Delist.ru

Когнитивное моделирование этимологических гнезд в разносистемных языках (на материале французского и кабардинского языков) (15.08.2007)

Автор: Хараева Лариса Ханбиевна

г) дать анализ словообразовательной структуры слов;

д) исследовать причины появления у слов новых значений и утраты старых;

е) определить места и причины разрыва семантических отношений и этимологических связей.

Научная новизна исследования состоит в том, что в нем впервые на материале этимологических гнезд французских слов и лексем кабардино-черкесского языка, восходящих к латинским этимонам caput и testa, и кабардино-черкескому щхьэ:

а) моделируется семантическое развитие системы слов, связанных генетическим родством, на различных этапах истории языка;

б) выявляются смысловые отношения между членами этимологического гнезда и на их основе прослеживаются общие закономерности семантических переходов;

в) выясняется влияние этимологии слова на его дальнейшую эволюцию;

г) изучаются словообразовательные связи внутри этимологического гнезда;

д) анализируются мотивационные признаки и модели, лежащие в основе номинации в рамках этимологического гнезда.

Hа защиту выносятся следующие основные положения диссертации:

1. Этимологическое гнездо (ЭГ) слов представляет собой определенным образом организованное семантическое поле, основой которого в данном случае являются первичные значения латинских лексем caput и testa и общеадыгского

слова щхьэ.

2. Семантическая эволюция слова предопределена его интенсионалом. Исходное значение фиксирует изначальную концептуальную структуру, конфигурацию компонентов значения.

В основе повторяющихся типов семантической связи между

словами лежат ассоциативные связи, возникающие в человеческом

сознании. Типы семантической связи внутри ЭГ являются реализацией концептуальных схем и импликаций, заложенных в исходном значении. Их реализация обусловлена общими когнитивными принципами и механизмами языкового освоения реальности.

Слова, составляющие ЭГ, представляют семантическое поле и имеют функциональную соотнесенность и обозначают довольно широкий круг

разных понятий, но в их семантической структуре имеются сходные признаки, то есть они характеризуются определенной общностью содержания, обусловленной как общностью происхождения, так и определенными семантическими тенденциями в развитии.

Все слова, образующие ЭГ, семантически связаны, потому что имеют один общий первоисточник. Общий первоисточник – этимон, представляющий когнитивную модель, то есть первосмысл. В процессе семантической эволюции слова-этимона и его производных, образующих ЭГ, происходит постепенное исчерпывание семантического потенциала данной концептуальной (когнитивной) структуры.

Этимоны образуют изначальную концептуальную систему любого естественного языка.

Типология концептуальных систем является результатом всеобщности когнитивно-семантического континуума.

В качестве рабочей гипотезы принимается следующее: языковой знак изначально непроизволен, вследствие чего слово, обладает некоторым семантическим потенциалом, определяемым рамками его когнитивной структуры. Интенсионал слова является основой, на которой базируется и формируется когнитивная структура. Развитие слова в диахронии определяют факторы различных уровней: 1) логические; 2) культурно-исторические; 3) собственно лингвистические.

Материалом исследования послужили латинские источники, письменные памятники старофранцузского языка, произведения французских авторов ХV-ХХ веков, памятники устного народного творчества, а также этимологические, исторические и толковые словари кабардино-черкесского языка, французского языка, словари латинского и других романских языков.

Методы исследования. Исследование проводится в диахронном плане с использованием методов семантического, концептуального и контекстуального анализа, метода внутренней и внешней реконструкции, сравнительно-исторического метода, лингвистической комбинаторики, психолингвистики, когнитивного и лингвокультурологического методов.

Теоретическая значимость определяется тем, что когнитивная интерпретация словообразовательного и этимологического гнезда расширяет и вскрывает механизм языкового моделирования мира, в основе которого лежит мотивировочный признак, запечатленный в вещественном значении вершинного слова этимологического гнезда; уточняет представления об иерархии мотивационных признаков и типологии семантических переходов в разносистемных языках, до сих пор не получившие достаточного освещения в современном языкознании,

Практическая значимость. Результаты исследования могут найти практическое применение при изучении проблем этимологии и исторической семасиологии, в лексикографии, при составлении пособий по лексической семантике, в спецкурсах по лексикологии и истории языка, а также в разработке общей теории значения, когнитивной семантики, психолингвистики, лингвокультурологии, теории и практики перевода, лингводидактики.

Структура работы. Диссертационное исследование включает введение, две главы, заключение, список цитируемой и упоминаемой литературы (395 названий), список использованных словарей (46) и источников (78).

Апробация работы. Проблемы, связанные с темой диссертационного исследования, были представлены и обсуждены на международных, всероссийских и региональных научных и научно-практических конференциях: Проблемы развития языков и литературы народов Северного Кавказа. Материалы региональной конференции (23-24 октября 2004 г.). Нальчик, КБГУ, 2004; Русская и сопоставительная филология: состояние и перспективы. Международная научная конференция, посвященная 200-летию Казанского университета (Казань, 4-6 октября 2004 г.) Казань, Казанский государственный университет, 2004; Межкультурная коммуникация: теория и практика обучения. Материалы региональной научно-практической конференции (Нальчик, 22 сентября 2005 г.) Нальчик, КБГУ, 2005; Фундаментальные и прикладные исследования в системе образования. Материалы 111-й международной научно-практической конференции. Ч.2. Тамбов, Изд-во Тамбовского государственного университета им. Г.Р. Державина, 2005; Межкультурная коммуникация и перевод. Материалы межвузовской научной конференции. Москва, 27 января 2005. М.: МОСУ, 2005; Университетские чтения – 2005, посвященные 60-летию Великой Победы 12-13 января 2005 г. Материалы научно-методических чтений ПГЛУ. Ч.111. Пятигорск, 2005; Кавказский текст: национальный образ мира как концептуальная поликультурная система. Материалы международной научно-практической конференции. Пятигорск, ПГЛУ, 2005.

Основные положения диссертации освещаются в 24 публикациях автора, в том числе в монографии.

Основное содержание работы

В первой главе «Когнитивные, историко-семасиологические и лингвокультурологические основы этимологических исследований» рассматриваются теоретические вопросы, продиктованные целью и задачами диссертационного исследования.

Этимология занимается вопросами номинации и истории организации значений, а именно, исследованием исходного значения слова, установлением корня слова, его развития, выяснением принадлежности слова к тому или иному этимологическому гнезду слов, то есть слов, генетически связанных между собой. На основе языковых показаний этимология воссоздает тот или иной процесс или несколько процессов, устанавливая максимальное число соотносимых звеньев того или иного процесса и их гипотетическую последовательность (через восстановление промежуточных звеньев), причинные отношения и связи внутри этой последовательности, их качество, характер отдельных звеньев и самого процесса в целом. Этимология учитывает различные связи слова внутри лексико-семантической системы и различные комбинаторные процессы, отражающие эти связи. Связи внутри какого-либо слова дают возможность судить о его родстве с другими словами, при условии, что сами связи не находятся в противоречии между отдельными словами языков [Проскурин 1998:176]. Этимология учитывает как законы фонетического соответствия, так и семасиологические связи, существующие между различными словами, а также факты, полученные в результате сравнения родственных языков. Используя метод внешней и внутренней эстраполяции, этимология занимается выявлением недостающих звеньев в историческом развитии слов. Этимология куммулирует в целях своего исследования «современные данные, письменную историю, дописьменную реконструкцию и семантическую типологию» [Трубачев 1976:148]. В связи с возрастанием потока информации современный этап развития этимологической науки характеризуется освоением смыслового пространства. Ближайшая цель этимологии формулируется как поиск семантической мотивировки языкового обозначения данного сигнификата, а конечная цель – как поиск более глубоких смыслов, вплоть до самых «крайних». Данный подход предполагает выход за пределы семантики как преимущественной сферы поиска. Эта «транс-семантика» переключает свое внимание с парадигматики смыслов на их синтагматику, понимаемую в широком смысле, и дающую возможность проникнуть на уровень зарождения, формирования и раннего развития смыслов, т.е. на уровень мотивационных семантических схем. Этимология становится средством реконструкции «культурных» моделей, модели мира, с одной стороны, и того менталитета, который порождает эту модель мира. Таким образом, целью современной этимологии является раскрытие и восстановление всего корпуса актуальных первосмыслов [Топоров 1994: 129]. На современном этапе развития языкознания семантический критерий становится основополагающим в этимологических решениях. Признавая неразрывную связь формальной и содержательной структуры слова, следует отметить, что фонетические и семасиологические соответствия не являются соответствиями одного и того же системного плана: соответствия на одном из этих уровней не обязательно означают и соответствия на другом уровне. Языковое преобразование представляет собой многомерный процесс, проходящий одновременно в различных языковых плоскостях – как по горизонтали, так и по вертикали. Следует учитывать, что языковая мотивация отражает как специфические закономерности и возможности отдельных языков, так и общелогический «здравый смысл». Семасиологические ассоциации не отражают полностью языковой действительности, поскольку в них ставятся на одну доску логические и языковые критерии. Поэтому, при исследовании семасиологических преобразований нельзя забывать, что «категории надо вывести (а не произвольно или механически взять), не «рассказывая», не «уверяя», а доказывая» [Маковский 1985:17].

На современном этапе развития этимологии ее задачи смыкаются с задачами истории языка, когда на основе существующих отношений выявляются недостающие звенья в историческом развитии слов. Продуктивными в исследованиях считаются этимологические изыскания для построения семантических параллелей и изосемантических рядов. Изучение лексики одного языка или группы родственных языков по семантическим полям дает возможности для вскрытия и использования наиболее доказательных семантических параллелей, так как обеспечивается языковая и историко-культурная однородность материала. Этимология, используя новейшие методы исследования, предоставляет материал для выяснения истории и процедурных механизмов человеческого мышления. Семантический анализ в этимологии опирается также и на современное описание языковых единиц. Главной задачей этимологии является ответить на следующие вопросы, а именно: каким образом складывается концептуальная структура, вся концептосфера, и формируются процедурные механизмы человеческого мышления? как конкретное, образное представление формируется в отвлеченное понятие? При таком подходе во главу угла всего семантического развития слова ставится его исходное значение, которое так или иначе неминуемо влияет на него, хотя это и не исключает возможности полного разрыва в цепи семантических изменений слова в ходе его эволюции. Поиски исходного значения и изучение всех трансформаций, претерпеваемых словом, связаны напрямую со структурой человеческого познания, так как познание отражается в семантике слова как в зеркале. В этом смысле этимология не просто отрасль исторического языкознания, фиксирующая некоторое исходное состояние, но в полном объеме этого понятия, смыслостроительная дисциплина, которая выявляет, объясняет, конструирует связи внутри семантической структуры слова. Из всего вышеизложенного вытекает вывод об обязательном наличии неких закономерностей процедурных механизмов человеческого мышления, которые находят соответствующее выражение в семантических универсалиях на материале различных языков.

В этимологических исследованиях встречаются ситуации, когда смысловая структура слова не может быть проверена на материале современного языка или на материале достаточного количества старых текстов. Невозможно точно определить, какое из значений слова (реально представленное или реконструированное) "замыкает этимологию", делая ее законченной и однозначной, из-за отсутствия или незнания критериев, которые позволяют построить цепочку смысловых переходов, соединяющих данную смысловую структуру с той искомой, которая объясняет этимологию исследуемого слова. Слово может не только выйти за пределы первоначальной этимологической системы, определившей семантическую мотивировку слова, и, тем самым утратить связь со своей этимологией, но вовлечься в систему отношений, которая противоположна той, что объясняет этимологию данного слова. Этимология признает факт невозможности дать полную картину семантического развития слова в диахронии. В своей работе мы исходим из положения о наличии в смысловой структуре слова некоего измерения (хотя бы потенциального), соотнесенного с "историческим", то есть этимологией этого слова. Потенциальная бесконечность этимологических решений данного слова связана с такой же потенциальной бесконечностью значений слова, отражающей один из важнейших принципов языка как знаковой системы [Топоров 1981:141].

Этимологические исследования посвящаются поиску и анализу словообразовательно-морфемных и семасиологических соответствий между лексико-семантическими элементами, т.е. выявлению более ранних, не засвидетельствованных в письменных памятниках, корней, форм, значений на основании более поздних, представленных в одном и том же языке (внутренняя реконструкция). Возможно установление соответствий и в пределах нескольких – близкородственных (например, германских, романских, славянских и т.д.) и неблизкородственных – языков (внешняя реконструкция, например, на основе ряда индоевропейских языков). Такой анализ позволяет выявить наиболее раннюю из известных («исходную») форму данной единицы языка (корня, слова), которая носит название этимона. Реконструкции утраченных форм носят гипотетический характер и не могут содержать однозначных, линейных, непротиворечивых этимологий. Но вместе с тем этимология допускает неединственность решений, что неизбежно для каждой объясняющей, а не описательной науки [Трубачев 1988:200]. При анализе этимологии отдельных слов необходимо учитывать всевозможные способы и пути их возникновения, совокупность которых и составляет истинную этимологию слова. Началом всякой реконструкции является сравнение, поэтому в этой процедуре используются сравнительный метод и метод «внутренней реконструкции», который состоит в том, что моделируется процесс развития от некоторого состояния языка. Данный метод опирается на общие тенденции развития и на типологию языков, теоретически основываясь на том, что форма или структура, несводимая к новообразованиям данного языка и не заимствованная из другого языка, обязательно должна быть унаследованной. Чтобы реконструировать лексику, недостаточно сопоставить лексемы, так как при определении мотивированной основы, реконструируется только потенциальное значение этимона. Реконструкция лексики предполагает восстановление концептуальной системы, которую она выражает, культуры, которая ее поддерживает, материальной цивилизации, которая ее окружает. Эта задача требует привлечения различных данных и методов, выходящих за рамки лингвистики. Семантическая реконструкция этимологического гнезда сталкивается с дополнительными трудностями, связанными с возможным отмиранием ассоциативных связей, семантическим удалением лексем друг от друга, что приводит к тому, что ветви одной этимологической семьи развиваются в самостоятельные гнезда. Причинами этого разветвления являются: ослабление этимологического значения; новые комбинации признаков за счет действия контекста; словообразовательные процессы, ведущие к изоляции значения; фонетические изменения, которые приводят к ослаблению родства корней. Многие из этих причин действуют одновременно [Schippan 1972:123].

Слова-этимоны образуют в ходе развития семантические поля, в которые входят языковые единицы, объединенные генетической общностью, формируя этимологическое гнездо. Полевая структура ЭГ выделяется в лексическом составе языка на основе общего формального и семантического элемента. В качестве искомого элемента выступает корень слова или «квазиморфема» [Степанов 2001:52]. Этимологическое гнездо рассматривается нами как этимолого-семантическое поле. Определяя семантическое поле как структуру смыслового пространства, мы вслед за Е.Л. Березович [2004:4], выделяем три уровня анализа ЭГ: семантический, мотивационный и культурной символики. Под семантическим уровнем понимается анализ логических отношений между понятиями. Мотивационный уровень предполагает анализ группировки слов на основе общности их мотивационной модели, мотивировочного признака, а также анализ потенциальных способностей слов указанного поля стать источником семантической или семантико-словообразовательной деривации. Объединение семантического и мотивационного уровней в единую смысловую структуру дает возможность разностороннего анализа семантического поля. В плане логики смыслопорождения эти два уровня дают не просто взаимосвязанную, но генетически единую информацию, поскольку закономерности комбинирования смыслов в значении лексемы (концептуальное ядро значения и коннотации) продолжаются в процессах семантической деривации, приводящих эти смыслы в движение и способствующих их филиации. Семантический и мотивационный аспект изучения поля характеризуются в категориях статики и динамики. Смысловое пространство, связанное с культурной традицией, требует третьего уровня культурной символики.

Система предполагает взаимодействие элементов, ее составляющих. Лингвистическая комбинаторика изучает возможности группировки фонетических и семантических единиц, а также условия, возможности и результаты соединения между собой единиц этих уровней. Любая таксономия или комбинация фономорфологических единиц, вступая в комбинацию с одним или несколькими значениями, создает языковую комбинацию – слово. При этом разные слова могут иметь одну и ту же комбинаторную схему, а одно и то же слово в процессе своего существования может сменить несколько комбинаторных схем. Этим объясняется механизм выхода слов и значений из языка и появление в языке новых слов и значений. В рамках одной комбинаторной схемы определенная конфигурация словоформ и семантических циклов в ходе эволюции могут повторяться. Различие состоит в протяженности тех промежутков времени, в которых этот повтор происходит. Новое соединение словоформ и значений, происходящее после распада той или иной языковой связи, обусловлено общей комбинаторикой данного отрезка языкового пространства [Маковский 1988:35]. Эта мысль перекликается с одним из основных положений когнитивной лингвистики о том, как отражает, членит, характеризует язык исходную идею. Такое понимание системности шире, чем соответствующее понимание системности в рамках компонентного анализа и традиционного семантического поля. Препарация лексического значения на семы – это один из исследовательских приемов, необходимый для определенного рода семантического анализа. Лексическое значение – это комплекс конструктов, имеющий семантическое строение, обусловленное различием характера соотношения словесного знака с денотативной, предметной сферой. В понятиях заложены потенциальные возможности для развития в сигнификативной сфере лексического значения не какого-то одного релевантного признака объекта, а целого ряда различительных признаков, выявляя в нем добавочные смысловые элементы, нередко представленные имплицитно. Изучение контекстных позиций слов, реализующих их парадигматические и синтагматические связи, позволяет установить семантический потенциал слов в определенные периоды их развития, выявляя смысловые элементы в значениях слов. Это дает дополнительные возможности для реконструкции семантических контуров слов на разных этапах их смыслового развития, устанавливая определенные тенденции их развития, а также определяя семантический инвариант, заключенный в смысловой структуре определенных групп. Семантический инвариант объединяет эти слова в лексические множества, помогает определить дифференциальные признаки, так как наличие общего признака предполагает одновременно и существование отдельного дифференциального признака, и на основе этого установить характер лексических группировок, а внутри них типы системных отношений между их членами [Смолина 1986:104]. Компонентный анализ помогает построению самого этимологического гнезда, выявлению корня в виде семантического инварианта, а также способствует анализу дифференциальных признаков, которые появляются у однокоренных слов, вследствие их семантической эволюции и словообразовательных актов.

Контекст взаимодействует со значением языковых единиц в течение всего периода его исторического развития. Способность языковых знаков предсказывать контекст объясняется, на наш взгляд, следующими соображениями. Опираясь на тезис о полевой структуре этимологического гнезда слов, можно сказать, что они характеризуются не только общностью происхождения, но и некоторой общностью лексических функций. К таким лексическим функциям относится функции рода -gener –название такого понятия, родового по отношению к понятию, обозначенному ключевым словом. Данная функция относится к ряду конкретных лексических функций, определенных лишь для сравнительно узких групп слов и тем самым приближающихся к нестандартным лексическим функциям. Примером такой нестандартной лексической функции служит лексическая сочетаемость ключевого слова сар (лат. сaput ‘голова’, ‘глава’) – ‘начальник’: декан факультета, ректор университета, заведующий кафедрой, настоятель собора, директор школы (завода), командир отряда, глава семьи (правительства), вождь племени. Число известных стандартных лексических функций увеличивается, однако порядок его остается неизменным, так как систематическая трактовка лексической сочетаемости обеспечивается несколькими десятками параметров. Словесное варьирование, многообразие фразеологически связанных реализаций, присуще только небольшому числу смыслов, выделяющихся как стандартные лексические функции – параметры. Стандартная лексическая функция представляет собой некий смысл (или смысловое отношение), задаваемый независимо от какого бы то ни было языка. Такой смысл, если он выбран надлежащим образом, будет обладать широкой сочетаемостью в любом языке, ибо данное свойство определяется природой самого смысла, а не языком [Мельчук1974:109]. Следовательно, можно предположить, что этимологическое гнездо слов, восходящих к некому смыслу, независимо от языка, в котором оно сформировалось, обладает и некоторой общностью и количеством стандартных функций или параметров, находящих свою реализацию в любом языке.

В когнитивной семантике объединениям слов, которые следует изучать как единое целое, потому что объединение является лексическим представителем некой единой схематизацией опыта или какого-либо знания, соответствуют фреймы. Чтобы понять смысл одного из членов группы, необходимо понять, что значат все члены этой группы. Знание, лежащее в основе значения слов каждой группы, постигается как целостная сущность. Такие группы слов мотивируются, определяются и взаимно структурируются особыми унифицированными конструкциями знания или связанны общими схематизациями опыта. На наш взгляд, лексическое поле, представленное этимологическим гнездом, на концептуальном уровне представляет собой своего рода фрейм. Все слова, связанные генетическим родством, обозначая различные предметы, сущности, вещи, исходят из одной сферы первоначального унифицированного знания, коннотатируют между собой, образуют различного рода отношения, прототипические цепочки, объясняющие эволюцию слов и значений, а также возникновение новых слов. Семантику фрейма сближает с этимологией ориентирование на понимание причин, приведших языковое сообщество к созданию категории, представленной данным словом, и на объяснение лексического значения на основе выявления этих причин и их экспликации. Семантическое поле выступает одновременно как способ обобщения и конкретизации содержания этимологического гнезда, представляющего собой систему.

Сравнительно-исторический метод и метод внутренней реконструкции используются для восстановления как можно более раннего состояния отдельного языка и реконструкции гипотетического этапа относительной недифференцированности родственных языков. Метод внутренней реконструкции показывает, что иерархические связи существуют не только между разными уровнями языка, но и между соотнесенными единицами одного и того же уровня. Несмотря на некоторую произвольность семантической «карты» любого языка и ее отличие от семантических «карт» всех прочих языков, признается наличие явного параллелизма, который может быть объяснен с привлечением логических основ семиотического анализа. На современном этапе развития типологии в типологических и сравнительно-исторических исследованиях исходят, прежде всего, из общности языковой системы, сопоставляя ее реализацию в разных языках. В этом случае изучается, как одно и то же мыслительное содержание объективируется разными языками, как осуществляется процесс реализации сходных функциональных потребностей. Определенный импульс типологические изыскания получили в последнее время в связи с развитием когнитивной семантики, изучающей отдельные концепты на материале различных языков. В результате этих исследований отмечаются факты, когда некоторые концепты в разных языках «покрывают» значительный участок концептосфер, а значительная часть выявленных семантических признаков совпадает в этих языках, что свидетельствует об общности представлений в соответствующих культурах [Воевудская 2001:112; Красавский 2001:115]. Е.С. Кубрякова, упоминая о круге значений, развиваемых в ходе словообразовательных процессов, утверждает, что как списки словообразовательных значений, так и само их конкретное наполнение отчетливо свидетельствуют о том, какую именно общую идею они развивают. Эта идея в одном языке выражена грамматически, в другом находит свою реализацию с помощью словообразования. Но уже сама повторяемость подобных значений – доказательство не только их прагматической релевантности, но и совпадения в том, как именно может члениться определенная общая идея [Кубрякова 2004:198].

загрузка...