Delist.ru

Геополитическая идентичность России в условиях глобализации (15.06.2007)

Автор: Жаде Зуриет Анзауровна

По своей понятийной структуре «геополитика» есть синтез представлений о «географическом» и «политическом». Геополитика комплексно изучает географические, социально-экономические, культурно-исторические закономерности и иные факторы, оказывающие влияние на стратегический потенциал и будущее государств, взаимодействующих на мировой арене. Геополитический подход способен расширить картину мира, интерпретируя геополитику как особую технику образного моделирования политических процессов и способствуя пониманию геополитических образов через взаимосвязь географических, пространственных, политических и культурно-цивилизационных характеристик.

За последнее время возросла активность использования геополитических методов исследования и терминологии, проникающей во все сферы жизни. Повысился интерес к геополитическим концепциям. Все большую роль геополитические представления играют в принятии политических решений. В то же время они становятся одним из оснований для интеграционных процессов в политической науке.

Автором обосновывается положение о том, что роль геополитического фактора повышается в связи с глубинными изменениями государственного и культурного самосознания новой России – возрождается и одновременно воссоздается национальная традиция геополитического мышления. Геополитика представляет интерес для исследователя в связи с тем, что в настоящий момент наблюдается тяготение всех видов наук к синтезу, к слиянию, к созданию в пограничных областях наук новых макродисциплин и многомерных моделей. Геополитику отличает эклектичность ее материала и свободное оперирование фактами таких различных наук, как политология, география, история, демография, этнография, экология, военное дело, история идеологий, социология и т. д. В связи с этим геополитика обнаруживает свое значение как для теоретических исследований, так и для практических шагов в управлении сложными цивилизационными процессами в масштабе блоков государств или отдельных государств.

В нашей стране геополитические исследования появляются лишь в 90-х годах XX века, поскольку в советские времена превалировало негативное, подозрительное отношение к геополитике. Постсоветский период отмечен «геополитическим бумом». За короткий срок геополитика прошла путь от работ преимущественно описательного характера до глубоких исследований и стала признанной темой научного дискурса.

Диссертант отмечает, что в условиях поиска идентичности особую значимость приобретает геополитика как инструмент измерения мира. Резкое возрастание ее роли в современном мире вызвано политическими переменами, связанными с распадом биполярной модели мира и желанием постсоциалистических стран определить свой новый статус в связи с переосмыслением своей идентичности. В связи с этим особую актуальность приобретает изучение геополитики и базирующегося на ней геополитического видения мира.

Распад социалистической системы открыл путь для свободного развития унификационных процессов в политике и экономике, которые превращают мир в глобальную целостность. Данный процесс сопровождается столкновением субъектов геополитики, которое происходит, прежде всего, на уровне противостояния и подавления духовных составляющих и доминант. Влияние изменения идентичности на характер социальных связей позволяет рассматривать идентичность как источник и причину любых общественных процессов. Рождение и уничтожение идентичностей, переход идентичности из одной формы в другую маркирует состояние геополитической системы и развитие геополитической позиции. Тем самым идентичность является ключевым понятием в современном прочтении геополитического дискурса.

Во втором параграфе первой главы «Концептуальное обоснование геополитической идентичности: геополитическое мироустройство, мировидение и мироощущение» выявлены такие уровни геополитического измерения современной политической реальности, как геополитическое мироустройство (организация географического пространства и государственной власти), геополитическое мировидение (теоретические конструкты, геополитические теории и доктрины) и геополитическое мироощущение (геополитическое мировоззрение и мироориентация, основанная на формировании геополитической идентичности).

Исходной для диссертанта является следующая посылка: первый уровень представляет собой политическое освоение географического пространства и характеризующее естественноисторический процесс как процесс реализации государственной власти и межгосударственных отношений на основе установления естественных пределов зон геополитического влияния.

Этот уровень трактуется как субъектно-объектное геополитическое взаимодействие, где субъектами выступают основные «игроки» на игровом поле геополитики, претендующие на расширение сфер своего влияния, а объектами – территории, их географические ресурсы, имеющие геополитическую ценность, а также народы, населяющие эти территории.

Автор полагает, что на этом уровне геополитического процесса представлены те векторы отношений, которые характеризуют субъектно-объектные геополитические отношения. Речь идет о геополитическом взаимодействии субъектов описываемого процесса – то есть основных игроков, претендующих на доминирующее положение в геополитическом пространстве. Векторы их притязаний распространяются на такие объекты, как территории и народы, населяющие эти территории. В этом плане субъекты, реализуя свои геополитические намерения, воздействуют на объекты в пределах всего спектра действий (от политических и дипломатических до социально-экономических и культурных).

Второй уровень геополитического измерения современной политической реальности – геополитическое мировидение. Это уровень политических теорий и идеологий процесса переделов мира, выражающиеся в теоретических конструктах, системах идей, доктринах, объясняющих и мотивирующих геополитическое мироустройство.

Рассмотрение геополитики под углом зрения геополитического мировидения предполагает анализ ее как особой интеллектуальной парадигмы, охватывающей определенный вид отношения к миру, способ объяснения этого отношения и специфический род занятий, ориентированный на сложившиеся стандарты и образцы. Современная геополитика базируется на классической геополитической мысли. Вместе с тем ее содержание выходит за рамки классической науки в силу того, что в нынешних условиях предметом геополитического анализа является политическая организация государственных и этнических пространств, в том числе в новых глобальных пространствах.

По представлению автора, геополитическое мировидение адекватно геополитическому мироустройству тогда, когда на уровне геополитического мироощущения народы являются не «пешками» в большой геополитической игре, а полноценными субъектами данного процесса. В противном случае, какими бы мощными ни были векторы силы в геополитическом мироустройстве, какими бы изощренными ни были доктрины в геополитическом мировидении, вся конструкция искусственно поделенного мира, в конце концов, будет разрушена. Крах мировых империй, которые казались вечными и незыблемыми, является примером этого процесса.

Третий уровень геополитического измерения современной политической реальности связывается с геополитическим мироощущением, используемым для обозначения осмысления своего места, роли и миссии теми народами, на которых оказывается активное воздействие основных субъектов описываемого процесса. В содержание понятия «геополитическое мироощущение» вкладываются те характеристики социокультурной и самобытно-исторической субъектности, которые связаны с национальным менталитетом и идентичностью. Именно они являются основными факторами геополитического мироощущения и идентичности как важной составляющей современного геополитического процесса.

Диссертант указывает, что этот комплекс в определенной степени рационален, как должна быть рациональна совокупность взглядов, оценок, принципов, определяющих общее видение, понимание мира политики, места в нем человека и его социально-политической адаптации. Это отражается в жизненных позициях, программах поведения, действий людей и народов.

Такой уровень геополитического мироощущения представляется мировоззренческой компонентой как необходимой составляющей человеческого сознания. Это не просто один из его элементов в ряду многих других, а их сложное взаимодействие. Разнородные блоки знаний, убеждений, мыслей, чувств, настроений, соединяясь в мировоззрении, образуют целостное понимание людьми в пространстве мира политики и самих себя в этом мире, являясь важными компонентами геополитической идентичности.

Однако убеждения, нормы жизни и идеалы реально формируются в опыте, сознании людей, живущих на конкретной территории, в условиях исторически сложившейся социокультурной среды в процессе создания государственности. В этом комплексе условий важной компонентой, характеризующей место человека в мире, является мироориентация как исторически сложившаяся, традиционная, связанная с исторической национальной памятью установка и социокультурная ценностная ориентация, социально-политическая адаптация людей и этносов, объясняющая их место в геополитическом мироустройстве, в векторах глобальных геополитических процессов.

При анализе геополитического мироощущения диссертантом учитывается, что мироощущение – сложный комплекс мировоззрения и мироориентации, национального общественного мнения и самосознания, исторической памяти и менталитета, поведенческого мировоззрения и этнонациональных образов, сложившихся национальных стереотипов и идей солидарности и идентичности. В сочетании с волевыми аспектами они составляют основу жизни, поведения, действия личностей, социальных групп, этносов и всего мирового сообщества.

Наряду с появлением новых факторов, учет которых необходим для геополитически адекватного восприятия действительности, структура современного мира вносит и иные коррективы, связанные с утратой некоторых факторов или изменением их содержания. К таковым относится геополитическая идентичность как ключевой элемент конструирования социально-политического пространства и основа для особого восприятия геополитических проблем.

В работе обосновывается тезис о том, что картина мира, складывающаяся в массовых представлениях в целом и отдельных социальных групп в частности, выражающаяся в геополитическом мироощущении, как правило, существенно отличается от сложившегося геополитического мироустройства, и почти никогда полностью не совпадает с геополитическим мировидением.

Автор это, прежде всего, связывает с тем, что геополитическое пространство не только в сознании рядовых граждан, но и профессиональных политиков обычно состоит из сформированных коллективным и индивидуальным опытом символов и мифов. Так как геополитическое мироощущение включает в себя комплекс этнических стереотипов и установок, формы этнической солидарности, мобилизации, геополитические образы и «этнотравмы», способы конструирования идентичности и установления границ этничности, то разрыв между реальностью субъектов геополитического процесса и реальностью тех, кому навязана объектная составляющая данного процесса, является существенным.

Геополитическая идентичность носит в современных условиях сложный, противоречивый характер. Она включает в себя в специфическом виде отношение к различным аспектам геополитического мироустройства, а также определенные картины геополитического мировидения. На этом уровне такое мировидение представляет собой не систему доктрин, теорий и идеологий, характеризующих геополитический процесс, а набор общественных представлений о соотношении между различными элементами политического пространства, об угрозах национальной безопасности.

В диссертации отмечается, что геополитическая идентичность, формирующаяся в реальном геополитическом пространстве, – есть вектор геополитической реальности, складывающийся из множества компонент. Этот вектор является существенным фактором, который необходимо учитывать, ибо в нем самое яркое выражение геополитического мироощущения. Конструирование геополитической идентичности выступает в качестве своеобразного индикатора, позволяющего судить о характере и направленности процессов интеграции ее субъектов в политическую структуру общества и о векторе развития геополитического процесса.

Разрыв между геополитическим мироустройством и геополитическим мировидением, с одной стороны, и между геополитическим мироощущением, с другой стороны, увеличивается в условиях смены идеологии, ориентиров, изменения геополитического пространства, а также политической роли географического пространства. Индикатором этих процессов является утрата субъектом геополитического процесса ярко очерченных целей, средств, «репертуаров» ролей, которые разыгрываются на данном географическом пространстве. Комплексно оценивая данный процесс, можно сказать, что это – кризис идентичности.

Делается вывод о том, что обозначенные уровни геополитического процесса взаимосвязаны, существуют по принципу дополнительности и представляют собой определенные исходные грани, соблюдение которых позволяет последовательнее выдержать линию геополитического анализа, реализовать собственно геополитический подход.

В третьем параграфе первой главы «Теоретические подходы к анализу идентичности в социально-гуманитарных науках» представлен анализ объяснительных моделей и концептуальных подходов в западной и российской исследовательских традициях, направленных на понимание и раскрытие сущности идентичности. Рассматривается широкий спектр исследований различных аспектов идентичности, представленных зарубежными научными школами. Концепт идентичности рассматривается в рамках таких направлений, как психоанализ (З. Фрейд, Э. Эриксон), гуманистическая психология (А. Маслоу, К. Роджерс), когнитивная психология (Д. Стефенсон, Х. Тэджфел, Д. Тернер), символический интеракционизм (Дж. Мид), конструктивизм (Э. Геллнер, Б. Андерсон, Э. Хобсбаум), социальный конструктивизм (П. Бергер, Т. Лукманн). Среди исследователей, разрабатывающих проблематику идентичности на современном этапе, выделяются работы Ю. Хабермаса и Э. Гидденса.

Характерная идентичности множественность обстоятельно рассматривается в работах С. Хантингтона, по мнению которого, идентичность «есть самосознание индивида или группы. Она представляет собой продукт самоидентификации, понимания того, что вы или я обладаем особыми качествами как существо, отличающими меня от вас и нас от них… Пока люди взаимодействуют со своим окружением, у них нет иного выбора, кроме как определять себя через отношения к другим и отождествлять обнаруженные сходства и различия… Идентичность важна потому, что определяет поведение человека».

Особого внимания заслуживают идеи И. Нойманна, который выделяет четыре подхода к изучению идентичности, актуальных для международных отношений: этнографический, психологический, подход континентальной философии и так называемый восточный экскурс.

К существенным научным преимуществам основополагающих идей названных авторов, диссертант относит то, что они отказываются от одностороннего понимания структуры идентичности и интерпретируют ее как состоящую из многих компонент, как многоуровневую и изменчивую систему. Во-вторых, каждая из этих концепций особо подчеркивает то, что одним из доминирующих факторов в формировании и развитии личности является идентичность.

В числе исследований по данной проблеме обозначены философские, социологические и психологические работы по теории идентичности, в которых идентичность рассматривается как состояние, достигаемое в результате самоотождествления, и идентификация как процесс достижения этого состояния. Уровень обобщения, достигнутый в упомянутых концепциях, помогает выработать определенную методологическую базу исследования. Вместе с тем, следует подчеркнуть, что западные концепции невозможно адекватно приложить к условиям отечественной действительности, поскольку они не учитывают особенности российской ментальности. В результате анализа подходов к исследованию идентичности в западной науке делается вывод о том, что они не противоречат, а дополняют друг друга, выделяя в качестве предмета исследования разные стороны идентичности.

Представляется, что концепция идентичности все чаще подвергается пересмотру в современной науке, одновременно становясь все более значимой для анализа процессов, происходящих как в развитых, так и в трансформирующихся обществах. Процессы глобализации, фрагментации социокультурного и политического пространства ведут к росту неопределенности в ходе приспособления индивидов и различных групп к меняющейся действительности.

В параграфе отмечается, что в современной России понятие «идентичность» стало одним из центральных для осмысления текущих реалий. В различных контекстах оно широко используется и в психологии, и в социологии, и в философии, и в этнологии, и в политологии, и в геополитике.

В дискуссию об идентичности вовлечены представители практически всех гуманитарных наук. Общее количество публикаций по данной тематике с трудом поддается количественной оценке. Очевидно, что это одна из наиболее актуальных и острых тем отечественной науки. Очевидно также, что строгие критерии отбора литературы едва ли могут гарантировать всесторонность, полноту охвата и объективность рассмотрения столь дискуссионной темы.

Особенно популярной стала тематика идентичности в отечественной мысли в связи с анализом этнической идентичности и кризиса идентичности в современных переходных условиях. Так, по мнению Л.М. Дробижевой, центром внимания социологического подхода к анализу идентичности является «...соотнесение личности с группой, представления о группе, социальные механизмы самоопределения индивидов в многообразных группах... Каждая из них включает в себя индивидуальную и коллективную идентичности разного масштаба и содержания».

В.А. Тишков признает понятие идентичности основным в феномене этничности и рассматривает ее как операцию социального конструирования «воображаемых общностей», основанных на вере, что они связаны естественными и природными связями.

Анализируя многочисленные проблемы современной российской идентичности, В.А. Ядов разграничивает понятия идентичности как определенного состояния и идентификации как процесса, который ведет к данному состоянию; социальная идентификация является обозначением «групповых идентификаций личности, то есть самоопределения индивидов в социально-групповом пространстве относительно многообразных общностей как "своих" и "не своих"».

В рамках рассматриваемой темы интерес представляют труды М.В. Заковоротной, в которых предлагается анализ проблемы идентичности в современном обществе и культуре; исследуется связь идентификации и процессов жизнедеятельности; рассматриваются изменения понимания идентичности в различные исторические эпохи, а также дается анализ концепций индивидуальной и коллективной идентичности.

В этнической конфликтологии (В.А Авксентьев) проблеме идентичности в самых различных ее модификациях уделено существенное внимание. Философия планетарного самосознания, разрабатывая теорию личностной и цивилизационной идентичности, рассматривает современный мир в качестве ансамбля локальных цивилизаций, способного создать на основе своего многообразия единую историческую перспективу для всей планеты (В.И. Каширин).

А.Г. Дугин в своей работе «Философии политики» вводит понятие «коллективной идентификации», являющееся важнейшей и неотъемлемой частью «политического»: «Коллективная идентификация представляет собой основанное на традиции и воле утверждение единства общественного организма с рядом присущих только ему характерных черт».

Монография А.В. Кузнецовой и Е.А. Кублицкой «Гражданский патриотизм – основа формирования новой российской идентичности» посвящена изучению кризиса государственной макроидентичности в условиях трансформационных процессов на постсоветском пространстве. Используя результаты массовых социологических опросов в различных регионах Российской Федерации (2003-2005 гг.), авторы излагают принципиальную позицию по вопросам становления новой российской идентичности.

загрузка...