Delist.ru

Становление и развитие советской высшей школы в 1920-1930 гг. (15.07.2007)

Автор: Демидова Елена Игоревна

В условиях национальной республики проблема комплектования вузов являлась одновременно вопросом создания интеллигенции из коренной национальности. Решение этой проблемы находилось под строгим контролем партийных организаций вузов. Летом 1931 г. в Казани был создан специальный Штаб по «коренизации», который занимался вопросами подбора преподавателей, организацией специальных татарских студенческих бригад и групп, переводом обучения на татарский язык, составлением учебников. Но несмотря на принимаемые меры, практические занятия на татарском языке были редкостью, преподавателей татар практически не было. С 1931г. велась работа по переводу научных терминов на татарский язык. В 1931-1932 гг. на кафедре татарского языка и литературы университета разрабатывались многие методические вопросы. Под руководством профессора М.Х. Курбангалиева был создан учебник татарского языка для вузов, который стал основным учебным пособием. Но, к сожалению, данная кафедра в 1938 г. была упразднена, а оставшихся сотрудников присоединили к кафедре иностранных языков.

Объединенный Пленум Татарского ОК, ОКК, ГК и ГКК ВКП(б), состоявшийся в феврале 1933 года, указал направление перестройки вузовской и научно-исследовательской работы в конкретных условиях Татарии. В период широкого развертывания строительства вузов высшая школа республики не смогла избежать целого ряда ошибок, недостатков и трудностей, характерных для всего высшего образования страны. В первые годы ряд вузов не имел учебных программ, учебные планы часто были перегружены второстепенными предметами в ущерб специальным, плохая организационная работа тормозила выполнение учебных планов, производственная практика студентов проводилась или на низком уровне без охвата всех практикантов, или срывалась из-за плохой организованности.. К этому необходимо добавить и то обстоятельство, что вплоть до 1936 г. в учебной и методической работе вузов республики преобладал лженаучный, порочный, так называемы лабораторно-бригадный метод обучения, нанесший огромный вред и материальный ущерб делу высшего образования. Этот метод в вузах Татарии получил широкое распространение. Главным образом, благодаря неопытности административных и педагогических кадров, а также ввиду острой потребности в кадрах высшей квалификации, так как инициаторы этого метода утверждали, что, применяя его, можно выпускать специалистов из вузов в сокращенный срок обучения. Лабораторно-бригадный метод был резко осужден в Постановлении ЦК ВКП(б) и СНК СССР о высшей школе от 23 июня 1936 г. и восстановлен исторически оправдавший себя лекционно-семинарский метод, который позволили нормализовать и улучшить учебно-методическую работу. За 14 лет с 1918—1931 гг. из Казанского государственного университета выделялось 7 новых высших учебных заведений. В 1932 г. этот процесс выделения закончился и начался процесс консолидации и развития университета. В 1930—1931 учебном году на базе национальных отделений Восточно-Педагогического института были созданы самостоятельные педагогические институты в Чебоксарах, Йошкар-Оле, Ижевске. В связи с этим в 1931 году институт был переименован в Татарский педагогический институт и стал готовить кадры преподавателей для всех татарских школ страны. В 1934 г. институт преобразован в Казанский государственный педагогический институт с факультетами: историко-филологическим, физико-математическим, естественно-географическим. К концу рассматриваемого периода в Татарской автономной республике уже имелось 12 высших учебных заведений, в которых обучалось 10757 студентов, из них — 2124 татар. В вузах работало: 131 профессор, 229 доцентов, 313 ассистентов. В 1939г. в Казани работало 12 вузов, основой большинства из них стал университет, который обеспечил в целом очень высокий уровень развития всего высшего образования в Татарстане. Постоянные изменения системы обучения, изменение численности и состава студентов, политическое давление не смогли остановить поступательное развитие вузов республики.

В Поволжье были национальные районы, где вообще не было вузов и системы высшего образования. В разделе исследована история зарождения высшей школы в Мордовии и Калмыкии, где были свои характерные особенности, но и проявлялись общие тенденции. С образованием Мордовской автономной области и расширением задач по ее развитию дефицит специалистов высшей квалификации еще более обострился. Подготовка кадров в вузах за пределами Мордовии играла большую роль, но этот способ не мог удовлетворить постоянно растущий спрос на специалистов высшей квалификации. В 1930-е гг. в республике было создано 6 высших учебных заведений, из которых к концу десятилетия только З оказались жизнеспособными и востребованными временем. Основную причину свертывания ряда вузов диссертант видит в отсутствии высококвалифицированных научно-педагогических кадров, которые должны были обеспечить учебно-воспитательный процесс, отвечающий требованиям высшей школы, в стремлении создать много новых вузов. Обучение калмыцкой учащейся молодежи в различных вузах страны позволило частично решить проблему подготовки квалифицированных кадров для этого района Поволжья. Но для решения важнейших народнохозяйственных задач, просвещения калмыцкого народа, поднятия его образовательного и культурного уровня необходимы были серьезные практические меры по созданию вузов. В 1928 г. Калмыцкая автономная область была введена в состав Нижневолжского края. 11 июня 1929 г. Совнарком РСФСР принял решение об организации в 1929-1930 учебном году специальной калмыцкой секции при педагогическом факультете Саратовского университета, более известной впоследствии под названием «калмыцкого отделения», которое стало весьма важным этапом в организации высшего образования в Калмыкии. Саратов в то время был не только административным центром Нижневолжского края, в который входила в течение ряда лет Калмыцкая автономная область, но и крупнейшим научным и образовательным центром Нижнего Поволжья. В этот период были заложены предпосылки для дальнейшего развития высшего образования Калмыкии. Успешная работа калмыцкого отделения Саратовского университета и Саратовского пединститута подготовила необходимые условия для организации высшего педагогического образования в самой Калмыкии, а точнее - в соседней с нею Астрахани. В 1933 г. произошло разукрупнение Нижневолжского края, из которого был выделен Сталинградский край в составе Сталинградской губернии, Калмыцкой автономной области и Астраханского округа. В связи с этим в 1933 г. калмыцкое отделение из Саратовского пединститута было передано в состав Астраханского пединститута им. Кирова и было организовано отделение калмыцкого языка и литературы при Астраханском пединституте. С осени 1936 г. были созданы калмыцкие группы на всех отделениях Астраханского учительского института. По плану районирования педагогических вузов, утвержденному ВЦИК в 1936г., к Калмыкии были прикреплены Сталинградский педагогический и учительские институты для подготовки кадров по тем специальностям, которых не было в Астраханских педагогическом и учительском институтах. В 1920-1930-е гг. в национальные районы СССР пришло высшее образование, были созданы новые очаги подготовки квалифицированных специалистов. Советская власть дала возможность учиться представителям различных народов и национальностей, дала возможность реализовать себя в науке и образовании. Открывались специальные национальные факультеты, был введен целевой прием в существовавших вузах, создавались новые вузы в национальных районах. Экономика республик стала получать квалифицированных и образованных специалистов, было создано кадровое обеспечение форсированного строительства социализма. Именно в эти годы был заложен фундамент и традиции высшей школы, вузовской науки, что сегодня является переметом национальной гордости многих волжских народов.

В Заключении диссертационного исследования подводятся итоги работы, обобщены выводы, сделанные в его разделах. Уроки реформ высшего образования на примере конкретных вузов выглядят достаточно противоречивыми. Все мероприятия партии и советского государства были направлены на расширение подготовки кадров для стратегических отраслей хозяйства страны. Подготовка молодых специалистов, «красных командиров» для советской экономики разворачивалась быстрыми темпами без необходимого планирования и должного просчета. Многие меры не давали необходимого эффекта. Наиболее ярко и типично разворачивались события в городах, где к моменту реформ, во-первых, уже имелись университеты и другие вузы, а следовательно, существовала образовательная база и определенные традиции. Во-вторых, где стала создаваться индустриальная база отечественной экономики, осуществлялась коллективизация сельского хозяйства и культурная революция. Фактически, такие крупные города, центры университетской жизни, как Москва, Ленинград, Саратов, Казань, Самара, стали форпостом реформы советской высшей школы. 1920-е - 1930-е гг. были периодом интенсивного развития отечественного высшего образования. Потребности экономического, социального и культурного развития ставили перед государством и обществом важные задачи, направленные на совершенствование высшего образования, повышение его уровня. В революционной перестройке высшей школы были заинтересованы, прежде всего, государство и коммунистическая партия, революционно настроенная российская общественность. В конце 1920-х гг. по инициативе и при жестком давлении власти произошел поворот в развитии советской высшей школы, состоявший в решительном изменении сети вузов, структурной перестройке управления, изменении организации учебного процесса. Подводя итоги изучения проблемы развития высшей школы в 1920-1930-е гг., можно сделать вывод, что партия и советское государство стремились сделать процесс подготовки кадров массовым и унифицированным. Исторический опыт тех лет говорит о необходимости наличия у государства концепции развития высшей школы, продуманной и последовательной политики по ее реализации без революционных бурь и потрясений.

Монографии

Демидова Е.И. Исторический опыт и проблемы реформирования советской высшей школы. Саратов: Издат. центр СГСЭУ, 2006. (8,4 п.л.).

Демидова Е.И. Формирование советской системы высшего образования. Саратов: Издат. центр СГСЭУ, 2007. (10 п.л.).

Статьи в журналах из перечня ВАК

3. Демидова Е.И. Проблема формирования концепции развития высшего образования в середине 1920-х гг. в СССР // Вестник СГСЭУ. 2005. №11. (0,4 п.л.).

4. Демидова Е.И. Из истории формирования концепции высшего образования в СССР // Вестник СГАУ. 2006. № 3 (0,5 п.л.).

5.Демидова Е.И. Высшая школа России в предвоенный период // Власть. 2006. № 12. (0,5 п.л.).

6.Демидова Е.И. Теоретические основы изучения истории российской высшей школы // Вестник СГСЭУ. 2007. №1. (0,7 п.л.).

. Статьи в сборниках и периодических изданиях

7.Демидова Е.И. Воспитание молодежи как важнейшая часть молодежной политики. М.: Институт Молодежи, 1993. (1,2 п.л.).

8.Демидова Е.И. Молодежная политика в Нижнем Поволжье: опыт реализации // Молодежь в условиях кризиса. Сборник статей. Москва - Санкт-Петербург: Институт молодежи, 1994. (0,5 п.л.).

9. Демидова Е.И. Из истории формирования молодежной политики в СССР. // Постигая прошлое и настоящее: Межвуз. сб. научных трудов. Выпуск 6. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та. 1997. (0, 2 п.л.).

10. Демидова Е.И. Некоторые вопросы истории молодежной политики Советского государства в 1930-е годы. // История России глазами молодых ученых: Сб. научных трудов. Саратов: Изд-во СГСЭУ, 2003. (0,5 п.л.).

11. Демидова Е.И. Проблема формирования концепции развития высшего образования: середина 1920-х гг. // Актуальные проблемы политической и социально-экономической жизни Поволжья: Сб. научных трудов. Саратов: Изд-во СГСЭУ, 2004. (0,9 п.л.).

12. Демидова Е.И. Из истории советской высшей школы в середине 1920-х гг. // Общество и политика в исторической ретроспективе: Сб. научных трудов. Саратов: Изд-во СГСЭУ, 2005. (0,5 п.л.).

13. Демидова Е.И. Научно-педагогический потенциал высшего образования в 1920-е гг. // Актуальные проблемы политической и социально-экономической жизни Поволжья: Сб. научных трудов. Выпуск 2. Саратов: Изд-во СГСЭУ, 2005. (1,0 п.л.).

14.. Демидова Е.И. Государственная политика в сфере высшего образования на этапе форсированного строительства социализма // Актуальные проблемы политической и социально-экономической жизни Поволжья: Сб. научных трудов. Выпуск 3. Саратов: Изд-во СГСЭУ. (1,0 п.л.).

15. Демидова Е.И. Из истории реформирования высшей школы в СССР в конце 1920-х гг. // Судьба реформ и реформаторства в России. Материалы Всерос. науч.-практич. конф. Коломна: Изд-во КГПИ, 2006. (0,5 п.л.).

16. Демидова Е.И. Некоторые итоги и уроки развития высшей школы в 1920-1930 гг. // Культура и власть: Сб. статей 4-й Всерос. науч.-практич. конф. Пенза, 2006. (0,2 п.л.).

17. Демидова Е.И. Из истории формирования концепции развития высшей школы в 1926-1928 гг. // Актуальные проблемы политической и социально-экономической жизни Поволжья: Сб. научных трудов. Выпуск 4. Саратов: Изд-во СГСЭУ, 2007. (0,7 п.л.).

18. Демидова Е.И. Из истории высшего образования Татарстана. // Наши мысли о России… Материалы Всерос. науч.-практич. конф. Саратов: изд-во СГСЭУ, 2007. (0,3 п.л.).

19. Демидова Е.И. Советская власть и высшая школа: поиск концепции. // Россия и мир: история, политика, культура: Сб. научных трудов. Ульяновск, 2007. (0,5 п.л.).

20. Демидова Е.И. Высшая школа Саратова в середине 1920-х гг.: Из истории экономического образования. // Человек в экономике: исторический дискурс. Материалы Всерос. науч.- практич. конф. Самара: Изд-во СГЭУ, 2007. (1,0 п.л.).

www. unis. ru.

От интеграции к инновациям. Материалы выездного заседания Совета Российского Союза ректоров 17 января 2007 г. // Высшее образование сегодня. №2. 2007. С.3.

www.unis.ru.

Ясперс К.Смысл и назначение истории: Пер. с нем. 2-е изд. М., 1994. С.245.

См.: Парфенов И.Д. Методология исторической науки: Курс лекций. Саратов, 2001. С.124.

Ахизиер.А.С. Методология социокультурных исследований переходных процессов (на материале России): Автореф. дис. д-ра ист. наук / Российский институт культурологии. М., 1974; Власов Ю.Н. Феномен реформаторства в переломные эпохи: Культурологический анализ. М., 1998; Данилов А.А. История отечества. В 2 вып. М., 1992; Реформы в России: 1985-1995; Волобуев О., Кулешов С. Очищение. История и перестройка. М., 1989; История России: ХХ век. М., 1997; История России: советское общество. 1917-1991 гг. / Под ред. В.В. Журавлева. М., 1997.

Соловьев А.И. Политология: политическая теория, политические технологии. М., 2000. С.22.

См.: Deutsch, K. Politics and government. How People Decide Their Fate. Boston, 1976. P.6.

Бердяев Н.А. Смысл истории. Опыт философии человеческой судьбы. Париж, 1969. С.23.

См.: Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. М., 1980. Т.III. С.431.

Овсянников К. Классовая борьба в высшей школе и задачи комсомола. М., 1931; Юдин П.Ф. Марксизм-ленинизм о культуре и культурной революции. М.,1938; Итоги и перспективы первых рабочих факультетов. Л., 1925; Вихрев Н.В. Рабфаки и десятилетие Октября. М.-Л., 1927.

Державин Н.С. Высшая школа и революция. М.-П-д., 1923; Плюсин-Кронин Б.А. Новый этап. Новая система народного образования в РСФСР и новые программы ГУСа. М., 1926; .Яковлева В.Н. Общее положение профессионального образования в РСФСР. М., 1922; и др.

Волгин В.Н. Советская власть и научные работники за 10 лет // Научный работник. 1927. №11; Бушманов А.Ф. Народное образование в СССР к 15-ой годовщине Октября. М., 1932; Десять лет борьбы и строительства рабфаков. М.-Л., 1929; Шохин А. Десять лет борьбы за молодежь в стране пролетарской диктатуры // Молодая гвардия. 1927. №11.

загрузка...