Delist.ru

Государственно-правовое противодействие наркобизнесу в контексте генезиса и эволюции системы национальной безопасности России (опыт ретроспективного анализа и теоретико-правового моделирования) (15.08.2007)

Автор: Александров Роман Алексеевич

ов личности, общества и государства. Источником угрозы безопасности могут выступать факторы, деструктивно воздействующие на определенные социальные интересы или деятельность (сознательные действия или бездействия) людей. При этом следует различать факторы представляющие источник угрозы безопасности и непосредственную угрозу безопасности. В качестве источника угрозы безопасности выступают явления сам факт существования которых непосредственной опасности для конкретной политико-правовой системы не представляет. Вместе с тем, такую опасность зачастую представляют результаты функционирования соответствующих структур. Примерами источников угроз являются государственные структуры, осуществляющие разведывательную и диверсионную деятельность; экстремистские организации; политические партии ультрарадикального типа и т.п.

В свою очередь, в качестве явлений представляющих непосредственную угрозу национальной безопасности рассматриваются общественно опасные, противоправные деяния, посягающие на интересы государства, общества, личности – т.е. правонарушения. При этом государство как политико-правовая форма организации общества, юридически закрепляя базовые ценности в качестве объектов таких посягательств, определяет степень угрозы национальной безопасности исходящей из соответствующего источника, т.е. нормативно закрепляет степень общественной опасности.

Правовой аспект исследования национальной безопасности предполагает апеллирование к юридическим конструкциям. Руководствуясь этой посылкой, соискатель экстраполирует теоретико-правовую модель объекта правонарушения в область исследования феномена национальной безопасности. Это позволило разграничить источники угроз национальной безопасности на монообъектные и полиобъектные. В качестве монообъектных источников угроз национальной безопасности следует рассматривать такие события и проявления социальной активности, в результате которых возникает критическое сочетание факторов и условий угрожающее национальной безопасности, т.е. конкретным интересам личности, общества, государства в экономической, социальной, политической, экологической и в других сферах.

Монообъектным источником угроз национальной безопасности, является, например шпионаж. Этот вид общественно опасной деятельности ставит под угрозу национальные интересы во внешнеполитической сфере.

В качестве полиобъектного источника угроз национальной безопасности выступают события и виды деятельности, в результате которых возникает сочетание факторов и условий угрожающее двум и более объектам национальной безопасности. К такому виду источников угроз национальной безопасности, следует относить наркобизнес как вид деятельности, в результате которой создается сочетание факторов и условий, ставящих под угрозу интересы личности, общества и государства в социальной, идеологической, экономической, внутриполитической, международной и даже в военной сфере.

Диссертант указывает, на то, что предлагаемая модель, носит, теоретический характер и как все конструкции подобного плана весьма условна. Вместе с тем она, в комплексе с другими критериями (например, с приоритетностью социальных ценностей), позволяет определить степень опасности конкретных источников угроз, а соответственно позволяет на законодательном уровне определить приоритетность направлений в обеспечении национальной безопасности. Взяв за основу дальнейшего исследования, данную теоретическую модель, соискатель приступает к исследованию наркобизнеса в качестве полиобъектного источника угроз национальной безопасности.

В этой связи отмечается, что в отечественной юридической науке на настоящий момент не сложилось единого концептуального подхода к проблеме наркобизнеса, не сформировалось единого понимания этого феномена. Наиболее распространенным следует признать криминологические интерпретации наркобизнеса как особого рода преступной деятельности или действий направленных на извлечение прибыли. Так, например, В.И. Брылев определяет наркобизнес как «особый вид разнообразной, широко разветвленной профессиональной преступной деятельности высокоорганизованных и хорошо законсперированных наркообъединений, имеющих международные контакты, широкие коррумпированные связи и занимающихся в виде промысла незаконным оборотом наркотиков в целях систематического получения максимальных доходов, а также влияния в политической и общественной жизни». Иногда наркобизнес определяется через составы преступлений, так или иначе связанных с наркотическими веществами, т.е. как «совершение действий, подпадающих под признаки преступлений (хищения наркотических средств; незаконный оборот наркотических средств; нарушение правил обращения с наркотическими средствами; другие незаконные действия с наркотическими средствами), являющегося промыслом и источником личного обогащения и наживы, или же вложение преступно нажитых средств в различные структуры власти, управления, формы и виды собственности». Наркобизнес определяется также как экономическая деятельность, связанная с культивированием, производством и торговлей наркотиками, с целью получения прибыли, или просто как «нелегальный бизнес с наркотиками, осуществляемый организованной преступностью».

Комплексный анализ наиболее распространенных подходов к пониманию наркобизнеса, позволил диссертанту выделить ряд характерных черт, которые предлагается рассматривать в качестве сущностных признаков этого явления.

???$?????

???????†

?????????

!ляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке». Как разновидность предпринимательской деятельности, наркобизнес включает такие составляющие как производство и распределение продукта, в широком (экономическом) смысле, в экономическом контексте производство это не только, действия, направленные на серийное получение наркотических средств или психотропных веществ из химических веществ и (или) растений, но также и культивирование растений; разработка, переработка, соответствующих веществ с конечной целью систематического получения прибыли. Распределение продукта выражается в таких видах деятельности как хранение, перевозка, пересылка, отпуск, реализация, распределение (в узком, законодательном значении), приобретение, использование, ввоз на таможенную территорию Российской Федерации, вывоз с таможенной территории Российской Федерации и т.д.

Во-вторых, в качестве предмета предпринимательства в данном случае, выступают наркотические и психотропные вещества, их аналоги, а также прекурсоры. Все эти вещества являются источником повышенной опасности, в силу чего их оборот ограничен законодательно в «целях охраны здоровья граждан, государственной и общественной безопасности». Основным формально-юридическим признаком указанных веществ является их включенность в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров. В качестве материального признака, по всей видимости, следует указать на свойства, характеризующие эти вещества как источник опасности для здоровья граждан, государственным и общественным интересам. Это, прежде всего, вызывание талерантности организма, влекущее физиологическую и психическую зависимость, подмену социальных ценностей, деградацию личности, а в последствие необратимые процессы, связанные с разрушением центральной нервной системы и органов, обеспечивающих жизнедеятельность человека.

В-третьих, наркобизнес – это разновидность незаконного бизнеса, незаконной предпринимательской деятельности. Этот формально-юридический признак является обязательным. В юридической науке совершенно справедливо указывается на то, что существует и правомерная деятельность, связанная с оборотом наркотиков. Вместе с тем вряд ли целесообразно вести речь о «правомерном наркобизнесе» и «криминальном наркобизнесе». Термин «наркобизнес», как и само это социальноопасное явление давно имеет международное значение и в общественном сознании, почти традиционно связывается именно с осуждаемой обществом незаконной деятельностью. Поэтому предлагаемые некоторыми авторами терминологические нововведения представляются совершенно нецелесообразными.

В-четвертых, наркобизнес – это сложноорганизованная деятельность. Следует указать на такую особенность наркобизнеса как масштабность, обусловленную многофункциональностью, организационным единством участников и функциональной градацией их деятельности в рамках системной целостности. Это, как правило, деятельность не одного человека, а корпоративная деятельность преступного сообщества (организации), специализирующейся на незаконных операциях с наркотическими веществами и имеющей межрегиональные или международные связи. Наряду с производством и реализацией наркотических, психотропных веществ, их аналогов и прекурсоров, этой организации необходим действенный механизм легализации (отмывания) денежных средств, полученных от незаконных операций с наркотическими веществами, а также наличие коррумпированных связей в органах государственной власти и управления.

Исходя из вышеперечисленных признаков, диссертант предлагает понимать под наркобизнесом основанную на организационном единстве участников, деятельность, направленную на систематическое получение прибыли от незаконного производства и оборота наркотических, психотропных веществ, их аналогов и прекурсоров,

Как полиобъектный источник угроз национальной безопасности наркобизнес ставит под угрозу: а) интересы личности – жизнь, здоровье, нормальное физиологическое и духовное развитие; б) интересы общества – посягает на его духовные ценности, моральные устои, способствует подмене социальных ценностей и провоцирует целый комплекс общественно опасных деяний; в) интересы государства – способствует возникновению факторов и условий угрожающих государственной безопасности во внутриполитической, международной, пограничной, а в ряде случаев и в военной сфере.

В противодействии наркобизнесу весьма велика роль законодательной власти т.к. основным средством государственно-правового регулирования выступают юридические нормы. Когда речь ведется о государственно-правовом противодействии каким либо угрозам, то, прежде всего, следует иметь ввиду что это противодействие должно осуществляться посредством и на основе юридических норм. В этом смысле государственно-правовое противодействие видам деятельности, ставящим под угрозу национальную безопасность, начинается (или, по крайней мере, должно начинаться) с формально-юридического закрепления этих видов деятельности в качестве конкретных деяний представляющих опасность для интересов государства, общества, личности. Юридическую формализацию деяний, представляющих наибольшую опасность принято рассматривать как законодательную криминализацию, т.е. формально-юридическое закрепление общественно опасной деятельности как преступления. Законодательство определенным образом отражает основные тенденции, приоритеты государства и общества в сфере противодействия тем или иным деструктивным явлениям. Поэтому необходимым условием полноты и всесторонности исследования, связанного с определением места наркобизнеса в системе источников угроз национальной безопасности является анализ опыта законодательной криминализации этого общественно опасного вида деятельности в Российской Империи, СССР и Российской Федерации.

В этой связи отмечается, что с наркоманией как социальным явлением Россия столкнулась в XIX в. по мере освоения Закавказья, Средней Азии, юга Дальнего Востока. Начало возделывания опийного мака в Средней Азии относится к 1879 г. В то же время, еще в 1841 г. Николай I издал указ, который воспрещал всякую продажу опиума китайцам, проживавшим в Китайской торговой слободе. Виновные подлежали военному суду. О начале распространения наркомании в южных колониях России говорит и тот факт, что по просьбе начальника Туркестанского таможенного округа от 11 августа 1898 г. была увеличена численность таможенной полиции для задержания контрабандистов с наркотиками.

Правительство Советской России уже в первые месяцы своего существования вплотную столкнулось с проблемой наркомании в стране. О серьезности проблемы в тот период свидетельствует, например, то обстоятельство, что Совет Народных Комиссаров предписанием от 31 июня 1918 г. «О борьбе со спекуляцией кокаином» вменил в обязанность правоохранительным органам вести борьбу с преступностью, связанной с наркотиками. Посевы опийного мака и заготовка опия - сырца были сосредоточены на территории Киргизии, входившей в Семиреченскую область. Посев опийного мака в других местах Туркестана и на Дальнем Востоке был прекращен. Уголовный кодекс РСФСР 1922 г., в котором впервые были сформулированы и приведены в систему все нормы советского уголовного права, не содержал специальной статьи, предусматривающей уголовную ответственность за преступления, связанные с наркотическими средствами. Однако, за такие преступные действия, как уклонение от сдачи и несдача государству в соответствии с договорными условиями опия, виновные привлекались к уголовной ответственности в соответствии со ст. 10 УК по аналогии со ст. 139 УК, которая предусматривала ответственность за «скупку и сбыт в виде промысла продуктов, материалов, изделий, относительно которых имеется специальное запрещение или ограничение». Целенаправленная уголовно-правовая борьба с незаконным оборотом наркотиков получила свое дальнейшее развитие в уголовно-правовых нормах, включенных в УК РСФСР 1926 г., и в ряде директивных документов, направленных на профилактику распространения наркомании, упорядочение получения и распределения наркотических средств.

К началу 80-х гг. проблема наркомании в России резко обострилась, значительно возросли масштабы незаконной торговли наркотиками, а также число лиц, допускающих их немедицинское потребление. Незаконный оборот наркотиков превратился в серьезную социальную проблему. С учетом масштабности проблемы ее успешное решение становилось возможным лишь при условии осуществления скоординированных общегосударственных мер направленных на противодействие наркотизации общества. В связи с этим в октябре 1982 г. было принято закрытое постановление ЦК КПСС об организации борьбы с наркоманией, однако реальных практических мер в этом направлении принято не было.

Началом следующего этапа развития советского законодательства по борьбе с незаконным оборотом наркотиков следует считать принятие Указа Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня 1987 года «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты СССР», а также постановления Совета Министров СССР от 12 июня 1987 года «О запрещении посева и выращивания гражданами масличного мака». Указом Президиума Верховного Совета СССР был расширен перечень наркотикосодержащих растений, за посев и выращивание которых устанавливалась уголовная ответственность. Впервые в истории государственно-правового противодействия незаконному обороту наркотических средств лица, добровольно сдавшие наркотические средства, освобождались от уголовной и административной ответственности за приобретение данных средств, а также за их хранение, перевозку и пересылку. Кроме того, освобождались от ответственности лица, добровольно обратившиеся в медицинское учреждение за оказанием медицинской помощи в связи с потреблением наркотических средств в немедицинских целях. В рассматриваемый период, учитывая большую социальную опасность бесконтрольного обращения психотропных веществ, в 1971 г. в Вене состоялась Международная конференция с участием 90 стран, в том числе и СССР. Конференция приняла Конвенцию о психотропных веществах. Согласно этому документу государства-участники обязались установить в отношении психотропных веществ режим, аналогичный правилам производства, хранения, оборота, перевозки и пересылки наркотических средств.

В целом, основные тенденции становления и развития советского законодательства по контролю за оборотом наркотических средств в рассматриваемый период прослеживаются по линии установления: а) уголовно-правовых мер, и соответственно, уголовных наказаний; б) мер административно-правового принуждения; в) мер медицинского характера.

В третьей главе – «Концептуальные и структурно-институциональные основания функционирования механизма противодействия наркобизнесу в Российской Федерации» – выделены параграфы: «Основополагающие начала противодействия наркобизнесу в рамках концепции национальной безопасности России» (§1); «Механизм противодействия наркобизнесу в системе национальной безопасности России: понятие, структура, элементы» (§2); «Критерии эффективности функционирования механизма противодействия наркобизнесу» (§3); «Зарубежный опыт государственного противодействия наркобизнесу: возможность концептуально-институционального заимствования и уголовно-правовой рецепции в России» (§4).

Исследование концептуальных и структурно-институциональных оснований функционирования механизма противодействия наркобизнесу в Российской Федерации, диссертант начинает с анализа основополагающих начал (принципов) противодействия наркобизнесу.

Общие принципы противодействия наркобизнесу – это основополагающие начала противодействия незаконному производству, обороту, потреблению наркотических, психотропных веществ, их аналогов и прекурсоров, как факторам создающим угрозу национальной безопасности. Особенность этих принципов заключается в их универсальном характере, т.е. на их основе строится противодействие всем источникам угроз национальной безопасности. Перечень общих принципов содержится в ст. 5 Закона Российской Федерации «О безопасности». Это в частности: законность; соблюдение баланса жизненно важных интересов личности, общества и государства; взаимная ответственность личности, общества и государства по обеспечению безопасности; интеграция с международными системами безопасности.

Специальные принципы противодействия наркобизнесу – это основополагающие начала, носящие более конкретизированный характер. В данном случае, конкретизация осуществляется за счет привязки к предмету деятельности. Речь идет о наркобизнесе не как об источнике угроз национальной безопасности вообще, а как о деятельности связанной с незаконным производством и оборотом именно наркотических веществ. Концепция национальной безопасности Российской Федерации не содержит специальных принципов противодействия всем обозначенным в ней источникам угроз, и в частности отсутствуют специальные принципы противодействия наркобизнесу. Вместе с тем следуя логике документа можно сделать вывод, что юридическая конкретизация основополагающих начал противодействия этому источнику угрозы национальной безопасности осуществлена в Федеральном законе «О наркотических средствах и психотропных веществах».

наркотических средств, психотропных веществ на многосторонней и двусторонней основе.

Анализ систем общих и специальных принципов позволяет сделать вывод об их несоответствии логическому соотношению «общее - особенное» а также о явной неполноте. В этой связи указывается на дублирование и «пресечение» таких основополагающих начал как «интеграция с международными системами безопасности» и «развитие международного сотрудничества». При этом понятие «интеграции с международными системами безопасности» явно уже по смыслу, чем понятие «международного сотрудничества» используемого в нормативно-правовом акте специального характера. Кроме того, целесообразно было бы юридическое закрепление такого общего принципа как «комплексность противодействия источникам угроз национальной безопасности». Этот принцип подразумевает необходимость противодействия наркобизнесу не посредством отдельных институтов, а всем комплексом имеющихся в арсенале государства сил и средств. В этой связи диссертант апеллирует к положительному опыту США, где почти 50 федеральных ведомств задействованы в борьбе с незаконным производством и оборотом наркотиков. По мнению соискателя, конкретизация принципа комплексности относительно сферы противодействия наркобизнесу должна заключаться в установлении форм взаимодействия, степени участия государства, общества, граждан. Должны быть сформулированы основополагающие начала взаимодействия государственных органов, государственных органов и институтов гражданского общества не просто в рамках институциональной составляющей, а в рамках механизма противодействия наркобизнесу, т.е. с учетом динамической составляющей.

Содержание категории «механизм противодействия наркобизнесу» раскрывается диссертантом через аспекты отражающие суть понятия «механизм». Диссертант, экстраполируя данное понятие в область своего исследования, выделяет несколько особенностей, характеризующих механизм противодействия источникам социальных угроз вообще, и наркобизнесу в частности.

Во-первых, механизм противодействия наркобизнесу, предполагает конкретную цель его создания и использования. Эта цель отражает полиобъектную природу наркобизнеса и заключается в минимизации исходящих от наркобизнеса угроз интересам личности, общества и государства. Достижение этой цели предполагает комплексное решение двух важнейших задач, или достижения промежуточных целевых установок: 1) сокращение сферы потребления, что должно способствовать снижению важнейшего фактора детерминирующего развитие наркобизнеса, 2) сокращение объемов производства и распределения наркотических, психотропных веществ, их аналогов и прекурсоров. Этим целевым предназначением механизма определяется также сфера его применения.

Во-вторых, механизм противодействия наркобизнесу предполагает наличие специальных субъектов, осуществляющих его использование. В качестве таких специально уполномоченных субъектов в соответствии с российским законодательством выступают Генеральная прокуратура Российской Федерации, федеральный орган исполнительной власти по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, федеральный орган исполнительной власти в области внутренних дел, федеральный орган исполнительной власти по таможенным делам, федеральная служба безопасности, федеральная служба внешней разведки, федеральный орган исполнительной власти в области здравоохранения, а также другие федеральные органы исполнительной власти в пределах предоставленных им Правительством Российской Федерации полномочий. При этом функция координации за деятельностью органов исполнительной власти в сфере противодействия наркобизнесу закреплена за Государственным комитетом Российской Федерации по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ. Эта государственная структура ведет мониторинг развития наркоситуации в стране, вырабатывает общий замысел и тактику совместных операций по противодействию наркобизнесу, взаимодействует с МВД, ФСБ, ФТС, другими государственными структурами.

В-третьих, механизм противодействия наркобизнесу предполагает наличие системы взаимодействующих средств, под которыми понимается «инструменты достижения целей, превращения идеальных стремлений в реальные действия и результаты». Указанные средства в данном случае выступают в качестве особой целостности, функционирование которой определяется единством цели. В рамках данного диссертационного исследования под средствами понимается идеологический, экономический, юридический инструментарий, при помощи которого оказывается воздействие на общественные отношения, обусловливающее сокращение сфер потребления, снижение объемов производства и распределения наркотических, психотропных веществ, их аналогов и прекурсоров. В рамках механизма противодействия наркобизнесу, инструментальную основу должны составлять средства экономического и юридического воздействия, что предопределяется природой наркобизнеса как противоправной предпринимательской деятельности. Вместе с тем совершенно неверным является недооценка и почти полное игнорирование идеологической составляющей, предполагающей интенсивное пропагандистско-идеологическое воздействие на общественное сознание.

В-четвертых, наряду с такими, характеристиками как наличие целевой установки (конкретного предназначения), привязка к конкретным субъектам способным использовать данный механизм, наличие системы элементов (комплекса средств), диссертант выделяет также динамическую характеристику. Применительно к понятию механизма проиводействия наркобизнесу динамика – это процесс последовательного прохождения определенных стадий, каждая из которых завершается решением конкретной задачи, достижением промежуточной целевой установки. Объективно динамика функционирования механизма выражается в сроках разрешения задач, в осуществлении, процедур, определенной последовательности решения задач и применения средств. В определенной смысле, динамическую составляющую механизма характеризует степень и виды воздействия на сферы и области объекта противодействия (источника угроз безопасности), приоритеты, координация, сочетание сил и средств в конкретных ситуациях, виды, сочетание инструментария, способы и степень его приложения. Рассматриваемый в динамике механизм противодействия наркобизнесу представляет собой процесс, зеркально отражающий динамику социально опасной деятельности, т.е. ее генезис, реализацию и завершение. Соответственно динамику функционирования механизма противодействия наркобизнесу должны отражать три этапа: 1) устранение предпосылок возникновения этого явления, осуществляемое по двум ключевым направлениям: во-первых, идеологическая и медицинская профилактика потребления наркотических и психотропных веществ в обществе; во-вторых, частная и общая государственная превенция производства, незаконного оборота этих веществ. 2) устранение источника, угрозы национальной безопасности в лице наркобизнеса. При этом, если рассматривать наркобизнес в широком смысле в качестве антисоциального явления, то речь может, безусловно идти лишь о пресечении отдельных его проявлений - общественно опасных деяний, но никоим образом не об искоренении явления в целом. Здесь предполагается эффективное, максимально возможное сдерживание. На этом этапе ключевой является осуществление противодействия наркобизнесу в форме оперативно-розыскной деятельности. Этот этап характеризуется также активным применением мер государственного принуждения присекательного характера. 3) Устранение последствий наркобизнеса как общественноопасной деятельности, что предполагает восстановление условий нормальной реализации интересов личности, общества, государства. Юридически это выражается государственном обеспечении восполнения ущерба, в восстановлении прав, в привлечении к юридической ответственности виновных, в реализации наказания, реализация юридически установленной обязанностей государства по лечению (в том числе и принудительному), по реабилитации наркоманов.

Указанные особенности, характеризующие механизм противодействия наркобизнесу как источнику угроз национальной безопасности, рассматриваются диссертантом в качестве сущностных признаков, позволяющих сформулировать следующее определение: Механизм противодействия наркобизнесу – это система государственных органов и общественных институтов, экономических, политических и правовых средств которые в своем последовательном взаимодействии направлены на предупреждение, пресечение, проявлений наркобизнеса как комплекса общественноопасных деяний, а также на устранение последствий незаконного оборота и потребления наркотических и психотропных веществ, восстановление социальной справедливости, нормального безопасного функционирования социальной системы.

Основной, общей характеристикой механизма противодействия наркобизнесу является его эффективность. Под эффективностью в экономике понимают количественный (размерный) показатель, характеризующий скорость изменения величины во времени или чувствительность величины к фактору, обусловившему ее изменение. В юридической науке, также широко используется категория «эффективность». В частности под эффективностью норм права понимается соотношение между фактическими результатами их действия и теми социальными целями, для достижения которых эти нормы были приняты. Таким образом, суть понятия эффективности составляет соотношение затрат (материальных и временных) и результата. Исходя из этого эффективность механизма противодействия наркобизнесу рассматривается как минимизация затрат со стороны государства (финансовых, материально-технических, организационных, духовных и пр.) при снижении временных параметров достижения результата, т.е. сокращение до размеров не представляющих угрозу национальной безопасности сферы потребления, объемов производства и экономического распределения наркотических, психотропных веществ, их аналогов и прекурсоров. Повышение эффективности функционирования механизма противодействия наркобизнесу, то есть максимальное достижение целей при минимизации необходимых социальных затрат, а также сокращении расходуемого на достижение этих целей времени оценивается в соответствии с определенными критериями. В науке высказывались и высказываются различные суждения по этой проблеме, приводятся различные системы классификаций. Диссертант исходит из плюралистического подхода, предполагающего, что оценка эффективности функционирования столь сложного государственно-правового инструментария как механизм противодействия наркобизнесу, должна носить синтезированный характер, строиться на системе оценочных критериев отражающих специфику сферы противодействия. При этом, по мнению диссертанта, в основу оценки эффективности должны быть положены, прежде всего, социально-экономические и формально-юридические показатели результативности.

Повышение эффективности функционирования механизма противодействия наркобизнесу – комплексная проблема. На ее решение оказывают влияние экономические, политические, социальные, организационные, юридические и другие условия, в которых осуществляется соответствующая государственная деятельность, т.е. определяется конкретной национальной спецификой.

Сравнительно-правовой анализ национальных систем государственно-правового противодействия незаконному обороту наркотических веществ позволяет выделить три концептуальные модели, положенные в основу организации и функционирования механизма противодействия наркобизнесу – жесткую, умеренную и либеральную. Критериями обособления каждой модели являются: а) концептуальная оценка степени и количества угроз, исходящих от наркобизнеса; б) степень государственного участия в противодействии, определяемая комплексом государственно-властных полномочий; в) соотношение принципа комплексности и полифункциональности при организации; г) приоритетность сферы государственно-правового воздействия (производство, экономическое распределение, потребление).

Наряду с вышеперечисленными факторами, в комплексе характеризующими конкретную модель государственно-правового противодействия наркобизнесу, диссертант выделяет такой показатель как законодательная регламентация мер ответственности за незаконную деятельность, связанную с оборотом наркотических веществ. В этой связи, также выделяются три модели законодательной регламентации – жесткая, мягкая, либеральная. К странам с жесткой законодательной регламентацией оборота наркотических средств относятся: Малайзия, Иран, Пакистан, Сирия, Сингапур, Египет и ряд других стран, в основном расположенных в Азии и Африке. В этих странах, как правило, смертная казнь применяется очень часто, устанавливается уголовная ответственность за потребление наркотических средств, применяются такие виды наказаний, как каторжные работы, а иногда и меры физического насилия в отношении преступников. К государствам, в которых действует умеренная модель законодательства о наркотиках, относятся США, государства Латинской Америки (например, Аргентина, Колумбия, Бразилия), ряд государств Западной Европы (например, Германия, Франция, Великобритания). На наш взгляд, наибольшее развитие системы противодействия незаконному распространению наркотиков в XX веке получила в США – стране с большим числом населения и сравнительно высоким уровнем жизни, что, наряду с такими факторами, как близость государств – производителей наркопрепаратов (прежде всего, кокаина, каннабиса), всегда делало США весьма привлекательной зоной распространения наркотических средств для транснациональных наркосиндикатов. Представителями государств с либеральной моделью законодательства о наркотиках являются Нидерланды и Швейцария, где установлено разделение наркотических средств на «легкие» и «тяжелые». При этом острие уголовной репрессии направлено на противодействие распространению высокоактивных наркотиков, прежде всего опийной группы (героин и др.).

Сравнительно-правовой анализ национальных законодательных систем, позволил диссертанту обратить внимание на интеграцию национальных моделей, на общую тенденцию унификации нормативно-правовых основ и принципов функционирования. Независимо от принадлежности к модели механизма противодействия наркобизнесу во всех странах организованная преступная деятельность в сфере производства и экономического распределения наркопродука преследуется в уголовном порядке и за совершение данной категории преступлений предусматриваются достаточно жесткие санкции. Вопрос о либерализации законодательства о наркотиках касается в основном ответственности потребителей наркотических средств. Но, несмотря на общую тенденцию унификации, специфика построения, функционирования и оценки эффективности механизма государственно-правового противодействия наркобизнесу во многом определяется национальными традициями, ценностными приоритетами, свойственными для данной конкретной национальной политико-правовой системы. Диссертант акцентирует внимание на том, что принципы сочетания факторов, обусловливающих принадлежность к той или иной модели противодействия наркобизнесу определяются историческим опытом государств, особенностями наблюдающейся в них динамики наркоситуации, типами правовых систем, особенностями правоприменительной практики и целым рядом других факторов. Поэтому восприятие опыта, согласование взаимодействия систем национальной безопасности различных государств, не говоря уже о рецепции концептуальных и нормативных основ должны носить адаптационный характер. Это предполагает учет особенностей национальной правовой культуры и политико-правовой традиции положенной в основу функционирования соответствующей системы национальной безопасности.

загрузка...