной пирамиды, вписанной в шар, и выражает сущность понятия «пространственно-временная ситуация». В практической философии формулируется культурно-временной императив, который раскрывает в культуре времени нравственное предписание, повелительное требование к цивилизационным субъектам, а также указывает на тактические пути его выполнения в пространственно-временной ситуации.

4. Главными опорными принципами картины мира в теоретической философии выдвигаются принципы бесконечноподобия, времяподобия и пространствоподобия. В картине жизни практическая философия модифицирует эти принципы в цивилизационный код, который включает целостность как актуальное самосознание «сегодня», преемственность как историческое самосознание «вчера» и целесообразность как прожективное самосознание «завтра». В процессе мыследействия приоритетной всегда должна быть целостность. Другие составляющие этого кода – преемственность и целесообразность – в разных ситуациях могут «меняться местами» по приоритетности. При помощи цивилизационного кода культура времени превращается в способ гуманизации современной картины жизни, действие которого демонстрируется в этапах досовременности, современности и постсовременности. Гуманизация картины жизни оказывает влияние на процесс укрепления гуманитарного пространства.

5. Ценностно-организующая роль культуры времени способствует развитию идеи гуманитарного пространства. Гуманитарное пространство определяется в практической философии как многомерное темпоральное социокультурное пространство, или цивилизационная субстанция, в котором гуманистическая стратегия внутренней – локально-региональной, внешней – международной, метавнешней – глобальной, геостратегической политики цивилизационных субъектов опирается на нравственную экономику и инновационную культуру в контексте культуры времени. Нравственная экономика и инновационная культура проявляется через гуманизацию и глобализацию. Связь эта прослеживается при помощи повышения ответственности гуманизма, в котором естественно-научные и гуманитарные знания являются приоритетным фактором в укреплении гуманитарного пространства.

6. Концепт культурно-временной идентичности включает обоснование механизма «информационного отбора – цивилизационного выбора», в котором выделяются следующие этапы: информационный отбор – «схватывание» и преодоление неопределенности (временной и альтернативной); распределение сигналов по значимости; квантификация и перебор смыслов в поступившей информации; цивилизационный выбор. В результате действия механизма «информационного отбора – цивилизационного выбора» культурно-временная идентичность развивается по векторам идентичности. Совпадение векторов культурно-временной идентичности характеризует процесс формирования факторов судьбы человека и судьбы цивилизационного субъекта. Судьба цивилизационного субъекта в гуманитарном пространстве проявляется как смыслообразующий и ценностно-организующий принцип динамики внутреннего времени цивилизационного субъекта. Она решается в процессе культурно-личностной и цивилизационной самоидентификации каждым цивилизационным субъектом при построении собственного рисунка жизни.

загрузка...