Delist.ru

Религиозный дискурс: ценности, жанры, стратегии (на материале православного вероучения) (15.07.2007)

Автор: Бобырева Екатерина Валерьевна

С точки зрения центральной интенции выделяется проповедь нравоучительная (объясняющая основные моменты этики, нормы и правила поведения человека в соответствии с канонами религиозного учения и нормами морали), изъяснительная (объясняющая какой-либо вопрос или проблему), догматическая (объясняющая основные положения учения и веры), апологетическая (защищающая истины религиозного учения от лжеучений и заблуждений человеческого разума), нравообличительная (разъясняющая правила и нормы поведения, которые должны быть присущи истинно верующему, посредством обличения поведения и норм морали, неугодных Богу). С позиции фиксации презентуемого материала проповедь может получать как устную, так и письменную форму фиксации. Как правило, устная форма проповеди превалирует, поскольку непосредственный контакт с партнером по коммуникации позволяет многократно усилить степень воздействия сообщения проповедника на слушающих за счет использования паралингвистических средств.

Представляется возможным выделить свободную проповедь и проповедь с «жесткой» привязкой к тексту источника. Последняя отличается частым использованием цитат из Священного Писания. Можно выделить и тематическую проповедь, посвященную какой-либо важной проблеме или вопросу, как затронутому в Писании, так и с особой актуальностью вставшему в наши дни (последний вид наиболее частотен).

В структурном плане в проповеди могут быть выделены три составные части: введение, основная часть проповеди и заключение. Введение может содержать эпиграф, приветствие, собственно вступительную часть. В основной части проповеди содержатся сегменты, связанные с предметом, тематикой проповеди. Заключению отводится особенно важная роль, его отличает простота изложения (а, следовательно, и восприятия), серьезный характер, безусловная связь с основной частью проповеди, логика. Начальные фрагменты проповеди почти всегда стандартны, клишированы: «Вспомним сегодня……», «Поговорим о ……», «Мы знаем/слышали притчу о….», «Хочу обратить ваше внимание на…», «Как часто нам приходится слышать….» и др. В меньшей степени клишированы способы завершения проповеди; завершение строится по двум основным моделям - дискурсивной и апеллятивной. Среди основных функций проповеди можно выделить воздействующую, дидактическую, убеждающую, назидательную, профетическую. Воздействие на адресата проповеди - воздействие особого рода, которое можно определить как вовлекающее воздействие. Этому способствуют вопросы, с которыми проповедник обращается к пастве: «Но когда нам голодно, когда мы в отчаянии, когда мы, изголодавшись, умираем, - всегда ли мы вспоминаем, что отвернулись от Бога, от живого Бога? Что мы отвергли живой Хлеб Небесный? Что мы создали с окружающими людьми ложные отношения, раздавая то, что не было наше, что было взято в то мгновение, когда оно было дано?». Такие вопросы стимулируют мыслительную активность слушателей, заставляют искать ответы на вопросы, которые актуальны для человека.

Представляется возможным выделить ряд композиционных схем построения проповеди: 1. а) обращение к Библейскому сюжету, б) интерпретация библейского мотива, в) обобщающие рассуждения о сущности определенного поступка, явления, события, г) вывод; 2. а) иллюстрация примера или примеров из жизни человека, б) возможный итог жизни человека, в) проведение параллели с Библейским сюжетом, г) вывод; 3. а) обращение к Библейскому сюжету, б) пример или примеры из жизни человека и их интерпретация, в) обобщающее рассуждение о сущности определенного поступка или события в жизни человека, г) возвращение к Библейскому сюжету с целью поучения или назидания.

В самом общем виде механизм развития проповеди можно представить в следующем виде: предпосылка (Бог не действует так, как рассчитывает человек), тезис (Бог всегда действует по-своему, зная, что и как лучше человеку), логический итог (Бог, зная, что хорошо для человека, все же оставляет за последним право принятия окончательного решения и совершения определенного поступка); окончательный призыв (во всем доверься Богу и постигнешь высшее благо).

Для успешности любой проповеди она должна отвечать следующим требованиям: у адресата обязательно должна быть вера (без этого препозиционного компонента никакая проповедь не будет иметь эффекта, а интенции адресанта не достигнут желаемого результата), коммуниканты должны владеть общим кодом, должны иметь примерно одинаковый объем фоновых и специальных знаний, у адресанта и адресата должна быть определенная эмоциональная общность, адресат должен быть внутренне открыт получению передаваемой адресантом информации.

Исповедь - «одно из семи таинств церкви, в котором кающемуся христианину прощаются содеянные им грехи и дается благодатная помощь на исправление жизни». Психология исповеди тесно связана с психологией молитвы. Каясь в грехах, верующий молит о прощении и твердо верит, что получит его. Подобно тому, как в лингвистике и теории коммуникации существуют постулаты общения, нормы и правила речевого поведения, в религиозном сознании, в сознании верующих и просто сочувствующих существует понятие о моральных нормах поведения, которые закладываются и регулируются вербализованными заповедями: «Не сотвори себе кумира», «Не убий», «Не прелюбы сотвори», «Не укради» и т.п. Кроме данных заповедей (заповедей-запретов) в религиозном сознании существуют также «заповеди блаженства», именуемые «разрешительными» и диктующие человеку то, что он может совершать и что ему предписано совершать морально-этическими нормами и религиозными правилами: а) «блаженны нищие духом: яко тех есть Царствие Небесное»; б) «блаженны плачущие: ибо тии утешатся»; в) «блаженны кроткие: яко тии наследуют землю»; г) «блаженны алчущие и жаждущие правды: яко тии насытятся»; д) «блаженны милостивые: яко тии помилованы будут»; е) «блаженны чистые сердцем: яко тии Бога узрят» ; ж) «блаженны миротворцы: яко тии сынами Божиими нарекутся»; з) «блаженны изгнанные правды ради: яко тех есть Царствие Небесное»; и) «блаженны есте, егда поносят вам, и ижденут, и рекут всяк зол глагол на вы лжуще, Мене ради. Радуйтеся и веселитеся, яко мзда ваша многа на Небесах!». Все указанные разрешения и запреты регулируют жизнь, поведение (в том числе и речевое) верующего.

Исповедь предполагает оценку человеком своих действий и поступков, соотнесение их с правилами и нормами поведения, установленными Богом и вынесение оценки самому себе. Причем, хотя оценка дается самим человеком, она оказывается вполне объективной. Человек уверен, что существует некая высшая сила, контролирующая его, поэтому он просто не может лукавить. Генезис исповеди можно представить в следующей цепочке: 1) существование в сознании верующего установленных норм и правил поведения, 2) грех (совершение неэтичного, запрещенного верой и обще человеческой моралью действия), 3) существование в сознании верующих понятия о возможном наказании за совершенный грех, 4) наказание (реальное или потенциальное), 5) возможность обретения через раскаяние вечной жизни и единения с Богом. Можно заметить, данная цепочка полностью построена на причинно-следственных отношениях и грехом, в собственном смысле этого слова, является только одно из звеньев цепочки.

Жанровые образцы исповеди не однородны. По месту совершения исповеди можно выделить исповедь церковную и домашнюю. По типу презентации - исповедь вербальную и невербальную. Вербальная исповедь - тип общения верующего человека, прихожанина со священником, при котором верующий перечисляет совершенные им грехи, а священнослужитель, выступая в роли медиума, «властью данной ему Богом» отпускает человеку грехи. Роль «священника-медиума» в этом случае - внимательно выслушать сказанное человеком, согласиться с правильностью проведенной им оценки, также классифицировав совершенное человеком как грех, одобрить его желание и готовность раскаяться и встать на путь исправления, после чего произнести клишированную фразу, завершающую исповедь: «Иди с миром, сын мой. Отпускаются тебе грехи твои». Выговариваясь перед медиумом, исповедуясь в совершенных грехах, человек в душе исповедуется перед самим Всевышним. Все личные качества медиума в данном случае нивелируются, его роль нередко сводится к произнесению начальной и заключительной реплик исповеди: «Покайся, сын мой …» и «Иди с миром, сын мой, отпускаются тебе грехи твои». В отличие от вербальной, при невербальной исповеди существует односторонняя связь между священнослужителем и исповедующимся. Как правило, во время вечерней службы, священником читается покаянная молитва, перечисляющая все возможные грехи человека и взывающая к Господу о прощении и оставлении грехов. Верующий, мысленно повторяя слова покаянной молитвы, обращается к Господу с просьбой об оставлении грехов и прощении. При этом медиум несколько «выпадает» из функционирующей цепочки, создавая только своеобразный фон. По количеству участников мы различаем исповедь частную (личную) и общую (коллективную). В частной исповеди участвует сам человек и медиум, принимающий исповедальные изъявления человека. При коллективной исповеди, как это ни парадоксально звучит, в центре ее оказывается сам кающийся человек, остающийся один на один со своим грехом, ощущением стыда и раскаяния в его совершении. Чтение исповедальной молитвы в храме создает эмоциональный фон, который помогает верующему настроиться на внутреннее покаяние. По форме организации мы различаем исповедь свободную (спонтанно развивающуюся) и фиксированную (молитвенную). Свободная исповедь, как правило, это исповедь личная - беседа и исповедание человека священнослужителю. Фиксированная молитвенная исповедь заключается в чтении покаянной, исповедальной молитвы, которая строится как перечисление всех возможных грехов человека; верующий, слушая покаянную молитву, в душе исповедуется перед Богом. При этом исповедь оказывается лишена индивидуальности. По материалу презентации (содержанию) мы выделяем исповедь избирательную (конкретную) и абстрактную (всеохватывающую). Избирательная исповедь имеет довольно узкий характер. Она представляет собой «покаяние на злобу дня», мольбу о прощении какого-либо конкретного совершенного верующим греха, при четком осознании человеком своей греховности и предвосхищении возможного в будущем наказания.

В структуре исповеди представляется возможным выделить три основных этапа: а) этап подготовки, б) содержательный или знаковый этап исповеди и в) завершающий или итоговый этап. Этап подготовки (начальный этап исповеди) состоит в чтении священнослужителем «разрешительной молитвы» и разъяснении важности исповеди. Цель данного этапа - настроить верующего «раскрыться», указать на необходимость рассказать о совершенных грехах и покаяться. На данном этапе священнослужителем цитируются отрывки из Священного Писания, содержащие указание на то, как милостив Бог, как сильна его любовь к человеку и всепрощение. Данная часть призвана подготовить человека к такому состоянию, когда он готов «раскрыть душу». Содержательный этап составляет ядро исповеди. На данном этапе активность священнослужителя сводится к минимуму, но одновременно с этим возрастает активность верующего, исповедывающегося. Завершающий или итоговый этап, именуемый в религиозной практике «разрешение», состоит в комментариях священнослужителя по поводу услышанного. Этот этап краток, он состоит в вербально оформленной констатации: «Сын мой (дочь моя) иди с миром, прощаются тебе грехи твои. Иди и больше не греши!»; он также сопровождается невербальной реакцией священнослужителя - возложением «епитрахили» (облачение священнослужителя, представляющее собой надеваемую на шею и свободно нисподающую впереди широкую двухчастную ленту) на голову исповедующегося.

Четвертая глава «Стратегии религиозного дискурса» посвящена стратегиям его построения и развития. Среди стратегий религиозного дискурса мы выделяем стратегии общедискурсивные и частные, характерные для религиозного дискурса. В работе проанализированы организующие (присущие любому дискурсу, безотносительно типа и тональности коммуникации, характера взаимоотношений коммуникантов), объединяющие (общие для религиозного дискурса с другими типами общения, но имеющие в этом типе коммуникации ряд особенностей) и выделяющие (характерные для данного типа дискурса, создающие его специфику и выделяющие среди иных типов общения) стратегии.

К организующим стратегиям религиозного дискурса мы относим коммуникативную и собственно организующую. Коммуникативная стратегия является ведущей в жанре проповеди и выступает в качестве вспомогательной в молитве (в частности, коллективной молитве). Она может реализоваться посредством контактоустанавливающих вопросов, реплик-призывов, четко определяющих линию действия и поведение человека: «Выслушайте мудрую речь мою, и приклоните ко мне ухо, рассудительные!», «Воскликните Господу вся земля! Служите Господу с веселием». В жанре молитвы представлен обратный вектор реализации, при котором призыв исходит от человека и адресуется Всевышнему (с целью установить духовный контакт с Богом): «Владыко, Господи Иисусе Христе, Боже наш, яко благ и Человеколюбец, услышь меня и презри вся моя прегрешения»; «О, Пресвятая Дево Мати Господа, Царица Небесе и земли! Вонми многоболезненному воздыханию душ наших, призри с высоты святыя Твоея на нас, с верою и любовию поклоняющихся пречистому образу Твоему».

Организующая стратегия заключается в совместных действиях участников общения по организации процесса коммуникации. В религиозном дискурсе большая нагрузка при организации процесса общения ложится на священнослужителя, как более активного участника дискурса, задающего тон общению. В качестве ведущей данная стратегия выступает в жанре проповеди, как вспомогательная она может реализоваться в молитве и исповеди: призывы к совершению коллективной молитвы: «Миром Господу помолимся»; покаянию, совершению таинства причащения: «Братия и сестры, подходите, причаститесь кровию и телом Христовым и исповедуйтесь…»; различные божественные запреты и разрешения, организующие жизнь человека: «Возлюби ближнего своего», «Почитай отца своего и мать свою», «Не укради», «Не прелюбодействуй» и т.д.

К числу выделяющих стратегий относятся молитвенная, исповедальная и обрядовая. Молитвенная стратегия реализуется в виде обращения к Богу: «К Тебе, Владыко Человеколюбче, прибегаю» и тесно связана с выражением благодарности: «Благодарни сущее недостойнии раби Твои, Господи, о Твоих великих благодеяниях, на нас бывших, славящее Тя хвалим, благословим, благодарим, поем и величаем Твое благоутробие, и рабски любовию вопием Ти: Благодетелю Спасе наш, слава Тебе» и восхвалением Бога: «Тебе Бога хвалим, Тебе Господа исповедуем, Тебе превечного Отца вся земли величаем; Тебе вси Ангелы, Тебе Небеса и вся Силы, Тебе Херувимы и Серафимы непрестанными гласы взывают!». Данная стратегия выступает движущим механизмом развития не только молитвы, но и исповеди: «Прими, господи, покаяние мое. Очисти меня от греха……», а также псалмов: «Восстань, Господи! Спаси меня Боже мой! Ибо Ты поражаешь в ланиту всех врагов моих; сокрушаешь зубы нечестивых!» и притч: «Двух вещей, Господи, прошу я у Тебя, не откажи мне, прежде, нежели я умру: суету и ложь отдали от меня, нищеты и богатства не давай мне, питай меня насущным хлебом».

Исповедальная стратегия близка и тесно связана с молитвенной, но имеет противоположный вектор направленности. Если молитвенная стратегия характерна для тех жанровых образцов религиозного дискурса, в которых человек обращается к Всевышнему, прося о помощи и защите, то при реализации исповедальной стратегии человек выступает обличителем самого себя, своих греховных поступков и мыслей. Исповедальная стратегия намного шире жанра исповеди, и реализуется в жанре молитвы и проповеди.

Обрядовая стратегия пронизывает весь религиозный дискурс и реализуется во всех без исключения его жанровых образцах. Церковный ритуал ценен традиционностью и эмоциональностью. Все важные события в жизни человеческого общества не просто сопровождаются ритуалом, но и переживаются посредством совершения обряда: рождение (крещение), переход подростка в мир взрослых (инициация), сочетание браком и создание семьи (свадьба), смерть (похороны). На обрядовой стратегии, в конечном счете, строится весь религиозный дискурс.

К числу объединяющих стратегий мы относим объясняющую, оценивающую, контролирующую, содействующую, призывающую и утверждающую. Объясняющая стратегия представляет собой последовательность интенций, ориентированных на информирование человека, сообщение ему знаний о мире, религиозном учении, вере и т.п. Данная стратегия является ведущей в жанрах притчи, проповеди; задача проповедника – сформировать у адресата определенную систему оценок и ценностей, определенный взгляд на мир и отношения к обсуждаемому вопросу. Данная стратегия может быть выделена и в ряде псалмов. Она может приобретать форму констатации, изложения бесспорных истин: «Главное — мудрость: приобретай мудрость, и всем именем твоим приобретай разум»; «Тот, кто ходит непорочно и делает правду; и говорит истину в сердце своем; кто не клевещет языком своим, и не делает искреннему своему зла….., кто серебра своего не отдает в рост, и не принимает добра против невинного. Поступающий так не поколеблется вовек». Объясняющая стратегия в редуцированной форме реализуется и в жанре молитвы, когда молящийся трактует причины и мотивы своего обращения к Всевышнему: «Помилуй мя, Господи, яко благ и человеколюбец!», «Пресвятая Владычице моя Богородице, избави мя от многих и лютых воспоминаний и предприятий, и от всех действ злых освободи меня. Яко благословенна еси от всех родов, и славится пречестное имя Твое во веки веков. Аминь».

Содействующая стратегия состоит в поддержке и наставлении верующего (она имеет немало общего с оценивающей) и находит реализацию в тех образцах религиозного дискурса, которые предполагают непосредственный контакт участников - священнослужителя и верующего (проповедь и исповедь). В остальных жанрах данная стратегия выступает в качестве вспомогательной.

Утверждающая стратегия заключается в утверждении бесспорных истин, аксиом, составляющих основу религиозного учения. Она в большей степени реализуется в текстах Священного Писания, изобилуют такими фразами притчи: «Господь дает мудрость, из уст Его - знание и разум», «Стезя праведных — как светило лучезарное, которое более и более светлеет до полного дня», «Любящих меня я люблю, и ищущие меня найдут меня», псалмы: «Небеса проповедуют славу Божию, и о делах рук Его вещает твердь», «Бог нам прибежище и сила, скорый помошниче в бедах», а также некоторые молитвы, где утверждающая стратегия сопровождает молитвенную: «Упование мое Отец, прибежище мое Сын, покров мой Дух Святый: Троице Святая слава Тебе».

Призывающая стратегия реализуется в тех образцах дискурса, которые обращены к адресату и направлены на призыв к определенным действиям и поведению. Она реализуется, например, в ходе построения церковной службы, - во время совершения божественной литургии, когда священнослужитель возглашает: «Миром Господу помолимся!» (после чего начинается коллективная молитва). Призывающая стратегия находит реализацию и в текстах проповеди: «Слушайте, братья и сестры, и внимайте слову Бога», а также в притчах: «Слушай, сын мой, наставления отца твоего, и не отвергай заветов матери твоей!», «Сын мой! чти Господа, и укрепишься, и кроме Него не бойся никого!».

Контролирующая стратегия предполагает непосредственный контакт с адресатом и находит реализацию преимущественно в жанровых образцах, которые строятся как процесс общения коммуникантов – в проповеди, когда проповедник может вопросами, требующими обратной реакции, проконтролировать степень понимания им сказанного: «Христос всех объемлет одной любовью. И мы все призваны, будучи Христовыми, так же относиться ко всем, ради которых пришел Спаситель на землю, ради которых Отец отдал Своего Единородного Сына на смерть……..Понятен ли вам смысл христианской любви? Так ли вы относитесь к людям? Не делите ли людей на «своих» и «чужих», на друзей и врагов?». Содействуют реализации контролирующей стратегии знаки привлечения и удержания внимания адресата: обращения, повышения и понижения голоса, комментарии.

Оценивающая стратегия присуща религиозному дискурсу по самой природе, поскольку его конечной целью является формирование у человека не только убеждений и основ веры, но и определенной системы оценок и ценностей. Оценочная стратегия реализуется в притчах: «Лучше открытое обличение, чем скрытая любовь», «Лучше немногое с правдою, нежели множество прибытков с неправдою» и псалмах: «Ненавижу ложь и гнушаюсь ею; закон же Твой люблю». Она выступает вспомогательной в жанре молитвы, когда наряду с вознесением молитвы верующий оценивает одни явления и события как положительные, и потому просит Господа ниспослать ему благополучие, любовь, здоровье и т.п.: «Господи, даждь ми помыслы исповедания грехов моих. Господи, даждь ми смирение, целомудрие и послушание. Господи, даждь ми терпение, великодушие и кротость…», либо оградить его от того, что греховно и не принесет блага: «Отче наш, Иже еси на Небесах! Да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое, да будет воля Твоя, яко не небеси, и на земле. Хлеб наш насущный даждь нам днесь; и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим; и не введи нас во искушение, но избави нас от лукавого». Оценивающая стратегия является одним из движущих механизмов в жанре исповеди, во время которой человек оценивает свою жизнь и выбирает то, что с его точки зрения не соответствует норме.

Все рассмотренные в работе особенности построения, развития и функционирования религиозного дискурса превращают данный тип общения в специфический образец коммуникации. Изучение религиозного дискурса позволяет существенно расширить и дополнить общую теорию дискурса и включить в круг рассмотрения как общие вопросы концептологического плана, жанровой и ценностной дифференциации, так и более частные вопросы прецедентности.

Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях:

монография:

1. Бобырева, Е.В. Религиозный дискурс: ценности, жанры, стратегии (на материале православного вероучения): монография / Е.В. Бобырева. – Волгоград: Перемена, 2007. – 375 с. (23,5 п.л.).

статьи в журналах, рекомендованных ВАК:

2. Бобырева, Е.В. Семиотика религиозного дискурса / Е.В.Бобырева // Известия Волгоградского государственного педагогического университета. Серия «Филологические науки». № 5 (18) 2006. С. 23-27. (0,5 п.л.).

3. Бобырева, Е.В. Прецедентные высказывания религиозного дискурса // Известия Волгоградского государственного педагогического университета. Серия «Филологические науки», № 2 (20) 2007. С. 3-6 (0,4 п.л.).

4. Бобырева, Е.В. Концептосфера религиозного дискурса / Е.В. Бобырева // Вестник МГОУ. Серия: Филология. 2007. № 3. (0,6 п.л.).

5. Бобырева, Е.В. Религиозный дискурс: ценности и жанры // Знание. Понимание. Умение. 2007. № 4. (0,6 п.л.).

6. Бобырева, Е.В. Формирование и функционирование ценностей религиозного дискурса // Преподаватель. 21 век. 2007. № 3. (0,5 п.л.).

статьи в сборниках научных трудов и материалах научных конференций:

7. Бобырева, Е.В. Культурологический аспект реплик диалога / Е.В. Бобырева // Языковая личность: проблемы семантики и прагматики: сб. науч. тр. Волгоград: Колледж, 1997. С. 87-97. (0,7 п.л.).

8. Бобырева, Е.В. Корреляция инициальных и финальных реплик в диалогах различного типа / Е.В. Бобырева // Сб. науч. тр.: Лингвистическая мозаика: наблюдения, поиски, открытия. – Выпуск 2. – Волгоград: ВолГУ, 2001. С. 30-38 с. (0,5 п.л.).

9. Бобырева, Е.В. Место религиозного дискурса в типологии дискурсов / Е.В. Бобырева // Единицы языка и их функционирование. Межвуз. сб. науч. тр. – Вып. 9. Саратов: Научная книга, 2003. – С. 218-223. (0,4 п.л.).

10. Бобырева, Е.В. Функциональная специфика религиозного дискурса / Е.В. Бобырева // Единицы языка и их функционирование. Межвуз. сб. науч. тр. Вып. 10. Саратов: Научная книга, 2004. – С. 208-213. (0,4 п.л.).

11. Бобырева, Е.В. Характеристики акафиста как образца религиозного дискурса / Е.В. Бобырева // Языковое образовательное пространство: Личность, Коммуникация, Культура. Материалы региональной научно-методической конференции по проблемам обучения иностранным языкам (Волгоград, 14 мая 2004 года) - Волгоград, 2005. С. 11-13. (0,2 п.л.).

12. Бобырева, Е.В. Информативность религиозного дискурса / Е.В. Бобырева // Актуальные вопросы современной лингводидактики. Сб. науч. ст. Волгоград, 2006. С. 11-14. (0,3 п.л.).

13. Бобырева, Е.В. Акафист как жанровый образец религиозного дискурса / Е.В. Бобырева // Языковое образовательное пространство: профильность, коммуникация, культура. Материалы междунар. науч.-методич. конф. Волгоград: Парадигма, 2006. С. 69-72. (0,3 п.л.).

загрузка...