Delist.ru

Формы языковой репрезентации гносеологических категорий в клинической терминологии (15.08.2007)

Автор: Бекишева Елена Владимировна

По традиции разнообразие видов категории движения всегда связывают со средствами её отражения в языке, прежде всего с префиксальными производными. Признаком отражения этих концептов в структуре термина являются идентификаторы-префиксы греко-латинского происхождения се- (лат. se- - от-), де-(лат. de- - от), а- аб-(лат. а- ab- - от), дис- (греч. dys – - нарушение, мета- (meta- - изменение) и др.

Другой разновидностью терминов, отражающих категорию пространства, являются топонимы. В медицинской лексике встречаются топонимы двух видов: номенклатурные наименования, идентифицирующие какую-либо нозологическую форму в официальных медицинских номенклатурах (болезнь чикагская), и просторечные наименования, составляющие общеупотребительный или просторечный пласт медицинской лексики, (испанка - одна из форм гриппа, унёсшего тысячи жизней в Европе в начале XX в.).

Топонимы появляются в языке медицины как окказиональные наименования на первом этапе познания, когда этиологические и патогенетические признаки болезни неизвестны. Возникновение топонимов – социолингвистическая проблема в терминоведении, поскольку эпонимическое название нередко впервые создаётся в текстах средств массовой информации при описании вспыхнувших в каком-либо месте земного шара эпидемий неизвестной этиологии. Самый высокий процент топонимических терминов был зафиксирован нами в номенклатуре инфекционных болезней.

В медицинских классификациях существуют целые гнезда топонимических терминов, в которых географическое название указывает на тип заболевания или на его проявление, напр., бластомикоз – бразильский, европейский, североамериканский, южноамериканский.

Термины-топонимы являются малоинформативными, так как в их структуре не отражены основные признаки медицинского концепта. Часто термин-топоним создается автором на первой ступени научного познания, поэтому в основу номинации закладываются визуальные и поверхностные признаки явления. По мере углубления знаний об этиологии и патогенезе заболевания, возникают более информативные синонимы.

Топонимические термины соотносятся с такой типовой когнитивной структурой сознания, как сценарий. Применяя топонимические термины, специалисты определённой отрасли знания, посвящённые в специфику предмета, не нуждаются в их дефинициях. «Усваивая и актуализируя информацию, заложенную в термине, человек не только пользуется ею в конкретных целях, но также интерпретирует и оптимизирует её» (Володина, 2001: 13).

Десятая глава «Репрезентация категории объекта в клинической терминологии» является логическим продолжением девятой главы, поскольку категория объекта тесно взаимодействует с категорией пространства. В работах по психолингвистике, посвящённых основным принципам восприятия, соотношение пространства и объекта нередко представляют как соотношение фона и фигуры.

Современная когнитивная наука позволяет нам с новых позиций взглянуть на понятие «объект» с учётом психологической, философской и лингвистической точки зрения. Определяя объект как категорию, необходимо подчеркнуть, что он непосредственно связан с восприятием его отдельным индивидом и с общей системой человеческих знаний о мире. Как отмечает Л.А. Манерко, «предмет, противопоставляясь другим предметам в пространстве, видится человеку через какие-либо его признаки, свойства, составные части, и в этом сравнении предмет соотносится с пространственными характеристиками, определяющими его местонахождение, статичность или динамику, возможности взаимодействия друг с другом» (Манерко, 1999: 96).

Организм человека может также быть представлен как объект со всеми его характерными признаками: целостности и одновременно делимости, нерасчленяемости и расчленяемости на части. Человек воспринимает себя, с одной стороны, как несомненную целостность, гештальт, а с другой стороны, осознаёт наличие у себя различных частей тела. Значимость подобных объектов в жизнедеятельности человека и в его познании самого себя проецируется и на исследование языка для их обозначения.

Мы подразделяем термины, обозначающие интракорпоральные объекты, на обозначения естественных объектов и обозначения патологических объектов.

Под названиями, отражающими естественные объекты, мы подразумеваем термины (терминоэлементы) морфологических дисциплин (анатомии, гистологии, цитологии), используемые для построения клинических терминов.

Указание на анатомический объект в производном и составном клиническом термине является главным топографическим и классифицирующим признаком клинического термина. Так, одним из принципов классификации болезней, положенным в основу МКБ X, является объединение групп заболеваний на основе анатомической локализации (болезни пищеварительной системы, болезни сердца и сосудов и т.п.).

Анализ многокомпонентных и производных клинических терминов показал, что указание на поражённый анатомический объект может осуществляться при помощи лексических и словообразовательных средств: в русскоязычных терминах (острая сердечная недостаточность); в частично русскоязычных терминах с привлечением ассимилированных классицизмов (церебральная возбудимость новорожденного), а также при помощи греческих терминоэлементов (панкреатит от греч. pancreas – поджелудочная железа).

Поскольку анатомические объекты отличаются сверхсложной морфологической структурой, каждый их структурный элемент терминологически маркирован в языке медицины, и соответственно имеют разное терминологическое оформление клинические термины, отражающие болезни частей этих органов. В качестве примера приведём клинические термины, отражающие болезни уха: мирингит – воспаление барабанной перепонки; лабиринтит – воспаление внутреннего уха; отит – воспаление среднего уха и т.п.

Большое значение для выражения локальных признаков имеют аффиксальные морфемы, уточняющие место поражения в анатомическом объекте. К ним относятся префиксы греческого происхождения (пан-, геми-, эпи-, пери-, пара-, эндо-, экзо-) и латинского происхождения (суб-, инфра-, интра-, интер-, ретро-).

Термины, содержащие в своей структуре наименования какой-либо ткани, начали появляться в клинической терминологии во второй половине XIX века. Это связано со становлением особой морфологической дисциплины гистологии (греч. histos – ткань). Методологическую основу гистологии составила клеточная теория.

Интересны с точки зрения языковой репрезентации концепта «ткань как объект» термины, обозначающие названия разновидностей опухолей. Виды опухолей представлены в терминологии онкологии двумя структурными моделями: однословным производным термином со стержневым компонентом –ома (хондрома- опухоль из хрящевой ткани) и составным термином со стержневым компонентом - словом «опухоль» (опухоль одонтогенная – опухоль, исходящая из тканей зуба). Стержневые компоненты, являясь частью бинарной структуры, отражают генерализированную единицу дисциплинарной категории «опухоль». Второй компонент бинарной терминообразовательной структуры строится в соответствии с принципом дифференциации, так как помогает в ходе мыслительного процесса отделить нужную информацию от имеющихся в банке памяти концептов, возникающих в сознании по закону ассоциативных связей.

С развитием цитологии в клинической терминологии появился новый тип терминов, отражающих концепт «клетка». В 1665 г. Роберт Гук впервые обнаружил и описал растительные клетки. Он первым употребил латинское слово cella (комнатка, ячейка) для обозначения клетки. Наиболее частотны клинические термины, отражающие концепт «клетка», в терминологии онкологии и гематологии. Указание на тип клеток, составляющих ткань опухоли, стало классифицирующим принципом в номенклатуре опухолей: опухоль гранулезоклеточная, опухоль зернисто-клеточная и т.п. Большое количество терминов цитологии появилось в результате языкового творчества учёных–медиков, биологов и химиков. Например, термин лейкоцит (греч. leucos – белый) появился в 1870 г. Современные названия лейкоцитов основываются, главным образом, на наблюдениях Пауля Эрлиха (конец XIX в.). Эрлих разделил белые клетки на базофилы (греч. basis – основание + phileo – люблю), нейтрофилы (лат. neutrum – ни то, ни другое) и эозинофилы (греч. eos – заря – по цвету розового красителя).

На основе приведённых примеров можно утверждать, что индивидуально-личностное начало имеет большое значение в терминологии. При создании новых терминов решающая роль принадлежит отдельным членам профессионального сообщества, поставленным перед необходимостью дать название новому объекту исследования, процессу или явлению.

Названия патологических объектов мы разделили на несколько тематических групп: 1) названия патологических полостей; 2) названия повреждений тканей и органов; 3) названия кожных патологических объектов; 4) названия пороков и новообразований; 5) названия конкрементов и патологических образований; 6) названия искусственных объектов.

Проводя исследование категориальных признаков, выраженных клиническими терминами, мы ставили также задачу реконструкции наивной картины медицины, отражённой в её терминологии. У этой задачи есть и другой аспект диахронический, или культурно-исторический, так как в основе языковой модели восприятия лежат древнейшие представления об «устройстве» человека и суеверные взгляды на природу болезней, патологических процессов и объектов, раскрываемые в результате этимологического анализа.

1) К названиям патологических полостей относятся следующие термины: грыжа, абсцесс, аневризма, киста и терминоэлемент –целе.

Так, слово грыжа является суффиксальным производным от общеславянского глагола грызти (грызть). Первоначально обозначало «то, что грызёт», затем «болезнь, вызывающую это ощущение».

2) Названия повреждений тканей и органов представлены как терминами славянского происхождения - рана, язва, свищ (син.фистула), пролежень, рубец, ссадина, так и иноязычного - эрозия, инфаркт, инфильтрат, шрам.

Например, язва – исконное слово, производное от глагола язвить «кусать до крови»; в медицинской терминологии обозначает «дефект кожи или слизистой оболочки и подлежащих тканей. Существующий термин французского происхождения шанкр, который переводится как «язва» не является синонимом русскому термину «язва», так как обозначает особый тип язв, возникающих при определённых инфекционных заболеваниях, например, твёрдый шанкр возникает в месте внедрения бледной трепонемы (возбудителя сифилиса).

3) Названия кожных патологических объектов представлены многочисленными наименованиями: терминами славянского происхождения (бородавка, бляшка, узелок, веснушка, волдырь, заусеница, мозоль, пузырёк, родинка, угорь, прыщ) и терминами греко-латинского происхождения (фурункул, пустула, папиллома, папула, петехия, розеола, рупия, хлоазма, эктима). Примеры: угорь - общеславянское производное слово от угорёк (червячок). Название дано по способности кожного сала выходить червячком при надавливании на угорь. Фурункул - лат. fur, furis – вор; furunculus – воришка I в. до н.э.; позже «отросток на виноградной лозе»; в I в. н.э. появляется у А.К. Цельса в значении «чирей». Научная дефиниция – острое гнойно-некротическое воспаление фолликула волоса и окружающей ткани, обусловленное внедрением стафилококков.

4) Названия пороков и новообразований как отражение категории объекта могут быть представлены терминами славянского (горб, зоб, шпора и т. п.) и иноязычного происхождения (полип, карункула и т.п.). Пример: зоб – слово зобъ в памятниках русской письменности появляется весьма поздно – в 1653 году (Проскинитарий Арсения Суханова // Православный палестинский сборник. 21, Т. VII, Вып. 3, СПб., 1889, с.34). Оно хорошо известно в русских диалектах, где имеет следующие значения: опухоль на шее, горло, женская грудь и т.д. Судя по соответствиям русского зоб в других славянских языках, праславянское зобъ могло обозначать как «клюв», так и «вместилище склёванного корма». В языке медицины термин зоб обозначает «патологическое увеличение щитовидной железы».

Полип – греч. poly (много) + pus (нога) = многоножка. Доброкачественная эпителиальная опухоль слизистых оболочек (часто в форме объёмного образования на ножке).

5) Названия конкрементов и патологических образований.

Термин конкремент является суффиксальным производным от латинского глагола concresco, concrevi, concretum, ere 3 (срастаться, уплотняться); обозначает «плотное образование в полостях или тканях тела».

Названия конкрементов составляются в основном с помощью синтаксического способа, напр., мочевой конкремент (мочевой камень), венный конкремент и т.п. Терминоэлемент лит- (греч. lithus – камень) и терминокомпонент калькулёзный (лат. calculus - камень) находят применение в названиях заболеваний, связанных с образованием конкрементов (нефролитиаз, калькулёзный холецистит и т.п.) или в названиях операций (литотрипсия – камнедробление).

6) Названия искусственных объектов, находящихся в организме, включают в себя термины имплантат, пломба, протез. Например, термин протез образован от греч. protithemi (ставить спереди) и обозначает искусственную часть тела (конечность, челюсть, глаз), заменяющую отсутствующую естественную часть.

Как показал анализ, этимологические значения названий патологических объектов отражают прототипические концептуальные признаки. Большинство терминов репрезентирует наличие в концептуальной структуре признака «результат какого-либо действия». Эти термины являются суффиксальными производными от глаголов. Однако результат объективного действия отмечен только в семантической структуре терминов рана, пролежень, шрам и ссадина. Этимологическое значение терминов инфаркт, инфильтрат, имплантат, протез, эмбол, конкремент демонстрирует упрощённое, наивное представление о том, в результате какого действия образовался данный патологический объект (инфаркт – результат «заполнения, забивания, закупоривания», инфильтрат – результат «просачивания», протез – то, что расположили впереди и т.д.). Восприятие патологического объекта как результата воздействия сверхъестественных сил зафиксировано в терминах грыжа (результат того, что что-то грызёт) и язва (результат того, что что-то кусает до крови).

Вторым прототипическим концептуальным признаком является отражение в термине формы патологического объекта, выраженное как прямым называнием геометрических характеристик (терминоэлемент: -целе, термины: киста, свищ, фистула), так и путём сравнения (горб, папиллома).

Концептуальные признаки цвета отражены в терминах розеола, хлоазма; качественные признаки в словах пломба, рупия, волдырь, пустула, карункула. Кроме перечисленных, ряд терминов отражает категориальные признаки времени (веснушки), места (бородавка чаще всего возникает на подбородке), причины (родинка, т.е. врождённое образование).

Как пишет Е.С. Кубрякова относительно языковой картины мира, «картина не копирует, а отображает действительность, и это отображение, конечно, в каком-то смысле означает её искажение: некоторые свойства объектов при отображении неизбежно теряются, а остаются только безусловно значимые, или, как принято говорить, салиентные (Кубрякова, 1994).

Одиннадцатая глава посвящена объективации категории количества в наименованиях болезней и патологических состояний. Категория количества в медицинской терминологии объективируется в терминах и символических знаках, выражающих количественные характеристики нормальных и патологических состояний организма.

Категория количества входит в ряд наиболее важных для языкового сообщества гносеологических категорий. Немаловажной категория количества является и для научного языка. В медицине количественные показатели являются неотъемлемой диагностической составляющей. К основным концептам, выстраивающим категорию количества и значимым в медицинской науке, можно причислить концепты «увеличение» и / или «много», «снижение» и / или «мало», «целостность», «парциальность», «равенство», «исчисляемость».

Для описания категориальных признаков, представленных терминами со значением «количество», мы установили их словообразовательные модели, тенденции употребления каждого терминоэлемента, его семантическую валентность, уровень экспликации научного концепта.

К словообразовательным средствам, выражающим концепт «мало», относятся терминоэлементы олиг-, гипо-, микр-, -пения, суб-. Каждая из этих морфем приобрела специализацию значений в клинической терминологии. Проиллюстрируем это на примере терминоэлемента олиг- (греч. oligos – малый), который в составе терминов-композитов указывает на 1) недостаточное количество секретов организма (олигосиалия - недостаточное слюноотделение); 2) недостаточное выделение продуктов жизнедеятельности (олигурия – недостаточное выделение мочи); 3) снижение каких-либо функций (олигопноэ – редкое поверхностное дыхание);4) снижение потребности организма в чём-либо (олигодипсия – пониженная потребность организма в жидкости);

загрузка...