Delist.ru

Мифоязыческая картина мира этноса (на примере чувашской мифологии и язычества) (15.06.2007)

Автор: Матвеев Геннадий Матвеевич

В мифоязыческой картине мира, в отличие от мифологической, религиозные мотивы являются доминирующими. Мифологические герои становились богами, добрыми или злыми духами. Развитая система культов – характерная черта мировосприятия и образа жизни предков. С глубокой древности сохранились у них языческие верования, связанные с определенным культом. Вера в злых и добрых духов неба, земли, подземного мира, почитание огня, воды, растений, животных и других предметов и явлений природы – это характерная черта мифоязыческих представлений чувашей.

Предки чувашского народа испытывали влияние мифов и культурно-религиозных образований других этносов, поэтому его мифоязыческие представления – явление синкретическое. Известными чувашскими учеными А.А.Трофимовым и В.П.Станьялом высказаны интересные мысли о том, что основы чувашских религиозно-мифологических представлений сложились несколько тысячелетий до новой эры в странах Ближнего Востока и Средней Азии. Видимо, когда-то наши предки проживали рядом с народами этих регионов или имели общие корни. В картине мира предков чувашей отразились связи с историей древних культур народов Среднего Поволжья и Приуралья, с народами Кавказа. Месарош отмечает, что одной из особенностей чувашской языческой веры является влияние ислама.

Предпринятый анализ показал, что мифоязыческая картина мира чувашского народа представляла собой определенный духовный образ, сконцентрированное, универсальное сознание, единство традиций и обрядов. Мифоязыческая картина мира предков чувашей в философском плане представляла собой целостную, организованную систему представлений. Она содержала в себе основополагающие мировоззренческие идеи, включавшие протофилософские элементы: о единстве, взаимодействии духа и материи, божественной воле и человеческой деятельности; о строении Мироздания, иерархии его внутренних структур; об относительности положительного и отрицательного, условном понимании противоположностей; гармоничной связи идей и понятий о едином упорядоченном Мироздании с образом жизни людей; взаимозависимости бытия – пространства – времени и многоплановость Мироздания.

Второй параграф называется «Социальные функции традиций и обрядов». В работах Арутюнова С.А., Касавина И.Т., Маркаряна Э.С., Суханова И.В., Уледова А.К. и др. отмечается, что традиции и обряды – это систематизированный механизм трансляции последующим поколениям исторически сложившихся устойчивых, повторяющихся способов деятельности и отношений социальных групп или общества в целом. Система традиций чувашей как мера человеческого освоения природной и социальной среды представляла собой осмысление картины мира. Картина мира, как ценностная ориентация человеческого бытия, санкционировала те действия, которые служили целям упрочения и дальнейшего устойчивого развития социальной системы. Традиции удерживали образцы мысли и поведения предков, приобщали новое поколение к духовным и материальным ценностям, помогали в освоении жизненного пространства.

Наши предки в своей повседневной жизни не смогли бы осуществлять совместную деятельность, общение, не руководствуясь определенными установками. Социальная регуляция поведения людей обусловлена потребностями их жизнедеятельности. Традиции, праздники и общественное мнение выступали в качестве внешних регуляторов. Внутренние – это идеалы, цели, осознанный общественный долг, совесть и т. п. являются самыми главными качествами человека и выступали основой для соблюдения внешних регуляторов. Внешние и внутренние регуляторы связаны между собой и питают друг друга посредством духовных ценностей.

Главная функция традиций и обрядов – это регулирование образа жизни людей в рамках определенной картины мира. Система традиций любого народа – результат длительного исторического развития. Через эту систему каждый народ воспроизводит самого себя как этнос, сохраняет свою

духовную и материальную культуру. В прошлые времена соблюдение и хранение традиций считалось делом исключительно священным.

Безусловно, общество во все времена нуждалось в системе традиций и обрядов. Как социальный институт функционирования общества, они выполняли свои функции только при активной их поддержке общественностью. Нашим исследованием показано, что практически не было таких видов деятельности, которые не регулировались бы посредством разнообразных, различных по значимости и важности социальных норм. Наиболее полная и всесторонняя характеристика функционального существа традиции, на наш взгляд, принадлежит В.Д.Плахову. В системе картины мира языческое верование, традиции и обряды выполняли определенные социальные функции.

В результате исследования нами выделены следующие функции традиций и обрядов:

– Традиции и обряды в своей совокупности образуют специфический механизм ценностно-нормативной ориентации и управления поведением людей. Такая система представляет собой совокупность идей, взглядов, принципов, ценностей и норм, которые активно воздействуют на формирование и практическую реализацию всех качеств человека, на его образ мыслей и характер поведения. Опираясь на прошлую память людей, традиции и нормы-правила передавались из поколения в поколение.

– Традиции, обряды, языческие верования обеспечивали устойчивость изменяющихся и развивающихся отношений в образе жизни людей, ибо без устойчивости немыслимо существование самого этноса. Обеспечивая устойчивость, традиции стабилизировали жизнь, служили непременным условием общественного бытия. Это качество традиций сыграло большую роль не только в истории чувашского, но и других народов России.

– Традиции выполняли функцию фиксации общественных отношений. С точки зрения времени они фиксировали настоящее и прошлое общественного развития. На каждом новом историческом этапе общественные отношения не только изменялись, обновлялись, но и сохранялись, репродуктировались. Происходило своеобразное воспроизводство прошлых общественных отношений в настоящих и будущих образах жизни предков.

– Упорядочивающая или системообразующая функция традиций регулировала образ жизни наших предков, сохраняя его устойчивость. Эта функция сопротивлялась и отвергала хаотические, случайные общественные процессы.

– Сохранительная функция традиций. Обычаи представляют собой правила, которые люди находят готовыми в обществе и которые побуждают, регулируют их поведение. Наши предки, подчиняясь традициям, под руководством авторитетного лица сохраняли и оберегали свой уклад жизни от распада и хаоса и «связывали» жизнь людей в нечто целое и неразрушимое. Эта функция сыграла решающую роль в исторической судьбе чувашского народа, родственных и неродственных связей, сохранения чувашей в качестве этноса.

– Информационная функция традиций и обрядов являлась специфическим средством накопления, хранения и передачи социальной информации. Они обладают способностью аккумулировать социальный опыт людей. Если бы традиции не обладали способностью накапливать и сохранять опыт общественного развития, то люди каждый раз строили бы свои отношения заново.

– Традиции, обряды, языческое верование выполняли интеграционные функции. Соблюдая и следуя этим нормам-правилам и мифоязыческому верованию, наши предки объединялись в определенную общность. Они «связывали» наших предков в нечто целое, единое, которое мы называем этнос, чувашский народ.

З.Я.Рахматуллина в своей диссертации сформулировала и проанализировала сущность еще четырех новых функций традиций: 1. сигнификативная функция или функция смыслопологания; 2. парадигматическая функция, которая обеспечивает необходимую парадигму (образ, пример) для индивидуальных актов мышления и действий человека и национального поведения; 3. легитимизирующая, или узаконивающая, функция традиции; 4. функция этнической идентификации.

Из всех функций, выполняемых традициями, самая главная, на наш взгляд, – это функция воспитания человека. Учитывая её актуальность и значимость, нами анализируется эта функция традиций.

Таким образом, мифоязыческие верования, традиции и обряды ориентировали человека на осуществление таких видов деятельности, без которых наши предки не смогли бы жить и выжить. Они учили, как вести себя в тех или иных ситуациях, в коллективе своего рода, семье, подчиняясь нормам и правилам, оказывали влияние на образ жизни чувашского народа. В качестве социальных норм традиции опирались на авторитет старших и на жизненный опыт многих поколений. Их защищала сила общественного мнения, выступающего в качестве хранителя норм и правил жизнедеятельности человека и этноса в целом.

В третьем параграфе «Социально-психологическое аспекты регулирования жизнедеятельности этноса» отмечается, что мифоязыческая картина мира представляла собой не только социальный, но и психологический феномен, активно участвовала в регулировании поведения человека. Мифология и язычество, длительное время определявшие многие стороны духовной жизни чувашского народа, наложили существенный отпечаток на его мировосприятие, национальную психологию, определяемые понятием «космо–психо–логос» (термин Г.Д.Гачева), который характеризует этнический облик в целом.

В результате исследования поставленной проблемы мы пришли к выводу о том, что представления наших предков о мире и их проявления в реальной жизни осуществлялись на основе социально-психологических феноменов: деятельность, общение, мотивы, внушение, стереотипы и установки. Для обоснования места и роли вышеназванных социально-психологических явлений в мифоязыческой картине мира нами использованы теоретические положения, развитые в работах В.М.Бехтерева, Л.П.Буевой, Л.С.Выготского, Б.Ф.Ломова, А.Н.Леонтьева, Ж.Тарда, Б.Ф.Поршнева, Д.Узнадзе, А.К.Уледова и др.

Единство взаимосвязи мифоязыческой картины мира, традиций и обрядов осуществлялось в процессе общения между людьми и выражалось в регулировании человеческой деятельности. Деятельность людей выступает как исходный элемент живой социальной реальности. Она всегда происходит в процессе общения, которое является формой обнаружения и способа реализации мировоззренческих и социально-психологических отношений, выраженных в традициях и образе жизни человека. Социальное общение есть необходимое условие человеческого бытия, взаимосвязи людей, в процессе которой происходит взаимный обмен результатами деятельности, информацией, психическими состояниями. Выполнение разнообразных обрядовых действий происходит в общении людей, в ходе которого возникает общественное мнение.

Картина мира участвует в формировании социально-психологических установок, выражающих направленность состояния сознания субъекта в определенную сторону и на определенную активность. Мифоязыческая картина мира оказывала целенаправленное внушающее воздействие на формирование установок поведения человека, которое отвечало бы требованиям данной модели мира. Этим педагогическим приемом пользовались наши предки в воспитании своих детей. Картина мира предков чувашей, выражая определенное состояние сознания, служила для нее психологическим фоном, выполняла особую роль в механизме регулирования человеческого поведения, которое зависело от тех или и иных мотивов деятельности. В качестве мотивов активности в жизнедеятельности наших предков выступали их потребности, интересы, зависимость благополучия семьи от природных условий, поэтому они совершали те или иные обрядовые действия. Характер и содержание мотивов объяснялись не только традициями прошлых поколений. Неуверенность в настоящей и будущей жизни, признание культов Бога и божеств, предков и духов являлись также причиной разнообразных молений, как, например, обряд типа «чўк», «чўклеме» и т. п.

На характер деятельности наших предков оказывали влияние влечение и подражание. Известно, что человек на основе подражания осваивает систему традиционного поведения во всех сферах деятельности. Социальные нормы, духовные ценности, культурные архетипы и т. д., все это – результат подражания способов распространения традиций. Путем подражания человек перенимает общественные условности и обычаи, становится общественным существом в настоящем смысле этого слова.

В системе мифоязыческой картины мира внушения выполняли функции социально-психологических механизмов воспроизводства и трансляции традиций. Благодаря внушениям и верованиям, образ жизни наших предков регулировался сетью традиций, мнений и обычаев, которые делали их всегда немного похожими друг на друга. Самый независимый ум не помышлял уклониться от них. Жрец, уважаемый старик-руководитель ритуала или знахарь владели искусством внушения во время проведения ими тех или иных обрядов и пользовались доверием и уважением. Традиционные и обрядовые действия оказывали внушающее воздействие на подрастающее поколение, которое усваивало ценности, нормы поведения, которые становились стереотипами. В системе мифоязыческой картины мира стереотипы обладали признаками устойчивости, определенности, привычного мышления. Если внушение раскрывает механизм влияния общественной психологии на мировоззрение и поведение человека, то механизм убеждения, напротив, – воздействие мировоззрения на общественную психологию. Традиции и обряды, совершаемые в рамках мифоязыческой картины мира, являлись способом воздействия на сознание подрастающего поколения с целью формирования качества убежденности и управления их поведением.

Итак, общественно-психологические явления, присущие нашим предкам в представлении о мире, функционировали в их повседневной жизни в форме внушений, мотивов, оценочных суждений, социальных установок, стереотипов, жизненных позиций и проявлялись в деятельности человека. Они становились мировоззренческими убеждениями, придавали общественно-психологическим явлениям определенную направленность, имели цель регулировать их образ жизни.

В четвертом параграфе «Упорядочивающая функция языческих верований, календарных традиций и обрядов» рассматривается комплекс обрядов и праздников, которые регулировали повседневную жизнь людей. В них культивировались семейные и родовые отношения, соблюдалось почитание годового цикла с его основными переходными моментами, учитывались земледельческие фазы работ, отражалось магическое взаимодействие с другими мирами. Все это составляло основу бытовой и религиозной жизни. Праздники и обряды как феномен культуры выполняли функцию поддержания и продолжения процесса непрерывности культурного развития, являлись своеобразным стимулом и ориентиром в поведении человека.

Согласно языческим воззрениям чувашей, люди взаимосвязаны со всеми видимыми и невидимыми мирами Вселенной. Они обращались к другим уровням бытия, т. е. бытия сверхъестественного и божественного, с желанием вносить те или иные изменения как в свой мир, так и в другие миры. Большинство языческих культов связано с поклонением самой природе и природным явлениям. В основе народных календарных обрядов и верований лежала трудовая жизнь земледельца, к важным циклам которой приурочивались традиционные обычаи и магические обряды. Они выражали годичную картину мира, упорядочивали образ жизни людей. Картина мира составляла некую систему координат и непосредственно участвовала в упорядочивании их жизнедеятельности. Чуваши обращали большое внимание на движение небесных светил, особенно Солнца и Луны, а также на другие природные явления.

Необходимость точного времяисчисления при исполнении традиций и обрядов вела к выработке усовершенствованного календаря. Ученые отмечают, что новый год у чувашей начинался с ноября, а по другим источникам – с весны, марта месяца. Н.И.Золотницкий утверждает, что чувашский новый год как у древних иранцев, арабов, евреев, египтян, греков, римлян и русских начинался с весны – с марта. Март месяц по-чувашски назывался норуз-ойых (от иранского Ноуруз: ноу «новый», руз «день», т. е. день нового года).

В развитии систем календаря и названия месяцев особую роль сыграла деятельность человека, которая проявлялась в праздниках и обрядах в соответствии с годовыми циклами природы. Народный календарь регулировал и упорядочивал жизнедеятельность людей. Своеобразие модели восприятия мира чувашей проявилось в названии месяцев, в которых отражались пространственно-временные параметры их жизнедеятельности. Характер и содержание календарных праздников и обрядов подчинялись особенностям этих месяцев. Название некоторых месяцев выражали природу языческих обрядов и праздников. Согласно утверждению Н.И.Золотницкого, в представлении и образе жизни чувашей отсутствовало единое мнение о количестве месяцев в году, т. е. у одних – 15, у других – 13, а третьих – 12 месяцев.

Календарные обряды и обрядовая поэзия были связаны с хозяйственной деятельностью и сопутствовали ей. Народный календарь, языческие верования, связанные с ними магические обряды, отражали картину мира, смену времен года и возрождение растительности весной, в них была попытка повлиять на погодные условия. В этом календаре нашли отражение моральные нормы и ценности, был регламентирован, «расписан» весь сценарий жизни. Недельные временные параметры определяли специфику картины мира чувашского народа, в образе жизни которых пятница считалась праздничным выходным днем.

Древние чуваши сознавали, что в мире, обществе и семье должна быть какая-то особая согласованность всех элементов живой и неживой природы. Эта гармония создана Богом-творцом и всякое ее нарушение не только грех, оно ведет к гибели Вселенной и социальной жизни. В обрядах символически воспроизводились главные космогонические мифы с целью поддержания этой гармонии. Программа поведения отдельного человека или группы людей выражена в их представлениях предполагаемой модели мира. В ритуальных действиях соблюдали принцип разделения на «правый» – «мужской», т. е. «высший» – с одной стороны, «левый» – «женский», «низший» – с другой. В образе жизни чувашского народа двери были строго ориентированы на восток. Эта традиция имела древние исторические корни. Чуваши обожествляли восток, и языческие обрядовые молитвы совершали, обращаясь лицом на восточную сторону.

У чувашей, марийцев, мордвы наиболее важные религиозные праздники и обряды связаны с земледелием. Цикл этих обрядов начинали в период зимнего солнцестояния и Нового года. Главнейшие праздники приурочивались к дням весеннего сева, к началу летних уборочных работ. Во время молений обращались к Верховному Богу (Тур?) и к матери-земле. Земля – богиня-мать, всё рождающая и вечно плодоносящая, была объектом почитания в народной обрядности.

Большое количество обрядов проводилось в осеннее и зимнее время. Например, осенью проводились обряды чўклеме, посвященные новому урожаю, завершению сельскохозяйственных работ и поминовению предков. Благодарственная молитва чувашей, адресованная Богу во время чўклеме, состоит из девяти частей, каждая из которой посвящена определенному духу: 1) Богу-отцу; 2) Богу-сыну; 3) Богу-чистому воздуху; 4) Матери Бога; 5) Богу земли; 6) Богу ветра; 7) Богу воды; 8) Богу поля; 9) Богу дома. Совершая обряды, наши предки выражали благодарность Богу и просили его помощи. Обряд чўклеме завершался выражением почитания старших членов семьи. После исполнения песни все присутствующие соблюдали особый ритуал, т. е. подходили к старшим и, преклонив колени, правой рукой касались носка ног стариков. Мужчины подходили к мужчине, а затем – к женщине, женщины – сначала к женщине, а затем к мужчине.

Для наших предков земледелие не являлось просто рядовым занятием. В нем обязательно присутствовал момент священного, так как оно совершалось в рамках космического цикла. Их образ жизни был зависим от замкнутых временных циклов и связан с множеством обрядов. Возникала целостная картина мира годового цикла, жизнедеятельность была подчинена определенному ходу времени. Все они представляли собой целостные формы, каждая из которых обладала своей собственной, автономной онтологической значимостью.

Таким образом, в картине мира чувашского и других народов Поволжья был расписан весь годовой сценарий их жизнедеятельности. Наши предки при проведении обрядов считались с обитателями трех миров, принося им соответствующие жертвы. Человек проявлял свою мыслительную и жизненно-практическую активность в конструировании окультуренной модели мира. В рамках мифоязыческого миропонимания сознание проникало в сферу предметной реальности с целью преобразования существующей действительности и адаптации к природной и социальной среде. Система: мифоязыческая картина мира – общественная психология – традиции и обряды упорядочивала образ жизни наших предков.

Глава пятая «Регулятивная функция культов в системе мифоязыческой картины мира и образа жизни чувашского этноса» включает пять параграфов. В первом параграфе «Бог, божества и небесные светила в мифоязыческом представлении» отмечается, что культы являлись составной частью образа жизни наших предков (культ – лат. cultus – уход, почитание). Предметом культовой деятельности могут быть материальные вещи, объекты и различные силы, осознаваемые в форме религиозных образов. Субъектом культа могут быть религиозная группа или верующий индивид, которые имеют специфические мотивы для участия в культовой деятельности. Средствами культа являются молитвенный дом, различные культовые предметы. Во время культовой деятельности человек испытывает особое психическое состояние сознания.

Всем народам мира было присуще универсальное верование в небесное божественное существо. Считалось, что Бог наделен даром безграничного предвидения и мудрости, им установлены моральные нормы и обряды. Он следит, чтобы эти установленные им порядки соблюдались. В миропонимании людей Бог и Небо выступали как единое целое. Для древнего мышления Небо есть воплощение какой-то тайны, трансцендентности, мощи и святости Мироздания. Выражение «созерцать небесный свод» в представлении далеких наших предков – это нечто невообразимое, таинственное, божественное, бесконечное. Поклонение «высшим силам» постепенно приводит к понятию Бога – высшего существа, достойного поклонения. Религия и вера в Бога внесли в мифы моральные ценности, которые в мифологическом сознании не были ярко выражены. Боги всех религий являлись антропоморфными, священными, носителями моральных принципов, поэтому они приобретали абсолютную ценность.

Образы богов в чувашской религиозно-мифологической системе очень сложны по структуре и составу. Чуваши в своей обыденной речи, в молитвах использовали различные эпитеты, характеризующие качества Бога. Они его называли Асл? Тур?, М?н Тур? «Великий Бог»; Ыр? Тур? «Добрый Бог»; Cўлти Тур? «Всевышний Бог»; Cут т?нче Турри «Бог белого света». Такое почитание Бога существует и в современной лексике чувашского языка. Всевышний Бог – Тур? представляет собой многофункциональный персонаж мифологии. По чувашской мифологической традиции, Всевышний Бог – Тур? один, хотя у него достаточно большое семейство и большой штат прислужников (Пўлехc?, К?пе, Пихамбар, Пир?шти). Они выполняют медиаторские функции, с помощью которых Бог управляет земными делами, чтобы во Вселенной и на земле были гармония и порядок.

По чувашским мифологическим представлениям, всевышнему Богу приписывается структурирование и обустройство всего среднего мира. Бог как главный демиург создал все структурные элементы среднего мира, населил землю растительным и животным миром, создал людей. Все сакрально нечистое, враждебное человеку является творением Шуйттана.

загрузка...