Delist.ru

Книжные формы мордовского героического эпоса: возникновение и эволюция (15.07.2007)

Автор: Федосеева Елена Александровна

проследить этапы превращения в «Мастораве» эпического персонажа в эпического героя и выделить типологические признаки последнего;

определить специфику эпического сознания, представить своеобразие выраженной в нем социальной утопии, показать противоречие его эпического миропонимания практическому сознанию;

осуществить анализ процесса возникновения и эволюции книжной формы мордовского героического эпоса от «Мордовской истории» Т.Е.Завражнова-С.А.Ларионова до «Масторавы» А.М.Шаронова.

Объектом исследования является процесс создания книжных форм мордовского героического эпоса.

Предметом исследования выступают книжные формы мордовского героического эпоса, идейно-художественные особенности эпико-героических сюжетов, система персонажей и ее трансформация в авторских произведениях эпико-героического плана, идеологическая, поэтическая и эстетическая природа литературно-фольклорных эпопей.

Степень изученности проблемы. Собирание произведений героической поэзии мордвы берет начало в ХIХ веке. Особенно интенсивно и плодотворно оно осуществлялось во второй его половине. В это время появились «Очерки мордвы» П.И.Мельникова-Печерского, воплотившие фольклорно-этнографический образ эрзи и мокши. В них изложены мифы о сотворении мира и человека, описаны наиболее важные божества: Чам-Пас, верховный бог нижегородской эрзи; Шкай, верховный бог мокши; Анге-Патяй, богиня-мать, жена Чам-Паса, богиня красоты; Пурьгинепаз, бог грома и дождя; Масторава, богиня эрзяно-мокшанской земли, и др. В 1889 году увидела свет книга В.Н.Майнова «Остатки мордовской мифологии», содержащая мифы о мордовских божествах (Инешкипазе, Анге-Патяй, Пурьгинепазе, Мастораве, Ведяве и др.), о сотворении земли и человека, песни и сказания о царе Тюштяне. В работе И.И.Дубасова «Очерки из истории Тамбовского края» (1890) даются сведения о космогонических воззрениях мокшан и о царе Тюштяне. Информации об истории и художественной культуре эрзи и мокши содержится в историко-этнографическом очерке И.Н.Смирнова «Мордва» (1895). Неоценимый вклад в собирание и публикацию мордовского эпоса внес финский учёный Х.Паасонен, совершивший в 1889 – 1890, 1898 – 1902 годах поездки в мордовское Поволжье. Им записаны героические мифы и песни о сотворении мира и человека, о брачных отношениях богов и людей, об избрании эрзянами инязора (царя) и его правлении. Материалы Х.Паасонена опубликованы в восьми книгах «Mordwinische Volksdichtung» в 1938 – 1981 годах. Много текстов мифолого-эпического характера представлено в «Мордовском этнографическом сборнике» А.А.Шахматова (1910), «Образцах мордовской народной словесности» (1882) (Вып.1. Песни на эрзянском и некоторые на мокшанском наречии), в сборнике М.Е.Евсевьева «Эрзянь морот» (1928), составленном по результатам фольклорных экспедиций, в серии «Устно-поэтическое творчество мордовского народа» (1963 – 1987).

Теория героического эпоса, принципы и методы изучения его сюжетов и текстов стали предметом всестороннего осмысления в трудах таких отечественных и зарубежных фольклористов и литературоведов, как А.Н.Афанасьев («Поэтические воззрения славян на природу»), А.Н.Веселовский («Историческая поэтика», «Сравнительная мифология и ее метод», «Народные представления славян»), В.М.Жирмунский («Народный героический эпос: сравнительно-исторические очерки», «Тюркский героический эпос», «Литературные отношения Востока и Запада и развитие эпоса», «Калевала» и финская школа фольклористики», «Эпическое творчество славянских народов и проблемы сравнительного изучения эпоса»), В.Я.Пропп («Русский героический эпос», «Фольклор и действительность»), Б.Н.Путилов («Героический эпос и действительность», «Русский и южно-славянский героический эпос: Сравнительно-типологическое исследование», «Методология сравнительно-исторического изучения фольклора»), В.П.Аникин («Русский богатырский эпос», «Теория фольклорной традиции и ее значение для исторического исследования былин»), Е.М.Мелетинский («Происхождение героического эпоса. Ранние формы и архаические памятники», «Поэтика мифа», «Палеоазиатский мифологический эпос»), Н.Н.Поппе («Некоторые проблемы бурят-монгольского героического эпоса»), С.Ю.Неклюдов («Героический эпос монгольских народов: устные и литературные традиции»), О.М.Фрейденберг («Поэтика сюжета и жанра», «Миф и литература древности»), Д.Фрэзер («Золотая ветвь», «Фольклор в Ветхом завете»), А.Хойслер («Германский героический эпос и сказание о Нибелунгах»), С.Крамер («История начинается в Шумере»), П.Домокош («Формирование литератур малых уральских народов»), M. Dugantsy («Eposet Sijzjar») и др. Различные аспекты развития национальных эпосов народов России исследовались в работах А.Г.Эндюковского, А.К.Микушева, А.Е.Китикова, Ф.И.Урманчеева, А.И.Маскаева, Л.С.Кавтаськина, А.М.Шаронова, В.И.Рогачева, Т.П.Девяткиной, Н.Г.Юрченковой. В построении общей концепции исследования значительную роль сыграли труды финно-угроведов А.В.Алешкина, А.И.Брыжинского, Н.В.Морохина, Ю.А.Калиева, В.М.Ванюшева, Ю.М.Артемьева, З.К.Тарланова и др.

Наиболее активным и плодотворным периодом в теоретическом осмыслении героического эпоса стала вторая половина ХХ – начало ХХI века. В настоящее время он существует в своей аутентичной и книжно-литературной формах.

Методологию исследования составляют историко-типологический, сравнительно-исторический, историко-генетический методы, на основе которых дается идейно-художественный анализ сюжетов и содержания произведений, проводятся фольклорно-литературные параллели, устанавливается сходство мордовского книжного эпоса с подобными эпосами других народов в сюжетах, героях, мотивах, особенностях формы; принципы историзма, развития, всеобщей связи, автономности художественного сознания, позволяющие объяснить возникновение фольклорно-литературных явлений в их конкретно-исторической, причинно-следственной обусловленности, учесть исторические изменения и напластования в сюжетах и образах, показать относительную независимость идейного развития эпоса и литературы от общественной практики, увидеть в событиях и героях песен и сказаний поэтические создания, а не копии с действительности. Важное значение придается опыту В.Г.Белинского при анализе русских былин, оцениваемый В.Я.Проппом как существенно важный и плодотворный.

Материал исследования. Материал исследования составляют поэма Я.Я.Кулдуркаева «Эрьмезь», поэмы-сказания В.К.Радаева «Сияжар» и «Тюштя», эпопея А.М.Шаронова «Масторава», аутентичный героический эпос мордвы.

Научная новизна работы. В работе впервые в отечественном литературоведении сформулировано понятие книжной формы мордовского героического эпоса, указаны её отличительные особенности, исследованы основные сюжеты и система персонажей, определен характер героической поэзии мордвы вообще, обозначены пути её развития.

Теоретическая значимость работы. Исследование вносит вклад в разработку теории мордовского героического эпоса и его книжной формы, создает базу для дальнейших разысканий в этой области, уточняет понятийный аппарат, вносит ясность в основополагающие определения героика, богатырство, героический эпос, книжная форма героического эпоса, что будет способствовать поднятию уровня научных исследований героической поэзии мордвы и эпических произведений авторского происхождения.

Практическая значимость работы. Сделанные в диссертации выводы и суждения о поэмах «Эрьмезь» Я.Я.Кулдуркаева, «Сияжар» и «Тюштя» В.К.Радаева, эпопее «Масторава» А.М.Шаронова будут способствовать более глубокому пониманию закономерностей развития мордовской литературы в её взаимодействии с устно-поэтической традицией, фольклорной художественно-эстетической культурой.

На защиту выносятся следующие основные положения:

1. Книжная форма героического эпоса есть аутентичный текст в его научной систематизации и литературной обработке с учетом закономерностей возникновения и развития героической поэзии, особенностей её содержания, формы, поэтики и эстетики.

2. Содержание героического эпоса, включая его книжную форму, составляют мифы о сотворении земли и человека, о создании небесной и земной семьи, песни и сказания об избрании царя и его правлении, песни и сказания о богатыре Сабане, о предводителе эрзян и мокшан Гурьяне, песня «На горах на Дятловых», в совокупности образующие многоплановое повествование о мордовской истории, о народах эрзя и мокша.

3. Главными действующими лицами героического эпоса являются верховные боги эрзи и мокши Чам-Пас, Инешкипаз, Шкай, Шкабавас, богиня-мать Анге-Патяй, антипод Чам-Паса Шайтан, принимающие участие в сотворении мира, бог грома и дождя Пурьгинепаз, богиня эрзяно-мокшанской земли и её народа Масторава, богиня воды и любви Ведява, богиня хлеба и урожая Норовава и ряд других божеств, божественные птицы Иненармунь и Белый Лебедь, девушки Азравка, Литова, Васальге и др., царь Тюштян, богатыри Сабан и Гурьян, выполняющие важные функции в организации и функционировании мордовского общества на началах государственности, закона и порядка.

4. Героический эпос мордвы формировался как многосюжетное и многогеройное повествование с циклизацией произведений вокруг имени того или иного персонажа, что содержало в себе предпосылки появления эпопеи с возможностью ее перевоплощения в книжную форму с возникновением необходимых условий для этого, а именно развитой письменной литературы и высокого уровня научных исследований по фольклору и истории народа.

5. Первым опытом создания книжной формы мордовского героического эпоса является «Мордовская история» Т.Е.Завражнова и С.А.Ларионова, содержащая некоторые черты героического повествования.

6. В основу сюжета поэмы Я.Я.Кулдуркаева «Эрьмезь» положены взаимоотношения мокшанского и эрзянского князей, носящих имена реальных исторических персонажей – Пуреша и Пургаса. Текст поэмы содержит элементы героической тематики, заключающиеся в мироустроительном характере контактов Пуреша и Пургаса, что позволяет включить ее в разряд произведений, предварявших появление книжной формы мордовского героического эпоса.

7. Произведения В.К.Радаева «Сияжар» и «Тюштя» – богатырские поэмы авторского происхождения с привлечением некоторых фольклорных мотивов, что дало основание отдельным мордовским и зарубежным литературоведам 60 – 90-х годов ХХ века отнести их к книжной форме мордовского героического эпоса. Однако мера и характер использования фольклорной эпической традиции не позволяют их считать таковыми.

8. «Масторава» А.М.Шаронова есть авторская концепция аутентичного героического эпоса, созданная в соответствии с требованиями книжной (литературной) его формы, к которой относятся произведения, написанные на основе подлинного фольклорного материала, мифов, песен и сказаний, возникших в героический век и повествующих о зарождении мироздания и человеческого общества в его конкретном этническом образе.

Апробация работы. Материалы диссертации представлялись на международных («Филологическая подготовка преподавателя-словесника в университете», Саранск, 2001; «Функционирование языков и состояние этнокультуры восточных финно-угорских народов: проблемы и перспективы развития», Саранск, 2003; «Язык, литература, культура: диалог поколений», Чебоксары, 2003; «Литературный процесс в зеркале рубежного сознания: философский, лингвистический, эстетический, культурологический аспекты», Москва-Магнитогорск, 2004; «Синтез документального и художественного в литературе и искусстве», Казань, 2006; «Проблемы культуры в современном образовании: глобальные, национальные, регионально-этнические», Чебоксары, 2006), всероссийских («Финно-угристика на пороге III тысячелетия», Саранск, 2000; «Актуальные проблемы изучения литературы в вузе и школе», Тольятти, 2004; «Социальные конфликты в России ХVII-ХVIII веков», Саранск, 2004; «Региональная журналистика в системе СМИ России: динамика и характер развития в новых условиях», Саранск, 2006; «Русский язык в контексте национальной культуры», Саранск, 2007, «VII конгресс этнографов и антропологов России», Саранск, 2007), межвузовских («Литература: миф и реальность», Казань, 2004; «Синтез документального и художественного в литературе и искусстве», Казань, 2006), межрегиональных («Взаимодействие и взаимовлияние языков и литератур народов Поволжья и Приуралья», Саранск, 2006; «Состояние национально-русского двуязычия в финно-угорских регионах Российской Федерации», Саранск, 2006), зональных («ХХХ Зональная конференция литературоведов Поволжья», Самара, 2006), республиканских («Роль науки в социально-экономическом развитии Республики Мордовия», Саранск, 2003; «Роль науки и инноваций в развитии хозяйственного комплекса региона», Саранск, 2004) научных конференциях и ежегодных Огаревских чтениях (МГУ им. Н.П.Огарева). По теме диссертации опубликовано более 30 статей (из них 7 в изданиях, рекомендованных ВАК РФ), монография «Книжные формы мордовского героического эпоса: возникновение и эволюция» (Саранск, 2007).

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, библиографического списка.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность темы, определяются цели, задачи, научная новизна, методология исследования, степень изученности проблемы, обосновывается теоретическая и практическая значимость работы, дается обзор источников, использованных при написании диссертации, сформулированы основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Мордовский героический эпос как художественно-эстетическое явление» рассматривается своеобразие аутентичного героического эпоса мордвы, содержание которого составляют песенные и прозаические повествования о возникновении древнемордовской народности и древнемордовской государственности, представленные героико-мифологическими и героико-эпическими мифами и песнями. В первых рассказывается о сотворении верховным богом (Чам-Пасом, Шкаем, Инешкипазом) мира и человека и об отношениях, возникших между богами и людьми, во вторых – об избрании инязора Тюшти, который закладывает основы мордовского общества, включая государственное устройство, обычаи и традиции, моральные нормы жизни. Мифы и песни выступают как составные части единой художественно-эстетической системы, общим для которых является идея творения мира, природы и человеческого общества. Однако миф в героическом эпосе играет подчиненную роль, так как воспроизводит предысторию общества, показывает, что предшествовало его современному состоянию.

Эпическая история есть история идеального развития народа, формирования и движения его сознания. Рисуя «идеальную действительность и идеальных героев», эпос сосредоточивается на этнической и социально-политической реальности. В эпических героях и событиях олицетворяются актуальные идеи и умонастроения времени. При всей их фантастичности они выражают действительное миросозерцание людей.

В первом параграфе «Понятие героического эпоса в работах теоретиков и историков литературы ХХ – начала ХХI века» рассматриваются труды В.П.Аникина, М.М.Бахтина, В.М.Жирмунского, Е.М.Мелетинского, Б.Н.Путилова, В.Я.Проппа, С.Ю.Неклюдова, А.Б.Куделина, П.А.Гринцера, Б.Л.Рифтина; А.В.Алешкина, А.И.Маскаева, А.М.Шаронова, В.И.Рогачева; Ф.Урманчеева, В.М.Ванюшева, А.К.Микушева и др., посвященные проблемам национального героического эпоса.

По Е.М.Мелетинскому, героический эпос при своем возникновении опирается на космогоническую мифологию, оказавшую влияние на его формирование через образ культурного героя. О тесной связи мифа и героической поэзии писали А.Н.Веселовский («поэзия продолжает собою, на почве уже определившихся исторических отношений, деятельность мифа, как миф явился развитием слова»), В.Вунд, А.Н.Афанасьев («миф и поэзия были одно и тоже»), Н.И.Кравцов. Ю.М.Лотман принял точку зрения В.Я.Проппа, по его мнению, поэзия и миф «предстают как антиподы, каждый из которых возможен лишь на основе отрицания другого». По О.М.Фрейденберг, эпос насквозь мифичен, за каждым эпическим сказанием стоит миф, потерявший религиозную значимость. Свод мифологических историй видит в эпосе А.Ф.Лосев.

Проблемы теории книжной формы героического эпоса являются актуальными со времен «Илиады» Гомера, они имеют сложную историю в российском и зарубежном литературоведении. Ученые не могут однозначно определиться в том, что считать книжной формой эпоса. Однако ясно, что следует сосредоточиться на идентификации ее формальных жанровых признаков, не умаляя внимания к тематической составляющей текстов, претендующих на звание литературного эпоса, и активное использование фольклорного материала, сознавая, что значение имеет не масштабность авторского обращения к фольклорному источнику, а его характер. Чтобы избрать верное направление для исследования, нужно ориентироваться на классические тексты – «Илиаду», «Калевалу», «Калевипоэг», природа которых относительно хорошо изучена.

Значительным событием в развитии теории русского эпоса стали статьи о народной поэзии В.Г.Белинского, работы Ф.И.Буслаева, А.Н.Афанасьева, А.Н.Веселовского, В.Ф.Миллера и др., научные достижения которых развиты в ХХ веке В.М.Жирмунским, Д.С.Лихачевым, В.Я.Проппом, Е.М.Мелетинским, Б.Н.Путиловым, В.П.Аникиным, Ф.М.Селивановым и др. В центре внимания В.М.Жирмунского были сравнительные исследования в области героического эпоса. В работе «Эпическое творчество славянских народов и проблемы сравнительного изучения эпоса» он раскрывает принципы сравнительного исследования устного героического эпоса. Им усовершенствована теория сравнительно-исторического изучения эпоса, стала разрабатываться методология историко-типологического исследования эпического творчества.

Выдающимся современником В.М.Жирмунского был В.Я.Пропп, автор фундаментального исследования о русском эпосе. Важнейшая заслуга В.Я.Проппа в том, что он, опираясь на методы сравнительно-исторического и историко-типологического исследования былин, осуществил их текстологический, сюжетный, содержательный и поэтический анализ.

Особое место в русском былиноведении занимают исследования Д.С.Лихачева, посвященные поэтике былин.

В начале 60-х годов ХХ века увидела свет монография Е.М.Мелетинского «Происхождение героического эпоса» (1963), написанная на международном фольклорном материале. Е.М.Мелетинский внёс существенный вклад в теорию эпоса вообще, уточнив такие категории, как герой, героический эпос, генезис героической поэзии. Для нас работа Е.М.Мелетинского интересна в том плане, что в ней он касается отчасти и мордовского героического эпоса, сопоставляя образ царя Тюшти с образом карело-финского Вяйнямейнена. Теорию героического эпоса Е.М.Мелетинский развивал также в монографиях «Поэтика мифа», «Палеоазиатский героический эпос» и других работах. Большой вклад в разработку методологии изучения былин внес Б.Н.Путилов. Историко-типологическое направление в исследовании былин развивали Ф.М.Селиванов, автор монографии «Поэтика былин», и В.П.Аникин, автор книг «Русский богатырский эпос», «Былины. Метод выяснения исторической хронологии вариантов», С.Ю.Неклюдов. Предметом их исследования стали сюжеты, композиция, пространство и время, историзм былин, соотношение историзма с реализмом.

История книжных форм героического эпоса в финно-угорских литературах ведет свое начало с «Калевалы» Э.Леннрота, после которой появились такие произведения, как «Калевипоэг» Ф.Р.Крейцвальда, латышский «Лачплесис» А.Пумпура, «Биармия» К.Жакова, «Масторава» А.Шаронова, «Югорно» А.Спиридонова. Финский профессор К.Салламаа в статье «Уральская философия и этнофутуризм как базис финно-угорской литературы» данный список значительно расширяет, включая в него «Пермь» Д.Лехтонена, «Яг-Морт» И.Куратова, «Песню об удмуртских батырах» М.Худякова, «Мальчика раба» Ф.Жухаца. Эти тексты ученый предлагает изучать с целью нахождения общей базы для создания уральской философии. В указанном контексте объединение названных произведений в группу национальных эпосов вполне уместно. Однако под понятие классической книжной формы героического эпоса, подобной «Калевале», подпадает довольно узкий круг текстов.

Поэтическая природа «Калевалы» являлась предметом рассмотрения ученых и критиков, придерживавшихся разных теоретических концепций и научных направлений. Основные расхождения касались соотношения фольклорного и авторского начал, меры фольклорности творения Э.Леннрота. Подавляющее большинство фольклористов придерживались точки зрения, высказанной В.Г.Белинским об «Илиаде» Гомера: «Мы считаем за решительно несправедливое мнение, будто бы Илиада есть не что иное, как свод народных рапсодов: этому слишком резко противоречат ее строгое единство и художественная выдержанность». По существу, подобную же оценку «Калевале» дал В.Я.Пропп, заявивший, что современная наука не может стоять на точке зрения отождествления «Калевалы» и народного эпоса. Э.Леннрот «не следовал народной традиции, а ломал ее; он нарушал фольклорные законы и нормы и подчинял народный эпос литературным нормам и требованиям своего времени. Именно этим он создал ей величайшую популярность, угадав вкусы и эстетические потребности образованных читателей своего времени».

Говоря о художественной природе героических эпопей, следует иметь в виду то обстоятельство, что фольклорный текст, подвергнутый в той или иной степени авторской обработке или даже включенный в композицию сюжетов, подчиненных единой линии развития или общей тематике, неизменно превращается в литературное произведение, ибо начинает жить по законам и нормам литературной поэтики и эстетики и теряет такие свойства, присущие фольклору, как отсутствие канонического текста, вариативность, коллективность исполнения и восприятия, устность и даже, в известной степени, анонимность.

Приведенный выше взгляд на «Калевалу» и другие эпопеи мы находим и в воззрениях на поэму К.Жакова «Биармия», которую А.К.Микушев, В.А.Латышева, Н.В.Немирова относят к коми литературному эпосу. В.А.Латышева, анализируя «Биармию» К.Жакова, воспевшего в своем сочинении прекрасную северную страну Биармию, проводит параллель с «Калевалой» Э.Леннрота, рассматривая ритм, персональный мир, лирические мотивы, тематику, соотношение фольклорного и авторского начал в обеих поэмах.

К.Салламаа и В.А.Латышева помимо понятия «книжная форма героического эпоса» используют понятие «книжная форма эпоса», которым обозначают эпические произведения авторского происхождения вообще, написанные с использованием фольклорных текстов.

загрузка...