Delist.ru

Инновационная динамика в этнокультурной среде (15.07.2007)

Автор: Мазаева Тамара Адамовна

- исходя из постклассической методологии, принципа дополнительности и идеи комплементарности, определено понятие «потенциал этнокультурной инновационности» как исторически сложившейся в данном этническом сообществе системы различных «типов рациональности», определяющих потенциал инновационной активности индивида;

- в культурологический оборот введен термин «этнокультурный тип рациональности», определяющий этническую специфику целерациональных действий человека;

- определено, что взаимодополнительность различных типов рациональности (в том числе этнокультурной) в инновационном процессе обладает компенсаторным, кумулятивным эффектом, их же противостояние ведет к дезинтеграции и инновационному хаосу;

- показана эвристическая значимость для выявления каналов трансляции новых культурных смыслов метода сравнительного анализа в изучении кавказских этносов;

- показана особая роль визуальной культуры в обновлении этнокультурных традиций кавказских народов.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Культурогенез, понимаемый как постоянный процесс порождения новых культурных форм и феноменов, является одним из видов динамики культуры. Социокультурные инновации играют огромную роль в историко-культурном процессе, особенно в современном социуме - обществе, где превалирующим социокультурным механизмом развития становится не традиция, а инновация. В инновационном и глобализирующемся обществе в значительной степени происходит изменение взаимоотношения традиций (в том числе и этнокультурных) и новаций, проявляющееся, в том числе, в кризисных формах «инновационного хаоса», демодернизации, «столкновении цивилизаций».

2.Превалирующая в настоящее время парадигма исследования инновационных процессов сформировалась в сфере междисциплинарных исследований, связанных с определением внедренческой политики фирм, организационной перестройки различных систем управления и производства на основе принципов инновационного менеджмента, позиционного анализа нововведений и т.д. Эта технократически ориентированная инноватика исходит из классического для новоевропейской культуры представления о человеке как субъекте принятия решения на основе рационального подсчета приобретений и потерь. В инноватике, вышедшей из экономических прикладных исследований о конкурентной стратегии фирм в условиях «гонки за новизной» (товара, услуги, потребности и т.д.), незримой тенью присутствует предприниматель, активный и абстрактный, лишенный этнических черт, субъект рыночного хозяйствования со своей специфической системой ценностей и целерационального действия. Однако «максимизация полезности» оказывается побуждающим мотивом для инновизации весьма ограниченной сферы человеческой жизнедеятельности.

С этой точки зрения сама проблема инновации должна решаться в рамках социокультурной методологии, нацеленной на соединение личностного, историко-культурного и теоретически-обществоведческого материала. Динамику эффективного формирования – или торможения – инновационного процесса в культуре, как особой форме реальности, следует конкретизировать на эмпирическом уровне и рассматривать как деятельность реального социокультурного и этнического субъекта.

3. Инновационная динамика, осуществляемая спонтанно или стимулированным образом (в том числе путем заимствования) ограничена тем, что все нововведения проходят своеобразный отбор с точки зрения их согласованности или несогласованности с ментальными установками и традиционными ценностями и принимаются или отторгаются в зависимости от того, насколько высок инновационный потенциал этнической культуры.

Проблема заключается в том, что в разных культурах существуют различные способы актуализации и противодействия нововведениям, их диффузии, рутинизации и т.д. Общество может существовать, преодолевая угрожающую ему дезорганизацию, при условии воспроизведения своих институтов, этнокультурных, устойчивых социальных связей, базовых ценностей и т.д. Эффективность данного процесса во многом зависит от исторически сложившейся в каждой этнокультуре меры инновизации как того предела, за границами которого количественно накапливаемые в ходе культурогенеза социальные, технические, культурные и т.д. нововведения разрушительным образом воздействуют на «ядро этнокультуры» личности и общества, что приводит к разрушительным последствиям.

4. Новшество, рассмотренное с технократических позиций, как рационализированная система, воспринимаемая индивидом с точки зрения её «разумности», часто оказывается дестабилизирующим фактором, поскольку не возбуждает тот необходимый уровень энергетийности, который является источником реального исторического действия. Для внедрения новшества необходима не только новая информация, но и новая социальная энергия, источник которой лежит в сфере ценностных мотиваций и связан, в том числе, с этнической идентичностью человека.

Разрушительный характер процессов неорганической модернизации явно указывает на то, что традиция – это не только «запретительный», ограничивающий, стабилизирующий элемент культуры, но и основа, «катализирующий» момент процессов обновления социума. Именно мир норм, идей и символов, а не простая «материальность» социального бытия человека, определяет и коррелирует меру инновизации общества.

5.Диалектика взаимодействия традиции и новации как двух базовых механизмов социокультурного развития в современном глобализирующемся обществе в значительной степени меняется, ибо стабильно-прогрессивное развитие социума возможно только при использовании инновационного потенциала этнокультурных традиций (что продемонстрировала, например, Япония).

Можно говорить о двух важнейших функциях инновации, во многом благодаря которым она усваивается традиционной культурой: утилитарной и престижно-знаковой.

В умении принимать и усваивать инновации и состоит жизнеспособность традиции, и эта способность является одним из индикаторов жизнеспособности этноса. С этой точки зрения, например, этния (культура народа-мигранта) должна обладать большим инновационным потенциалом, чем культура замкнутых локализованных этнических сообществ, иначе деградация оказывается неизбежной. При этом «культурная травма», связанная с сохранением и воспроизводством в этническом сознании установок на консервацию традиций, на традиционализм как механизм преодоления катастрофических событий, оказывается мощным анти-новационным фактором.

6. Преимущественно латентный и стохастический характер социокультурного обновления в этнокультурной среде ставит под вопрос устоявшуюся схему инновационного процесса с его конструктивистско-проектной методологией действия. Явление трансфера в этнической сфере, подробно исследованное современными этнологами, когда реальные результаты и последствия нововведений на почве этнических констант оказываются весьма далекими от первоначального замысла, говорит о весьма своеобразном типе рациональности, действующем в данном случае.

7. Исходя из идей «понимающей социологии» и аналитической культурологии, можно конкретизировать понятие «потенциал этнокультурной инновационности». Оно включает в себя гармоническое и взаимообусловливающее сочетание у представителей данного этноса различных «типов рациональности» (термин принадлежит М.Веберу), в том числе экономическую, культурную, религиозную и т.д. с их специфическими ценностными приоритетами и установками. Релевантность инновации данному сочетанию или отдельным его сегментам дает возможность использовать потенциал традиций для успешного нововведения. Сочетание различных типов рациональности в инновационном процессе можно понять, исходя из современной постклассической методологической парадигмы, где идея дополнительности, комплементарности пронизывает собой всю сферу естественнонаучного и гуманитарного знания. Выделение бинарных оппозиций, антиномичное разведение понятий, логик рассуждения и доказательств имеет исторически ограниченный характер.

8. Отсюда весьма плодотворным с теоретической и методологической точки зрения является введение в культурологический оборот понятия «этнокультурный тип рациональности» как существенной обобщающей характеристики менталитета и этнической культуры человека, принимающего решения и действующего соответствующим образом в инновационных процессах. Таким образом, этнокультурная инноватика как область междисциплинарных исследований, где генерализирующую роль играют дисциплины культурологического цикла, не отказываясь от сознательной, внедренческой установки в процессах обновления социума, расширяет представление о типах рациональности, «участвующих» в формировании поведения субъектов инновации.

9.Культурное заимствование в традиционных культурах кавказских народов осуществлялось как в ходе направленной и насильственной ассимиляции (под влиянием доминирующей в военном или политическом отношении силы), так и в процессе свободного взаимодействия между контактирующими культурами, взаимообмена новационными элементами. Метод сравнительного анализа оказался весьма эвристически полезным для анализа кавказских этносов, которые изначально имели сходные природные и социокультурные условия своего существования и столкнулись, хотя и в разные исторические периоды, со схожими ситуациями межкультурных контактов. Понятие «Кавказская цивилизация» отражает содержательную реконструкцию особой «эпохи-ареала», представленную, в том числе, и в формах обновления. Для народов Кавказа характерны следующие формы обновления традиции в ходе процессов аккультурации: насильственная или естественно-историческая миграция, активизирующая инновационный процесс в ходе интенсификации межкультурных контактов; трансляция новых культурных смыслов, кодов деятельности в процессах смены религиозных представлений, их синтеза и взаимовлияния (в первую очередь речь идет о сломе кода языческих культур, их трансформации в результате воздействия не только христианства и ислама – в различные исторические периоды для каждого народа, – но и глубокого воздействия цивилизаций олимпийского типа и древнегреческой мифологии; «естественный отбор» и трансляция обновленных паттернов поведения и ответов на «вызовы» окружающей среды у автохтонных народов Кавказа, живущих в сходных природно-ландшафтных, климатических и исторических условиях бытия (что вполне соответствует некоторым базовым принципам теории «культурных кругов»).

10.Анализ этнокультурных каналов трансляции новых культурных смыслов на примере народов Кавказского региона показывает особую роль художественно-эстетической сферы в социальном, когнитивном и ценностном статуировании инноваций, ибо именно эстетически развитое чувственное познание мира является исходным в творческом переосмыслении действительности. Особое значение для обновления традиций приобретает визуальная культура, ибо символические образы, представленные в изображениях как основном способе межэтнической коммуникации, инкорпорируются в социокультурное пространство и переструктурируют его вследствие символической «размытости» визуальных символов и образов. Эстетически развитое восприятие горских народов, что связано с ареалом их обитания, является основой для изменения смысловых границ феноменов визуальной культуры, не связанных жестким образом с этническими константами.

Практическая значимость исследования определяется тем, что ряд теоретических положений и выводов диссертации вносят вклад в разработку теории культуры и могут быть использованы при дальнейшем исследовании инновационной динамики этнокультурных процессов. Концептуальные выводы диссертации могут найти применение в стратегическом регулировании этнонациональных отношений на государственном уровне.

Основные положения диссертации, а также библиография могут быть использованы при разработке учебных курсов и спецкурсов по культурологии, социальной философии, этнологии, регионалистике.

Апробация работы. Концептуальные идеи диссертации докладывались и обсуждались на 7 международных и 3 Всероссийских конференциях, внедрены в практику обучения Северо-Кавказского государственного института искусств и Адыгейского государственного университета. Основные положения диссертационного исследования опубликованы в 25 работах общим объемом 47п.л., в том числе в 4 монографиях.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, четырех глав (включающих 8 параграфов), заключения, приложения, списка используемой литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, показывается степень ее научной разработанности, определяются цель, задачи и теоретико-методологические основы исследования, излагаются основные положения, выносимые на защиту, характеризуется научная новизна и практическая значимость диссертационного исследования.

Первая глава – «Динамика обновления культуры» - посвящена определению основных понятий и методологических основ предпринятого исследования.

В первом параграфе – «Методологические подходы в изучении инноваций в междисциплинарных и культурологических исследованиях» содержится обоснование необходимости смены методологической парадигмы в анализе новационных процессов.

Автор исходит из идеи об онтологической неразделенности социальной и культурной динамики (П.Сорокин) и культурогенезе как одной из ее форм, представляющей собой «процесс постоянного самообновления культуры» (А.Флиер). Современная культурология исходит из посылки (явно или неявно принимаемой) о том, что человек есть существо творческое и онтологическое свойство и предназначение культуры состоит в преобразовании, обновлении, совершенствовании мира природы и мира социума. Недаром идея творческой сущности культуры неоднократно подчеркивалась в выступлениях участников Первого Российского культурологического конгресса (Санкт-Петербург, 2006 г.).

В культурологии и философии проблема инновации в культуре изучалась с разных методологических позиций – неоэволюционизма (Л.Уайт), функционализма (Б.Малиновский), «теории культурных кругов» (Ф.Гребнер, В.Шмидт), аккультурации (Ф.Боас, М.Мид) и др. Термин «аккультурация» стал использоваться американскими культурантропологами Ф.Боасом, У.Холмсом и др. в ходе изучения процессов культурного изменения у североамериканских индейцев в ходе их столкновения с «белой цивилизацией».Как правило, данная ситуация рассматривалась как ассимиляция – добровольная или вынужденная. В дальнейшем понятие аккультурации стало методологическим инструментом в полевых исследованиях М.Мид, М.Херсковица, Р.Линтона, Б.Малиновского. Этот термин стал пониматься прежде всего в качестве совокупности тех изменений, которые происходят в ходе взаимодействия различных культур. Р.Рэдфилд, Р.Линтон и М.Херсковиц провели аналитическое различие между тремя основными типами реакции группы-реципиента на ситуацию культурного контакта: принятие (полное замещение старого культурного паттерна новым, почерпнутым у «донорской группы»); адаптацию (частичное изменение традиционного паттерна под влиянием культуры «донорской группы»); реакцию (полное отторжение культурных паттернов «донорской группы» и усиленные попытки сохранить традиционные паттерны в неизменном виде). Эти идеи использовались в эмпирических исследованиях и получили свое дальнейшее теоретическое обоснование. Глава американской культурантропологической школы обращал особое внимание на процессы синкретизма, комбинаторики различных культурных элементов, т.е. того нового, что возникает в ходе культурных межэтнических контактов (на примере негритянских религиозных культов Нового Света).

В ХХ в. формируется инноватика как особая область междисциплинарного знания, связанная в первую очередь с внедренческой практикой различного рода технических и технологических новшеств в фирмах и организациях. В инноватике во многом проявилась новоевропейская идея конструируемости социальности на основе определенных рационально осознанных принципов – «сверху» - «вниз». Здесь господствует так называемый позиционный анализ, где в качестве теоретической основы используется идея разделения труда, причем такого, какое сложилось в монополистической экономике – здесь каждый из участников производства получает свою, достаточно жестко определенную роль. Но в рамках этой роли она может занять разные по своей активности и заинтересованности позиции: инициативы, содействия, бездействия, противодействия. В результате нововведение выступает в виде взаимодействия различных профессионально-организованных групп – организаторов, разработчиков, проектировщиков, изготовителей и пользователей. Наиболее активной и значимой социальной группой выступают здесь разработчики, применительно к социокультурной сфере – имиджмейкеры, политтехнологи, специалисты по рекламе, политики, использующие всю мощь идеологического влияния при помощи средств массовой информации и т.д.

Акцент на информационной составляющей как основе инновационного процесса ведёт к забвению другой стороны социального творчества – ценностно-ориентационной, возбуждающей социальную энергию и активность человека. Оказывается, что одной только информации о новшестве для её реализации совершенно недостаточно. Для того, чтобы данную информационную составляющую новации реализовать в социальной действительности, необходим иной уровень мотивации для субъектов данного процесса. Речь идёт о факторах прежде всего этнокультурного и духовного плана, связанных с устойчивой идентичностью человека.

Одна из главнейших проблем в осмыслении социокультурной инновации, понимаемой прежде всего как процесс, имеющий определённые этапы и стадии, заключается в том, что именно культурное, ценностное измерение оказывалось на втором плане. Это связано с тем, что в новоевропейской культуре с ее культом разума позитивно оценивалась любая рационально обоснованной новация. Традиция с этой точки зрения есть демодернизационная сила, которая должна вытесняться новациями. Однако в ХХ веке вера в инновационный прогресс оказалась подорванной.

Второй параграф «Социокультурная сущность инновационной динамики» посвящен рассмотрению культурной составляющей нововведения как базовой, качественно и количественно определяющей возможность новационных изменений.

Главным определяющим противоречием социокультурной динамики является противоречие между «старым» и «новым», а отношение к этому противоречию, по утверждению Н.Ф. Фёдорова, высказанному почти сто лет назад, по существу есть отношение к самому прогрессу со всеми вытекающими отсюда философскими, политическими, моральными, экономическими и иными последствиями. Новое в социокультурной динамике не может быть ничем иным, как синтезом, сплавом нововведения и традиции. Именно мир норм, идей и символов, а не простая «материальность» социального бытия человека, определяет и коррелирует жизнь индивида и общества.

Идентичность как общества, так и индивида, представляющая собой устойчивую систему значений, определяющих социокультурную «самость» субъектов исторического развития, позволяет переводить информацию из дескриптивного в прескриптивный характер. Иначе говоря, новшество, рассмотренное с технократических, сугубо информационных и организационных позиций, как рационализированная система, воспринимаемая индивидом с точки зрения её разумности, часто оказывается дестабилизирующим фактором, поскольку не возбуждает тот необходимый уровень энергетийности, который является источником реального исторического действия. Для внедрения новшества необходима не только новая информация, но и новая социальная энергия, источник которой лежит в сфере ценностных мотиваций и связан, в том числе, с этнической идентичностью человека.

Культурная инновация представляет собой специфический механизм формирования и внедрения новых идей, ценностей, идеалов, моделей поведения, которые становятся факторами обновления общества и культуры. В инновации человеческая способность к творчеству реализуется наиболее полным образом. Сами процессы социокультурных изменений, связанные с распространением, модификацией, принятием или отрицанием новых способов поведения и действия, по своей сути являются инновационными процессами.

Iурных и социальных форм и их интеграции в существующие или обновляющиеся социумы, а во-вторых, в развитии человеческой личности. Сущность социокультурной инновации заключается не только в трансформации уже существующих систем, но и в возникновении новых культурных и социальных феноменов, становящихся аттракторами в ходе кризисно-порогового изменения общества.

В современной культурологии выделяются различные виды инноваций: спонтанная и стимулированная трансформации, заимствование, селекция, воспроизведение и модификация инокультурного образца, его структурная интеграция.

загрузка...