Delist.ru

Биполярность и целостность мужского и женского как универсальная проблема человека (15.08.2007)

Автор: Ерошенко Татьяна Игоревна

доказано, что возникновение социального уровня системы «мужское – женское» выступает как процесс становления гендерных отношений, являющийся одновременно одним из факторов антропосоциогенеза, выявлена антропологическая причина разрушения архаичной андрогинии родовой общины и трансформации ее в патриархат;

выявлено, что раскрыть динамику отношений мужского и женского позволяет макросоциальный и микросоциальный уровни, на макросоциальном уровне системы «мужское – женское» в условиях патриархата закрытого общества реальное господство мужского начала порождает его трансцендентное преодоление в маргинальных формах ведовства и открытых культах Девы Марии и Прекрасной Дамы;

доказано, что динамика системы «мужское – женское» определяется нарушениями целостности и биполярности мужского и женского в условиях патриархата открытого общества и реализуется через взаимодействие феноменов «инфляция мужского» и «феминизм», между которыми существует связь, проявляющаяся в усилении симптоматики «инфляции мужского» на фоне усиления давления на социум феминизма;

выявлено, что универсальность системы «мужское – женское» в социуме находит отражение в наделении явлений и предметов окружающего мира человека эротическими и андрогинными свойствами и использовании их в качестве метафор в описании и интерпретации сложных социокультурных и природных процессов;

сделан вывод о функционировании когнитивной системы «мужское – женское» на основе анализа мифологического, религиозного, художественного и философского опыта как объективированного духовного, показано, что когнитивная система «мужское – женское» существует как духовная реальность, объективированная в языке и формах духовной культуры;

доказано, что в составе когнитивной системы «мужское – женское» философская рефлексия является одной из форм познания биполярности и целостности мужского и женского, показано, что философия использует понятия мужского, женского и андрогинизма не только в значении полового диморфизма, но и в символическом значении, тем самым интегрирует накопленный познанием опыт осмысления мужского и женского и транслирует его в метагендерную теорию;

представлен микросоциальный уровень системы «мужское – женское», на котором психическая и социальная жизнь индивида подвижна между полюсами мужского и женского, выявлены социальные, психологические, биологические факторы, влияющие на гендерную индентичность, конструирование личностью своей модели интимного поведения;

обосновано усиление тенденции целостности мужского и женского на микросоциальном уровне в семейных и брачных отношениях современной партнерской или супружеской семьи, выявлено, что супружеской семье соответствуют три типа брака, выступающие этапами установления синергии, сотрудничества и расширения пространства самореализации личностных качеств между мужем и женой: брак по расчету, брак-товарищество, брак для любви.

Содержание новизны раскрывается в следующих основных положениях, выносимых на защиту:

1. Биполярность и целостность мужского и женского начала на разных уровнях объективной реальности, сходящихся вместе и представляющих ситуацию бытия человека в мире, иллюстрирует универсальная модель системы «мужское – женское», построенная на основе эвристических принципов постнеклассической парадигмы: двойственности, гармонии, дополнительности, сложности, фрактальности, нелинейности, полифундаментальности, холизма и концепции автопоэзиса как теории сотворения новой реальности с Иным. Мужское и женское как элементы системы в предельно абстрактном рассмотрении предстают как одна из фундаментальных пар человекоразмерных саморазвивающихся систем; в отношении друг друга они аттрактивны, коррелятивны и взаимополагаемы, представлены в универсуме множеством форм, протоформ и квазиформ. Структурными компонентами модели выступают диалектические и энергийные пары «мужского – женского», которые на биологическом уровне проявляются как биотемпомиры мужчины и женщины, на социальном – «мужской социум – женский социум», на психологическом – «мужская психика – женская психика», на уровне духовной культуры «когнитивная система «мужское – женское».

2. Реальное бытие мужского и женского возникает на определенном этапе эволюции жизни, но человек пришел в мир уже в андрогинном измерении и поэтому находит для себя удобным универсализировать признаки мужского и женского, подводя под них всевозможные объекты и явления, в чем-то аналогичные половому диморфизму. Специфическим методом исследования системы «мужское – женское» является андрогинанализ как метод экзистенциальной и социальной практики и теоретическая модель познания. Как специфический метод экзистенциальной и социальной практики он выступает в виде совокупности ментальных, социально значимых действий, процедур, благодаря которым индивид ориентируется в пространстве отношений между полами. Как теоретическая модель познания, он выступает в виде системы понятий, его образующих. Понятие «андрогинпроцесс» обозначает взаимодействие мужского и женского в многоуровневой системе «мужское – женское», отражающей биполярность и целостность этих начал в разных режимах: «нулевом» – отсутствие взаимодействия, «конфронтационном» – разрушительное и саморазрушительное взаимодействие, «диалога» – креативное взаимодействие. В рамках диалога можно выделить две фазы: «диалог как признание Иного» – фаза толерантности и «андрогинизации» и «диалог как синергия мужского и женского» – фаза, отмеченная сотворчеством, предпосылка образования и стабилизации андрогинии. Понятие «андрогиния» обозначает креативную встречу мужского и женского и является результатом синергии мужской и женской субстанции в процессе самоорганизации систем различного уровня в универсуме.

3. Онтология диморфизма в природе свидетельствует о сложности выделения «чистых» форм мужской и женской субстанции. Различия между ними не абсолютны и не стационарны. Мужское и женское могут коррелятивно обмениваться своими свойствами, но эволюция живых организмов показывает, что по мере усиления выраженности полового диморфизма нарастает и сложность, многообразие свойств у различных представителей живой природы, достигнув в человеке высшего уровня, поэтому человеческое тело без подчеркнутого выражения пола обесценивается.

4. Биполярность и целостность мужского и женского на биологическом уровне как предсоциальном проявляются в стремлении к созданию новой реальности. Вероятность появления новой реальности, например, устойчивой диады, определяется степенью включенности членов диады в режим диалога как креативного сотрудничества, который в зависимости от различных типов сексуального поведения может реализоваться или не реализоваться. Диалог как креативное сотрудничество реализуется в большей степени в репродуктивном типе сексуального поведения, в меньшей степени в гедонистическом и сублимативном, вообще не реализуется в негативном типе сексуального поведения. К типам сексуального поведения относятся: гедонистический, включающий в себя естественный, суррогатный, гомосексуальный, виртуальный подтипы; репродуктивный, включающий в себя естественный, искусственный подтипы; сублимативный, включающий в себя креативный, заместительный подтипы; негативный, включающий в себя аскетический, криминальный и суицидный подтипы.

5. Становление гендерных отношений является одним из движущих факторов антропосоциогенеза, что подтверждается основными этапами «маскулинно-феминного» взаимодействия внутри первобытного общества: этап промискуитет, первобытное человеческое стадо с ограниченным табу промискуитетом, т.е. замкнутый, фактически эндогамный коллектив близких родственников, этап вытеснения посредством табу эндогамии экзогамией, появление дуально-стадной организации, когда брачный партнер находится за пределами кровнородственного коллектива, групповой брак родовых общин. Родовую общину отличает наличие архаичной межгрупповой андрогинии, т.е. сотрудничество между мужским и женским миром как равными. В ходе неолитической революции в результате усиления влияния маскулинного архетипа первичная групповая андрогиния родовой общины была нарушена и установилась система патриархата с практикой сексизма и мужского шовинизма. Антропологической причиной гибели родовой общины, ее архаичной андрогинии явилась ограниченность предоставляемого индивиду пространства личностного развития.

6. Сотрудничество между мужчиной и женщиной в условиях патриархата закрытого общества продолжается, но это сотрудничество неравных. Реальная практика христианства в средние века вопреки сути Евангельского учения оказалась насильственной, агрессивной, маскулинной. В связи с этим встреча мужского и женского социумов не образует органической целостности. Кризис маскулинной матрицы проявляется в том, что еальное господство мужского порождает его трансцендентное преодоление в маргинальных формах ведовства и открытых культах Девы Марии и Прекрасной Дамы, которые иллюстрируют в повседневной жизни протест угнетению и притеснению женщин как социальной группы.

7. В условиях патриархата открытого общества кризис маскулинной матрицы определяется понятием «инфляция мужского». «Инфляция мужского» обнаруживается в симптомах: амбициозности, деструктивности, агрессивности в поведении индивидов, социальных групп и целых цивилизаций. Феминизм определяется как активизация сопротивления мужской гегемонии в мире. Существует связь между «инфляцией мужского» и женским освободительным движением, которое оспоривает мужское господство в мире, данная связь проявляется в усилении симптоматики «инфляции мужского» на фоне усиления давления на социум феминизма. Открытое общество стоит перед необходимостью трансформации враждебности и агрессии в уважение, подавления силой в сотрудничество, коэволюцию, диалог как новое качественное фазовое состояние системы «мужское – женское» на макросоциальном уровне.

8. Существует давняя традиция использования эротических и андрогинных образов при описании и интерпретации самых сложных различных явлений и процессов: социальных, культурных и даже физических. Например, восточные образы «ян» и «инь» использовались Юнгом в интерпретации психических процессов, синергетики видят в них пробразы LS-режима и HS-режима. Любой фрагмент социума: артефакт, институт, конкретный индивид, норма общества и т.д. – отражает в себе в соответствии с фрактальной логикой характер наличествующих в нем взаимоотношений мужского и женского. Это явление в равной мере относится как к взаимоотношениям цивилизаций, так и к взаимодействию социума и природы.

9. Когнитивная система «мужское–женское» существует параллельно как духовная реальность, объективированная в языке, формах духовной культуры, в соответствии со свойством самореферирования, присущего всем живым открытым самовозобновляющимся системам. В мифологии мужское и женское выступает в виде олицетворения креативных сил природы. Мировые религии сакрализируют отношения между мужем и женой как отношения, обеспечивающие производство самой жизни. В содержание светского искусства включено изображение диалектической игры взаимоотношений мужчины и женщины с бесконечным числом сценариев.

10. Особым компонентом когнитивной системы «мужское – женское» является философская рефлексия над проблемами пола. Философия, выполняя свою духовную миссию, раздвигает границы понятий мужского и женского и андрогинизма: от полового диморфизма до космической символики, интегрирует креативный потенциал мужского и женского, накопленный познанием, транслирует его в метагендерную теорию, представляет в виде мировоззренческой системы, идеологии и методологии толерантности, компромисса, преодоления расколов в человеческой цивилизации, конвергенции, созидания как соединения и ориентирует человечество на преодоление кризисных явлений.

11. Структура психической и социальной жизни индивида в контексте пола подвижна между полюсами: мужским и женским, что подтверждает существование микросоциального уровня системы «мужское – женское». Переживание личностью гармонии/дисгармонии мужественности и женственности является составляющей «андрогинпроцесса» и моментом гендерной идентификации, факторами которой выступают: биологический пол, социальная среда, усилия самого индивида, т.е. самоидентификация. Реально процесс самоидентификации принимает форму колебаний между мужскими и женскими полюсами идентичности и завершается принятием одного из полов или позицией «третьего пола»: транссексуала, гея, лесбиянки, трансвестита. Половая идентичность может принять и форму перманентного процесса: личность в течении всей жизни меняет свою половую идентичность или не может с ней определиться.

12. В отличие от макросоциального микросоциальный уровень системы имеет более сложную конфигурацию: внутреннюю сторону, проявляющую себя во внутреннем духовном мире личности, и внешнюю – в пространстве взаимодействия мужчин и женщин в малых группах и квазигруппах. Современной супружеской семье соответствуют три типа брака, выступающие этапами установления синергии между мужем и женой: брак по расчету, брак-товарищество, брак для любви. При всех своих противоречиях современная супружеская, партнерская семья расширяет горизонт личностного взаимодействия в форме сотрудничества, соработничества, синергии, а следовательно, и развертывания личностных качеств супругов. Вступившие в брак стоят перед необходимостью гармонизировать свои маскулинные и феминные качества в отношении друг к другу, чтобы создать новую реальность, обрести целостность, стать «андрогином». Такая семья становится идеальным образом человеческого мира, которому необходимо стремиться к обретению своей целостности.

Теоретическая и практическая значимость исследования определяется тем, что ее содержание и методологическая база могут послужить опытом реализации эвристических возможностей постнеклассичекой парадигмы в социально-гуманитарном познании. Ценность работы заключается в возможности использования ее теоретических положений в определении путей разрешения противоречий, определяемых существованием мужского и женского начал в человеке, что будет способствовать урегулированию конфликтов: личностных, семейных, социальных, политических, глобальных, исследовании проблем толерантности и интолератности, креативности социоантропологической реальности, определения новых направлений антропологических и культурологических исследований.

Работа может быть использована при разработке воспитательных и образовательных программ, в педагогическом процессе, чтении курсов и спецкурсов по философским дисциплинам и другим социально-гуманитарным наукам. Результаты исследования могут иметь существенное значение для практической деятельности работников просвещения, культуры, политиков, управленцев, публицистов, журналистов и социальных работников.

Апробация результатов исследования. Диссертация обсуждалась на заседании отдела социальных и гуманитарных наук государственного научного учреждения «Северо-Кавказский научный центр высшей школы» и рекомендована к защите в диссертационном совете по специальности 09.00.13 – Религиоведение, философская антропология, философия культуры.

По теме диссертации были сделаны сообщения на IV Российском философском конгрессе «Философия и будущее цивилизации» (г. Москва, 24 – 28 мая 2005 г.), III Российском философском конгрессе «Рационализм и культура на пороге III тысячелетия (г. Ростов-на-Дону, 16-20 сентября 2002 г.), научно-практической конференции «Наука – делу мира: потенциал женских движений» в рамках III Международного форума «Женщины за мир без войны и насилия» (г. Ростов-на-Дону, 28-29 апреля 2001 г.), на Международной конференции «Человек в современных философских концепциях» (г. Волгоград,14-17 сентября 2004 г.). Всего докладов и выступлений на международных конференциях – 8, всероссийских конференциях – 4, на других конференциях – 25. Материалы диссертации внедрены в процесс преподавания курса «Философия» для студентов, аспирантов и соискателей Ростовского государственного строительного университета в темах: «Человек и общество», «проблема личности в философии», в базовых курсах «Социальная и культурная антропология», «Социальная психология», «Философия техники», в спецкурсе «Женщина в современном обществе», в работе теоретико-методологического семинара студентов и аспирантов «Гендерная школа».

Результаты диссертационного исследования нашли свое отражение в 43 работах (в том числе двух монографиях) общим объемом 38,5 п.л. Опубликовано 7 статей в периодических научных изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ.

Структура диссертации. Диссертационное исследование состоит из введения, пяти глав, одиннадцати параграфов, заключения и списка литературы. Общий объем диссертационной работы 320 страниц. Список литературы включает 390 наименований, в том числе 15 на иностранных языках.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во «Введении» обосновывается актуальность темы, характеризуется степень ее разработанности, обозначаются объект и предмет, цель и задачи диссертационного исследования, раскрываются элементы новизны, основные положения, выносимые на защиту, определяются теоретическая и практическая значимость работы, представлена апробация ее результатов.

В первой главе «Теоретико-методологические основания исследования мужского и женского начал» изложены основные положения, обосновывающие необходимость исследования биполярности и целостности мужского и женского начал человека и мира человека.

В первом параграфе «Система «мужское – женское» и методы ее исследования» отмечаются противоречия, которые обнаруживает факт институционализации двух новых научных дисциплин в русле гендерных исследований: феминологии и «мужских исследований», а также указывается на ограниченность их парадигм. Программы феминологии и «мужских исследований» неявно заключают в себе необходимость выхода за определенные им рамки предметной области, за границы автономного рассмотрения мужских и женских проблем. При этом констатируется, что и в философии, в частности, философской антропологии онтологическая двойственность человека, единство мужского и женского в их различии, также не стала еще органической частью исследований. Имеют место лишь спорадические обращения к данной теме (П. Гуревич, Ю. Рюриков, Н. Хамитов и др.).

Преодоление противоречивости данной ситуации предлагается путем выявления наиболее общих закономерностей взаимодействия мужского и женского начал, отражающих их биполярность и целостность: гармонизации/дисгармонизации мужского и женского, мужских и женских качеств в их притяжении/отталкивании на всех уровнях человеческого бытия: природного, социального, духовного. В целом исследование представляет собой современную философскую рефлексию над проблемами пола, опирающуюся на достижения естественнонаучного и социально-гуманитарного знания.

Исследование отходит как от традиционного и пока доминирующего мужского взгляда на мир в целом, так и от одностороннего, ангажированного политическими целями феминизма, женского взгляда, развиваемого, главным образом, в рамках феминологии и гендерологии, и предлагает взгляд на человека и его мир, как проявление и результат взаимодействия, усиления или ослабления сотрудничества, синергии мужского и женского начал. Мужское начало и женское начало в предельно широком смысле, согласно традиции, понимаются как парные свойства элементов, проявляющиеся на разных уровнях мира человека: маскулинность как активное начало, вектор творчества, самоорганизация которого направлены вовне, а феминность как равное ему в различии, единое с ним в разделенности начало, вектор творчества, самоорганизация которого обращены вовнутрь. Мужскому и женскому единству придается значение близкое к аристотелевскому понятию «движущегося архе», начала в собственном смысле.

Методологической основой исследования является эвристика постнеклассической парадигмы, прежде всего, принципы синергетического подхода: двойственности, дополнительности, сложности, фрактальности, нелинейности, полифундаментальности, холизма, позволяющие рассматривать мужское и женское как креативные начала, тяготеющие друг к другу, и видеть в этом контексте специфику эволюции человека и общества. В качестве специфического метода исследования определяется андрогинанализ как метод экзистенциальной и социальной практики и теоретическая модель познания. С конструктивной стороны он выступает как концептуальная модель, а с операциональной – как специфическая социальная практика, совокупность ментальных, социально значимых действий, процедур, благодаря которым индивид ориентируется в пространстве отношений между полами, в пространстве бытия мужского и женского. В сущности отношения между мужчинами и женщинами визируют все виды человеческих отношений.

Во втором параграфе «Онтологические и гносеологические основания исследования мужского и женского» предпринимается анализ поиска онтологических оснований мужского и женского в косной и живой материи. Перечисляется ряд полярных феноменов и концептуализируются их креативные взаимодействия: парные физические поля, частицы и античастицы, молекулы правосторонней и левосторонней ориентации, эубактерии и археи, прокариоты и эукариоты, РНК и ДНК, митоз и мейоз и т.д. Однако за исключением митоза и мейоза связать эти феномены единой генетической линией с возникновением полового диморфизма по состоянию науки на данный момент оснований не имеется. В лучшем случае здесь можно выйти лишь на одну из версий мифологемы эроса как предтечи понятия «движущегося архее».

Если же попытаться перечисленные феномены объединить «родством», то это можно сделать лишь косвенно, по аналогии, что подтверждает факт превращения оппозиции мужское и женское в универсальный классификатор для человека, в том числе и исследователя. Человек находит для себя удобный критерий на основании мужской и женской дихотомии и универсализирует признаки мужского и женского, подводя под них объекты и явления в чем-то аналогичные половому диморфизму. Об онтологии маскулинности и феминности в этом контексте можно говорить условно, в метафорическом смысле, используя дихотомию мужского и женского как «образ – символ» сложного саморазвивающегося объекта, так как на сегодняшний день данных естествознания, подтверждающих существование в косной материи феноменов родственных половому диморфизму нет. Но если считать, что среди предшествующих половому диморфизму форм диморфизма и полиморфизма в природе есть его протоформы, то их конкретное выделение дело будущей науки, а использование понятия «онтология мужского и женского» становится правомерным и в метафизическом смысле.

Анализ методологического арсенала современного научного знания позволяет представить систему категорий и понятий статических и динамических, а также принципов взаимодействия мужского и женского, образующих метод андрогинанализа. Андрогинанализ в качестве системы суммирует предпосылки исследования проблемы биполярности и целостности мужского и женского. Понятия «мужское и женское», «андрогинпроцесс», «диалог мужского и женского как признание Иного», «диалог как синергия мужского и женского», «андрогиния», а также принципы взаимодействия мужского и женского, отражающие их биполярность и целостность: неполноты и взаимополагаемости мужского и женского, взаимодополняемости и аттрактивности мужского и женского, нестационарности различий мужского и женского, целостности мужского и женского или андрогинности человека и мира, определяются в качестве ядра концепции исследования.

Понятия «андрогин», «андрогинность», «андрогиния» философы традиционно используют при обращении к проблемам метафизики пола, религиозного и мифологического знания. Как правило, категории «андрогин» и производным от нее чаще всего в этом случае придается символическое, трансцендентное значение: андрогин как недостижимый идеал целостности мира (М. Элиаде) или как идеал целостной богоподобной личности (Н. Бердяев). Одновременно каждый человек является в известной степени андрогином (его поведение бисексуально) (И. Кон, Л. Жаров). В диссертационном исследовании отстаивается правомерность использования данных категорий при изучении человека в повседневных социально-культурных коллизиях, отражающих в себе драматичность движения к креативному сотрудничеству мужского и женского начал, торжеству диалога и толерантности в отношении к Иному: человеку, цивилизации, природе.

В широком смысле гносеологическими предпосылками исследования следует считать всю сумму научной и вненаучной информации о человеке и его месте в мире. Непосредственными же теоретическими источниками выступают: гендерные исследования, феминология, «мужские исследования». От предпосылок исследования следует отличать сакрализированные или теоретизированные модели решения проблемы биполярности и целостности мужского и женского в истории человечества: мифологическую, античную, христианскую и феминистскую. Они представляют компоненты мифологем, философских систем и социальных проектов прошлого, в которых в конкретных исторических условиях был актуализирован андрогинпроцесс, т.е. взаимодействия мужского и женского начал, и явно или неявно прослеживалось оперирование понятием «андрогиния» при описании мужского и женского социума, мужских и женских ролей, идеалов маскулинности и феминности в социокультурном пространстве.

Во второй главе «Биологические основания биполярности и целостности мужского и женского» анализируется влияние на отношения между полами в социальной среде их биологических (морфологических и физиологических) характеристик.

загрузка...