Delist.ru

Универсальная антропоцентрическая модель поэтического дискурса (15.07.2007)

Автор: Горло Евгения Анатольевна

В соответствии с поставленной целью решаются следующие задачи:

1) разработать новый целостный подход к изучению универсальной антропоцентрической модели поэтического дискурса, определить её основные свойства (перформативность, интенциональность и медийность), конкретизировать специфическую объектно-предметную область, методологию и категориально-понятийный аппарат нового подхода;

2) раскрыть сущность, системную организацию и средства речевой реализации перформативности как важного свойства универсальной антропоцентрической модели поэтического дискурса;

3) выработать теоретическую и практическую базу для описания и анализа реализации открытых намерений и актуализации скрытых интенций отправителя как важного свойства универсальной антропоцентрической модели поэтического дискурса;

4) представить речевые варианты реализации медийности как способности универсальной антропоцентрической модели поэтического дискурса репрезентировать индивидуальные особенности речевого поведения отправителя с учетом дихотомий речевого поведения;

5) проанализировать способы реализации универсальной модели личности отправителя стихотворного текста, разработать категориально-понятийный аппарат для описания универсальной модели языковой личности отправителя стихотворного текста как речевого инварианта, отражающего доминирующие характеристики ряда речевых образований (моделей), реализующихся в дискурсе; а также сформулировать теоретические основы методики моделирования языковой личности;

6) исследовать особенности индивидуальных моделей языковых личностей как вариантов реализации универсальной модели языковой личности отправителя стихотворного текста на материале стихотворных текстов конца ХIХ – начала ХХ веков, раскрыть полученные модели в виде речевых портретов авторов;

7) выявить на основе индивидуальных моделей и речевых портретов языковых личностей национальные черты и закономерности речевого поведения русско- и немецкоязычных поэтов-модернистов конца ХIХ – начала ХХ веков и продемонстрировать сходство и различие русско- и немецкоязычных национальных речевых вариантов реализации универсальной модели языковой личности отправителя стихотворного текста.

Для решения указанных задач использован следующий материал: стихотворные тексты, созданные десятью русскоязычными и десятью немецкоязычными поэтами-модернистами в конце ХIХ – начале ХХ веков. Стихотворные тексты разделены на малые синтаксические группы (МСГ; МСГ – актуализированная предикативно-модальная группа, с точки зрения синтаксиса простое самостоятельное предложение, часть сложносочинённого или сложноподчинённого предложения, обособленная инфинитивная группа, причастный или деепричастный оборот). Методом сплошной выборки у каждого автора отобрано (выделено) по тысяче МСГ, каждая МСГ проанализирована по девяти критериям, в совокупности число единиц исследования составило 180 000 МСГ.

Общефилософской методологической базой для изучения универсальной антропоцентрической модели поэтического дискурса является диалектический закон единства и борьбы противоположностей, согласно которому составляющие этой модели (языковая личность отправителя, языковая личность получателя, речевая ситуация и речевое произведение) рассматриваются как онтологически полярные, но одновременно и взаимодополняющие сущности. Диссертационная работа выполнена в соответствии с философской диалектико-материалистической концепцией, принципами всеобщей связи явлений, категорий количества и качества, формы и содержания, причины и следствия.

В качестве важного общенаучного принципа, определяющего парадигму анализа отношений между составляющими универсальной антропоцентрической модели поэтического дискурса, рассматривается принцип антропоцентризма, согласно которому в фокусе лингвистического анализа должна находиться языковая личность как субъект речевой деятельности.

В исследовании используются общенаучные методы, адаптированные к изучению лингвистического материала (гипотетико-дедуктивный, статистический, наблюдения и эксперимента), а также частнонаучные методы прагмалингвистики (метод объективного прагмалингвистического эксперимента, метод перлокутивного прагмалингвистического эксперимента) и методы лингвистической статистики (метод группировки и сведения результатов исследования в таблицы, метод моделирования, метод оценивания неизвестных параметров, метод проверки статистических гипотез, метод контент-анализа). Метод группировки и сведения результатов исследования в таблицы применяется при составлении сводных таблиц, метод моделирования – в процессе выведения вероятностно-статистических моделей речевого поведения отправителей стихотворных текстов. Метод оценивания неизвестных параметров необходим для прогнозирования актуализации в стихотворных текстах скрытых речевых сигналов, метод проверки статистических гипотез – для сопоставления данных, полученных опытным путём с характеристиками речевого поведения отправителей стихотворных текстов современниками и литературоведами. Метод контент-анализа используется в ходе регистрации в стихотворных текстах маркеров дихотомий речевого поведения и их последующей интерпретации.

Рассматривая универсальную антропоцентрическую модель поэтического дискурса, мы опираемся на трактовку дискурса, принятую в трудах В.И. Карасика, определение языковой личности, предложенное Ю.Н. Карауловым, концепцию анализа речевого поведения отправителя, разработанную Г.Г. Матвеевой, и толкование специфических свойств стихотворного текста в научных трудах А.А. Потебни, Б.В. Томашевского и К.Э. Штайн. Перформативность как свойство универсальной антропоцентрической модели поэтического дискурса изучается в данной работе с учётом основных положений теории речевых актов (Дж. Остин, Ю. Хабермас, Е.И. Шейгал), теории социальной коммуникации (И.В. Четыркина) и теории текста (Ю.Б. Грязнова). Интенциональность рассматривается с опорой на положения феноменологической и лингвистической философии (Э. Гуссерль), аналитической философии (Г. Фреге), психологии речи (А.А. Леонтьев) и теории речевых актов (Дж. Остин, Дж. Р. Серль). Основой для исследования медийности как свойства универсальной антропоцентрической модели поэтического дискурса послужили положения постмодернистской текстологии (М. Фуко), теории социальной коммуникации (И.В. Четыркина) и лингвокультурологии (S. Kraemer).

Положения, выносимые на защиту.

1. Универсальная антропоцентрическая модель поэтического дискурса – многоуровневая система, включающая в себя участников коммуникации: отправителя и получателя, их индивидуально-личностные, социальные и ситуативные характеристики, стихотворный текст, обстановку его порождения и восприятия.

Стихотворный текст как одна из важных составляющих универсальной антропоцентрической модели поэтического дискурса обладает всеми его свойствами и характеристиками. Поэтому, рассматривая далее свойства и характеристики универсальной антропоцентрической модели поэтического дискурса, будем подразумевать свойства и характеристики стихотворного текста и, наоборот, анализируя свойства и характеристики стихотворного текста, будем иметь в виду универсальную антропоцентрическую модель поэтического дискурса (поэтический дискурс).

Поэтический дискурс (а, следовательно, и стихотворный текст) рассматривается как совокупность процесса и результата речевой деятельности (отправителя по отношению к получателю), обладающая тремя планами: лингвистическим, лингвокогнитивным и лингвопрагматическим. Речевые средства, которые реализуются и актуализируются отправителем стихотворного текста, представляют лингвистический план поэтического дискурса. Языковое сознание, влияющее на порождение и восприятие стихотворных текстов, относится к лингвокогнитивному плану. Манифестация продуманного и неосознаваемого (привычного) выбора отправителем стихотворного текста речевых средств соответствует лингвопрагматическому плану поэтического дискурса.

Изучение лингвопрагматического плана поэтического дискурса является принципиально новым для современной лингвистики и открывает перед исследователями новые перспективные направления, в частности, позволяет проанализировать перформативность поэтического дискурса.

2. Перформативность как свойство универсальной антропоцентрической модели поэтического дискурса восходит к характеристике процесса осуществления ситуативно обусловленного и неповторимого коммуникативного события. В применении к стихотворному тексту перформативность – одна из сторон оппозиции «текстуальность – перформативность», под которой понимается соотношение в тексте собственно текста (или текстуального) и действия (или перформативного).

Перформативность стихотворного текста опирается на такое его свойство как асемантичность, в силу которого стихотворный текст превращается из сообщения о некотором событии в его конституирование. Конституирование события может быть охарактеризовано через анализ перформативных практик отправителя (как одной из сторон осуществления речевого воздействия) и через анализ прагматического потенциала текста (как комплексного речевого воздействия, опирающегося на семантику, синтактику и прагматику).

Анализ стихотворного текста – продукта поэтического творчества – показал, что перформативность может быть дифференцирована на прямую, косвенную и скрытую. Прямая и косвенная перформативность опираются на усвоенные получателем коммуникативные стереотипы, соответствующие выбору конвенционально закреплённых за конкретными речевыми единицами перформативных значений.

Прямая перформативность обусловливается потенциальной способностью выбранных речевых единиц реализовывать намерения отправителя открыто для получателя и не требует с его стороны дополнительных усилий для идентификации авторских намерений. В тексте прямая перформативность реализуется с помощью выбора ограниченного количества категориальных форм речевых единиц (в частности, с помощью выбора речевых единиц, обладающих морфологической категорией наклонения).

Косвенная перформативность требует от получателя дополнительных усилий идентификации и реализуется в стихотворном тексте с помощью выбранных автором речевых фигур. В стихотворном тексте косвенная перформативность занимает доминирующие позиции по отношению к прямой перформативности.

Скрытая перформативность отражает, прежде всего, индивидуальные привычные перформативные практики отправителя и опирается на неосознаваемый отправителем выбор скрытых значений грамматических и лексических единиц. Скрытая перформативность связана с неосознаваемой автоматизированной индивидуальной и стереотипной актуализацией автором стихотворного текста речевых знаков различных уровней.

Анализ прямой, косвенной и скрытой перформативности предусматривает вовлечение в исследовательское поле феноменов прямого и косвенного намерения и скрытых интенций отправителя.

3. Намерение как свойство универсальной антропоцентрической модели поэтического дискурса реализуется как компонент иллокутивного смысла стихотворного текста, который служит для выражения предположения, желания или замысла отправителя осуществить какое-либо действие. Намерение может быть дифференцировано на прямое, косвенное и скрытую интенцию.

Прямое намерение реализуется через мотивированный целенаправленный выбор лексем, у которых содержательный компонент «намерение» является основным. К таким лексемам относятся в русском языке: глаголы «намереваться», «собираться», «стремиться»; в немецком языке: глаголы «vorhaben», «beabsichtigen», «streben» в форме изъявительного наклонения, первого лица, единственного числа, настоящего, будущего или прошедшего времени; а также в русском языке: существительные «намерение» и «стремление» в сочетании с инфинитивами глаголов, в немецком языке: существительные «das Vorhaben», «die Absicht», «der Vorsatz» в сочетании с финитными формами вспомогательных глаголов.

Косвенное намерение реализуется через конвенционально обусловленный выбор лексем, в которых содержательный компонент «намерение» свойственен вторичной иллокутивной силе. К таким лексемам причисляются: модальные глаголы в форме первого лица, единственного числа, настоящего, будущего или прошедшего времени в сочетании с инфинитивами смысловых глаголов и модальные конструкции, а также глаголы в форме изъявительного наклонения первого лица, единственного числа, будущего или настоящего времени (в значении будущего).

Скрытая интенция восходит к скрытым смыслам речевых единиц, регулярно повторяющихся в стихотворном тексте, сообщающих получателю дополнительную информацию об отправителе и воздействующих на получателя. В тексте скрытая интенция актуализируется через привычный неосознаваемый отправителем выбор грамматических и текстуальных категорий, в том числе, через выбор глаголов в форме сослагательного наклонения и условных придаточных предложений.

В стихотворных текстах косвенное намерение доминирует по отношению к прямому намерению. Скрытая интенция присутствует всегда в любом фрагменте стихотворного текста. Анализ реализации прямого и косвенного намерения и актуализации скрытой интенции может быть использован для идентификации личностных качеств отправителя по его речи.

Изучение перформативности, анализ реализации прямых и косвенных намерений и актуализации скрытых интенций отправителя позволяет перейти к исследованию медийности поэтического дискурса.

4. Медийность как свойство универсальной антропоцентрической модели поэтического дискурса выражается в способности дискурса репрезентировать стереотипное речевое поведение отправителя. Стереотипное речевое поведение – относительно устойчивая система речевых действий человека, сформировавшаяся в ответ на привычные повторяющиеся условия общения. Однажды выработанный стереотип речевого поведения автоматизируется в повторяющейся ситуации общения практически без изменений и выражает привычное отношение коммуниканта к конкретному факту реальной действительности, которое основывается на его предшествующем речевом опыте и речевых привычках.

Репрезентация стереотипного речевого поведения может быть проанализирована с учетом таких дихотомий как: интровертированность / экстравертированность, статичность / динамичность, интуитивность / сенсорность, позитивность / негативность, центрированность / кооперативность. В каждом фрагменте стихотворного текста обязательно актуализируется один из полюсов каждой из указанных дихотомий речевого поведения.

Стереотипная актуализация речевого поведения индивидов соответствует одному из вариантов реализации универсальной модели языковой личности.

5. Универсальная модель языковой личности – устойчивый стереотипный инвариант, отражающий среднестатистические особенности вступившего в коммуникацию субъекта и детерминирующий его речевое поведение.

Универсальная модель воспроизводит основные стереотипы в речевом поведении языковой личности. С учётом того, что в каждой из пяти исследованных дихотомий речевого поведения присутствуют два противоположных полюса актуализации, формула универсальной модели структуры языковой личности выглядит следующим образом:

интроверт / экстраверт + статик / динамик + интуит / сенсорик + пессимист / оптимист + эгоцентрик / альтруист.

Универсальная модель личности рассматривается в данной работе как речевой инвариант, отражающий доминирующие характеристики ряда речевых образований (моделей), реализующихся в дискурсе. Существуют индивидуальный и национальный варианты реализации универсальной модели языковой личности.

6. Индивидуальная модель языковой личности – это вариант реализации универсальной модели языковой личности, отражающий особенности конкретного речевого поведения коммуницирующего субъекта. Индивидуальная модель языковой личности является специфической формой реализации речевого инварианта, который при конкретном наполнении отдельных компонентов структуры модели может быть максимально приближен к реальным характеристикам существующей или существовавшей в действительности языковой личности.

В ходе исследования были описаны индивидуальные варианты модели языковой личности отправителя стихотворного текста, соответствующие двадцати конкретным авторам, в частности, модель языковой личности И.Ф. Анненского (интроверт-статик-интуит-пессимист-эгоцентрик), К.Д. Бальмонта (интроверт-динамик-сенсорик-пессимист-эгоцентрик), А. Белого (интроверт-статик-сенсорик-пессимист-эгоцентрик), А.А. Блока (интроверт-динамик-сенсорик-пессимист-эгоцентрик), В.Я. Брюсова (интроверт-динамик-интуит-пессимист-эгоцентрик), М.А. Волошина (интроверт-динамик-сенсорик-пессимист-эгоцентрик), В.И. Иванова (экстраверт-статик-интуит/сенсорик-пессимист-эгоцентрик), Д.С. Мережковского (экстраверт-статик-сенсорик-пессимист-эгоцентрик), В.С. Соловьёва (интроверт-динамик-интуит-пессимист-эгоцентрик), Ф.К. Сологуба (экстраверт-динамик-интуит-пессимист-эгоцентрик), Г. Бенна (интроверт-динамик-интуит-пессимист-эгоцентрик), П. Больдта (интроверт-динамик-сенсорик-пессимист-эгоцентрик), С. Георге (экстраверт-динамик-интуит-пессимист-эгоцентрик), Г. фон Гоффмансталя (экстраверт-динамик-интуит-оптимист-эгоцентрик), Ф. Гундольфа (интроверт-динамик-интуит/сенсорик-пессимист-эгоцентрик), Р. Демеля (интроверт-динамик-сенсорик-пессимист-эгоцентрик), Р.М. Рильке (экстраверт-динамик-интуит-пессимист-эгоцентрик), Г. Тракла (интроверт-динамик-сенсорик-пессимист-эгоцентрик), А. Хольца (интроверт-динамик-интуит-пессимист-эгоцентрик) и П. Шеербарта (интроверт-динамик-интуит-пессимист-эгоцентрик).

загрузка...