Delist.ru

Социальная философия всеединства конца XIX - начала XX вв. в России (15.08.2007)

Автор: Амелина Елена Михайловна

Предмет исследования – социально-философские взгляды вышеназванных мыслителей. Приступая к изучению этих взглядов мы должны иметь ввиду, что они являли собой определенное единство, но это единство не означало полной одинаковости взглядов философов. Каждый из них был неповторим и оригинален по-своему. Тем не менее, традиции одного философа передавались другому, они развивали свои положения в одном методологическом ключе, оппонировали друг другу и исторически следовали один за другим. Бесспорным интегрирующим фактором для них была философия В.Соловьева.

Уровень научной разработки проблемы. На сегодняшний день при всем значительном числе публикаций, посвященных российской философской мысли и русскому послеоктябрьскому зарубежью, можно констатировать практическое отсутствие обобщающих исследований специально анализирующих социально-философские взгляды данного направления как целостного единства. Однако это не означает, что тема полностью обойдена вниманием. Можно назвать ряд крупных работ, в которых так или иначе осуществлялся подход к этой теме. Это работы И.А.Исаева, Ю.П.Ивонина, Р.Е.Селиверстова, Т.Л.Бабиной и др. Большой интерес вызывает и проделанный многочисленными отечественными авторами анализ философских и социальных аспектов идей авторов сборников «Проблемы идеализма» (1902), «Вехи» (1908) и участников религиозно-философской группы «Путь» (1910-1919).

Значительную ценность представляют исследования философских и социальных идей религиозных мыслителей проведенный в трудах А.А.Ермичева, И.И.Евлампиева, Б.В.Емельянова, А.Ф.Замалеева, И.Д.Осипова, М.А.Маслина, М.В.Максимова, Л.И.Новиковой, И.Н.Сиземской, В.Ф.Шаповалова и др.

Среди работ, посвященных изучению историко-философских предпосылок исследуемого направления следует выделить работы А.И.Абрамова, А.П.Козырева, В.И.Кураева, В.В.Лазарева, А.Ф.Лосева, С.Б.Роцинского, С.С.Хоружего и др.

Цель и задачи исследования. Целью работы является рациональная реконструкция социально-философских взглядов русских религиозных мыслителей конца ХIХ – ХХ вв. - В.С.Соловьева, Е.Н.Трубецкого, С.Н.Булгакова, П.А.Флоренского С.Л.Франка, Л.П.Карсавина. Эта цель обусловила постановку следующих конкретных задач:

определить теоретические источники в наибольшей степени повлиявшие на формирование социально-философских взглядов отечественных мыслителей;

раскрыть своеобразие методологии, которой они руководствовались при анализе явлений общественной жизни; уяснить место и роль в этой методологии философских и религиозных компонентов;

выяснить специфику понимания общества и общественных отношений исследуемыми философами; раскрыть содержание их подхода к решению проблемы диалектики общего и единичного в общественном развитии;

выявить понимание сущности и назначения человека в социально-философских представлениях мыслителей; раскрыть их интерпретацию его места и роли в социальной жизни; выявить основные пути и принципы социального строительства;

раскрыть понимание содержания исторического процесса данным направлением; выявить особенности трактовки форм его протекания; уяснить интерпретацию роли собственности в общественном развитии, а также смысл научно-технического прогресса; выявить социологические критерии прогресса;

установить своеобразие понимания сущности власти и назначения государства;

раскрыть социальные и культурные истоки концепции «свободной теократии»; показать общее и особенное в её интерпретации;

выяснить структуру и мировоззренческое ядро общественного идеала, а также основные особенности его анализа;

выявить культурно-историческое значение общественного идеала отечественных мыслителей; раскрыть те мировоззренческие причины, которые не позволили ему воплотиться в жизнь.

Теоретико-методологическая основа исследований. В качестве теоретической предпосылки данного исследования взяты положения, развиваемые в работах С.Н.Барулина, К.Х.Момджяна, С.Э.Крапивенского и др., согласно которым: предметная область социальной философии нацелена на рассмотрение отношений человека и общества во всей их сложности и многогранности; изучение общественной жизни предполагает комплексный анализ таких ее сфер как экономическая, социальная, политическая, духовная и др. Существенную значимость для исследования имеют теоретические положения, развиваемые данными авторами, согласно которым общество должно изучаться как целостность, взятая в своей общеисторической эволюции, а духовная сфера является важнейшим и активным фактором его развития.

Теоретической предпосылкой исследования является также установка, согласно которой религиозные подходы к анализу социальной действительности могут иметь познавательное значение лишь в той мере, в которой они находят точки соприкосновения с философским взглядом на мир. Религиозный подход осуществленный вне данного синтеза имеет тенденцию «подгонки» реальности под заранее заданные схемы и постулаты, что привносит элементы схоластики и ослабляет креативный потенциал мысли.

Общеметодологической базой осуществленного в диссертации анализа явились установки, ориентирующие на многосторонний подход к проблеме, выявление ее различных аспектов и граней. Автор руководствовался инструментарием диалектической традиции, включающим в себя принцип историзма, восхождения от абстрактного к конкретному, обеспечивающими проведение научно-реалистического подхода. В работе был использован метод историко-философской компаративистики, а также методы рациональной реконструкции и обобщающей индукции, связанные с анализом текстологичекого материала, и дающие возможность воспроизвести те взгляды мыслителей, которые не были ими прямо декларированы.

В методологическом плане были использованы установки ведущих специалистов в области русской философии – П.П. Гайденко, М.А.Маслина, В.А.Кувакина и др., ориентирующие на такое изучение творчества русских мыслителей, в котором усвоение их обширного и многогранного наследия должно быть осуществлено сквозь призму сегодняшнего опыта и современного состояния научного и философского знания. Это требует отделения наиболее ценного и непреходящего в работах этих мыслителей от того, что в них порождено утопическими настроениями и мессианскими ожиданиями, характерными для последней четверти ХIХ - начала ХХ столетий. Предпринятое диссертационное исследование исходит из того, что изучению отечественного философского наследия должно сопутствовать осознание его несомненных достоинств и, вместе с тем, исторических границ. Такой подход, способствуя осмыслению современных социально-философских вопросов, предохраняет как от негативизма, так и от некритической апологии философии всеединства.

Научная новизна результатов работы и основные положения выносимые на защиту. Настоящая работа является первым в отечественной философской науке исследованием, где в целостном виде рационально реконструированы социально-философские взгляды представителей русской философии всеединства конца ХIХ – начала ХХ веков (В.С.Соловьева, Е.Н. Трубецкого, С.Н.Булгакова, П.А.Флоренского, С.Л.Франка, Л.П.Карсавина). Впервые предпринята попытка анализа социальной философии данного направления в его единстве и полноте. Основные положения выносимые на защиту таковы:

1) установлено, что социально-философские представления мыслителей явились творческим синтезом взглядов на общественное развитие платонизма, христианства, немецкой классической философии (Кант, Фихте, Шеллинг, Гегель), а также широкого круга европейских мыслителей (К.Маркс, представители неокантианства, М.Вебер и др.); выявлено, что признание универсальной цели, лежащей в основе всего существующего, принцип всеединства, вера в добро и деятельный характер человека творца делают взгляды русских мыслителей продолжением классической традиции философствования; обосновано, что русская религиозная социальная философия явилась своеобразной реакцией на развитие философии и социологии ХIХ века, выразившаяся в стремлении сплавить христианскую веру с достижениями современной философской мысли.

2) раскрыто, что особенность методологии данного направления связана с его принадлежностью к «софийному» типу философствования, которому была свойственна попытка синтеза светского (рационального) и религиозно-мистического, мифолого-символического взглядов на мир, желание постичь его сущность сквозь призму Абсолюта; выяснено, что Абсолют становился смыслообразующей основой познания социальных явлений, а постижение социальной реальности не простым её отображением, а преобразующим пониманием; установлено, что слитность светского, религиозно-философского подходов проявилась как общий итог рассуждений мыслителей; в то же время в их творчестве можно встретить светские работы без особого налета религиозности; выявлено, что чисто религиозный подход приводил к появлению в их рассуждениях элементов схоластики и схематизма; раскрыто, что в целом методологический подход мыслителей носил интегральный характер: он признавал значение науки и включал диалектический и органический взгляд на мир, стремление проанализировать его во всём единстве многообразных форм; установлено, что социальное познание в философии всеединства включало компонент культурного анализа и интерпретировалось также как «вчувствование» и «вживание», проникновение в социально-психологический смысл происходящих процессов;

3) выяснено, что общество в понимании отечественных мыслителей есть, в первую очередь, особый целостный, духовный и «свободный» организм, плод творческой целеполагающей деятельности людей, обусловленный объективными, в том числе материальными условиями своего существования; раскрыто, что общественные отношения понимаются как особый, «третий» род бытия, интегральное единство идеальных и «реальных» процессов; установлено, что источник социального развития мыслители видели в диалектическом взаимодействии личностей и «собирательных общностей», а гармонические общественные отношения определяли через термин «всеединство» и идущее от славянофилов понятие «соборность», в которое каждый из них вносил свои особые коррективы;

4) выявлено, что человек в философии всеединства трактовался как сложное, стремящееся к целостности, многогранное, (религиозное, политическое, экономическое и т.д.), творческое и универсальное существо, как «становящееся абсолютное», тайна которого коренится в его софийной природе; выявлено, что социальной антропологии мыслителей были свойственны элементы имперсонализма, стремление «вписать» человека в более широкие структуры: Богочеловечество, теократию и т.д.; выяснено, что достичь фундаментальной цели духовного преображения мира человек может лишь включившись во всеобщий Богочеловеческий процесс; установлено, что главные задачи эволюционно понимаемого «социального строительства» философы связывали с формированием творческой личности, воспитанием трудовой этики, созиданием христианской семьи, развитием национальной культуры и гражданского общества на основе принципов солидарности, свободы и служения и т.д.;

5) раскрыто, что содержание исторического процесса трактовалось философами одновременно в религиозном, философско-историческом и социологическом аспектах; выявлено, что в философско-историческом плане прогресс являет собой сложное, имеющее ритмичность, поступательное движение - единство линейных, циклических, попятных а, порой катастрофических процессов; выяснено, что философы приходили к выводу о вариантности общественного развития, которое при определенных условиях способно привести к становлению новой гармоничной цивилизации; выявлено, что философы проводили мысль об относительности прогресса; установлено, что социологические критерии прогресса связывались в философии всеединства с управляемостью, социальной устойчивостью, достижением наивысшей производительности труда и др.; раскрыто, что проблема исторического развития соединялась философами со свободой и активной деятельностью индивидов; установлено, что частная собственность рассматривалась философами как явление общественно важное, но нравственно нейтральное, а значит «требующее нравственной нормы и опоры для себя»; раскрыто, что мыслители выявили противоречивость последствий научно-технического прогресса и связывали их преодоление с мерами государственного и духовно-нравственного порядка;

6) выявлено, что власть и государство в интерпретации философов данного направления имеют двойственную природу: земную и трансцендентную; подлинная власть связана не с насилием, а с верой в авторитет властвующего как выразителя «надгосударственных» интересов искания «правды»; установлено, что государство рассматривается как завоевание цивилизации, как важная ступень в нравственной организации человечества, его главная задача – выражать интересы общества как соборного лица и служить «защитной оболочкой» бытия национальности; раскрыто, что философов привлекала проблема устойчивости бытия государства, а развитие государства понималось в тесной взаимосвязи с гражданским обществом и правовыми институтами; определено, что свобода человека являлись для философов всеединства важнейшим ориентиром деятельности государства;

7) установлено, что соловьевская идея теократического государства как органического союза церкви, государства и общества, явилась утопической формой поиска социальной правды и попыткой умозрительного разрешения кризисных процессов в духовной и социальной жизни Европы и России; выявлено, что она включала в себе такие константы национального сознания как самопожертвование, смирение, желание жить в любви, во Христе и в теплоте соборности, иметь крепкую государственность и явить миру благодаря всему этому цветущую всечеловеческую культуру; установлено, что особое внимание идее «свободной теократии» уделял П.Флоренский, связавший её со своей культурологической концепцией; выявлено, что у С.Булгакова, Е.Трубецкого, С.Франка представления о свободной теократии эволюционируют в концепцию общества, в котором церковь юридически отделена от государства и где её влияние осуществляется «снизу» через воцерковленный народ; определено, что взгляды Л.П.Карсавина эволюционируют в сторону «демотического» идеала и «евразийского державостроительства».

8) раскрыто, что общественный идеал философов имел свою структуру, в которой, исходя из религиозного идеала определялись все другие «относительно абсолютные» идеалы: экономический, социальный, политический, национальный, цивилизационный, экологический; выявлено, что общественный идеал рассматривался мыслителями как важнейшая движущая сила общественного развития; определено, что мыслители стремились понять идеал в диалектике абсолютного и относительного моментов и выделяли социологический аспект его анализа; раскрыто, что вопрос о достижении идеального общественного устройства философы связывали с той «мерой свободы», которая соответствует данной исторической, культурной и национальной ситуации; показано, что путь к идеалу, по их мнению, предполагает ряд подвижных, изменчивых целей, как ступеней на пути его реализации; установлено, что значительную роль в историческом развитии играет феномен веры в общественный идеал; показано, что ведущими участниками реализации идеала считались выдающиеся личности, герои и подвижники;

9) выявлено, что культурно-историческое значение общественного идеала мыслителей связано, в первую очередь, с идеей свободного синтеза различных культур, понимаемого как взаимопроникновение и взаимообогащение, как совмещение высшей степени единства с полнейшим развитием свободной множественности; установлено, что данный общественный идеал содержал совокупность идей интегрирующих общество и задающих ему созидательную направленность развития, что нашло своё выражение в таких понятиях как «соборность», «цельное общество», «свободная общинность», «духовное органическое единство», «всемирное общение жизни» и др.; показано, что позитивное значение данного идеала было связано с разработкой проблемы гармоничного взаимодействия общества и природы; установлено, что метафизическая составляющая идеала, характеризующаяся умозрительно-софийным, женственно-пассивным восприятием мира, приводила к созерцательному восприятию действительности, уходу в плоскость идеального конструирования.

Теоретическая и практическая значимость работы. Материалы диссертации, положения и выводы, сформулированные в ней, существенно дополняют картину жизни российского общества и эволюции философской и общественной мысли России и Европы конца ХIХ-ХХ вв. Значительно расширяется и уточняется картина развития социально-философского знания на рубеже столетий; выявляется особое направление социальной мысли, имеющее своеобразную сущность и специфические черты. Результаты исследования могут стимулировать более углубленное изучение отечественной социальной философии, а также исследование проблем общества, исторического процесса, общественного идеала и человека в различных теоретических и методологических аспектах. Материалы диссертации могут быть использованы в педагогической практике, при подготовке и чтении курсов лекций и спецкурсов по социальной философии, по истории отечественной философии, а также общего курса философии в вузах. Они получили отражение в прочитанном диссертантом курсе лекций по социальной философии в Государственном университете управления (г. Москва) и спецкурсе на философском факультете МГУ им. М.В.Ломоносова. Выводы диссертации могут быть использованы в научных исследованиях, а также в учебных пособиях по социальной философии и истории русской философии.

Апробация работы. Основные результаты исследования отражены в двух монографиях и других научных публикациях. По теме диссертации опубликовано 28 работ общим объемом 52 п. л. Отдельные положения и выводы диссертации изложены в докладах и сообщениях на Ломоносовских чтениях философского факультета МГУ им. М.В.Ломоносова (Москва, 1995); международной, Восточно-Западной конференции Транснационального общества В.С.Соловьева «Русская религиозная философия: возможна ли она в наши дни?» (Москва, ИФ РАН, 1995); международной конференции «Гуманизм на рубеже тысячелетий: идея, судьба, перспектива» (Москва, Российская Академия Государственной Службы, 1996); Первом Российском философском Конгрессе (Петербург, СПГУ, 1997); симпозиуме «Развитие современной социальной и политической науки в контексте российского и международного опыта ХХ века» (Москва, Академия народного хозяйства, 1998); VII Российском симпозиуме историков русской философии (Москва, МГУ. 2001); на Международной конференции Библейского Богословского института св. апостола Андрея, «Русское богословие в европейском контексте: Булгаков и западная религиозно-философская мысль» (Москва, 2004 г.); на научно-практической конференции ГУУ «Актуальные проблемы управления – 2004» (Москва, 2004г.); IV Российском философском конгрессе (Москва, МГУ им. М.В.Ломоносова, 2005); на Ломоносовских чтениях кафедры философии ИПК при МГУ им. М.В.Ломоносова (Москва, 2005); на конференции ББИ св. апостола Андрея, «На пути к синтетическому единству философской культуры. Философско-богословское наследие П.А.Флоренского и современность» (Москва., 2005); на постоянно действующем семинаре «Философское наследие Владимира Соловьева и современный мир» (Иваново, ИГЭУ, 2004, 2005, 2006, 2007 гг.).

Диссертация обсуждалась на кафедре философии Ивановского государственного университета и рекомендована к защите.

Структура диссертации определена задачами диссертационного исследования. Работа состоит из введения, пяти глав, заключения и библиографии. Объем работы – 282 с.

Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность избранной темы, определяется степень ее разработанности, раскрывается научная новизна, методология и практическая значимость исследования.

В первой главе «Мировоззренческие и методологические истоки социальной философии всеединства» отмечается, что совокупность причин социального и идеологического порядка, кризисные процессы, развивавшиеся в конце ХIХ – начале ХХ вв. в России и в мире заставляли русских философов обратиться к рассмотрению социальной проблематики. Помимо этого бурный процесс развития философии в Европе и России, шедший по пути создания концептуально универсальных теорий, закономерно приводил В.Соловьева и его последователей к построению социальной философии, разрабатывающей целостный взгляд на общественную жизнь. В главе анализируются взгляды классиков мировой философской мысли в наибольшей степени повлиявших на становление социальной концепции представителей философии всеединства. Указывается, что воззрения мыслителей развивались через поиск общественного идеала и синтезирующую критику идей, выдвинутых классической философией.

В первом параграфе «Теоретические предпосылки возникновения социальной философии всеединства» говорится о том, что истоки социально-философских взглядов отечественных мыслителей уходят своими корнями в философию античности и связаны, в первую очередь, с философией Платона. Наиболее привлекательными для В.Соловьева и его последователей во взглядах Платона было то, что он сумел сформулировать социальные вопросы как вопросы этические и отчетливо выразил идеальный смысл и цель бытия государства, связав её с идеей Блага. Русских мыслителей вдохновляла идея симфонической целостности общественной жизни, к которой стремился Платон, его мысль об осуществлении внутреннего духовного единства в обществе на началах справедливости. Достоинство платоновского идеала государства они находили в проповеди аскетической этики и утверждении мысли о том, что во главе государства должны находится аристократы духа, мудрецы-праведники.

В параграфе отмечается, что существовали и такие стороны социальных взглядов Платона, которые критиковались отечественными философами. Это относилось к средствам реализации идеала, которые одобрял Платон: рабство, уничтожение частной собственности, диктат государственного аппарата, упразднение семейных уз и др. Философы сходились на том, что Платону не удалось разрешить диалектику единичного и общего в государстве, которое становилось «безличным единством». Ограниченность античного классика проявилась, считали мыслители, и в отсутствии эволюционного взгляда на общество, и в стремлении увидеть завершение истории, представив преходящие характеристики как окончательные. Эти недостатки Платона отчасти преодолел Аристотель, защищавший частный интерес и указавший на положительную роль соединения демократических и аристократических элементов в государстве. Он сумел ясно выразить идеал свободного гражданина, участвующего в главнейших функциях власти: суде, правлении, законодательстве. В то же время Аристотель, как и Платон, не преодолел дуализма национального и универсального, классового и общечеловеческого, временного и вечного. Философы всеединства указывали, что только во взглядах Августина Блаженного были устранены языческие национальные элементы общественных представлений античности. Сформулировав линейное истолкование истории, Августин определил подлинное понятие прогресса и придал ему смысл, связав с христианскими задачами. Идеи античных классиков и Августина вошли в миросозерцание русских философов, воплотившись в их интерпретации сущности общества и назначении государства, в понимании общественного прогресса, задач хозяйственной деятельности и социального строительства.

В диссертации отмечается, что значительное влияние на формирование социально-философских взглядов русских мыслителей оказали немецкие классики: И.Кант, И.Г.Фихте, Ф.В.И.Шеллинг и Г.В.Ф.Гегель. Русским философам импонировало то, что И.Кант начал построение своего общественного идеала не с государства, а с человека, с его природы, сущности и свободы. Они восприняли его представление о том, что наилучшим строем можно считать лишь тот, где один человек рассматривает другого как высшую цель и высшую ценность. Они разделяли также мысль Канта о том, что подлинные, возвышенные идеалы обнаруживаются там и тогда, когда человек действует свободно, вопреки своим природным желаниям и внешним обстоятельствам. Отечественные мыслители усвоили кантианское представление об идеале как абсолютной нравственной цели. В то же время они критиковали Канта за то, что его представление об идеале не было поставлено во взаимосвязь с эмпирической реальностью, с реализацией конкретных, исторически обусловленных задач. Если Кант в своей философии истории (в отличие от этики), исключал объяснение человеческих поступков свободной волей людей, то представители русской философии всеединства, напротив, считали, что такая воля в истории существует и может носить созидательный характер.

Отечественные мыслители усвоили кантианскую установку на то, что общественные изменения должны происходить не революционно, а эволюционно, и в этом процессе большую роль призваны сыграть постепенные правовые реформы. Однако, если Кант связывал вопрос о совершенном будущем обществе с решением, главным образом, формальных, политико-правовых проблем, то В.Соловьев и его последователи считали, что такого решения для международного политического единства недостаточно. Мир достигается не столько формально-внешними, сколько внутренними путями духовного преображения. Философы связали кантианское понимание идеала как абсолютного внеэмпирического образца деятельности, вечного ориентира и регулятивного принципа со своим учением о Богочеловечестве. Подлинная задача социального развития, указывали они, должна быть синтезом не только светских требований современного культурного европейского человечества к правовому и политическому обустройству общества, но и тех непреходящих сокровищ, которые сохранило христианство.

Философские взгляды И.Г.Фихте были восприняты русскими мыслителями неоднозначно. Его учение об «абсолютном Я» трактовалось как «отвлеченный эгоизм» и солипсизм. Вместе с тем Фихте был близок русским мыслителям своими общефилософскими установками, убежденностью в существовании объективного нравственного миропорядка, царства нравственных целей. К социальным взглядам Фихте философы апеллировали в ходе полемики с позитивизмом и детерминизмом по вопросам роли свободы и необходимости в истории. У Фихте, подчеркивал С.Булгаков, свобода начинается там, где действует личность как «Я». Если согласно позитивистам абсолютной цели развития не существует, то для русских мыслителей, как и для Фихте, напротив, не существовало ничего нравственно безразличного там, где действовала человеческая воля. Философы всеединства восприняли взгляды Фихте об ответственности ученого и духовной аристократии общества перед будущими поколениями и о значении духовного воспитания личности. Они были солидарны с Фихте в критике западного атомизма жизни, в понимании истории как пути нравственного совершенствования, в утверждении этических императивов воли в противовес нравственному безразличию. В то же время В.Соловьев и Е.Трубецкой подвергли критике фихтеанскую модель обособленного государства, живущего отрешенной от всего мира жизнью, в котором не решена проблема взаимоотношения личности и общества и отсутствует индивидуальная свобода. Расценив как плодотворную, фихтеанскую идею духовной целостности государства, русские философы сочли своим долгом указать на элементы национального эгоизма в его взглядах, которые наносят вред идеям равноправия народов.

Страницы: 1  2  3  4  5  6  7