Delist.ru

Социально-экологические проблемы хозяйственного освоения (15.06.2007)

Автор: Савчук Наталья Васильевна

Экологическое состояние Ангаро-Енисейского региона находилось в прямой зависимости от направленности индустриального развития. мощное антропогенное воздействие на природную среду оказывали химические комбинаты (Ангарский, Усольский, Ачинский), металлургические заводы (Иркутский, Братский, Красноярский, Саянский), гидролизные предприятия (Тулунский, Бирюсинский, Зиминский, Абаканский), предприятия топливно-энергетического комплекса (КАТЭК, ТЭЦ), горнодобывающие комбинаты (Коршуновский, Сорский, Туваасбест, Тувакобальт) и др. Такие стадии производственного процесса, как добыча, транспортировка, обогащение и переработка полезных ископаемых, складирование отходов, сопровождались изменениями природной среды, приводили к загрязнению почвы, водоемов, атмосферы. монопольная роль отраслевых министерств и ведомственная разобщенность предприятий не позволяли руководствоваться единой стратегией освоения ресурсов с целью рационализации природопользования. безвозвратные потери сырья не сказывались на их экономических показателях.

работа по экономии и использованию отходов производства в 1980-е гг. осуществлялась в рамках программ: "Вторичное сырье", "Экономия–90", "Интенсификация–90". Так, на предприятиях Красноярского края за 1986–1989 гг. было внедрено около 2 тыс. новых технологий, в том числе 587 малоотходных, ресурсосберегающих и безотходных. Но эти меры позволили вовлечь в переработку только пятую часть отходов. Решение проблемы видели в установлении контроля, персональной ответственности на основе введения лицевых счетов экономии. При этом вопросы формирования экономических стимулов к ресурсосбережению не рассматривались как приоритетные.

Большинство предприятий региона являлись мощными загрязнителями атмосферного воздуха. природоохранным законодательством разрешалась эксплуатация предприятий при наличии очистных сооружений. Но на этапе проектирования не были учтены масштабы производственных объектов. В результате деятельности предприятий Иркутско-Черемховского промышленного района образовалось пятно хронического загрязнения, уступающее по масштабам лишь объединенным Кемеровско-Новосибирскому и Екатеринбургско-Челябинскому районам. К 1991 г. наиболее эффективной была работа очистных установок на предприятиях Министерства металлургии (98,2%), а полная утилизация вредных веществ достигнута на Саянском алюминиевом, Красноярском цементном заводах, Ачинском глиноземном комбинате.

Мощному антропогенному воздействию подверглись реки региона. По уровню нагрузки бассейн Ангары превосходил все другие сибирские реки, а по России уступал только волжскому бассейну. несовершенство технологии очистки стоков и перегруженность очистных сооружений характеризовали деятельность большинства предприятий. Важным показателем экологичности производств являлось внедрение систем водооборота. К 1991 г. был введен полный водооборот на Сорском молибденовом комбинате. на Ачинском НПЗ и глиноземном комбинате водооборот составил, соответственно, 91% и 78%. В Иркутской области в системах оборотного водоснабжения было задействовано 62,7% стоков. По РСФСР этот показатель был равен 68%.

Природоохранные мероприятия включали создание водоохранных зон, очистку водоемов от древесины, установление контроля за количеством стоков, строительство локальных очистных сооружений. Но комплексных мер в отношении рек региона не проводилось. Опыт реализации во второй половине 1980-х гг. Енисейским бассейновым управлением схемы комплексного использования водных ресурсов, нормирования выбросов и автоматизированного контроля эффективности водоохранных мероприятий показал возможность создания системы управления качеством природных вод.

таким образом, в основе недостатков природопользования лежали политические, организационно-экономические и научно-технические причины.

Четвертая глава "Природоохранная деятельность в Ангаро-Енисейском регионе" состоит из двух параграфов. В первом параграфе "Региональные природоохранные структуры" рассмотрена деятельность местных органов власти, природоохранных структур и трудовых коллективов в осуществлении экологической политики.

происходило формирование и совершенствование деятельности региональных природоохранных структур, функционирующих в рамках союзной модели управления природопользованием. Политико-организационная работа осуществлялась партийными органами. контролирующую функцию выполняли санитарно-эпидемиологические станции, управления гидрометеослужбы и др. координирующая роль принадлежала местным Советам, в структуре которых с 1960 г. создавались постоянные депутатские комиссии по охране окружающей среды. в 1980-е гг. действовали отделы по охране природы и рациональному использованию природных ресурсов, управления государственной вневедомственной экспертизы. с созданием Государственного комитета по охране природы СССР (1988 г.) была организована деятельность региональных комитетов. каждое министерство имело собственные службы контроля на предприятиях. Сформировалась система соподчинённых по вертикали природоохранных органов, выполняющих разнообразные функции. Но добиться четкой координации их действий не удалось.

Законодательством были определены права и обязанности местных органов власти и специализированных природоохранных структур. но в практической деятельности они сталкивались с препятствиями экономического и юридического характера, что было обусловлено существующей системой административно-командного управления, незаинтересованной в образовании полновластных региональных органов управления. Поэтому работа сводилась к контролю за выполнением правительственных постановлений и инспекционной деятельности. Финансирование министерствами социальной сферы ставило их в зависимость от ведомственной политики. Решения местной администрации обычно имели рекомендательный характер.

В СССР финансирование природоохранных мер имело тенденцию к возрастанию. Но их объем в 1980-е гг. не превышал 2% общего количества инвестиций в хозяйство страны, а разница в экологической эффективности этих вложений в сравнении с развитыми странами оценивалась в 5 раз. В Красноярском крае финансирование увеличивалось в каждом пятилетии в 3 раза, но в 1980-е гг. рост замедлился. в Тувинской АССР при стабильном возрастании капвложений их объем был значительно меньше, чем в других субъектах АЕР. в Иркутской области наблюдалось постоянное увеличение затрат на природоохранные мероприятия, в том числе на охрану воздушного бассейна более, чем в 2 раза. Но в целом их величина не отражала реального ущерба, наносимого природной среде. Более того, выделяемые средства использовались не полностью.

В комплексе природоохранных мероприятий применялись приостановка деятельности предприятий при нарушении норм выбросов вредных веществ, обращение к министерствам по вопросам природопользования, проведение проверок работы очистных сооружений, привлечение к персональной ответственности руководителей предприятий, наложение штрафов и др. Выявленные недостатки обсуждались на заседаниях облисполкомов, депутатских комиссиях, региональных советах общества охраны природы. Но исполнение природоохранных рекомендаций по значимости не приравнивалось к выполнению производственных заданий и поэтому не давало необходимых результатов.

Анализ результатов деятельности природоохранных структур показал, что применяемые меры давали временный эффект. не обладая необходимыми экономическими и юридическими полномочиями для предотвращения и устранения широкомасштабных экологических последствий хозяйственной деятельности, они концентрировали внимание на решении текущих проблем. отсутствовала информационная база об уровне загрязнения окружающей среды для комплексного анализа и прогнозирования изменений и выработки эффективных мер. вопросы формирования экономических стимулов к рациональному природопользованию не рассматривались как приоритетные. Уровень деятельности природоохранных структур не соответствовал той антропогенной нагрузке, которую испытывал регион в ходе индустриального развития.

к концу 1980-х гг. под влиянием социально-политических изменений в стране наметились новые тенденции в природоохранной деятельности: провозглашена приоритетной задача создания экологически безопасной среды, приняты меры по объединению усилий всех природоохранных структур независимо от ведомственной принадлежности, организована работа отделов независимой экологической экспертизы, экофондов; создан Центр по учету природных ресурсов и введению кадастров и др. региональные природоохранные структуры участвовали в совершенствовании методики расчета ущерба, нормативов за пользование природными ресурсами, в отработке механизма изъятия платежей в экофонд и направления их для ликвидации выявленных экологических нарушений.

Тем самым была заложена основа для переход от административных к преимущественно экономическим методам управления природопользованием на региональном уровне. Первый опыт разработки экологических программ в рамках комплексных программ социально-экономического развития субъектов региона свидетельствовал о новом этапе в формировании региональной экологической политики.

во втором параграфе "общественные организации и формирование экологического мировоззрения населения" рассмотрены факторы, влияющие на уровень общественной активности, изменение организационных форм и методов привлечения населения к природоохранной деятельности.

автор отмечает, что становление экологического мировоззрения происходило под влиянием объективных факторов, связанных с хозяйственным освоением региона, которые воздействовали на психологию человека, вырабатывая оценочный подход, систему взглядов, структуру поведения. Мировоззренческие стандарты индустриальной эпохи сформировали антропоцентристский тип экологического сознания. Природа воспринималась как объект одностороннего воздействия человека. прагматическое отношение к природе пронизывало все сферы общественной деятельности и было направлено на удовлетворение все возрастающих потребностей человека. Это свидетельствовало, что экокризис является не только результатом технического воздействия, но и кризисом сознания.

В 1950-е гг. привлечение населения к решению природоохранных проблем осуществлялось через участие во Всесоюзном обществе охраны природы (ВООП). Особенностью управления являлось то, что первоначально его возглавляли известные ученые. С 1970-х гг. стала преобладать другая тенденция: руководителями избирались инженерно-технические работники, а общее руководство осуществляли работники советских органов власти. Общественная организация оказалась под контролем государственных структур управления и могла действовать в жестко определенных рамках, что лишало ее возможности проявлять инициативу. несмотря на разностороннюю работу, уровень активности населения оставался низким. По мнению автора, причины заключались в формальном подходе к решению острых экологических проблем, в отсутствии принципиальной оценки сложившейся экоситуации со стороны руководителей общества. Руководящие структуры ВООП не добились того уровня взаимодействия с общественностью и населением, который бы позволил в полной мере использовать их потенциал в решении экологических проблем.

знания о состоянии природной среды население получало в основном из средств массовой информации, которые в силу идеологической зависимости были не объективны и не могли в полной мере способствовать экологическому воспитанию населения. пропаганда была нацелена на показ достижений и формирование представлений о разрешимости экопроблем в условиях социализма. Тем самым человек отторгался от активного участия в их устранении. Но были и примеры проявления активной гражданской позиции: протест по вопросу переброски вод сибирских рек в южные районы страны, строительства Байкальского ЦБК и др. Неформальное движение, действующее параллельно организациям ВООП, заложило традиции массового экодвижения второй половины 1980-х гг.

Смена мировоззренческих ценностей в эволюционном режиме происходила постоянно, но крайне медленно. в условиях социально-политических перемен второй половины 1980-х гг. началось их изменение, как по масштабу, так и по содержанию. этому способствовала политика гласности, информирование населения о состоянии природной среды, проведение митингов, "круглых столов" и др. ценностные ориентиры экодвижения не сводились лишь к охране природы. В центре внимания была идея создания безопасной среды как важного условия жизнедеятельности человека.

формирующиеся региональные экоорганизации различались по численности, направлениям деятельности, организационным принципам (объединения, клубы, кооперативы, союзы, ассоциации, комитеты). Их можно классифицировать как социально-экологические, эколого-мировоззренческие, эколого-творческие. К наиболее известным относились: Байкальская экологическая волна, Социально-экологический союз, Экология и человек (Норильск), кооператив Прогноз (Красноярск), Комитеты спасения Ангары и Енисея и др. на этапе становления экообъединений их характеризовала разрозненность действий, разногласия по вопросам выбора направлений деятельности, митинговость. Многие организации так и не включились в конструктивную работу по оздоровлению окружающей среды. Если в экообъединениях прикладной направленности преобладали более квалифицированные кадры, то в политизированных объединениях значительная часть членов оказалась мало подготовленной к природоохранной деятельности.

экоцентрический подход, то есть ориентированность на экологическую целесообразность во взаимодействии с природой, готовность быть активными участниками экологического движения, хотя и нашел отражение в деятельности сибиряков, но имел неустойчивую тенденцию к развитию. Это подтверждается опросами общественного мнения, в том числе в Байкальске, Братске и др. обеспокоенность носила скорее эмоциональный характер и не являлась побудительным мотивом к деятельности. выход из экологического кризиса большинством виделся во внедрении безопасных технологий (52%). низкий уровень экологических знаний не позволял четко представлять последствия экологического кризиса и адекватно реагировать на сложившуюся ситуацию. становилось очевидным, что превращение экологического движения в эффективную общественную силу возможно при определенном уровне экологической культуры, распространении научных экологических знаний среди различных социально-возрастных категорий населения.

Пятая глава "Жизнедеятельность населения региона в условиях урбанизированной среды" состоит из трех параграфов. В первом "Практика проектирования и строительства городов" рассмотрены вопросы создания индустриальных центров в районах нового освоения, учета природно-климатических особенностей, качества городской застройки, а также деятельность местных органов власти в решении вопросов создания экологически приемлемых условий жизни населения.

Особенностью процесса урбанизации в АЕР являлось то, что более 80% населения сосредотачивалось на 29% ее площади. мощный импульс для развития получили старейшие города: Иркутск, Красноярск, Черемхово, Ачинск, Абакан. Новые города формировались как центры ресурсно-кадрового потенциала для обслуживания возводимых промышленных объектов. Численность городского населения в Красноярском крае возросла с 39 до 73%, в Иркутской области – с 45 до 80,4%, а в Тувинской АССР до 47%, в то время как по РСФСР этот показатель в 1991 г. составлял 71%.

местные органы власти осуществляли контроль за качеством проектов застройки городов: проводились архитектурные советы с участием санитарных врачей; утверждались схемы районных планировок с вариантами водоснабжения, канализации, благоустройства территории; выдавались заключения по отводу земельных участков под строительство жилых и производственных объектов и т.д. В результате контроля удалось предотвратить принятие многих неэффективных решений. Но уровень выполнения рекомендаций составлял 50–80%.

Строительство городов осуществлялось в период, когда экологический фактор не только не определял пути их развития, но даже не выступал как ограничитель такого развития. В программе освоения региона приоритетной являлась производственная сфера в ущерб развитию социально-бытовой, природоохранной и рекреационной инфраструктуры. Проектирование городов осуществлялось в рамках концепции "социалистического расселения", то есть приближения жилых массивов к производственным объектам. недостатками проектов являлись необоснованный выбор направлений территориального развития жилых массивов, нерациональное размещение инженерных сетей, некомплексная застройка городов, не предусматривалось создание зеленых зон и др. В 1980-е гг. в условиях обострения экопроблем в генпланах стали учитываться такие вопросы как регулирование развития городской агломерации, совершенствование структуры городского хозяйства и др. Но для разработки программы средозащитных мероприятий проектировщики не обеспечивались достаточной информацией об экологической системе городов.

Невыполнение требования Министерства здравоохранения о создании санитарно-защитных зон (СЗЗ) вокруг предприятий в 1950–1960-е гг. привело к высокой концентраций промышленного производства внутри жилых массивов. Так, в Красноярске к 1975 г. оказалось расположено 118 предприятий, производящих 40% продукции края. В крае 35% предприятий не имело СЗЗ. В Иркутской области такая ситуация была на БрАЗе, БЛПК, БЦЗ. Для улучшения экообстановки проводилось перебазирование за пределы городской черты или ликвидация чрезвычайно вредных промышленных объектов. Но эти меры наталкивались на сопротивление министерств, и решение вопросов затягивалось на десятилетия. В конце 1980-х гг. появился первый опыт разработки программ развития городов с учетом социально-экологических особенностей, который показал необходимость смены мировоззренческих установок по вопросам их проектирования и строительства для улучшения качества жизни человека

Во втором параграфе "Социально-экологические аспекты качества городской среды" рассмотрены причины загрязнения атмосферного воздуха, ухудшения качества питьевой воды и деятельность местных органов власти по улучшению санитарно-гигиенических условий жизни населения.

В 1950–1960-е гг. загрязнение атмосферного воздуха городов было связано с широко распространенным печным отоплением и преобладанием малых котельных. лишь 15% предприятий имели золоулавители с эффективностью не более 30%. В последующие десятилетия экологическая обстановка обострилась из-за влияния мощных комплексных источников техногенного воздействия. На уровень загрязнения влияли особенности расположения городов. административные центры находились в долинах рек, для которых был характерен застой воздуха и скопление выбросов. новые индустриальные города были построены в местах с низкой рассеивающей способностью атмосферы. Среди них: Ангарск, Байкальск, Назарово, Шарыпово и др. экологическая обстановка в Норильске, Шелехово, Братске, Сорске осложнялась воздействием выбросов металлургических предприятий.

Местными органами власти принимались меры по газификации населенных пунктов, созданию централизованного теплоснабжения, переходу на использование высококачественного топлива. с середины 1970-х гг. в перспективных комплексных планах охраны природы предусматривались меры по стабилизации экообстановки: проводилось прогнозирование состояния окружающей среды, нормирование выбросов предприятий при неблагоприятных метеоусловиях. мониторинг состояния атмосферы городов показал нарастание экологической напряженности, хотя учет выбросов осуществлялся только по 13 показателям из обширного перечня загрязняющих веществ. Отсутствие полной информации являлось одной из причин низкой эффективности принимаемых мер. К 1990-м гг., по данным общегосударственной службы наблюдения и контроля за состоянием атмосферного воздуха, подавляющее число промышленных центров региона относилось к неблагополучным городам Российской Федерации. Первое и восьмое место в списке занимали Норильск и Ангарск.

Начало создания централизованной водо-канализационной системы было положено в 1950-е гг., но работы сдерживались из-за отсутствия генеральных планов, низкого уровня управления коммунальным хозяйством, неприемлемости предлагаемых технических решений для сибирских условий. Их строительство отставало от темпов промышленного развития, осуществлялось с задержкой от установленных сроков и без учета перспектив развития городов. Это приводило к перегрузке очистных сооружений и загрязнению водоемов. К 1991 г. централизованная сеть действовала во всех городах региона. удельный вес жилой площади, оборудованной водо-канализационными сетями, центральным отоплением и горячим водоснабжением в Красноярском крае был выше, чем в Иркутской области, Тувинской АССР и в целом в Восточной Сибири.

Актуальной оставалась проблема качества потребляемой населением воды, степени ее очистки и контроля водопользования. Если в 1950–1960-е гг. качество воды могло считаться удовлетворительным из-за малого времени воздействия отрицательных факторов индустриализации, то в последующие два десятилетия, несмотря на введение в эксплуатацию очистных сооружений, изменений в лучшую сторону не произошло. Так, Красноярск занимал первое место в РСФСР по мощности комплексов биохимической очистки стоков. но количество установок в регионе, работающих в соответствии с проектными нормами, не превышало 50%. по данным Госкомгидромета РСФСР (1989 г.) в первую сотню городов с низким уровнем качества воды вошло большинство городов региона, а в первую десятку – Ангарск, Красноярск, Братск. Сооружение водозаборов в потенциально опасных местах создало дефицит качественной питьевой воды, делало насущной проблему поиска новых источников водоснабжения населения.

Органами местного управления решались вопросы организации зон санитарной охраны водозаборов, финансирования строительства и расширения мощностей очистных сооружений на основе долевого участия предприятий. мониторинг качества питьевой воды к концу 1980-х гг. стал носить постоянный характер, но комплексных исследований по изучению возможных антропогенных катастроф не проводилось. материально-техническое и финансовое обеспечение природоохранных мер в ряде случаев позволяло лишь стабилизировать санитарно-гигиенические условия жизнедеятельности человека, но кардинально не решало проблему улучшения экологической безопасности городов. Местными органами власти были созданы лишь определенные элементы системы управления охраной городской среды. было признано, что экологический фактор является определяющим в дальнейшем развитии городов.

В третьем параграфе "Здоровье населения промышленных центров" проанализирована деятельность местных органов власти по развитию медицинского обслуживания и организации профилактических мероприятий, а также дан анализ социально-экологических факторов, влияющих на заболеваемость населения.

процесс становления и развития системы здравоохранения проходил сложно. в 1950–1960-е гг. медучреждения размещались в плохо приспособленных для лечебных целей помещениях. В последующие десятилетия их строительство осуществлялось, в том числе промышленными предприятиями. Но сохранялась перегруженность больниц в 2 раза, только 40% медучреждений располагались в типовых помещениях, специализированной помощью была охвачена одна треть населения. отставание в развитии системы здравоохранения от темпов промышленного освоения региона было характерно на протяжении всего исследуемого периода. Анализ статистических данных показал, более низкий уровень обеспечения населения Восточной Сибири в 1980–1989 гг. врачами в сравнении с показателями по РСФСР, Западно-Сибирскому и Дальневосточному районам. Причем в Красноярском крае и Иркутской области этот разрыв был меньшим в отличии от ситуации, сложившейся в Хакасской автономной области и Тувинской АССР. По обеспеченности больницами Красноярский край оказался на 30-м месте в СССР, а краевой центр на 24-м месте. тем самым темпы развития системы здравоохранения были недостаточны для интенсивно развивающегося региона.

к факторам, отрицательно влияющим на здоровье сибиряков, относились тяжелые производственные условия за счет скопления пыли, шума, воздействия вредных веществ и др. Так, 25% рабочих, занятых в производственной сфере Красноярского края в 1980-е гг., подвергалось их воздействию. Ангарским институтом гигиены труда и профзаболеваний разрабатывались методики предупреждения и лечения заболеваний, изучались производственные условия, давались рекомендации, проводились медосмотры и др. Но создать систему профпатологической службы в регионе не удалось. Отсутствовала информационная база данных об уровне профзаболеваний. обеспечение специалистами даже в краевом центре был недостаточным (40%). Стремление к комплексному подходу в решении вопросов нашло выражение в разработке и реализации программы "Пятилетка здоровья Норильского промышленного района на 1976–1980 гг." и в программах "Здоровье" др. субъектов региона. В них предусматривалось развитие медучреждений, оборудование комнат гигиены на предприятиях, организация диетического питания, устранение вредных производственных факторов. Но реализация программ проходила медленно из-за слабого финансирования.

Главным критерием, характеризующим здоровье населения, является уровень его заболеваемости. Всемирной организацией здравоохранения установлена зависимость здоровья человека на 20% от окружающей среды, на 12% от системы здравоохранения, на 20–30% от условий труда. На начальном этапе индустриального освоения региона заболеваемость была связана с адаптацией приезжего населения к новым природным условиям. Положение осложнялось слабо развитой социально-бытовой и медицинской инфраструктурой. В этот период преобладали желудочно-кишечные инфекции. В 1970–1980-е гг. Восточная Сибирь относилась к регионам страны с наиболее высоким показателем заболеваемости туберкулезом. причиной являлись вредные выбросы в атмосферу, которые в среднем в 1990 г., например, на одного красноярца составляли 920 кг, в то время как на одного россиянина – 190 кг.

воздействие на организм человека факторов, связанных с загрязнением окружающей среды, способствовало возникновению так называемых "болезней цивилизации": аллергических, онкологических, иммунологических и др. Наибольшая частота и тяжесть заболеваний отмечалась в крупных промышленных центрах. Статистические данные свидетельствуют, что в структуре заболеваний центральное место принадлежало болезням органов дыхания, системы кровообращения, злокачественным новообразованиям. смертность от злокачественных образований в этот период имела тенденцию к снижению, хотя ежегодный уровень заболеваемости возрастал. В Иркутской области за 1955–1987 гг. смертность от болезней органов пищеварения увеличилась на 19,7%, от новообразований – на 43,9%, а от инфекционных болезней сократилась на 19,2%. Уровень общей смертности был постоянно ниже среднереспубликанского, но разрыв между ними постепенно сократился с 20% в 1988 г. до 3% в 1995 г. Показатель онкозаболеваемости в Красноярском крае за 1960–1990 гг. увеличился с 14,0 до 21,3 на 10 тыс. чел. слабое техническое оснащение медучреждений затрудняло диагностику, профилактику и лечение заболеваний.

Данные о структуре и уровне заболеваемости населения региона свидетельствуют, что загрязнение окружающей среды урбанизированных территорий является одним из ведущих экологических факторов, определяющих здоровье, продолжительность и качество жизни населения.

Заключение содержит основные выводы.

анализ эволюции научного осмысления социально-экологических проблем в системе "человек–общество–природа" показал смену ряда принципиальных положений. от теорий, базирующихся на идеализации природы и проведении неограниченных преобразований в интересах общества, научная мысль развивалась в направлении к теориям установления контроля за процессом воздействия человека на природную среду и регулирования экосистем, к разработке методов научного предвидения последствий хозяйственной деятельности. Не отрицая важности совершенствования техники, ученые пришли к выводу, что главные усилия современного общества должны быть сосредоточены в гуманитарной сфере, где центральными являются вопросы смены мировоззренческих установок в выборе вариантов перестройки общества, изменения человеческих потребностей, определения максимально допустимой нагрузки на биосферу и согласования с ними жизнедеятельности человека.

загрузка...