Delist.ru

Геополитическая идентичность России в условиях глобализации (15.06.2007)

Автор: Жаде Зуриет Анзауровна

С этим понятием сложилась довольно парадоксальная ситуация. С одной стороны, оно стало общеупотребимым и используется в публицистике, журналистике, выступлениях политиков, к нему обращаются представители различных гуманитарных наук. С другой стороны, его практически невозможно встретить в словарях, справочных изданиях и в учебных пособиях, нет работ, посвящённых анализу данного понятия, не определён его категориальный статус.

Единственное определение геополитической идентичности содержится в Новой философской энциклопедии, в которой она рассматривается как «комплекс географических признаков государства, которыми, несмотря на исторические изменения его границ, определяются не только его место на карте, но и особенности его внутренних и внешних связей. Геополитическая идентичность государства не всегда гармонирует с его актуальной геополитической ролью: последняя может иногда эту идентичность вуалировать» (В.Л. Цымбурский). Представляется, что данное определение не является исчерпывающим с точки зрения теории и практики геополитики, поскольку имеет описательный, а не концептуальный характер, не выражающий сущности геополитической идентичности.

Уяснить употребление термина «геополитическая идентичность» не всегда просто, как правило, приходится исходить из общего контекста той работы, в которой это понятие употребляется. Так, существует внешнеполитическое понимание, когда этот термин относится к целой геополитической зоне, то есть группе стран, которые по ряду параметров больше связаны друг с другом, нежели с иными странами. Возможна культурно-философская трактовка геополитической идентичности, когда она понимается как особый менталитет.

В силу отмеченного выше, необходимо подчеркнуть, что отсутствие трактовок «геополитической идентичности» требует самостоятельного рассмотрения ее сущности, установления терминологической определенности, а нарастающая частота использования термина подтверждает практическую потребность в этом.

Геополитическая идентичность понимается автором как самобытность той или иной страны и ее народа, а также место и роль этой страны среди других и связанные с этим представления. Идентичность тесно соединена с государственностью, ее характером, с позицией государства в международной системе и самоощущением нации. Характеризующими ее признаками являются: геополитическое пространство, то есть комплекс географических признаков государства; геополитическое место и роль государства в мире; эндогенные и экзогенные представления о политико-географических образах.

Представляется, что геополитическая идентичность включает такие основные элементы, как представления граждан о геополитических образах страны, набор эмоций относительно своей страны, а также особую геополитическую культуру населения.

По мнению автора, геополитическая идентификация есть активный процесс вхождения субъектов политики разного уровня в глобальные политические отношения, представляемые геополитикой, это своеобразная мера самореализации в геополитике как неотъемлемой части современного общества; идентификация с определенным сообществом, разделяющим близкие тебе ценности и отождествляющим себя с определенной территорией и системой управления.

Конструирование геополитической идентичности выступает в качестве своеобразного индикатора, позволяющего судить о характере и направленности процессов интеграции ее субъектов в политическую структуру общества и о векторе развития геополитического процесса. В конструировании геополитической идентичности продолжают оставаться определяющими этнические и региональные факторы.

Заключая главу диссертации, автор отмечает, что в соответствии с различными уровнями геополитического измерения современной политической реальности такими, как геополитическое мироустройство, мировидение и мироощущение, геополитическая идентичность в современных глобализационных процессах представляется в виде геополитического мировоззрения и мироориентации, конструируется на определенном этническом пространстве в такой форме, что этническая и региональная идентичности являются доминантой процессов конструирования геополитической идентичности в современной России.

В третьей главе «Идентичность как фактор национальной безопасности России» проанализированы особенности российской цивилизационной идентичности, геополитические параметры национальной безопасности, а также специфика геополитической идентичности Северного Кавказа.

В первом параграфе третьей главы «Российская цивилизационная идентичность в условиях глобальных политических процессов» в числе причин, актуализировавших проблематику идентичности России, автор называет противоречивую тенденцию, отмечаемую многими исследователями: с одной стороны, стремление мира к унификации и универсализации, обусловленное объективными современными реалиями, с другой, обусловленное современными цивилизационными процессами, стремление народов сохранить свою социокультурную самобытность. Применительно к современной России, это выражается в необходимости определения ее цивилизационной идентичности, для которой необходимость нахождения адекватных ответов глобальным вызовам новой эпохи имеет особый смысл, связанный с вопросом о сохранении статуса страны как самостоятельной геополитической, социокультурной и цивилизационной единицы.

Характеризуя цивилизационную идентичность, автор придерживается точки зрения, согласно которой российская идентичность должна исходить из константы «приоритета духовности», как «символического кода» российского общества, ибо общее смысловое пространство создает иерархию идентичностей, определяя коллективные (социальные) идентичности (Ю.Г. Волков).

Понятие о цивилизационной принадлежности – способ индивидуальной и коллективной самоидентификации, который в наше время становится универсальным и восходит к одной из концептуальных схем о цивилизационной многомерности человечества (общечеловеческое развитие с учетом культурного многообразия). Цивилизационная принадлежность обусловлена историческим прошлым. Цивилизационные параметры формируются в течение длительного времени, и хотя они достаточно устойчивы, все же претерпевают изменения на протяжении веков.

Представляется, что в основу исследования цивилизационной идентичности, как бы тавтологично это не звучало, должна быть положена цивилизационная парадигма как инструмент анализа особенностей российского общества в целом. При этом под цивилизацией следует понимать межэтнические мегаобщества, более протяженные в пространстве и во времени, чем национальные государства; они не являются статичными образованиями, а представляют собой динамические общности, эволюционизирующие на основе межкультурного взаимодействия и обмена народов.

Исходя из сложившегося к настоящему времени понимания цивилизации, цивилизационная идентичность определяется автором как категория социально-политической теории, обозначающая отождествление индивида, группы индивидов, народа и т.д. с их местом, ролью, системой связей и отношений в определенной цивилизации. Утверждается, что это предельный уровень идентификации. В ее основании лежит крупная межэтническая мегаобщность людей, длительно проживающих в одном регионе, основанная на единстве исторической коллективной судьбы разных народов, взаимосвязанных близкими культурными ценностями, нормами и идеалами. Это чувство общности формируется на базе различения, и даже противопоставления «своего» и «чужого». Подчеркивается, что процесс идентификации – процесс одновременно и объективный (обусловливается объективными факторами), и субъективный (обусловливается осознанием субъектом своей идентичности). Субъективная сторона идентификации заключаются главным образом в том, как люди самоотождествляют себя (идентифицируют) и как это самоотождествление воспринимают и признают «чужие».

Исследование проблем идентичности дает основания выделять ее цивилизационную составляющую как форму особого понятийного единства, актуального в исследованиях современного российского массового сознания, поскольку в нем присутствуют представления об особой российской цивилизационной мегаобщности. Это обстоятельство связано, как с историей формирования этой мегаобщности, так и с современным характером модернизации российского общества, с неоформленностью в советский период нации-государства, а также с разнонаправленными векторами трансформации социокультурной идентичности российского общества в условиях современного мира.

Выделяются следующие основные группы формообразующих факторов цивилизационной идентичности: социокультурные (языковой, религиозный, непосредственно культурный, ментальный), природно-климатические, геополитические. Данные факторы обусловливают как внешние, так и внутренние условия возникновения и развития цивилизации. Если внешние (природно-климатические и геополитические) факторы являются условиями, к которым цивилизация как бы «приспосабливается», то внутренние факторы (язык, религия, искусство, система ценностей, культура, менталитет) это те, которые цивилизация сама формирует в процессе своей эволюции и которые в свою очередь придают ей социокультурное своеобразие.

Сложившийся кризис идентичности – это, прежде всего, конфликт с новыми реалиями, повлекший за собой процесс отказа от прежних социальных ролей, национальных самоопределений, идеологических образов. Все это актуализирует проблему воссоздания целостности общероссийского «мы» с учетом его цивилизационных особенностей. Представления о цивилизационной принадлежности и соответствующие образы идентичности влияют на формирование ориентации, связанной с восприятием места и роли России в современном мире.

По мнению автора, развивающиеся в мире процессы глобализации, затрагивающие идентификационные архетипы всех государств, развернувшийся переход к постиндустриальному обществу с характерной для него решающей ролью знаний и информатизации по-новому ставят проблему определения цивилизационной идентичности не только для России, но и для всего мира.

Геополитические особенности и приоритеты национальной безопасности в постсоветской России исследуются во втором параграфе третьей главы «Геополитические параметры национальной безопасности России». Изучение идентичности или того, как люди определяют самих себя и свою страну, напрямую влияет на представление о национальной и общественной безопасности и стратегии развития России. Общепризнанно, что национальная безопасность прежде всего связана с обеспечением суверенитета страны, а общественная безопасность ориентирована на поддержание идентичности или способности людей сохранять свою культуру, свои институты и свой образ жизни.

Глобализация, как процесс и нарастающая тенденция нашего времени, стремительно обретает общемировой масштаб, порождая всё новые и новые противоречивые последствия. Среди многих составляющих, сопряжённых с глобализацией, особый научный и практический интерес представляет национальная безопасность, рассматриваемая в контексте геополитических императивов и детерминант. Взаимодействие политических и географических условий является фактором развития государств и источником их состояния. Геополитическая эволюция различных государств богата и разнообразна. Для современной России это стало актуальным в связи с изменением ее геополитического статуса. В этой связи перед политической наукой возникают вопросы о геополитическом статусе России в многовариантном спектре современного состояния, геополитических факторах обеспечения национальной безопасности и формировании российской идентичности. Именно эти вопросы мотивируют обращение к традиционной для России геополитической проблематике в новых постсоветских условиях ее реализации.

Известно, что геополитические сдвиги могут существенно влиять на состояние безопасности общества и государства, практические пути и формы ее обеспечения. Опыт многих государств свидетельствует о том, что социально-экономические и политические преобразования требуют эффективного обеспечения, в том числе – оптимизации всего комплекса внутренних и внешних факторов, постоянно действующих и вновь возникших реальностей и приоритетов.

К наиболее важным факторам такого рода относятся изменившиеся политико-географические реальности современного российского государства со всеми присущими им атрибутами – изменением геополитического пространства, новыми территориальными реальностями и проблемами, региональными особенностями развития современной России и т.п. Совокупность этих условий и факторов геополитического содержания требует адекватного научного выражения, объяснения и аргументации. В особенности – по линии научного освоения актуальных императивов и приоритетов геополитического качества.

Определение системы геополитических доминант национальной безопасности связано, с одной стороны, с особенностями существующей системы и структуры международных отношений в современных условиях, а с другой – со спецификой их отдельного участника. Содержание геополитических доминант национальной безопасности конкретного геополитического субъекта отражает особенности его исторического развития, географического положения, геополитическую и цивилизационную идентичность, особенности политической системы и режима, экономической практики, характер внешних связей и т.д.

С учетом вышеизложенного определяется, что одним из геополитических доминант национальной безопасности является геополитическая и цивилизационная идентичность. Пример нашей страны наглядно демонстрирует обоснованность их выделения. Российская Федерация, будучи полиэтническим государством, объединила различные этнокультурные ареалы, социально-политическая жизнь в каждом из которых задается особой идентичностью и каждый из которых являет собой особый тип общественного устроения.

В данном контексте автор обращается к анализу концепции общественной безопасности. Общепризнано, что национальная безопасность подразумевает обеспечение независимости, суверенитета и территориальной целостности государства. В отличие от национальной, общественная безопасность означает «способность общества сохранять свою сущность неизменной в условиях постоянно изменяющихся окружающих условий и фактических или возможных угроз». То есть речь идет о сохранении – при обеспечении необходимых условий для развития – традиционных структур языка, культуры, общественного устройства, религии и национальной идентичности. Если безопасность национальная прежде всего связана с обеспечением суверенитета страны, общественная безопасность ориентирована на поддержание идентичности или способности людей сохранять свою культуру, свои институты и свой образ жизни.

Анализ тенденций в области безопасности показывает, что вызовы и риски, угрозы и опасности приобретают комплексный и взаимоувязанный характер. Известно, что в европейских странах основную угрозу общественной безопасности и национальной идентичности представляет главным образом иммиграция. В России «набор» угроз более многочислен.

К основным векторам укрепления безопасности диссертант относит необходимость преодоления кризиса идентичности. Преобразования, которые проводятся в Российской Федерации, немыслимы без понимания роли страны в мировом сообществе и осознания гражданами своей судьбы.

Значимость геополитической доминанты «идентичность» связана с проблемой социокультурной модернизации российского общества. Сохранение статуса суверенного государства и поддержание баланса сил на мировой арене в современных условиях становится возможным лишь при использовании наиболее эффективных социально-политических технологий. Вместе с тем, стремительная трансформация системообразующих элементов общества на инородных социокультурных основаниях способна привести к непростым последствиям, становясь причиной дезинтеграции политической сферы.

Автор полагает, что основную угрозу национальной безопасности представляет главным образом то, что с распадом СССР утрачена советская идентичность и у России несформировавшаяся идентичность.

По мнению диссертанта, судьба России определяется такими факторами, как сохранение ее идентичности и ментальности с учетом всех изменений, которые инициируются глобализационными процессами. Потенциал современной России позволяет решать свои локальные, национальные проблемы, ответить на вызовы современности, связанные со сменой парадигмы общецивилизационного развития человечества.

В результате распада СССР и изменения социально-экономического курса Россия встала перед необходимостью практического освоения новой модели переходного развития – социальной трансформации, политической модернизации, смены формы государственности в границах и параметрах нового геополитического пространства. Становление российской государственности невозможно без определения особенностей и приоритетов геополитического развития, которые выступают основными источниками влияния геополитики на характер национальной безопасности российского государства и всех ее компонентов.

Одним из главных геополитических вызовов, угрожающих безопасности России, является необходимость освоения самого российского пространства. Именно в этом контексте, по мнению автора, следует рассматривать проблемы национальной безопасности. Диссертант присоединяется к мнению ученых, которые обоснованно полагают необходимой разработку стратегии безопасности России, поскольку безопасность относится к базисным потребностям каждого человека, любого социума и государства.

В третьем параграфе третьей главы «Геополитическая идентичность Северного Кавказа в системе национальной безопасности России» анализируется особенности геополитической идентичности Северного Кавказа. Геополитическое значение Северного Кавказа обусловлено конкретно-историческими и территориально-пространственными характеристиками региона, который в начале XXI века превратился в самый сложный с точки зрения обеспечения национальной безопасности России. Северный Кавказ в настоящее время отличается особым динамизмом геополитических процессов, что обусловлено рядом объективных факторов, среди которых можно выделить важное геополитическое положение региона, чрезвычайно сложный этноконфессиональный состав населения, особенности идентичности.

Оценивая геополитическое положение региона, автор обращает внимание на то, что он является зоной активных межэтнических и межконфессиональных контактов. Вследствие этих взаимоотношений сформировались группы со сложной идентичностью, исследование которых важно как для выявления механизмов их существования, так и для выявления закономерностей протекания некоторых этнических, политических и конфессиональных процессов в регионе.

В последние годы в трактовке идентичности появляется принципиально новый аспект. Она стала рассматриваться не только в качестве фактора стабильности, но и этнополитической конфликтогенности. В этой связи в диссертации проводится анализ геополитической обусловленности этнополитического конфликта, который позволяет углубить рефлексию в политологическом познании, в трактовке и понимании происходящих этнополитических процессов. Автор считает, что осмысление конфликтов на Северном Кавказе в контексте формирующейся российской идентичности представляется актуальным вопросом.

В ходе исследования аргументируется тезис о том, что кризис российской идентичности актуализировал северокавказскую самоидентификацию. Влияние глобализации и давление массовой культуры ведут к тому, что кавказские народы опасаются утратить свою идентичность. Поэтому они ищут спасение от этого в поисках связи со своей малой «родиной», своими местными, региональными корнями. У народов Северного Кавказа сложилось свое понимание этнической идентичности, существенно отличающейся и от «немецкой» концепции нации (по крови), и от «французской» (по гражданству). Центральным моментом «кавказской» идентичности выступает родная земля, которая рассматривается как святыня, как нечто совершенно независимое от ее геоэкономической или геополитической ценности.

К факторам, обуславливающим северокавказскую геополитическую идентификацию автор относит: природно-климатические факторы; кавказский менталитет и стереотипы поведения; региональная культура, включающая ценности всех народов, населяющих регион, религию; быт, сочетающий элементы этнические и регионально-типические, связанные с природной средой; система региональных ценностей и интересов совместного проживания и самореализации на данной территории.

В качестве примера региональной идентичности диссертант ссылается на культуру северокавказских народов как единство разнообразия и многообразия общего, систему важнейших ценностей, представлений о благе и достоинствах народов, проживающих на территории Северного Кавказа – составной части культуры России. Она опредмечена в социально-природной среде, в языках общения и в искусстве: фольклоре, литературе, изобразительном искусстве, музыке, хореографии, театре, архитектуре, прикладном искусстве. Она характеризует качественный уровень совершенства и гармоничности взаимоотношений между людьми и социально-природной средой, меру ответственности человека за себя и мир в целом.

Культура народов Северного Кавказа есть выражение региональной идентичности народов, проживающих на этой территории, обусловленной природой, образом жизни, геосистемой, историей и отношениями с соседями. В ее основе – этнические культуры, обладающие ценностным потенциалом и развивающиеся в русле своих традиций.

Страницы: 1  2  3  4  5  6  7  8  9