Delist.ru

Тектолого-гуманистические основания образовательного процесса (философско-методологический анализ) (15.08.2007)

Автор: Иванова Светлана Вениаминовна

Именно в таком контексте, с точки зрения диссертанта, и возникают философские проблемы педагогики, формируется, а затем становится оправданной соответствующая «философия образования». Оказывается, что сфера философии образования, как и сфера самой философии в ее «всемирно-гражданском значении» может быть подведена под знаменитые кантовские вопросы. И уже на этом фоне, как полагает диссертант, можно обсуждать вопрос о том, в какой степени сложилась философия образования в качестве самостоятельной дисциплины.

Третья глава диссертации «Образовательный процесс в контексте тектологических идей» состоит из шести параграфов. В первом параграфе «Системно-организационные основы образовательного процесса» формулируется общая методологическая идея о необходимости формирования и развития системно-организационного подхода к решению образовательных проблем. Диссертант обосновывает этот тезис, в частности, обращаясь к краткому обзору истории развития образования, особенно в ее переломные моменты. Приведенные примеры должны, с точки зрения диссертанта, убедить в том, что возможно и необходимо ставить вопросы о проблемах образования в обобщенной форме.

Так происходило в России XIX века (после поражения в войне с Японией) и в XX веке (в эпоху индустриализации), в США в 80-е годы XX века. Можно вспомнить и о японском, бразильском, индийском или китайском опыте проведения реформ в национальных системах образования XX века. В Европе в XX веке решение комплекса всеобъемлющих проблем образования выразилось, в частности, в подписании Болонского соглашения большинством стран Европейского Содружества.

Во всех этих примерах виден системно-организационный подход к решению образовательных проблем. В то же время общеметодологический охват всей проблематики организационных процессов и структурных преобразований любых систем можно найти только в тектологических размышлениях А.А. Богданова.

Тектология, или всеобщая организационная наука Богданова представляет собой достаточно сложную область теоретико-методологических исследований. Тексты «Тектологии» изобилуют большим количеством вновь введенных автором и трудных для восприятия понятий. Но все эти трудности не отменяют большого теоретического и практического значения, связанного с обоснованием принципов системности в решении организационных проблем в разных областях теории и практики.

Работа Богданова была написана в начале XX века. Но только во второй его половине в мире созрела соответствующая социокультурная обстановка, позволившая осознать значение «Тектологии» в ее философско-методологическом и организационно-управленческом контекстах. Тектология, как отмечается в диссертации, не будучи сама философской теорией и философской концепцией, стала для многих ученых философским основанием, с которого гораздо дальше и четче стали видны научные горизонты.

Богданов дал теоретическое обоснование необходимости комплексного рассмотрения любых организационных проблем. В диссертации впервые последовательно анализируются организационный подход, организационная точка зрения применительно к проблемам образования.

Во втором параграфе третьей главы «Аристотелевские реминисценции в тектологических идеях» диссертант пишет о том, что факт обращения к анализу образовательных процессов с тектологической точки зрения можно объяснить целым рядом причин. В первую очередь, непосредственно связанных с творчеством А.А. Богданова. В то же время, с точки зрения диссертанта, можно говорить и о некоторых, может быть, не всегда осознанных влияниях, о некоторых отзвуках иных идей, которые могут быть выявлены в тектологической концепции.

В «Тектологии» Богданова в определенном смысле можно найти некоторые аристотелевские идеи о структурных особенностях процессов образования и познания. В этом смысле можно говорить об аристотелевских реминисценциях в тектологических идеях, ибо, скорее всего, вне специальной, сознательной установки Богданов в какой-то мере учитывает в тектологии идеи Аристотеля.

В диссертации показано на конкретных примерах по текстам Аристотеля, что он фактически не просто выделяет методологические основания поиска начал, но и исследует начала обучения, познания. Так, при разработке своего понимания формы Аристотель сравнивает процесс образования формы в душе с процессом познания, поясняя это на примере процесса познания в душе врача и процесса организации формы в ходе строительства. Он рассматривает врачебное искусство как форму здоровья, а домостроительное искусство — как форму дома. Последовательный анализ рассуждений Аристотеля о взаимоотношении познания и формы позволяет диссертанту прийти к следующему выводу.

Как аристотелевский «ум» является формой форм, организующей, в частности, процессы познания, так и богдановская тектология является организацией организаций, предлагающей общие методологические правила организации, в том числе образовательного процесса. С точки зрения диссертанта, аристотелевская идея формы форм в «снятом» виде представлена в богдановской «Тектологии». Сформулировав этот вывод, диссертант поэтапно формулирует дополнительные аргументы в его пользу.

В третьем параграфе главы «Статус богдановского инновационного проекта в системе других наук» исследуются основные методологические установки тектологии. Показано, что они формируются в первую очередь в связи с решением проблем образования для взрослых.

В качестве примеров организационной, тектологической деятельности Богданов рассматривает техническое творчество, процессы познания, образования, воспитания, художественное творчество. В параграфе прослеживаются особенности рассуждений Богданова, главный вывод которого заключается в утверждении: «У человечества нет иной деятельности, кроме организационной, нет иных задач, кроме организационных». Этот вывод позволяет Богданову рассматривать свою методологию как универсальную. В качестве своего предшественника по созданию такого типа методологии он называет Гегеля. В то же время Богданов подчеркивал, что его методология отличается от гегелевской. Эти различия прослеживаются в диссертации.

В параграфе анализируются причины того, почему Богданов назвал свою всеобщую организационную науку «тектологией». Богданов писал: в буквальном переводе с греческого «тектология» означает «учение о строительстве». Богданов рассматривал «строительство» как наиболее подходящий синоним для современного понятия «организация». Для него возможность овладения организационными методами обусловлена тем, что они одни и те же в разных областях: в организации вещей, в организации людей, их опыта, их мира идей. По его мнению, между всеми этими методами можно установить связь, родство, их все можно подчинить общим для них законам.

С точки зрения многих исследователей, Богданов обладал универсальным мировоззрением, аналогичным универсальным типам мировоззрения, присущим В.И.Вернадскому, А.Л.Чижевскому, Н.И.Вавилову, Н.А.Морозову, Н.В.Тимофееву-Ресовскому, П.А.Флоренскому. Богданов занимался поиском универсально-научных оснований всех видов бытия. Он исследовал организационные основы любых явлений как в социуме, так и в природе. В этом смысле он создавал общенаучную концепцию. Во множестве работ, посвященных исследованию творчества Богданова, подчеркивается и тот факт, что универсальная организационная наука Богданова является исторически первым развернутым вариантом общей теории систем и предшественником кибернетики.

Для того чтобы разработать, говоря современным языком, свой инновационный проект, Богданов вынужден был выстроить специальный категориальный аппарат. Так появляются богдановские понятия «ингрессия», «эгрессия», «дегрессия», другие тектологические понятия. Смысл и значение этих понятий последовательно анализируется в диссертации. Богданов предлагает универсально-обобщенный подход к решению задач в системе тектологического знания.

Богданов, как показано в диссертации, считал, что универсализация методов уже произошла в технике, в сфере машинного производства. Он утверждал: «всеобщая методологическая точка зрения» уже победила в физико-химических науках, и теперь на этом пути стоят биологические науки, что, наконец, на этот же путь становятся и социальные науки. По его мнению, теоретическая универсализация методов только развивает и продолжает ранее сложившуюся универсализацию практическую.

Богданов осознавал сложности проведения в обществе его тектологической точки зрения. Основные проблемы он в первую очередь связывал с доминирующим в то время типом мышления, ориентированным, с одной стороны, на специализацию, а с другой — на социально-экономическую анархию. В то же время Богданов не терял надежду. Он все время подчеркивал: тектология возникает как необходимый вывод из предшествующего этапа развития науки и практики, поэтому явно проглядываются перспективы формирования иного типа мышления — тектологического.

Для формирования тектологического мышления, с его точки зрения, необходима регулярная основа, представленная, в первую очередь, в образовательном процессе. Именно поэтому Богданов и начинает реализацию своего тектологического проекта именно в системе образования. Он начинает осуществлять этот замысел еще в процессе доработки главного труда своей жизни — «Тектология. Всеобщая организационная наука».

В четвертом параграфе третьей главы «Влияние образования на возникновение и реализацию тектологического проекта» обосновывается тот факт, что образовательная практика становится неотъемлемым элементом возникновения, а затем и реализации тектологического проекта. Именно в системе образования Богданов впервые провел систематическую работу по применению тектологических принципов. В то же время, как показано в диссертации, само появление «Тектологии» неотделимо от педагогической практики ее автора. Диссертант делает следующий важный в контексте своей диссертации вывод: проблемы образования в постановочной части задачи по подготовке всеобщей организационной науки и в части реализации тектологических идей оказываются неотъемлемым элементом тектологического проекта.

Единые организационные принципы, по Богданову, вырастали из его педагогической практики, в рамках которой он вынужден был систематизировать основные результаты, полученные в истории развития науки и практики. Свою организационную науку он расценивал как объединяющую ряд частных, разрозненных отраслей: филологию, логику, этику, теорию права, теорию искусства, другие отрасли. В то же время Богданов подчеркивал: тектология «тесно соединяется с наукой экономикой».

Пятый параграф «Схематизм и общность методологических размышлений А.А.Богданова и Т.Куна» посвящен сравнительному анализу методологических позиций этих ученых. Методологическая позиция Куна хорошо известна в современных научно-образовательных кругах. В то же время методологическая позиция Богданова известна лишь узкому кругу специалистов. Между тем, как показано в диссертации, некоторые линии методологических рассуждений и получаемых выводов у Богданова и Куна пересекаются.

В качестве базового примера для своего анализа и получения общеорганизационных, то есть фактически общеметодологических выводов Богданов выбирает пример коперниканского переворота в науке. Как известно, именно этот пример спустя десятилетия будет в центре внимания основных методологических споров в философии и методологии науки второй половины XX века. Богданов, как впоследствии и Т.Кун в «Структуре научных революций», показывает, что основной методологический принцип, определивший возникновение современной астрономии, был связан с «переменой точки зрения», с мысленным экспериментом.

Но Богданов, как показано в диссертации, фактически идет дальше Куна, так как приводит обоснование в пользу того, что астрономическая и социальная картины мира возникают на основе тех же организационных принципов. В диссертации аргументируется следующая позиция: если обернуться к середине XX века и сравнить точку зрения Богданова с точкой зрения Т. Куна, можно увидеть поразительное единство в проведении общей линии методологических рассуждений двух мыслителей.

В начале же XX века «перемена точки зрения» стала определяющей для построения «Тектологии» Богданова. В середине этого же века анализ научных революций позволяет Куну показать: изменение парадигмы приводит к изменению видения мира. Более того, как отмечено в диссертации, оба философа-методолога приходят к выводу о необходимости анализа связи между наукой и образованием. Кун демонстрирует тот факт, что трансформации, связанные с новым видением, постепенно, но практически необратимо всегда сопровождают научное образование.

То, о чем Кун говорит применительно к научным школам, Богданов фактически формулирует на общесоциальном уровне. Только (в отличие от Куна) в основе исследования Богданова лежит не анализ собственно научных школ. Особенности развития школ в науке для него фактически являются лишь частным примером развития и организации общей картины мира. Богданов исследует разные видения мира с точки зрения различные социальных статусов людей, разных способов их бытия. Бытие ученых в системе координат научных школ для него — лишь частный пример бытия на общесоциальном уровне.

Богданов ставит перед собой задачу на научной, организационной, тектологической базе произвести изменение способов бытия человека в мире. В качестве одной из подзадач, как показано в диссертации, он решает проблему организации научного опыта таким образом, чтобы передать его взрослым людям, лишенным свободных средств к существованию и достаточного сводного времени для медленного и постепенного овладения знаниями. Для Богданова, как затем и для Куна, наука и образование оказываются жестко взаимосвязанными.

В шестом параграфе «Роль знаний в общественной системе господства и подчинения» исследуется в первую очередь богдановский подход к организованному опыту и организованным знаниям как средствам господства. Так, с его точки зрения, было всегда, начиная с Древнего Египта и Вавилона, когда во главе организации производства стояли жрецы.

Система господства и подчинения определялась, по Богданову, знаниями. Он считал, что подобное положение дел пронизывает любую систему господства и подчинения. Свою важнейшую задачу он видел в изменении этой системы. Исторический экскурс ему был необходим лишь для того, чтобы рассмотреть современные его времени вопросы организации науки и образования.

В соответствии с позицией Богданова в современном мире внешне не ставятся препятствия для распространения знаний в массах. Более того, развиваются различные формы «популяризации» науки. В то же время именно высшее, организационное знание, как считает Богданов, по-прежнему, остается важнейшей привилегией немногих, тем, что он называет своего рода «священной тайной».

В диссертации подчеркивается: как вначале ХХ века, по Богданову, способ превращения знания в тайну достигается не запрещениями и карами, а финансово-экономическими мерами, так подобное положение дел сохраняется и в начале ХХI века. Именно в таком финансово-экономическом контексте Богданов и формулирует идею о превращении знания в товар, производимый в университетах и научных институтах.

Наука для Богданова является орудием организации не только опыта, но и производства. В то же время наука — это и форма организации знания. Еще одну свою важнейшую задачу в сфере образования Богданов видел в том, чтобы сформировать и распространить необходимое знание, без которого невозможно осуществление социального идеала. Для решения этой задачи он в первую очередь обращается к анализу уже сложившихся форм научных учреждений (университетов, академий, обществ ученых специалистов). Богданов признает: в каждом из этих учреждений используются коллективные средства для поддержания и развития науки. В то же время он ставит перед собой задачу создать новые, более совершенные и могущественные формы уже сложившихся учреждений, доступные пролетариату или, как мы бы сказали в современной терминологии, доступные для системы образования взрослых.

Богданов отмечает недостатки дисциплинарного членения науки. Его всеобщая организационная наука, в частности, должна преодолеть и эти недостатки, объединив множество различных идей, а тем самым и множество дисциплин в некую целостность. В диссертации подчеркивается: для Богданова хорошо организованное знание должно сделать очевидным для конкретных людей и организаций, что науки, включая внешне абстрактные астрономию и высшую математику в условиях их серьезного изучения, «стоящего немалого труда», могут стать орудием личного успеха и карьеры.

При таком подходе, с точки зрения Богданова, науки становятся привлекательными для наиболее честолюбивых и способных представителей массы. Наука в целом и ее отдельные отрасли, считает он, должны войти в организацию труда, осуществлять «руководство во всем сотрудничестве, в каждом усилии общей работы». По мнению Богданова, должна произойти социализация науки, ибо все науки «участвуют в организации мирового производства». Процесс овладения наукой для него равнозначен ее преобразованию, создающему возможности для распространения полученного знания в массах. Именно такие функции и должен выполнить Рабочий Университет, где должна была быть проведена идея «демократизации знаний».

Вместе с тем, как отмечается в диссертации, Богданов проводил не только идею «демократизации низших знаний». Он подчеркивал и необходимость сохранения «аристократизма высшей науки». Богданов явным образом писал о необходимости введения многоступенчатой системы образования. Целостность образования, по Богданову, должна обеспечиваться единством программ. Конечно, Богданов непосредственно не пишет в этом разделе о современных проблемах бакалавриата и магистратуры, которые активно обсуждаются в современных условиях в рамках Болонского процесса. Но его рассуждения, если взглянуть на них с этой точки зрения, очень напоминают современные дискуссии по проблемам организации образования.

Более того, он фактически, как и в современности, ставил вопрос о пересмотре традиционных форм образования, построенных на лекционно-семинарских основаниях с преобладанием преподавательского монологизма. Он писал о недопустимости духовного подчинения одних другим, слепого доверия, мешающего развиваться и критике, и творчеству. Он защищал позицию, в соответствии с которой в рамках создаваемого им университета необходимое руководство знающих профессоров должно было сохранить «самоорганизующуюся активность всех участников».

В этой главе диссертации анализируются несколько областей практики и науки, в которых ученые, с точки зрения Богданова, уже начали применять тектологические методы. Эти области Богданов называет в следующей последовательности: 1) государственно-хозяйственный план; 2) программы и приемы педагогики; 3) анализ переходных экономических форм; 4) разработка социально-психологических типов.

В диссертации подчеркивается: среди важнейших областей научной и практической деятельности, где реализуются тектологические идеи, следом за государственно-хозяйственный планом Богданов называет программы и приемы педагогики. Он приходит к выводу: тектологическая точка зрения все активнее проникает в современное мышление, становится необходимым элементом атмосферы эпохи. Происходит это в первую очередь в системе образования.

Глава четвертая диссертации «Методологические и нормативные основания образовательного процесса» состоит из пяти параграфов. Первый параграф «Система образования как организационный комплекс» посвящен анализу образования как важнейшего фактора и движущей силы развития общественного организма.

В диссертации показано, что образование принадлежит к социальной сфере, влияющей не только на благосостояние, но и на безопасность государства. Анализ «Концепции модернизации российского образования на период до 2010 года», законодательства в сфере образования, посланий Президента РФ, документов ЮНЕСКО в сфере образования, документов по Болонскому процессу позволил диссертанту прийти к выводу: современный ход развития цивилизационных процессов не только внутри страны, но и в мире требует повышенного внимания к образованию.

загрузка...