Delist.ru

Геополитическая идентичность России в условиях глобализации (15.06.2007)

Автор: Жаде Зуриет Анзауровна

В политической науке идентичность интерпретируется как «качество, являющееся результатом индивидуального или группового самовосприятия в виде определенного субъекта», а идентификация рассматривается как «психологический процесс отождествления индивидом себя с другим человеком, группой, общностью, помогающий ему успешно овладеть разными видами социальной деятельности, усваивать нормы и ценности данного сообщества» (Категории политической науки). Различая «идентичность» как категорию практики и научного анализа, О.Ю. Малинова отмечает, что «в современном обществе идентичности становятся все более множественными, фрагментарными, зависимыми от контекста; они имеют радикально исторический характер и постоянно находятся в состоянии изменения и трансформации».

В ходе исследования социальных изменений и поиска приемлемых альтернатив, которые реально могли бы улучшить жизнь людей, проблематику идентичности затрагивает и В.Г. Федотова, понимающая под идентичностью «способность к самотождественности, позволяющей ответить на вопрос, кто я, кто мы, что такое Россия и пр.».

Современный кризис идентичности рассматривается в исследованиях И.Б. Орловой, которая указывает, что наряду с фрагментацией, «сужением» идентичности происходит и ее расширение, чему способствуют культурные обмены, различные виды взаимодействия народов друг с другом.

К анализируемому понятию активно стали обращаться политологи через феномен российской нации в ее этнонациональном и гражданском измерениях (Р.Г. Абдулатипов).

В настоящее время делаются попытки организации диалога между разными науками с целью выработки синтетической модели российской идентичности и соответствующего ей социально-политического дискурса. В связи с этим представляется своевременным выход монографий Ю.Г. Волкова, в которых анализируются теоретические основания социальной идентичности, сущность российской идентичности, впервые в отечественной науке определяется место и роль идеологии в формировании российской идентичности.

Наиболее удачным в отечественной науке представляется определение идентичности как некоторой устойчивости индивидуальных, социокультурных, национальных или цивилизационных параметров, их самодождественность (Н.Н. Федотова). По мнению диссертанта, под идентичностью следует понимать самотождественность человека или группы с определенным политическим или социокультурным сообществом; интегрированность человека и общества, их способность к осознанию самотождественности и ответу на вопрос: «Кто я такой?».

Диссертантом отмечается, что перечень ряда фундаментальных трудов свидетельствует об исследовательской активности в отношении рассматриваемого понятия, авторы подходят к ее рассмотрению с самых разных сторон, выбирая тот или иной ракурс многоликой идентичности. Делается вывод о том, что, что в западной и российской науке сложились общие и особенные традиции исследования проблемы идентичности.

Во второй главе «Геополитическая идентичность России: этнические и региональные аспекты» исследуются этнические и региональные факторы геополитической идентичности, рассматривается этническое пространство как способ ее конструирования, анализируется сущность геополитической идентичности.

Первый параграф второй главы «Этническая компонента идентичности» посвящен анализу подходов к интерпретации сущности этнической идентичности и определению данного понятия. Геополитические изменения, связанные с политическими процессами на территории России, стран Восточной Европы и бывших советских республик, требуют внимания к проблемам, характеризующим субъективную сторону политики. Представляется, что к их числу относится трактовка этнической идентичности в качестве одной из доминант конструирования геополитической идентичности.

В диссертации отмечается, что в условиях продолжающихся процессов глобализации количество типов и уровней идентичности возрастает. В зависимости от того, какой объект является основанием идентификации, можно выделить различные типы идентичностей: этническая (русский, адыгеец, украинец, немец, француз); региональная (москвич, кавказец, сибиряк); политическая (коммунист, либерал); конфессиональная (мусульманин, христианин, буддист); национальная (государственная) (россиянин, американец).

В современной науке нет единого и однозначного определения понятия этнической идентичности. Представляется оправданной позиция, согласно которой в основе идентичности как таковой лежит идентификация себя с той или иной группой, принадлежности к чему-то большему и отличному от самого человека. В этом смысле этническая идентичность рассматривается как та совокупность смыслов, представлений, ценностей, символов и т.д., которые и позволяют осуществить этническую идентификацию.

Несмотря на значительную разработанность феномена идентичности в рамках философии, психологии, социологии, политологии, антропологии и других научных дисциплин, понимание его сущности по-прежнему лишено однозначности. Исследуя этническую идентичность, автор опирался на значительный массив идей и концепций этноса и этнической идентичности. Систематизация и интерпретация накопленного зарубежной и российской наукой материала позволили синтезировать целостное представление о сущности и специфике этнической идентичности.

Дискуссии об этнической идентичности и самоидентификации неразрывно связаны с теорией этноса, а также с различными подходами к изучению этничности и этнических групп. Объяснительные модели этнического развития, концептуальные подходы, направленные на понимание и раскрытие особенностей этничности, сводятся к трем основным теориям: примордиализму, конструктивизму и инструментализму. В примордиализме (К. Гирц, Э. Стюард, Ван ден Берг, Э. Смит) этничность рассматривается как изначальная характерная черта, присущая человеку – члену этнической группы. Изначальность этничности определяется как объективная данность, имеющая основу либо в природе, либо в обществе. Такое понимание конкретизируется в рамках социобиологической и эволюционно-исторической модели.

Конструктивистское направление в понимании природы этничности связывается с именами Э. Геллнера, Р. Бурдье, Э. Хобсбаума, Ф. Барта. В отечественной этнологии выразителем идей конструктивизма является В.А. Тишков. Сторонники этого подхода считают, что этническое сообщество, возникающее на основе дифференциации этнокультур, существует, базируясь на различных доктринах и представлениях, имеющих место в той или иной этнокультуре. Различие между конструктивизмом и примордиализмом проводится на основе разного понимания этничности. Если в примордиализме этничность примордиальна, объективно задана, то в конструктивизме она выступает как интеллектуальный конструкт.

В инструментализме (Д. Ротшильд, К. Янг, Ж. Де Вос) этнос рассматривается как общность индивидов, имеющих одинаковые интересы и использующих этничность для их достижения. Таким образом, реальная основа для объединения индивидов не этничность, а какие-либо интересы (экономические, политические и т.д.), а этничность есть конструкт, используемый для достижения этих целей, являющих собой удовлетворение интересов. Инструменталистского подхода придерживаются такие российские исследователи, как М.Н. Губогло, Л.М. Дробижева.

С позиций политической науки автор рассматривает этническую идентичность как принадлежность личности в связи с ее идентификацией с этнической группой. В то же время то, что позволяет группе поддерживать свою целостность и свое отличие от других вне зависимости от идентификации той или иной конкретной личности может быть названо этничностью, которая, в зависимости от того или иного подхода к природе этничности может рассматриваться либо как примордиальная сущность этноса, либо как определенные рационально структурируемые структуры идентичности.

Принципиально важным, по мнению диссертанта, является положение об этнической самоидентификации как процессе присвоения этничности и превращения ее в этническую идентичность, либо как процесс вхождения в структуры идентичности и приписывания себе в них определенного места, которое и называется этнической идентичностью.

Социокультурная динамика сопровождается эволюцией исторических форм этнической идентичности, содержание которой не сводится к линейному движению от родовой формы идентичности (природной в своей основе) к национальной (с постоянно нарастающей культурной опосредованностью), но представляет собой процесс интеграции идентификационных оснований. Современная национальная идентичность представляет собой напластование основных исторических форм этнической идентичности. В зависимости от конкретно-исторической ситуации может произойти актуализация любого из идентификационных оснований или же возникнуть их комбинация. Чаще всего это зависит от характера реальной или мнимой опасности, угрожающей целостности этнонационального образования.

В диссертационном исследовании показано, что этническая идентичность – сложный социальный феномен, содержание которого составляет как осознание индивидом общности с локальной группой на основе этнической принадлежности, так и осознание группой своего единства на тех же основаниях, переживание этой общности. Этническая идентификация, на взгляд автора, обусловлена потребностью человека и сообщества в упорядочении представлений о себе и своем месте в этнической картине мира, стремлением к обретению единства с окружающим миром, которое достигается в замещенных формах (языковой, религиозной, политической и др. общности) посредством интеграции в этническое пространство социума. Этническая идентичность личности, как и любой другой вид социальной идентичности, формируется в процессе осмысления оснований собственной принадлежности к группе, в данном случае – осознания особенностей своей этнической общности.

Автор считает, что этническую идентичность сложно рассматривать вне исследований, касающихся проблемы национальной идентичности, так как нередко данные понятия выступают как синонимы. Значительное место в теоретическом дискурсе занимает тема сосуществования национальной (государственной, российской) идентичности и идентичности этнической. Этническая идентичность базируется на языке, культуре, традициях, обычаях предков, территории и др. Национальная идентичность предполагает соотнесение себя (образ «Я») с определенным пространством государства и политическим сообществом (образ «Мы»).

=Во втором параграфе второй главы «Этническое пространство как способ конструирования геополитической идентичности» отмечается, что понятие «пространство» – одно из самых сложных в современной науке. Это – базовое понятие, анализируя которое можно обратиться к его производным. Эволюция взглядов на пространство насыщена вариантами интерпретаций и дискуссиями. Работы В.И. Вернадского, Ф. Броделя, Р.А. Аронова, А.М. Мостепаненко, П.П. Гайденко, Н.Н. Трубникова позволяют дать классификацию пространственных форм, выявить зависимость между ними, соотношение различных аспектов проблемы пространства. Особый интерес представляют работы по социальному пространству П.А. Сорокина, П. Бурдье, П. Штомпки, П. Бергера, М. Кастельса, В.И. Ильина, В.И. Добренькова, А.И. Кравченко, А.Ф. Филиппова, В.Ф. Анурина.

Пространство с геополитической точки зрения, как считает Д.Н. Замятин, есть результат накопления и седиментации (откладывания, оседания) социокультурных традиций и инноваций, проявляющихся в определенных типах существующих и развивающихся ландшафтов.

В диссертации отмечается, что к понятию «этническое пространство» необходимо подходить через рассмотрение базового понятия «социальное пространство». Социальное пространство является универсальным контекстом социальной жизни человека. Пространственная конфигурация человечества может быть адекватно описана на основе идеи множественности социальных пространств. Основным критерием выделения того или иного типа пространства являются виды жизнедеятельности, формирующие особые сферы социальных отношений.

Исходя из понимания социального пространства как формы различных социальных образований, определяемой со стороны протяженности, соединения и разделения человеческой деятельности и общественных отношений, диссертант выделяет множество пространственных образований: политическое, правовое, геополитическое, военное, экономическое, технологическое, этническое, религиозное, информационное, культурное, образовательное и др. Их появление происходит по мере развития человеческого общества, и они с разной интенсивностью оказывали и оказывают влияние на развитие социально-политических процессов в мире. Они пересекаются, но в то же время каждое из них имеет свою собственную специфику.

Тематика исследования пространства представлена в различных дисциплинах. В последние годы специалисты отмечают новую волну актуализации интереса в этой сфере, когда развиваются и специализированные теоретические дискурсы, и одновременно формируются синтетические области знания. Понятие «этническое пространство» анализируется в работах по социальной философии (Г.П. Кибасова, Н.Н. Седова, И.А. Петрова, Н.В. Исакова), социологии (В.И. Ильин), политологии (В.В. Согрин, А.С. Макарычев, Д.Н. Замятин), этнологии (В.А. Тишков, С.В. Лурье), этносоциологии (З.В. Сикевич), истории (В.П. Буданова, В.А. Шнирельман).

Этническое пространство, по мнению автора, является важнейшим индикатором целостности и устойчивости этноса в его идентификационных характеристиках. Безусловно, этническое пространство – это не совокупность этнических элементов в рамках его исторического пространства. Оно обусловлено целостностью, органичностью процесса этнического развития и не проявляется как некая вещественная данность, как физическое поле. Оно является мыслительной конструкцией, логической абстракцией, позволяющей установить, конструировать этническую историю.

В диссертации констатируется, что этническое пространство является составной частью социального пространства и исполняет роль ядра, отграничивающего и соединяющего биосферу и социосферу. Этническое пространство является одним из срезов социального пространства. Пространство делится на «мы» и «они», между которыми возникает разграничение в виде символической дистанции (разная одежда, ритуалы и т.п.), в виде отсутствия общения (разные языки, отчужденность).

Как полагает диссертант, пространственно-географический фактор обусловил формирование сложного полиэтнического пространства России, где каждый этнос находится на определенной ступени социальной зрелости, при этом сохраняя толерантность по отношению друг к другу. Благодаря этому их совместное существование является условием сохранения и развития каждого этноса, условием государственной целостности Российской Федерации.

Геополитическое осмысление этнического пространства должно предполагать учет интересов этносов, что является чрезвычайно важным для полиэтничной и поликонфессиональной России. Пространство представляет собой важный фактор геополитики, которая стремится обеспечить многообразие форм жизни этносов и отказывается от объявления их геопространства зоной жизненных интересов того или иного государства. Являясь составной частью и ядром социального пространства, этническое пространство в качестве способа конструирования геополитической идентичности выступает важнейшим индикатором целостности и устойчивости этноса в его идентификационных характеристиках.

Этническое пространство относится к форме протекания естественно-социальных процессов, формирующих геополитическое пространство. Оно является мыслительной конструкцией, логической абстракцией, позволяющей конструировать геополитическую идентичность.

В третьем параграфе второй главы «Сущность региональной идентичности» отмечается, что в России, как и в мире в целом, регион становится важным фактором политического процесса, где национальные, наднациональные и глобальные силы встречают местные требования. Регионы, как субъекты политических отношений, играют все более существенную роль в межгосударственных, в том числе, и в геополитических процессах. Российские регионы вступили в процессы глобализации, причем эти процессы имеют крайне неравномерный и конкурентный характер, что означает появление новых возможностей и проблем для России, переживающей процессы региональной самоидентификации. Региональная идентификация понимается как элемент общественного и личностного сознания, в котором отражается сознание территориальной общностью своих интересов как в отношении с другими общностями своей нации, так и по отношению к территориальным общностям соседнего государства.

Региональная идентичность рассматривается диссертантом в качестве одного из ключевых элементов конструирования региона как специфического социально-политического пространства; она может служить основой для особого восприятия общенациональных политических проблем и складывается на основе общности территории, особенностей хозяйственной жизни, определенной системы ценностей. Можно предположить, что региональная идентичность возникает в результате кризиса других идентичностей и в значительной мере есть отражение исторически возникших центропериферийных отношений в рамках государств и макрорегионов. Региональная идентичность – это своего рода ключ к конструированию региона как социально-политического и институционального пространства.

Проведенный автором анализ позволил определить региональную идентичность как элемент социальной идентичности, в структуре которой обычно выделяют два основных компонента: когнитивный – знания, представления об особенностях собственной группы и осознания себя её членом; и аффективный – оценка качеств собственной группы, значимость членства в ней. В структуре региональной идентификации, на взгляд автора, присутствуют те же два основных компонента – знания, представления об особенностях собственной «территориальной» группы (социокогнитивный элемент) и осознания себя её членом и оценка качеств собственной территории, значимость ее в мировой и локальной системе координат (социорефлексивный элемент).

Отмечается, что объявление совокупности территорий «регионом» возможно лишь при наличии определенных признаков: общности исторических судеб, свойственных только этой группе особенностей культуры (материальной и духовной), географического единства территории, некоторого общего типа экономики. Иными словами, для региональной идентификации принципиально важным понятием является представление о территориальных связях, возникающих на основе совместного или соседского проживания членов социальных групп различного масштаба и культурной идентификации.

Диссертантом выделяется ряд особенностей региональной идентичности: во-первых, она иерархична, поскольку включает в себя несколько уровней, каждый из которых отражает принадлежность к разным территориям – от малой родины, через политико-административное и экономико-географическое образование к стране в целом. Причем, в зависимости от того, какая из территориальных идентичностей является ведущей, она становится фактором консолидации или дезинтеграции общества; во-вторых, региональная идентичность отдельных лиц и групп отличается по степени интенсивности и по месту, которое она занимает в ряду других идентичностей; в-третьих, региональная идентичность представляется формой осмысления и выражения региональных интересов, существование которых обусловлено территориальными особенностями жизнедеятельности людей. И чем более глубоки эти особенности, тем заметнее отличаются региональные интересы от общегосударственных.

Региональная идентичность в системе стратегического анализа территории – фактор территориально-географического, социально-экономического, этнокультурного бытия и элемент государственно-политического структурирования и управления. Вместе с тем она является важным фактором общероссийского политического процесса. Среди уровней идентичности она занимает особое место и связана с определенными территориями, которые определяют особые формы жизненных практик, картины мира, символические образы.

Сегодня правомерно говорить о том, что в стране повышается регионализация общественного сознания, которая стимулируется процессами, происходящими как в центре, так и в регионах. В трансформирующихся государствах идентичность является динамичной и зависит от новых социальных отношений и союзов, в том числе и на уровне регионов. В целом, необходимо подчеркнуть, что при анализе процессов регионализации, исследования идентичности позволяют выявить новые ракурсы этой проблемы. В связи с этим региональное измерение идентичности представляется весьма перспективным направлением в современной науке.

Основными структурообразующими компонентами идентичности на всем постсоветском пространстве стали процессы этнической и региональной самоидентификации. Этническая и региональная составляющие идентичности являются наиболее реальной консолидирующей основой, определяющей характер процессов интеграции ее субъектов в политическую структуру и векторы развития политического процесса в обществе.

Этническая и региональная идентичности становятся доминантой процессов конструирования политической идентичности в постсоветской России. Интенсивность и направление идентификации в субъектах определяется историческими и культурными предпосылками, получившими свое ситуационное продолжение в рамках регионального политического процесса. Что, в свою очередь, оказывает непосредственное влияние на стратификацию и трансформацию общественного сознания. Изменение политической ситуации и укрепление вертикали власти предопределило изменение отношений «центр-регион», что в конечном итоге привело к изменению ориентиров в региональном общественном сознании, направление на интеграцию в структуру общероссийской идентичности пришло на смену доминирующей этноцентричности в структуре идентичности. Таким образом, представляется целесообразным объединение этнического и регионального аспектов идентичности в контексте формирования геополитической идентичности в качестве дополняющих друг друга.

В четвертом параграфе второй главы «Геополитическая идентичность как системное образование» указывается, что понятие геополитической идентичности, прочно вошедшее в политический лексикон, продолжает оставаться дискуссионным как в российской, так и западной политической теории. Представляя собой политическую категорию, геополитическая идентичность служит важным регулятором сознания и поведения личности, социальных групп, народов и стран. Геополитическая идентичность как устойчивый образ в массовом сознании людей, служит основой геополитических ориентиров государств.

загрузка...