Delist.ru

Макробий Феодосий и рецепция греческого знания в латинской интеллектуальной традиции поздней античности и раннего средневековья (15.06.2007)

Автор: Петрова Майя Станиславовна

ПЕТРОВА

Майя Станиславовна

МАКРОБИЙ ФЕОДОСИЙ

И РЕЦЕПЦИЯ ГРЕЧЕСКОГО ЗНАНИЯ

В ЛАТИНСКОЙ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ТРАДИЦИИ

ПОЗДНЕЙ АНТИЧНОСТИ

И РАННЕГО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ

Специальность 07.00.03 — «Всеобщая история»

(Поздняя Античность — Раннее Средневековье)

диссертация

на соискание ученой степени

доктора исторических наук

Работа выполнена в Центре «Интеллектуальной истории» Института всеобщей истории РАН

Официальные оппоненты:

доктор исторических наук В. П. Буданова

доктор исторических наук О. В. Сидорович

доктор филологических наук И. В. Дергачева

Ведущая организация — кафедра всемирной и отечественной истории МГИМО (У)

Защита состоится _________ 2007 г. в ___ часов на заседании Диссертационного совета Д 002.249.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора наук при Институте всеобщей истории РАН по адресу: 119334, Москва, Ленинский пр., 32а.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института всеобщей истории РАН

Автореферат разослан _______________2007 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

к.и.н. Н. Ф. Сокольская

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Среди латинских источников по истории и культуре Поздней Античности важное место занимает Комментарий на ‘Сон Сципиона’ Макробия (fl. V в.). Всестороннее изучение этого сочинения необходимо для уяснения процесса рецепции греческого знания в латинской интеллектуальной традиции Поздней Античности и далее, в Раннем Средневековье. Об актуальности настоящей работы говорит тот факт, что изучение античных и средневековых текстов, сопровождаемое научными переводами, было и остается одной из приоритетных задач как современной исторической науки в целом, так и ее основных составляющих — источниковедения, историографии, интеллектуальной истории. Однако авторам V в. транслирующим античную культуру (к числу которых относится Макробий) уделено недостаточное внимание. Это связано с тем, что антиковеды, как правило, занимаются классическим периодом развития научного знания и культуры. В свою очередь медиевисты уделяют недостаточно внимания авторам переходной эпохи от Античности к Средневековью ввиду того, что содержание их трудов сохраняет античную тематику.

Предметом настоящего исследования является процесс рецепции греческого знания в латинской интеллектуальной традиции (под которой подразумеваются доминирующие концепции или представления, свойственные ученым одной культуры и одной эпохи) Поздней Античности и Раннего Средневековья. В качестве объекта изучения избраны разделы Макробиева Комментария на ‘Сон Сципиона’, выступающие в роли самостоятельных трактатов — О душе, О мире, О добродетелях, О сновидениях, О мифах (главы 1 – 4, 8 – 14 и 17 из первой книги; 12 – 13 и 17 из второй книги). При этом Макробиев Комментарий рассматривается не только как источник для реконструкции существовавших позднеантичных представлений и анализа рецепции греческого знания в латинской традиции на рубеже эпох, но и как образец традиционного комментаторского дискурса.

Цель исследования заключалась в выявлении процесса рецепции греческого знания в латинской интеллектуальной традиции Поздней Античности и Раннего Средневековья на примере релевантных разделов Макробиева Комментария с их интерпретацией в контексте существовавшей латинской интеллектуальной традиции. Основные задачи работы таковы: определить источники Макробиева Комментария (как греческие, так и латинские); выявить специфику интеллектуальной традиции, к которой принадлежал Макробий; рассмотреть и проанализировать представления Макробия о мироздании и те теории греков, с которыми Макробий был знаком и которые были востребованы латинской культурой V в. н. э.; продемонстрировать на примере Макробиева Комментария особенности рецепции греческого знания в латинской интеллектуальной традиции Поздней Античности и Раннего Средневековья; показать непрерывность греко-римской интеллектуальной традиции; исследовать Макробия как систематизатора предшествующего греческого знания. В число задач также входила реконструкция биографии латинского автора, с дополнением и уточнением выводов предшествующих ученых, а также тщательная проверка эффективности предложенных методов проведения просопографического исследования (на примере Марциана Капеллы и Эйнхарда). В задачи исследования также входило выполнение полного, научного, подробно откомментированного перевода привлекаемых к работе разделов Макробиева текста; рассмотрение обширной историографии, ее характеристика; выполнение детального историографического обзора базовых исследований по Макробию и его сочинениям; собрание информации об основных манускриптах с текстом Комментария и имеющихся его изданий, начиная с 1500 г. вплоть до современных (2001–2003) г.

Хронологические рамки исследования определяются с учетом большого объема привлекаемых к работе текстов, как греческих, так и латинских, и охватывают период от IV в. н. э. вплоть до конца XII в. н. э.

Источники. Основными источниками исследования являются собственно тексты Макробия: его Комментарий на ‘Сон Сципиона’, а также Сатурналии и работа О глаголах; сопутствующими источниками — тексты греческих и латинских авторов, а также подписи, надписи, письма, грамоты и прочие документы, опубликованные в различных книжных сериях (Corpus Inscriptionum Latinarum; Corpus Christianorum [Series Latina]; Corpus medicorum Graecorum; Corpus Scriptorum Ecclesiasticorum Latinorum; Codex Theodosianus; Inscriptiones Graecae; Inscriptiones Latinae; Grammatici Latini; Monumenta Germaniae Historiсa; Patrologia Latina; Sources chretiennes; Stoicorum Veterum Fragmenta et cet.).

Методика работы состоит в изучении сочинений как самого Макробия, так и иных авторов (греческих и латинских), тексты которых Макробий мог читать; в сравнительном анализе существующих исследований по данной теме; в подборе и изучении обширного просопографического материала периода конца IV–VI веков (и далее, вплоть до сер. IX в.), имеющегося в различных источниках или накопленного исследователями за последние десятилетия; в применении электронных баз данных (ALB, BTL, CETEDOC, PL, TLG, TLL). Наряду с традиционными методами исследования текстов (такими как историко-филологический анализ, опирающийся на изучение рукописной традиции письменных памятников, их текстологическое и лингвистическое исследование) проводится всестороннее сопоставление и семантический анализ изучаемых текстов, их специфики и того исторического контекста, в котором они создавались. Поскольку использование и привлечение методик других дисциплин гуманитарного знания (таких как культурология, филология, философия) было необходимым для настоящего исследования, предложенная работа выполнена как междисциплинарная. В ней предпринята попытка синтезировать подходы всех необходимых частей: исторической, историко-философской, культурологической, филологической.

Научная новизна. Несмотря на имеющиеся в зарубежной и отечественной историографии работы, посвященные некоторым аспектам избранной для исследования темы, комплексное и глубокое исследование конкретных разделов Комментария с выполнением их научного перевода применительно к изучению процесса рецепции греческого знания в латинской интеллектуальной традиции Поздней Античности и Раннего Средневековья предпринято впервые. В диссертации (наряду с учетом достижений зарубежных и отечественных исследователей) предложены новые подходы к освещению поставленной темы при выявлении источников, привлечении текстов, служивших Макробию интеллектуальным фоном, сравнительно-сопоставительном терминологическом анализе. В научный оборот введены не только упомянутые разделы Комментария, но и большое количество сопутствующих источников, привлеченных к исследованию для подтверждения полученных выводов, которые имеют самостоятельную ценность (это подписи Аврелия Меммия Симмаха и Макробия Плотина Евстахия к первому изданию Комментария Макробия; надписи о заслугах Претекстата и Квинта Аврелия Симмаха, сделанные после их смерти близкими им людьми; стихотворное посвящение Авиеном «Басен» Феодосию; автобиографическое стихотворение Марциана Капеллы, переписка Сервата Лупа и Эйнхарда и др.).

Практическое и методологическое значение работы. Результаты работы могут представлять интерес для специалистов различных сфер гуманитарного знания — историков, культурологов, литературоведов, историков науки и историков философии. Разработанная методика проведения просопографических исследований, направленная на сопоставительный анализ сведений, извлекаемых из источников разных видов и жанров, может быть использована при проведении изысканий, посвященных воссозданию жизненного пути того или иного персонажа в тех случаях, когда прямые свидетельства отсутствуют. Разработанные методики по выявлению прямых, опосредованных источников, а также источников, служивших интеллектуальным фоном, могут быть использованы при проведении историко-филологических исследований на любую тему, относящуюся к периоду Античности и Средних веков. Методы и подходы, принятые в настоящем исследовании, могут быть полезными при проведении последующих исследований как в узком аспекте (при изучении текста или текстов конкретного автора), так и в широком (например, выявлении иных интеллектуальных традиций от Античности вплоть до Современности). Материал настоящего исследования может быть использован в сфере преподавания — при чтении общих и специальных курсов по истории, интеллектуальной истории, истории античной литературы, истории философии, истории науки и культуре переходного периода от Античности к Средневековью, а также при написании и составлении различных учебных пособий.

Структура работы была продиктована поставленными задачами. Она состоит из введения, пяти глав, самостоятельного раздела, включающего в себя полный научный перевод упомянутых разделов Комментария и примечаний к нему, заключения, трех приложений, списков общих и библиографических сокращений, библиографии, списка рисунков и схем. Порядок изложения организован по проблемному принципу. Во введение сформулированы задачи исследования. Первая глава посвящена собственно Комментарию Макробия, его особенностям, выявлению основных тем и описанию современного состояния науки по изучению Комментария. Вторая глава посвящена реконструкции биографии Макробия с привлечением методов просопографии и демонстрации их работоспособности. В третьей главе в ракурсе рецепции греческого знания в латинской интеллектуальной традиции Поздней Античности рассмотрены и реконструированы представления Макробия о мироздании и о душе; изучены и проанализированы греческие и латинские источники Макробия; показано, в какой степени греческое знание было усвоено в период Поздней Античности; разобраны те представления, которые легли в основу Макробиевых классификаций о мифах и сказаниях, сновидениях и добродетелях. Четвертая глава посвящена демонстрации непрерывности греко-римской интеллектуальной традиции вплоть до XII века (на примере сновидений). В пятой главе показано, в какой степени Комментарий Макробия был востребован авторами Средних веков. Специальный раздел диссертации включает в себя полный научный перевод Комментария на ‘Сон Сципиона’ (Кн. I: гл. 1 – 4; 8 – 12 и 17. Кн. II: гл. 12 – 13 и 17), примечания, схемы и рисунки, разъясняющие текст Макробия. В заключении подводятся итоги исследования. В приложении, помимо сопутствующей информации справочного характера, относящейся к Макробиеву Комментарию, даны примеры выполнения реконструированных биографий Марциана Капеллы и Эйнхарда с использованием методов просопографии. В Библиографии приводится перечень источников (300 наименований) и литературы (260 наименований), использованных в настоящем исследовании.

Результаты исследования прошли апробацию на заседаниях Центра Интеллектуальной истории ИВИ РАН в июне 2000 г., в декабре 2005 г., в апреле 2007 г. Отдельные положения работы (в частности, полученные выводы при анализе текста Гиерокла применительно к интерпретации Макробиевых представлений) были доложены на конференции «Преемственность и разрывы в интеллектуальной истории» (Москва, 2000). Результаты исследования латинских (и частично греческих) источников Макробия были обсуждены на Международном конгрессе по Средним векам (Великобритания, 1998). Результаты просопографических исследований послужили основой для спецкурса «Специальные исторические дисциплины: просопография (на примере авторов Поздней Античности: Макробий Феодосий и Марциан Капелла)», читаемого в 2005–2007 гг. в Российском государственном гуманитарном университете (РГГУ). Краткое содержание произведений Макробия, его основные теории были рассмотрены и обсуждены со студентами РГГУ в рамках семинарских занятий по спецкурсу «Культура эпохи Каролингов: интеллектуальные традиции и новации». Вопросы, связанные с Макробием и рецепцией позднеантичного знания в Средние века, были рассмотрены и обсуждены на семинарских занятиях по курсу «Всеобщая история: Средние века» в РГГУ (а также изложены в форме лекции студентам Государственного университета гуманитарных наук (ГУГН) в рамках курса «Всеобщая история от Раннего Средневековья до начала XX века [часть I: Средние века]»).

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во Введении ставятся задачи исследования, обосновывается научная актуальность его проблематики, описываются подходы и методы исследования, указываются хронологические рамки, характеризуется структура работы.

Глава I. «Макробиев Комментарий на ‘Сон Сципиона’ и его изучение» посвящена рассмотрению собственно Комментария, рукописной и издательской традициям сочинений Макробия, а также современному состоянию изучения Макробиева Комментария и других его произведений.

В разделе I. 1. «Особенности Комментария и его основные темы» анализируется исследуемое произведение Макробия. В параграфе I. 1. 1. «Предмет, жанр и метод комментирования» приводятся общие сведения о Комментарии Макробия. В частности, отмечено намерение латинского автора разъяснить заключительный отрывок из трактата Цицерона О государстве, озаглавленного Сон Сципиона; указывается на жанр произведения с одноименным названием «комментарий». Обозначается избранный Макробием метод составления Комментария (аналогичный методу других поздних комментаторов — Прокла, Калкидия, Кассиодора и др.), который сводится к помещению Макробием цитаты из текста Цицерона в начало главы, посвященной ее толкованию. Отмечается, что несмотря на то, что без разъяснения осталась четверть текста Цицерона (б?льшей частью введение), само произведение Макробия в 16-17 раз длиннее первоисточника. Показано, что Макробиев текст представляет собой свод греческого знания, популярно изложенный для латинского читателя, что отвечало собственному мироощущению Макробия, сформированному общепринятыми, характерными для его времени и окружения, представлениями и чтением латинских авторов. Проанализирована манера письма Макробия, для которого (как и для всех комментаторов Поздней Античности) характерно желание создать впечатление работы с первоисточниками. Отмечена особенность Комментария, проявляющаяся в характерном для IV–V веков взаимопроникновении греческой и латинской культур. В параграфе I. 1. 2. «Краткое содержание Комментария» изложено содержание произведения, состоящего из двух частей, в первой из которых 22 главы, во второй — 17. Отмечено, что Макробий начинает свое изложение с так называемого введения, охватывающего первые четыре главы. В нем он рассуждает о различии и сходстве между целями трактатов об устроении государства Платона и Цицерона, обосновывая причину включения этими авторами сновидений и мифов в свои работы (I, 1). Затем он говорит о допустимости использования вымысла в философских сочинениях (I, 2), приводит классификацию снов (I, 3) и указывает цель собственного произведения — истолковать сочинение Цицерона (I, 4). Далее Макробий приступает непосредственно к комментированию, начиная с описания свойств и достоинств чисел пифагорейской десятки (I, 5 – I, 7). Он приводит классификацию добродетелей (I, 8), говорит о праведном образе жизни правителей государства и об индивидуальной душе (I, 9 – I, 10), границах преисподней (I, 11), стадиях нисхождения души от ее небесного источника до воплощения в тело человека (I, 12), недопущении самоубийства (I, 13), наделении человека умом и ощущениями (I, 14). Макробий пишет о движении небесной сферы и планет (I, 15 – I, 19), о диаметре солнца и небесных сфер (I, 20); дает описание самого первого метода разбивки Зодиака на созвездия (I, 21), доказывает, что земля находится в центре вселенной (I, 22). На этом заканчивается первая книга Комментария. Вторая книга начинается с изложения численных отношений музыкальных созвучий и планетарных сфер, их связи с мировой душой (II, 1 – II, 3). Затем Макробий говорит о гармонии небесных сфер (II, 4) и географии (II, 5 – II, 9) — в частности, он пишет о размещении населенных людьми четырех поясах земли, о расположении океанов, о причинах приливов и длительности мирового года (II, 10 – 11), о том, что душа человека чужда смертности (II, 12); об учении Платона относительно бессмертия души (II, 13), об опровержении взглядов Аристотеля о том, что душа не может быть самодвижимой (II, 15 – 16), и в заключение о разделении философии на нравственную, естественную и рациональную части (II, 17). В параграфе I. 1. 3. «Стиль и язык Комментария», с одной стороны, обращено внимание на четкость и ясность стиля латинского автора; аккуратное и не частое использование им греческих слов с объяснением их смысла, включение прямых цитат из сочинений Платона. С другой стороны, показано, что «четкость» и «ясность» стиля не присутствует в передаче самих греческих учений. Отмечены характерные черты Макробиевого стиля, проявляющиеся в употреблении множества вводных слов и выражений (как например: ut diximus, similis, par et cet.); включении частиц и союзов (enim, ergo, nam, vero, ideo et cet.) и в синтаксисе, почти не имеющем отклонений от языка классического периода. Показано, что, с одной стороны, Макробиева лексика зависит от Цицерона (поскольку Макробий использует введенные Цицероном неологизмы для передачи греческих философских понятий, редко встречающихся в латинском языке до постклассического периода); с другой стороны, наряду с лексическими заимствованиями у Цицерона в Комментарии содержится большое количество терминов, находимых только у поздних авторов (V в.), например, “circumspectum” (закругление или изгиб [орбиты]), “competentia” (соединение [небесных светил], “globositas” (округлость, шарообразность), “incorporalitas” (бестелесность), “omnipotentia” (всемогущество), “profunditas” (глубина [философского учения]) и др.

В параграфе I. 1. 4. «Основные темы Комментария» выявлена натурфилософская составляющая Макробиева текста (наиболее ярко выраженная в главах 9 – 14 и 17 из первой книги Комментария, а также в 12 – 13 и 17 из второй книги); отмечено, что относительно вселенной возможно делать лишь опосредованные выводы, реконструируя Макробиевы теории на основе рассредоточенных по всему произведению упоминаний, положений и утверждений. В пункте I. 1. 4. (1). «О мироздании» дана реконструкция Макробиевого учения о структуре мира, основные положения которого заключаются в следующем. Во главе всего у Макробия стоит бог (I, 14, 5). Он создает ум, который сохраняет полное подобие своему создателю и творит (мировую) душу (I, 14, 6). У души имеются две составляющие: одна (высшая) относится к божественному, другая (низшая) — к бренному. Вверх от души простирается природа, непричастная телам, то есть ум (I, 14, 8), а вниз от души — телесная природа. Душа производит тела неба, звезд, светил и планет и наделяет их божественным умом (I, 14, 8), то есть создает «цельное тело вселенной» (I, 17, 5). Космос состоит из девяти сфер. Самая верхняя сфера — небесная (Апланес) — вращается, хотя кажется неподвижной. Она объемлет все остальные сферы: Сатурна, Юпитера, Марса, Солнца, Венеры, Меркурия, Луны (I, 17, 1-3), которые тоже вращаются (I, 14, 26), но в противоположном по отношению к небесной сфере направлении (с запада на восток). Движение неба никогда не прекращается, как никогда не останавливается мировая душа, которая его создала и привела в движение (I, 17, 8-10). Мировая душа является источником всех остальных душ космоса (I, 6, 20). Эти души впоследствии вселяются в земные тела, одушевляют их и дают им жизнь. Смертные тела, созданные мировой душой, делятся на три рода: тела людей, животных и растений. Все земные тела так или иначе причастны душе, которая является их жизненной силой. В пункте I. 1. 4. (2). «Об индивидуальной (или отдельной) душе» реконструирована теория Макробия о человеческой душе, являющейся составной частью учения о мироздании. Ее основные положения таковы. Души, обитая на неподвижной сфере звезд, именуемой Апланес, изначально знают о своем божественном происхождении (I, 9, 10). Как только отдельную душу охватывает желание телесного, она ниспадает вниз, вселяясь в смертное тело. Спускаясь из своего звездного жилища на землю, она последовательно проходит через планетарные сферы, вбирая на них качества, которые проявятся у нее тогда, когда она уже будет облечена в тело (I, 12, 13-14). Всякий раз, когда душа пересекает каждую последующую небесную сферу, она испытывает своего рода смерть. Вселяясь в тело, душа свыкается с его привычками и может забыть о своем небесном источнике. Те души, которые не утратили знания о своем божественном происхождении и не испортились загрязнениями телесного мира, после смерти земного тела возвращаются обратно в свои небесные обители. Те же души, которые настолько свыклись с телом, что забыли о своем божественном происхождении, не способны вернуться назад на небо и не находят себе места до тех пор, пока не вселятся в другие тела — не обязательно человеческие, но, возможно, и звериные, избрав тот род живых существ, который наиболее соответствовал прежним, усвоенным еще в теле, привычкам и наклонностям (I, 9, 5). Именно бренное тело является темницей для души, из которой та вырывается, когда тело умирает (I, 11, 1-3). Таким образом, попадая в тело, душа умирает (I, 12, 16) и, напротив, смерть тела — это начало подлинной жизни души.

загрузка...