Delist.ru

Государственно-правовое противодействие наркобизнесу в контексте генезиса и эволюции системы национальной безопасности России (опыт ретроспективного анализа и теоретико-правового моделирования) (15.08.2007)

Автор: Александров Роман Алексеевич

Практическая значимость исследования состоит в том, что полученные результаты могут быть использованы:

а) в научно-исследовательской деятельности при исследовании вопросов связанных противодействием наркобизнесу;

б) при подготовке лекций, проведении семинарских и практических занятий по истории права и общей теории права, философии права, истории политических и правовых учений, и т. д.

в) при подготовке и проведении спецкурсов «Национальная безопасность Российской Федерации»; «Механизм противодействия наркобизнесу» и др.

г) при совершенствовании законодательства регламентирующего оборот наркотических веществ и противодействие наркобизнесу.

Апробация результатов исследования. Рукопись диссертации обсуждалась и была одобрена на совместном заседании кафедр истории права и государства и теории права и государства Санкт-Петербургского университета МВД России.

Результаты диссертационного исследования апробировались в учебном процессе, а также легли в основу выступлений автора на научно-практических конференциях: «Роль государства и общества в противодействии наркомании и наркобизнесу» (Санкт-Петербург, 21 марта 2001г.); «Актуальные проблемы борьбы с преступностью» (Санкт-Петербург, 3 – 4 октября 2001 г.); «МВД России – 200 лет: история и перспективы развития» (Санкт-Петербург, 20 – 21 сентября 2002 г.); «Практика взаимодействия ОВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области с государственными и общественными организациями в борьбе с незаконным оборотом наркотиков» (Санкт-Петербург, 23 августа 2002 г.); «Комплексное использование сил и средств правоохранительных органов в противодействии незаконному обороту наркотиков» (секция 5-го специализированного форума Антинарко 2006, Санкт-Петербург, 2 июня 2006 г.); «Совершенствование сотрудничества государств-участников СНГ в противодействии современным вызовам и угрозам безопасности» (Санкт-Петербург, 17 ноября 2006 г.)» «Бунты, революции, перевороты в истории российской государственности» (Санкт-Петербург, 23 марта 2007 г.).

Кроме того, результаты, полученные в ходе исследования были использованы при разработке законопроектов в сфере противодействия наркобизнесу, а также в практической деятельности Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков.

Структура работы обусловлена целью и задачами исследования и включает введение, четыре главы, объединяющих шестнадцать параграфов, заключение и список литературы.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность выбранной темы исследования, показывается степень ее разработанности, определяются цели, задачи, теоретические и методологические основы исследования, его новизна, приводятся основные положения, выносимые на защиту, а также указывается теоретическая и практическая значимость работы.

В первой главе – «Национальная безопасность как социальный феномен и политико-правовая категория» – выделены параграфы: «Состояние безопасности – необходимое условие функционирования и развития политико-правовой системы» (§1); «Проблема определения категориального статуса феномена национальной безопасности в юридической науке» (§2); «Система национальной безопасности: структурно-функциональный анализ» (§3); Формирование и развитие системы национальной безопасности в России: историко-правовой аспект (§4).

Прежде чем приступить непосредственно к исследованию комплекса вопросов, связанных с научным пониманием и политико-правовой интерпретацией национальной безопасности, диссертант, следуя логике познания «от общего к частному», рассматривает феномен безопасности в качестве особого состояния, определяющего саму возможность нормального функционирования и развития политико-правовой системы.

В этой связи констатируется, что любая социальная общность как некое множество индивидов объединенных на основании общего происхождения, общих нормативных, ценностных установок и целей, представляет собой сложную и в значительной степени закрытую саморегулирующуюся систему. Цель этой социальной системы – выживание, нормальное функционирование и развитие в условиях взаимодействия и противодействия другим аналогичным системным образованиям. В условиях классовой организации в качестве основного, системообразующего субъекта социальной системы выступает государство, которое, выражая публичные интересы, является также выразителем корпоративных и частных интересов в части не противоречащей интересам общесоциальным. В свою очередь такая конструкция предполагает распространение правовых норм, исходящих от государства на сферы корпоративных и частных интересов, но лишь в пределах «согласованных» с интересами соответствующих субъектов. Такое «согласование» предполагает наличие фундаментальных правовых основ взаимодействия государства, институтов гражданского общества и личности. Наличие этих правовых основ, закрепленных на конституционном уровне, дает возможность определить соответствующую социальную систему как политико-правовую. В этом смысле политико-правовая система представляет собой упорядоченную на основе правовых норм и принципов права совокупность социальных институтов и индивидов, функционирующую в целях и по поводу реализации публичной политической власти. Политико-правовая система представляет собой разновидность социальных систем и как любое системное образование является целостным, упорядоченным множеством элементов, взаимодействие которых порождает новое качество, не присущее ее частям. Эта система функционирует в соответствии с объективными законами развития общества, а также в соответствии с закономерностями функционирования и развития любого системного образования.

При исследовании национальной безопасности как социального явления весьма важно исходить из закономерностей функционирования систем, так как эти закономерности обусловливают природу феномена «безопасность». В частности необходимо учитывать, что политико-правовая система в определенной степени детерминирует функционирование входящих в нее элементов и вместе с тем выступает по отношению к окружению как единая функционирующая и развивающаяся целостность. При этом взаимозависимость системы и среды определяется тем, что политико-правовая система формирует и проявляет свои свойства именно в процессе взаимодействия с иными социальными системами, выступая в качестве ведущего активного компонента взаимодействия.

Для нормального функционирования и развития политико-правовой системы необходимо наличие соответствующих условий, к числу которых, диссертант относит, прежде всего, такие факторы как: а) наличие необходимого потенциала; б) достаточный уровень организованности системы; в) состояние безопасности системы.

а) Потенциал политико-правовой системы – это наличие реальной возможности достигать цель. Потенциал определяется ресурсами, силами, средствами. Для нормального функционирования политико-правовой системы необходимо наличие соответствующих материальных и информационных ресурсов.

б) Организованность политико-правовой системы – это ее объективная и субъективная упорядоченность. В условиях политико-правовой формы организации социума осуществляется не стихийное, а сознательное государственное упорядочивающее воздействие на структуру и элементы системы. При этом оптимальная форма упорядоченности структуры, элементов, сил и средств позволяет с наибольшей результативностью достигать целевой установки.

в) Состояние безопасности политико-правовой системы с одной стороны связывается с фактом отсутствия опасности (угрозы), а с другой стороны предполагает реальную способность системы функционировать в опасных условиях, осуществлять деятельность, направленную на минимизацию, нейтрализацию и ликвидацию возникающих угроз.

В отечественной науке феномен безопасности интерпретируется весьма неоднозначно, соответственно не сформировалось и некоего универсального понимания национальной безопасности. В частности указывается на то, что национальная безопасность – это «состояние, обеспечивающее достаточную экономическую и военную мощь нации для противления… угрозам для ее существования, исходящими как из других стран, так и изнутри собственной страны»; «состояние международных отношений, исключающих нарушение свободного мира или создание угрозы безопасности народов в какой бы то ни было форме». А.П. Герасимов рассматривает национальную безопасность как симбиоз государственной и общественной безопасности, где государственная безопасность выступает средством, а общественная – целью определения и защиты жизненно важных интересов граждан. Иногда формулируются более объемные определения, отражающие функционально-институциональный и праксиологический аспекты. Так, например, О.А.Бельков констатирует, что национальная безопасность – это «состояние, тенденции развития (в том числе латентные) и условия жизнедеятельности социума, его структур, институтов и установлений, при которых обеспечивается сохранение их качественной определенности с объективно обусловленными инновациями в ней и свободное, соответствующее собственной природе и ею определяемое функционирование». Авторы монографии «Проблемы законодательного обеспечения национальной безопасности Российской Федерации» формулируют следующее определение: «Национальная безопасность Российской Федерации – это состояние защищенности личности, общества и государства от возможных внутренних и внешних угроз, которое достигается совокупностью действия органов государственной власти, местного самоуправления, общественных организаций и человека на основе законов и иных правовых актов в обеспечение суверенитета, единства и неделимости территории России, стабилизации и последующего социально-экономического и духовно-нравственного развития».

Анализ определений национальной безопасности позволил диссертанту выделить некоторые особенности, характеризующие данный феномен. Причем некоторые из этих особенностей с определенной долей условности можно назвать традиционными для отечественной науки, а некоторые являются заимствованными из западной политико-правовой традиции.

1. Прежде всего, национальная безопасность – это специфическое состояние которое при определенных условиях может рассматриваться как целевая установка. Такое понимание вытекает как из телеологической интерпретации безопасности, так и из смысла международных правовых актов. В частности Устав ООН в качестве одной из целей объединенных наций провозглашает их стремление «объединить силы для поддержания безопасности».

2. Национальная безопасность – состояние нормального функционирования и развития национальной политико-правовой системы определяемое объективными и субъективными факторами. Исходя из этимологии слова «безопасность», состояние национальной безопасности определяется а) объективным, не зависящим от человеческого волеизъявления отсутствием угроз национальным интересам (объективный фактор) б) целенаправленной защищенностью национальных интересов от угроз (субъективный фактор).

3. Общим объектом национальной безопасности выступают национальные интересы, как совокупность гармонично сочетаемых интересов личности, общества и государства. По мнению диссертанта, эту трактовку следует уточнить весьма важным положением, что национальные интересы, как гармоничное сочетание интересов личности, общества и государства детерминируются жизненно важными потребностями и ценностными приоритетами, сформировавшимися в ходе исторического развития государствообразующего русского народа и иных народов проживающих на территории Российской Федерации. Таким образом, интересы личности, общества, государства следует рассматривать в качестве родовых объектов национальной безопасности. Непосредственными же объектами выступают конкретные интересы личности, общества, государства в экономической, социальной, политической, экологической и в других сферах.

4. Характеристика национальной безопасности предполагает дифференциацию качественного и количественного аспектов. Качественный аспект национальной безопасности – представляет состояние «среды жизнедеятельности» системы при котором отсутствуют (либо минимизируются) внутренние и внешние угрозы способные оказывать негативное воздействие на функционирование как системы в целом, так и ее отдельных структурных элементов. Количественный аспект – складывается из двух составляющих: перечня потенциальных и реальных угроз, представляющих для системы реальную либо перспективную опасность, а также совокупности средств и методов противодействия этим угрозам.

Диссертант указывает на то, что в основном перечисленные концептуальные основы прямо или косвенно получили свое отражение и в рамках национального законодательства. В частности в ст. 1 Закона Российской Федерации «О безопасности» указывается, что безопасность представляет собой состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз. При этом под жизненно важными интересами понимается совокупность потребностей, удовлетворение которых надежно обеспечивает существование и возможности прогрессивного развития личности, общества и государства. Объекты безопасности раскрываются в Законе через триаду интересов. Это интересы личности, ее права и свободы; интересы общества – его материальные и духовные ценности; государственные интересы – конституционный строй, суверенитет и территориальная целостность. В рамках Концепции национальной безопасности Российской Федерации, категорией «национальная безопасность» также охватываются такие аспекты как безопасность личности, общества, государства. Но при этом национальная безопасность Российской Федерации определяется в качестве «безопасности ее многонационального народа как носителя суверенитета и единственного источника власти в Российской Федерации». Таким образом, нормативно закрепленная, официальная интерпретация категории «национальная безопасность» ориентирует, во-первых, на понимание нации в этатистском значении т.е. как полиэтнического сообщества граждан, а во-вторых, исходит из триады социальных интересов – жизненно важных потребностей государства, общества, личности.

Состояние безопасности национальной политико-правовой системы может быть стихийным, естественным не зависящим от воли субъекта, или осознанно создаваемым и поддерживаемым в организационно-правовых формах. Во втором случае политико-правовая система пребывает в состоянии безопасности тогда, когда ее организация способствует созданию такой благоприятной среды, при которой представляется возможным с достаточной эффективностью реализовывать наличествующий системный потенциал и достигать общесистемной цели, т.е. путем создания и обеспечения эффективного функционирования системы национальной безопасности. В свою очередь под системой национальной безопасности диссертант предлагает понимать упорядоченную и структурированную на основе нормативно-правовых актов совокупность взаимодействующих органов государственной власти, местного самоуправления, общественных организаций и индивидов, выполняющих функцию по защите интересов личности, общества и государства от вероятных (потенциальных) и фактических внутренних и внешних угроз. Анализ действующего законодательства, в частности норм закона «О безопасности» от 5 марта 1992 года, приводит диссертанта к выводу о том, что на законодательном уровне выделяются три фундаментальные составляющие системы обеспечения национальной безопасности – функциональная, институциональная и нормативно-правовая (инструментальная).

1) Функциональная составляющая вытекает из превалирующих в обществе идеологических начал, ценностных ориентиров, национальных интересов. В соответствии с этим на концептуальном уровне «определяются основные направления деятельности органов государственной власти и управления», указываются приоритетные задачи государства по защите соответствующих социальных интересов от возможных угроз. «Национальные интересы обеспечиваются институтами государственной власти, осуществляющими свои функции в том числе во взаимодействии с действующими на основе Конституции Российской Федерации и законодательства Российской Федерации общественными организациями».

в регионах, пострадавших в результате возникновения чрезвычайной ситуации; д) участие в мероприятиях по обеспечению безопасности за пределами Российской Федерации в соответствии с международными договорами и соглашениями, заключенными или признанными Российской Федерацией.

2) Институциональная составляющая отражает соответствие государственных и общественных институтов концептуально определенным функциям по обеспечению национальной безопасности. В этой связи следует выделить следующие основные категории институциированных субъектов: а) государственные институты (органы и организации), постоянно осуществляющие функцию обеспечения безопасности, являющуюся для них основной; б) государственные институты (органы и организации), для которых функция обеспечения национальной безопасности является производной и реализуется в случае возникновения соответствующих угроз; в) общественные институты (негосударственные организации), привлекаемые государством либо непосредственно создаваемые обществом для выполнения функции обеспечения национальной безопасности.

3) Нормативно-правовая составляющая системы национальной безопасности представляет собой одну из важнейших разновидностей средств обеспечения национальной безопасности используемых государством наряду с экономическими, политическими, идеологическими и иными средствами. Нормативно-правовая составляющая в данном случае – это упорядоченные определенным образом правовые нормы (как основной правовой инструментарий), регулирующие отношения в сфере безопасности. Они закрепляют основополагающие начала, структуру, порядок функционирования и взаимодействия элементов в рамках институциональной составляющей. Таким образом, это система правовых норм, направленных на организацию деятельности государственных и общественных институтов по выполнению функций, связанных с обеспечением национальной безопасности. Несмотря на то, что эти нормы, в целях удобства практической реализации, включаются в самые разные источники, они представляют собой логически связанную систему, созданную в целях защиты интересов личности, общества и государства от возможных внутренних и внешних угроз. Эффективность же этой системы во многом зависит от ее соответствия идейно-теоретическим, концептуальным основам, определяющим предметное единство нормативного материала. Нормативно-правовая составляющая системы национальной безопасности включает в себя источники общего и специального характера. Источники общего характера не направлены, специально на регулирование отношений в сфере безопасности, но в них содержаться нормы прямо или косвенно призванные регулировать отношения, связанные с защитой интересов личности, общества и государства от возможных угроз. К внутригосударственным актам общего характера, составляющим правовые основы, выполнения функций, связанных с обеспечением национальной безопасности, относятся такие как Конституция Российской Федерации, Административный кодекс Российской Федерации, Уголовный кодекс Российской Федерации, ряд федеральных законов и подзаконных актов. Специальные источники, характеризует то, что они специально создаются в целях обеспечения национальной безопасности. В качестве основного специального внутригосударственного источника в Российской Федерации выступает, прежде всего, Закон РФ от 5 марта 1992г. №2446-I «О безопасности» (с изменениями от 25 декабря 1992 г., 24 декабря 1993 г., 25 июля 2002 г., 7 марта 2005 г.), Этот нормативно-правовой акт закрепляет правовые основы обеспечения безопасности личности, общества и государства, определяет систему безопасности и ее функции, устанавливает порядок организации и финансирования органов обеспечения безопасности, а также контроля и надзора за законностью их деятельности.

Понимание системы национальной безопасности как диалектического единства функциональной, институциональной и нормативной составляющих в своем системном единстве ориентированных на устранение внешних и внутренних угроз национальной политико-правовой системе, дает возможность проследить генезис и эволюцию данного феномена применительно к конкретным историческим условиям, к конкретной национальной форме политико-правовой организации социума. Исходя из данной посылки, в рамках диссертационного исследования разрабатывается и соответствующим образом обосновывается концепция генезиса системы национальной безопасности, в рамках которой предлагается выделять линейное и циклическое развитие.

Линейное развитие системы национальной безопасности включает в себя три основных фазы: образование древнерусского государства; период феодальной раздробленности; период образования централизованного государства и становления абсолютной монархии. На всех этапах линейного развития обеспечение национальной безопасности сводилось к противодействию угрозам внешней военной экспансии и внутренним смутам (дворцовым переворотам, крестьянским войнам и т.п.). При этом отсутствовал системный подход как к анализу реальных и потенциальных угроз системе национальной безопасности, так и к определению средств и методов организованного противодействия этим угрозам.

Циклическое развитие системы национальной безопасности российского государства связано с выделением обособленных циклов включающих в себя фазы становления, развития, кризиса и деформации нормативных и организационных компонентов вышеназванной системы. По мнению диссертанта в истории отечественного политогенеза выделяются два завершенных и один текущий цикл. К завершенным относятся циклы функционирования систем обеспечивавших национальную безопасность в условиях Российской Империи и Советского государства (РСФСР, СССР). Текущий цикл наблюдается в настоящее время и связан с обеспечением внутренней и внешней безопасности современной России.

Сравнительный анализ выделенных циклов, позволяет утверждать, что за основу понимания национальной безопасности и в императорской и в советской России была принята этатистская концепция, в рамках которой безусловный приоритет отводился публичным интересам государства. При этом права и свободы подданных (граждан) рассматривались как производные от общегосударственных интересов и вторичные по отношению к ним. Вполне естественно, что при таком подходе национальная безопасность сводилась к государственной, а стремлением к ее обеспечению оправдывались широкомасштабные меры репрессивного характера в отношении собственного населения.

Переход российского государства на путь демократического развития обусловил качественную переоценку сущности и содержания концепции национальной безопасности. Закрепление на конституционном уровне приоритета прав и свобод человека и гражданина по отношению к публичным интересам государства предполагает необходимость переосмысления основных ценностных детерминант положенных в основание системы национальной безопасности. В настоящий период все более широкое распространение получает точка зрения о том, что государство не есть самоцель и самоценность политико-правового развития. В рамках инструментального (рационально-правового) подхода утверждается понимание государства как средства защиты публичных и частных интересов, рассматриваемых не столько в качестве противопоставляемых, сколько как разноуровневых и взаимно обусловленных категорий. В таком понимании система национальной безопасности должна включать в себя три взаимосвязанных и взаимодействующих подсистемы: обеспечения публичной (общегосударственной), корпоративной и личной безопасности. При этом государство перестает быть единственным субъектом обеспечения национальной безопасности, однако сохраняет за собой функции основного гаранта и координатора совместных действий подчиненных общей цели – созданию оптимальных условий для сохранения и поступательного развития российского социума.

Во второй главе – «Наркобизнес в системе источников угроз национальной безопасности: история и современность» – выделены параграфы: «Источники угроз национальной безопасности: понятие и система» (§1); «Наркобизнес как источник угрозы национальной безопасности: антисоциальная природа и противоправная сущность» (§2); «Незаконное производство, оборот и потребление наркотических веществ – факторы функционирования и развития теневой экономической системы» (§3); «Опыт законодательной криминализации наркобизнеса в Российской Империи, СССР и Российской Федерации» (§4).

Исследование наркобизнеса в качестве источника угроз национальной безопасности предполагает необходимость обращения к вопросам понимания феномена «угроза национальной безопасности», принципов обособления основных видов угроз, а также понимания и научной интерпретации источников угрозы национальной безопасности и их системы.

личности, общества и государства». Угрозы национальной безопасности подразделяются на внутренние и внешние. В Концепции национальной безопасности Российской Федерации, проводится градация угроз на основании такого критерия как сфера национальных интересов. В соответствии с этим критерием выделяются угрозы национальной безопасности в экономической, внутриполитической, социальной, международной, информационной, военной, пограничной, экологической и других сферах. В этой связи диссертант обращает внимание на «размытость» используемого критерия классификации угроз национальной безопасности, на подмену понятия «угроза национальной безопасности» такими категориями как «фактор» и «условие». Немаловажным упущением является также отсутствие идеологической компоненты, т.е. обозначения национальной идеологии в качестве объекта национальной безопасности. Вместе с тем в качестве объекта безопасности должны выступать не только материальные, но и духовные ценности. Это отчасти получило закрепление в Концепции, где указывается на то, что «национальные интересы в духовной сфере состоят в сохранении и укреплении нравственных ценностей общества, традиций патриотизма и гуманизма, культурного и научного потенциала страны». Вместе с тем концептуальное закрепление духовных ценностей в качестве объекта национальной безопасности, должно предопределять и концептуальное выделение угроз в идеологической сфере, связанных с дискредитацией духовных ценностей составляющих фундаментальную основу национального единства.

В Законе Российской Федерации «О безопасности» также упоминается об источниках опасности, но само понятие не раскрывается. Вместе с тем, по мнению соискателя, следует различать понятия источник опасности и источник угроз безопасности. В качестве источника опасности могут рассматриваться одушевленные и неодушевленные предметы, природные факторы и продукты человеческой деятельности которые сами по себе выступают фактором опасности (например, источником повышенной опасности является транспортное средство, объекты атомной энергетики, ядерное и химическое оружие, природные и техногенные катастрофы, социальные катаклизмы и т.п.).

загрузка...