Delist.ru

Биполярность и целостность мужского и женского как универсальная проблема человека (15.08.2007)

Автор: Ерошенко Татьяна Игоревна

Под когнитивной биполярной системой «мужское–женское» понимается система познания и самопознания андрогинпроцесса. Элементами когнитивной биполярной системы «мужское – женское» являются: «образы-символы» мужского и женского в мифологии, «образы-идеалы» мужского и женского в религии и морали, «образы-понятия» мужского и женского в науке и философии. Духовно андрогинпроцесс существует параллельно с реальным, материальным, на который влияет как один из факторов макро- и микросоциальной среды. Духовная практика андрогинпроцесса включает в себя два вида деятельности: «активную» и «пассивную». Активная деятельность – это первая фиксация андрогинпроцесса как драмы в материальном носителе информации, пассивная деятельность – повторное ее проигрывание в мифологическом, религиозном, художественном, научно-теоретическом и философском оформлении – восприятии, опыте.

Одним из распространенных сюжетов развитых мифологических систем являются описания рождения всех живых существ на земле и человека. В частности, Э. Тайлор сравнивает повторяющиеся мотивы в космических мифах различных народов. При этом им выделяются два типа мифов. Первый представляют мифы различных народов, у которых в качестве матери и отца людей и всех живых существ признаются земля и небо. Второй тип представляют мифы, в которых в роли матери выступает земля, но в качестве отца называют солнце. Одновременно во всех мифах об отце и матери всего мира, и всех живых существ присутствует явно или неявно мифологема андрогина, олицетворяющая целостность мужского и женского, их взаимозависимость и единство. Андрогинизацией является процесс восстановления единства «мужского и женского». Ритуальная андрогинизация имела место как составляющая инициации у многих первобытных народов (М. Элиаде). Реальной андрогинизацией следует считать неустанные усилия мужчин и женщин, предпринимаемые с целью гармонизации отношений между собой.

Религиозные практики индуистского, иудейского и христианского брака, придающие браку особый сакральный смысл, являются одной из форм духовной практики андрогинпроцесса. Религиозные системы, аккумулирующие в определенной степени опыт человеческой истории, подтверждают значимость брачных отношений в обществе как момента производства материальной жизни – производства других людей. Брачные отношения – стороны производства самой жизни, поэтому они сакральны. Главное содержание религиозного опыта составляет культивирование диалогичности отношений супругов, супружеской любви.

Искусство во всех его многообраных видах: литература, изобразительные искусства, музыка, хореография, театр и т.д. имеет определенные преимущества в изображении феномена любви, а следовательно, и андрогинии, являющейся результатом синергии мужского и женского. Восприятие подлинного искусства само по себе выступает практикой гармонизации отношений между людьми. Именно художественно-образным языком лучше всего описываются параллельные духовные процессы и духовные обмены между мужчиной и женщиной, гармония или дисгармония их отношений, чрезвычайно тонкое и сложное взаимодействие духовных темпомиров мужчины и женщины. Примеры религиозной практики, художественного воплощения диалектики отношений между мужчинами и женщинами иллюстрируют работу когнитивной биполярной системы «мужское – женское», подтверждая ее существование как феномена.

Во втором параграфе «Рефлексия феномена андрогинизма в истории философии» анализируется идея андрогинизма, ее смыслы в истории западноевропейской и русской философии.

В западноевропейской традиции мифологические образы включаются в философский контекст: обобщаются, приобретают более абстрактный вид, категоризируются, рационализируются. Философское постижение сущности андрогинизма вращается вокруг идеи любви – эроса как стремления к соединению, неосознанному и неукротимому. «Сделать из двух одно и тем самым исцелить человеческую природу» (Платон). Отмечается вклад

М. Элиаде в осмысление проблемы андрогинности. Андрогинная целостность мужского и женского предшествует любой целостности вообще, в которой противоречия понимаются как взаимодополняющие аспекты, а их единство служит источником рождения нового, т. е. творчества.

Русские философы (Вл. Соловьев, Н. Бердяев, В. Розанов, С. Булгаков,

З. Гиппиус, Б. Вышеславцев, Д. Мережковский и др.) рассматривали человеческое бытие сквозь призму мужского и женского начал, осознавали, что человек заведомо обречен быть творением конкретного пола, облачен мужской или женской формой жизни. Вместе с тем его бытие не самотождественно только маскулинному или только феминному началу. Согласно концепции

Вл. Соловьева, андрогиническое сочетание мужского и женского открывает возможность появления новой реальности, благоприятствует эволюции индивидуально человеческой, общецивилизационной и космической. С точки зрения Н. Бердяева, человек обладает двумя метафизически враждебными формами бытия: материальное бытие, т.е. родовое, и духовно-личностное. Проблема пола тесно переплетается с борьбой родового и личностного в человеческой природе. Высшим проявлением личной половой любви является андрогинизм, в нем восстанавливается целостность человека, но в пределах земного мира это невозможно, а осуществляемо только в богоподобном бытии. Русские философы в анализе природы пола, андрогинности, любви, семьи, брака, религии переходят от реальных взаимоотношений мужчин и женщин к космизации этих понятий. Русская феминно-маскулинная антропология раздвигает границы применимости понятий мужское и женское: от полового диморфизма до новозаветной, а также космической символики.

В современной философской литературе сложились два направления. Первое связано с экстраполяцией пола на весь мир, опирается на идеи русских философов. В частности, Г. Гачев развивает идеи метафорического анализа – «эроса». Последний рассматривается им как некий самостоятельный «космос», в котором проявляются и взаимодействуют самые различные стихии, где все разъединенное стремится к целостности. Данное направление связано с универсализацией принципа пола, а следовательно, и андрогинности в отношении тех явлений, которые прямого отношения к половому диморфизму не имеют. Понятие «андрогинии» в рамках этого направления можно использовать при анализе различного уровня конфликтов: национальных, этических, политических, социальных, экологических и т.д.

Второе направление представляют работы Н. Хамитова. Оно опирается на идеи, опыт философской антропологии, экзистенциализма, персонализма и предлагает парадигму метаантропологии, выступая развитием глубинных тенденций персоналистического миропонимания, наполняющей их реальным смыслом. В работах Н. Хамитова изложено современное учение об андрогинии как теории пределов мужского и женского. Он исследует проблему бытия человека, акцентируя внимание на его раздвоенности, располовинчатости. Данное направление открывает эвристические возможности для микрометрического применения метода и актуализируется экзистенциальными состояниями, в которых пребывает человек в современном мире.

В главе пятой «Человек между мужским и женским полюсами идентичности» исследуются: микросреда становления гендерной идентичности как микросоциальная биполярная колебательная система «мужское – женское», проблемы маскулинности, феминности, синергии мужского и женского, андрогинности на индивидуальном и межиндивидуальном уровне в контексте полоролевой самоидентификации, социализации и взаимодействия полов в браке, семье или их эрзац-формах.

В первом параграфе «Индивидуально-личностное переживание гармонии/ дисгармонии мужского и женского» анализируются основные положения психоанализа и аналитической психологии и реконструируются имплицитно содержащиеся в них элементы андрогинанализа (З. Фрейд, К. Юнг. А. Адлер, К. Хорни, С. Бем). Сама практика психоанализа и аналитической психологии рассматривается как опыт андрогинанализа, т.е. как опыт выявления взаимодействия мужского и женского в различных режимах, в которых анализируется интенсивность переживания и уникально-экзистенциальный опыт андрогинпроцесса индивидуума (Н. Дурова, философы О. Вейнингер, В. Розанов, Т. Марез).

На индивидуализированном уровне по существу речь идет о бытии мужского и женского в форме психологического пола, т.е. психических и поведенческих свойствах, характерных для мужчин и женщин, определением которых служат такие понятия, связанные с нормативными представлениями, как «маскулинность», «феминность» и «андрогиния» (С. Бем). Основным пространством андрогинпроцесса на этом уровне выступает внутренний мир человека и малая группа. Содержание андрогинпроцесса составляет гендерная социализация, полоролевая идентификация и самосохранение себя в качестве представителя того или иного пола. В психологическом и психосоциальном пространстве синергия мужского и женского означает: во-первых, креативную встречу маскулинных и феминных свойств индивида; во-вторых, формирование мужчин и женщин как личностей; в-третьих, проявление эроса. Мужчинами и женщинами не рождаются, ими становятся, но при опоре на ясные и четкие представления, идеалы мужского и женского.

Индививидуально-личностному переживанию гармонии/дисгармонии мужского и женского сопутствует процесс установления гендерной идентичности, формирование мужских или /и женских социально-психологических черт, подготавливающих индивида к выполнению роли мужчины или/и женщины, т.е. гендерная социализация, обусловленная как объективными, так и субъективными факторами:

- биологический пол индивида: мужской, женский, гермафродитизм;

- социальная среда, особенно на ранних этапах социализации, когда особое значение приобретают взаимоотношения с матерью, отцом и другими близкими людьми, половая идентификация гермафродитов, например, целиком определяется социализацией;

- усилия индивида по формированию у себя мужских или/и женских качеств.

Дисгармония в процессе гендерной социализации проявляется в различных видах: незавершенность гендерной идентификации; нечеткость, промежуточность, размытость идентичности – обнаруживаются мужские и женские черты, т. е. своеобразные проявления признаков «третьего пола» постольку, поскольку в том или ином обществе за третьим полом не закреплен общепризнанный статус; противоречие между биологическим и социальным полом. Источниками дисгармонии на индивидуально-личностном уровне мужского и женского могут явиться:

- анатомо-физиологические патологии биологического пола или выход анатомо-физиологического выражения пола за рамки бинарности;

- аномалии семейного воспитания, вызывающие серьезные психологические травмы;

- изоляция от социума как своего, так и противоположного пола.

Успех гендерной идентификации обеспечивается координацией усилий по гармонизации мужского и женского начал внутри бисексуальной психологической структуры индивида и отношений с мужской и женской частью микросреды. Реально процесс самоидентификации принимает форму колебаний между мужскими и женскими полюсами идентичности и завершается принятием одного из полов или позицией «третьего пола». Гендерная идентичность может принять и форму перманентного процесса.

Во втором параграфе «Перспективы развития форм брака и семьи в контексте андрогинанализа» исследуется проблема взаимодействия полов в браке и семье, анализируются основные тенденции изменения форм брака и семьи. В социуме мужчины и женщины потенциально или актуально находятся в брачных отношениях. Даже монахини считаются невестами Христа, а обеты безбрачия монахов есть лишь ритуал выхода из потенциальных брачных отношений. Кроме семьи и брака, в силу тотальности потенциальных брачных отношений, андрогинпроцесс имеет место во всех частях социальной микросреды: производственных, учебных, служебных и других коллективах. Андрогинпроцесс может иметь место и в квазигруппах.

Но брак и основанная на браке семья есть высшая и наиболее распространенная, развитая форма социального взаимодействия мужчины и женщины в идеале как равных на индивидуальном уровне. Фазы упорядочивания половых отношений, являясь одновременно фазами развития брака и семьи, следуют в таком порядке: промискуитет, отказ от зоологических форм семьи; эндогамия, замкнутый, изолированный человеческий коллектив; экзогамия, брачные группы; моногамия и полигамия, традиционная семья; современный экзогамный брак с детоцентристской семьей; супружеский брак и супружеская семья; современные альтернативные формы квазибрака и квазисемьи. Семья рассматривается как естественное пространство андрогинпроцесса. В современном обществе наблюдается деформация традиционных брачно-семейных отношений.

В диссертационном исследовании констатируется противоречивость ситуации в современных семейно-брачных отношениях: супружеские семьи отличаются неустойчивостью, у них нет прежних нормативных и экономических скрепок, но они открывают в возможности новое пространство развития отношений между мужчиной и женщиной как равноправными личностями. Переворот, произошедший в отношениях между членами патриархальной семьи, детьми и родителями, женами и мужьями, можно рассматривать как дальнейшую эволюцию семейно-брачных отношений, отличающуюся радикальным повышением их равноправия. Современной супружеской семье соответствуют три типа брака, выступающие этапами установления синергии между мужем и женой. Брак по расчету – взаимодополнение мужчин и женщин в материальном, экономическом, социальном, профессиональном плане. Нормальным эмоциональным фоном такого брака может быть обоюдная симпатия. Брак-товарищество – более высокая ступень брака, выявляющая определенную степень «синергии», уровень психологического единства находящихся в браке. В нем ослабевает давление взаимной материальной выгоды. Но этот брак все же может не выдержать достаточно серьезных испытаний. Эмоциональным фоном такого брака становится дружба. Брак для любви – высшая степень «синергии» мужского и женского. В этой форме брака в качестве отдельных его сторон сливаются: «духовный брак», «романтический брак» и «брак для любви» (М. Джеймс).

Современная супружеская или партнерская семья расширяет горизонт личностного взаимодействия в форме сотрудничества, соработничества, синергии, а следовательно, и развертывания личностных качеств супругов. Вступившие в брак стоят перед необходимостью гармонизировать свои маскулинные и феминные качества в отношении друг к другу, чтобы подкрепить и упрочить свою взаимодополняемость. Такая семья становится моделью для всего человеческого мира, которому еще предстоит обрести свою целостность.

В «Заключении» подводятся основные итоги диссертационного исследования, отмечаются его мировоззренческая и методологическая значимость, перспективы развития.

III. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ ОТРАЖЕНО В СЛЕДУЮЩИХ ПУБЛИКАЦИЯХ:

Монографии

1. Ерошенко Т. И. Человек: в поисках гармонии мужского и женского. – Ростов-на-Дону: Изд-во Актуальные проблемы современной науки Северо-Кавказского научного центра высшей школы, 2003. – 256 с.

2. Ерошенко Т. И. Мужское и женское: биполярность и целостность. – Ростов-на-Дону: Изд-во Ростовского государственного педагогического университета, 2006. – 172 с.

Работы, опубликованные в перечне периодических научных изданий, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ

3. Ерошенко И.П., Ерошенко Т. И. Проект Благовествований: двухтысячелетний диалог с миром // Научная мысль Кавказа. – 2001. – № 10 (23). – С.20 – 31.

4. Ерошенко Т. И. Синергия маскулинности и феминности // Гуманитарные и социально-экономические науки. – 2002. – №2. – С.11-17

5. Ерошенко Т. И. Возможность философской андрогинологии // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. – 2003. – № 6 (7). – С.12 – 22.

6. Ерошенко Т. И. «Инфляция мужского» и феминизм // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. – 2003. – № 7 (8). – С.3 – 10.

7. Ерошенко Т. И. Когда «исчезнут мужчины и женщины». (Полемические заметки по поводу одной гипотезы) // Научная мысль Кавказа. – 2003. – № 11(52). – С. 39 – 44.

8. Ерошенко Т. И. Уровни взаимодействия мужского и женского как ситуация бытия человека в мире // Научная мысль Кавказа. – 2004. – № 11 (65). – С.20 – 27.

загрузка...