Delist.ru

Мифоязыческая картина мира этноса (на примере чувашской мифологии и язычества) (15.06.2007)

Автор: Матвеев Геннадий Матвеевич

Картина мира есть не просто отражение бытия, она выполняет функцию механизма конструирования исторической ступени самого бытия. В качестве идеальной модели действительности она экстраполируется на саму действительность. При этом эта модель формирует действительность в соответствии со своей идеальной матрицей посредством обряда, ритуала и совокупности материальных и духовных ценностей человека.

Современные гуманитарные и естественные науки выделяют множество картин мира. Каждая частная наука, исходя из своей реальности, строит свою картину мира, внося тем самым вклад в формирование общенаучной картины мира. Трансформация особенностей отражения действительности осуществляется на основе разнообразных сочетаний объективного и субъективного факторов в познании и формируется множество форм картины мира. По характеристике субъекта, создающего и использующего системы знаний, можно выделить картины мира: отдельного субъекта (человека) и совокупного (коллективного) субъекта; различных исторических эпох (античная, средневековая, эпохи Возрождения и Нового времени, Новейшего времени и т. д.); по форме и методу отражения реальности (идеалистическая, материалистическая, монистическая и дуалистическая, синтетическая, научная и вненаучная, философская). По объекту познания существуют картины мира: космогоническая, биологическая и социальная, естественнонаучная и гуманитарная. По степени общности знания: общая, частная и конкретная.

Картина восприятия мира как определенная парадигма восприятия выступала в качестве некоторой непосредственной данности, как относительно постоянное качество восприятия окружающего мира в том или ином историческом, пространственно-временном промежутке существования человечества. Картина мира в значительной мере детерминирована субъектом мировоззрения. В ней осуществлена духовная объективация мировоззренческой информации, чем и обусловлено своеобразие «множественности миров». В структуре познавательной деятельности человека она имеет синтезирующую функцию в образовании новых эмпирических и теоретических знаний, осуществляя экспликацию исходных представлений о мире в целом. Любая картина мира так или иначе захватывает человека, так как все, что он отражает, входит в контекст жизненных целей и установок личности. Человек, отражая мир, решает конкретные задачи, создает в своей голове желаемую модель (программу) действий, схему эмоционально ожидаемых результатов.

Картина мира отражает не только личный мир индивида, не узкое пространство из собственного опыта, а широкую панораму действительности, открытой общественной практике и запечатлевает облик вещей в единстве с миром знаний, сложившихся в данной конкретно- исторической культуре. Осуществляемая мозгом обработка, осмысление ощущений направлены прежде всего на создание целостного восприятия. У каждого человека есть свое, присущее лишь его внутреннему миру мировосприятие, мироощущение с системой собственных образов, символов и личных парадигм. Эта идеальность и определяет весь его образ жизни, характер деятельности, все его творческие потенции.

Наиболее важную роль в становлении мировоззрения и практической деятельности современного человека играет научная картина мира. Ей присущ свой особый язык, особая терминологическая лексика. Категориально-понятийный аппарат состоит из понятий философии и логики, совокупности общенаучных и конкретно-научных, математических понятий и символов. Научная картина мира выполняет три функции в процессе исследования: «1) систематизирует научные знания, объединяя их в сложные целостности; 2) выступает в качестве исследовательских программ, определяет стратегию научного познания; 3) обеспечивает объективацию научных знаний».

Природа картины мира, ее назначение, целеполагание проявляются в ее функциях. Она выполняет мировоззренческую функцию в форме мировоззренчески информационного конструкта, определяющего способ, тип мыслительного процесса для теоретического освоения действительности, производства научных и повседневных, житейских знаний. Эта функция позволяет ориентироваться в мире природных и социальных явлений, оставаться духовным каркасом в жизнедеятельности человека. Гносеологическая функция картины мира является средством для получения новой информации, выступает в качестве исследовательской программы. В ней присутствуют целостность, системность и согласованность, признак ее идентичности с действительностью, т. е. ее данные достоверны и истинны. Прогностическая функция картины мира. В самой колыбели своей истории людей волновали проблемы предвидения. Они стремились познать не только настоящее, но еще в большей степени – будущее. Прогнозирование может выступать на житейском и научном уровнях своего проявления. Научный прогноз содержит более достоверную информацию, чем знание, полученное на основе житейской практики. Аксиологическая функция. Картина мира обязательно выступает в качестве актуально функционирующей системы ценностей. Человек живет в мире ценностей. Аксиологическое сознание выражает особое отношение людей ко всему происходящему, способствует выработке целей, интересов, потребностей и смысла жизни, позволяет определить значимость, дает оценку явлениям как внешнего, так и внутреннего мира человека.

Коммуникативная функция. Картина мира способствует не только коммуникации, развертыванию диалога, но и взаимопониманию между людьми, организации человеческого общения. Обмен мыслями, общение между людьми происходит в рамках определенного мировоззренческого пространства. Объяснительная и описательная функции моделей восприятия мира раскрывают связи и отношения, существующие в системе представлений о природных и общественных явлениях. С позиций теории отражения научное объяснение и описание представляют собой раскрытие сущности, внутренней природы исследуемого объекта.

Нормативно-регулятивная функция картины мира. Для картины мира характерны нормативные признаки, определяющие ориентир, систему установок, общие течения любой практической деятельности. В роли исходного ориентира выступает образец, который выражает культурную норму и является эталоном в деятельности человека. Прагматическая функция картины мира. Сформированная субъектом картина мира мотивирует его действовать, во-первых, определенным образом для достижения конкретных целей, во-вторых, она выражает стратегическую модель действий, в-третьих, в картине мира должен быть план действий, определяющий тактику человеческой деятельности.

Итак, в современной философской литературе термин «картина мира» применяется для обозначения мировоззренческих структур, лежащих в фундаменте культуры определенной исторической эпохи. Она характеризует ступень освоения природы, эволюцией которой реализуется мировоззренческо-информационное развитие духовно-практического освоения природы.

Третий параграф «Мифы как исторически первый тип мировосприятия и картины мира» посвящен анализу специфики мифологического мировоззрения, а также выявлению его содержательно-смыслового аспекта. Миф как исторически первая форма общественного сознания оказывал влияние на социально-психологические установки и на характер людей, выступая в качестве смыслонесущего образования в их жизнедеятельности. Мифологическая картина мира обладала универсальными параметрами. Она имела всеобщий смысл и в духовной, и в практической жизни человека, выступала в качестве направляющей и руководящей силы. Особенностью этой картины мира является то, что в ней отражались и реальные, и иллюзорные модели жизни человека, социума, Вселенной. В ней воссоздавалась вся полнота жизни людей со всеми ее ценностями. Мифологическая картина мира в качестве смыслонесущего, универсального феномена определяла возможности как практического, так и духовного освоения мира. Мифы определяли повседневную жизнь, судьбы и деятельность человечества и знания, которые обеспечивали человека основаниями для ритуалов и нравственных поступков, а также указаниями на то, как их совершать.

Мифологическое мировосприятие охраняло и поддерживало мораль, гарантировало эффективность ритуала. Мифы утверждали принятую в данном обществе систему ценностей, поддерживали и санкционировали определенные нормы поведения. Мифологическое мышление – это практическое руководство к действию в жизнедеятельности первобытного коллектива и индивида. Представляется, что мифологическая картина мира на основе коллективного опыта, а также небогатой исторической памяти упорядочивала образ жизни людей. Наши далекие предки убеждались в полезности мифов не только с точки зрения регулирования поведенческих стереотипов, но и с точки зрения того, как они выполняли функцию интеграции людей в определенный коллектив, формировали социально-психологический механизм внушения, мотивации и установок.

Человек стремился раскрыть тайны мироздания с помощью мифов: этиологических, в которых делаются попытки объяснить явления окружающей действительности (преимущественно явлений природы); этногонических, дающих ответ на вопросы происхождения этносов (племен, родов и социального уклада); антропологических, отвечающих на вопрос о происхождении человека, людей; космогонических, повествующих о происхождении мира; эсхатологических, в которых пытаются «предсказать» возможность изменения или гибели окружающего мира.

Нами показано, что эволюция мифологического мировоззрения шла в направлении формирования религии и возникновении фольклора. На более поздних этапах эволюции мифологического сознания из мифа выделяются искусство, мораль и философия как специфические формы общественного сознания.

Проведенным исследованием нами утверждается, что: во-первых, мифологическое мировосприятие выступало в качестве всеобщего социального метода, с помощью которого пытались объяснить повседневные жизненные проблемы; во-вторых, в нем отсутствовало логико-понятийное освоение объективных связей и отношений мира; в-третьих, мифологическому мышлению была присуща своеобразная трактовка: причинность подменялась волевым действием сознания; в-четвертых, преобладали умозаключения по аналогии, использовались необоснованные экстраполяции; в-пятых, обобщение совершалось не на основе аналитического ума, а путем простого подражания, используя принцип подобия; в-шестых, в рамках мифологического мышления объекты, явления природы и общества характеризовались, описывались лишь посредством простого соединения как существенных, так и несущественных их свойств. Предметы классифицировались не путем логических операций, а через наглядные представления.

В третьей главе «Чувашская мифологическая картина строения мира» выделяются три параграфа. В первом параграфе «Мифологическая модель мира» отмечается, что космологические представления описывают состояние космоса, набор его составных частей, функции и взаимосвязи между

составляющими элементами космоса. Космогонические мифы динамичны и выражают процесс возникновения, развития Вселенной в пространстве и во времени. Мифы творения предполагают наличие «ролей»: творимого объекта, источника (или материала) и творимого субъекта. Многочисленные мифы самых различных народов, в том числе и чувашей, повествуют о возникновении того, чего раньше не было. Особое внимание уделяется внесению упорядоченности в природную среду. Миф предполагает введение обрядов, поддерживающих установленные порядки между людьми.

Мифологическая модель мира обязательно включает процесс отделения неба от земли, появление земной тверди из мирового океана, установление мирового дерева, мировой горы, укрепление на небе светил, а также создание ландшафта, растений, животных, человека. В мифах повествуется о том, что мир может возникнуть из первоэлемента, например, из мирового яйца или из антропоморфного первосущества – великана. К космогоническим мифам примыкают астральные, солярные и лунарные мифы.

Отметим, что в мифологической модели мира хаос – это первобытное состояние Вселенной, он являлся излюбленным образом мифологического мышления в античной философии. В досократовской философии хаос – это начало всякого бытия. В трактовке хаоса присутствует вода как первопотенция бытия. Фалес считал, что мир возник из воды. Ферекид воду называет хаосом. Отождествление хаоса с водяной стихией – это результат соединения с первообразом Океана, который является прародителем всего у Гомера. Хаос Гесиода – это некое вместилище мира, мировое пространство, у Еврипида – это пространство между небом и землей, у неоплатоников – творчески оформляющее начало, т. е. не только буйство слепых стихий, это еще и рождение новых возможностей. У Аристотеля хаос – первоначало, пространство, у Демокрита – бесконечная пустота, всеобщее рассеивание вещества, вихри, бесконечное и беспорядочное движение атомов. Платон в «Тимее» указывает, что Бог приводит хаос в порядок.

В чувашском языке для выражения абстрактного понятия «хаос» используют выражение «т?пс?р канк?р» («бездонная пропасть»). А также оно передается через конкретное состояние отдельных предметов, т. е. в виде водной стихии – первоначального океана (талай), в форме противоборства стихий огня и воды или как небытия, т. е. «нулевого варианта», или как диффузное состояние первоэлементов. Нашим анализом показано, что несмотря на множество вариантов описания хаоса, в чувашской мифологической традиции основным является представление о хаосе как о водной стихии, в недрах которой до определенного критического времени скрыты начала основных космических стихий – огня, суши, воздуха (неба).

В качестве связующего элемента многоэтажной Вселенной выступает ось мира, проникающая во все Мироздание. Располагаясь в самом центре Вселенной, она является как бы главным опорным столбом, скрепляющим громадную махину Космоса. Представление об оси мира зафиксировано у большинства народов. В разных мифологических моделях ей приписывают разный облик. Из всего множества моделей строения мира можно выделить несколько наиболее популярных. Самый известный среди них – образ мирового дерева, универсальный символ, объединяющий все сферы Мироздания. Ама йыв?c («Мировое дерево») связано с делением Вселенной на верхний (небесной), средний (земной) и нижний (подземные) миры. В древнем мифологическом мировосприятии дерево становится религиозным объектом, так как ему присущи священные силы. Оно вертикально, оно растет, теряет листья и вновь возрождается.

В чувашской мифологической традиции образ Мирового дерева характеризуется в свадебном наговоре «Саламалик», в котором называются основные структурообразующие объекты мифологической модели мира. Космогоническую модель использовали для строительства домов, дворцов, храмов. Исследователь А.А.Трофимов утверждает, что модель мира нашла свое отражение в чувашском орнаменте, в женском костюме и т. д. Н.И.Егоров указывает, что даже крестьянское жилище и двор представляли своеобразную минимодель пространственной структуры Вселенной. Стены дома – это границы космического пространства. Установленный у печи столб – символ мирового дерева, т. е. все должно было быть в гармонии со структурой Вселенной.

Мифологические пространственно-временные координаты лежали в основе ритуалов чувашского народа. Своеобразная минимодель пространственной структуры Вселенной была и в представлении своего двора. В центре двора стоял главный столб-жертвенник, символизирующий мировое дерево, вертикальную ось мира. В образе жизни чувашей существовала традиция обхождения или объезда рекрута или свадебного поезда вокруг воображаемой модели мира. Эти ритуальные действия должны были способствовать сохранению гармонии в природе и обществе. В представлении чувашей Мироздание имело следующую структуру: Вселенная – родовая территория – территория села – подворье – двор – дом – человек. В мифологическом представлении чувашей о возникновении Вселенной наивысшей ценностью обладала та точка в пространстве, где совершился акт первотворения (т. е. имеется в виду «центр Вселенной», «пуп земли») и само время первотворения («начальное время», «мифическое время»).

Таким образом, космогонические мифы и космологические представления описывают возникновение и существование пространственно-временных свойств Вселенной, ее структуру, функции, взаимосвязанность и человеческую деятельность. Космогонические мифы служили в качестве архетипической модели описания сотворения Вселенной, чтобы определить образцы для ритуалов и всякого важного действия, совершаемого человеком. Космогонические представления служили моделью везде, где возникал вопрос о том, как сотворить нечто существенное и священное.

Второй параграф «От хаоса к упорядоченному космосу» посвящен рассмотрению основной цели космогонического мифа, т. е. тому, как совершается переход от первоначального хаоса к упорядоченному Космосу. Представления чувашей о начальном этапе космогенеза зафиксированы этнографами К.С.Мильковичем, В.А.Сбоевым, Н.В.Никольским, Г.И.Комиссаровым. Весь процесс создания организованного космоса описывается через серию основных космогонических актов. Этот процесс первотворения у большинства народов имеет много общего и начинается с описания состояния, которое было до творения. Это состояние мира уподобляется хаосу, от которого возникает упорядоченный космос. В мифах описывается возникновение Вселенной в том виде, в каком она представляется в данной мифоэпической традиции. Порядок сотворения мира соответствует следующей схеме: хаос, огонь и вода, вода и суша, земля и небо, солнце, месяц, звезды, растения, животные, человек, культурные предметы (дом, утварь) и т. д. Во многих мифах свет появляется из хаоса. В «Диалектике природы» Ф.Энгельс приводит слова Гегеля о том, что понимание материи как изначально существующей бесформенной массы, или хаоса, имеется в греческом мифе. Хаос представляется как беспорядочная основа существующего мира.

Вначале из первородного хаоса выделяются противоположные силы – огонь и вода. Это первый акт творения. В последующих актах космогенеза первоэлемент огня служит материалом для строительства светил. Стихия воды сохраняет хаотические признаки и относится к сфере нижнего мира, от нее впоследствии образуются воды нижнего мира. Таким образом, в разделении стихий огня и воды проявляются самые первые черты бинарной оппозиции. Затем из водного хаоса выделяется суша-земля – второй акт творения. Представление о хаосе в виде первичной водной стихии, из недр которой возникает земная твердь, встречается почти во всех мифопоэтических традициях мира. Гораздо реже встречается мотив возникновения мира в силу взаимодействия двух стихий – воды с огнем. Типичными примерами в этом отношении являются иранская и чувашская мифологии. В этом сходстве можно усмотреть следы древнейших иранско-протобулгарских этнокультурных контактов. В мифах также говорится о том, что небесная сфера отделяется от земли и возникают три космические сферы – верхняя (небесная), средняя (земная) и нижняя (подземная) и тем самым реализуется переход двоичного членения мира к троичному. В миропонимании древних чувашей небо – это мужское начало, земля – женское. Поэтому в языческих молитвах к земле обращались как к прародительнице мира.

В мифах утверждается, что в результате действия стихийных сил огонь проникает в камень и тем самым неосвоенный огонь становится освоенным, «окультуренным», доступным человеку. Из этого камня или кремня при дальнейших космогонических актах вычленяются новые элементы-субстанции, из которых демиургом строятся все основные структурообразующие объекты Вселенной. Субстанция, называемая в чувашской традиции «Тур? вут чул?» (букв. «Небесный огненный камень» или «Кремень бога»), является основным материалом и инструментом для строительства всех объектов, наполняющих космическое пространство. «Божий кремень» представляется четырехгранным, с помощью которого Тур? (Бог) высекает гром и молнии и убивает злых духов, поэтому камень этот еще называется громовым (аса чул?). Высеченный из кремня огонь обладает сакральной силой и изгоняет нечисть. Когда Тур? ударяет кресалом о желтую грань, засияет солнце и наступает весна, а когда белую – идет снег и наступает зима. Синей стороной высекается дождь, град, ветер.

Проведенным нами анализом показано, что объяснение перехода от первоначального хаоса к упорядоченному Космосу выступает в качестве основной цели мифов. Космогонические мифы в определенной степени определяют содержание и форму других мифов. Речь идет о сложной схеме, в которой возникновение Вселенной осуществляется в следующих направлениях: от прошлого к настоящему, от божественного к человеческому, от природного к культурному, от космического к социальному, от стихий к вещам, т. е. от внешнего и далекого к внутреннему и близкому.

%тропоморфизированные образы демиургов обычно сохраняют птичьи черты и атрибуты. Тур? и, особенно, Шуйттан, нередко представляются летающими над первичным океаном, плавающими в его водах, ныряющими на дно океана, чтобы достать ил для создания земной поверхности.

В космогонических воззрениях наших далеких предков были широко распространены представления о тотемистическом предке в образе водоплавающей птицы – утки, гуся, лебедя. Они со дна первородного водного хаоса достают ил, песок или камешки, разбрасывают их по воде и появляется земная твердь. Зародились мифы тотемистического цикла, следы которого ярко проявлялись в бытовавшем до недавнего прошлого обычае у чувашей давать детям имена по названиям животных и птиц. Наши предки понимали, что только водоплавающая птица может одинаково уверенно чувствовать себя во всех трех сферах Вселенной и тем самым осуществить связь между верхним – небесным, средним – земным и нижним – водным мирами.

В более поздних текстах в функции демиургов выступают антропоморфные персонажи Тур? (персонифицированное Небо, позднее –верховный Бог) и Шуйттан (дьявол, персонифицированное Зло, позднее – хозяин нижнего мира). Постепенно действия Шуйттана-демиурга приобретают резко отрицательную оценку. Если вначале Шуйттан портил творения Тур? по своему неумению, то позднее его действия приобретают умышленно злонамеренный характер.

Другая серия мифопоэтических текстов повествует о выделении суши из хаоса на основе заквашивания Тур? (или его помощником Пўл?х) мирового океана. Однако до окончательного затвердевания суши Шуйттан вызвал сильный ветер, и на воде пошли волны. Поэтому образовались горы, холмы, ложбины, овраги и моря. Мотив заквашивания Мирового океана находит параллели в древнеиндийских мифах о пахтанье океана.

Представления о развитии Вселенной из мирового яйца также имеют широкое распространение. Чаще всего встречаются мотивы происхождения неба и земли из верхней и нижней половинок мирового яйца, а солнца – из его желтка. В чувашской мифологической традиции первичные космогонические акты выстраиваются в следующей последовательности: первородный водный хаос оплодотворяется демиургом и зарождается золотое космическое яйцо; яйцо разбивается волнами мирового океана, и из него выходят первоэлементы суши и неба, находящиеся в диффузном, слитном состоянии; два ныряльщика – водоплавающие птицы (очевидно, также вышедшие из мирового яйца) вылавливают из мирового океана первоэлемент суши и неба и устанавливают космическую опору – земную твердь. Мифологическое мышление постоянно рассуждало о том, какова роль таких элементов, как, например, воздух, огонь, земля и вода в природе и повседневной человеческой жизни. Наши далекие предки полагали, что именно из этих компонентов образовано все существующее в мире, которые были в числе высокопочитаемых культов.

Итак, стихийная диалектика была присуща человеческому сознанию и отразилась в космогонических мифах, духовной культуре самых разных эпох. Наши далекие предки не могли не задуматься о тех многообразных процессах, совершающихся в природе. Естественно, они не могли не замечать и задумываться о тех противоположностях, которые присутствуют и в природе, и в повседневной человеческой жизни. Все в мире соткано из противоположностей: жизнь и смерть, расцвет и упадок, добро и зло, дружба и вражда, сухое и влажное, холодное и теплое, огонь и вода и т. п. Они не могли не замечать то, что, несмотря на эти противоположности, в природе «царствует» не только изменчивость, стихия, хаос, но и сохраняется определенная устойчивость, постоянство и равновесие. Разумеется, диалектика мифа – это не только понимание противоположностей и признание единства всего сущего благодаря наличию вечной космической субстанции, порождающей все вещи этого мира. Мифологическая логика много сложнее. Для снятия противоречий она использовала разнообразные способы и приемы, выраженные в различных обрядах и ритуалах.

Второй раздел «Мифоязыческая картина мира как упорядочивающая и регулирующая система в жизнедеятельности чувашского социума» включает в себя две главы. В четвертой главе «Интегративная и регулятивная функции традиций и обрядов в системе мифоязыческой картины мира» выделяются четыре параграфа. В первом параграфе «Эволюция мифологического мировосприятия и формирование мифоязыческой картины мира» сделана попытка выявить основные черты мифоязыческой картины мира. Следует отметить, что в настоящее время отсутствует общепринятое понимание термина «мифоязыческая картина мира». Он охватывает природу единства мифов и языческой религии. На новом историческом этапе жизни этноса возникает мифоязыческая модель мира. В её основе лежат мифы, которые постепенно путем эволюции и преемственности превратились в языческую религию.

Эволюция мифологического мировоззрения шла в направлении формирования религии и возникновения фольклора. Она проходила по нескольким основным направлениям. Во-первых, постепенно миф перестает быть нерасчлененным единством субъективного и объективного. Формируются образы богов и духов, которые выступают как чувственное и символическое воплощение определенных природных явлений, событий, как их «хозяев», управляющих этими явлениями. Второе направление эволюции мифов связано с постепенным расчленением мифа и обряда. Обряд по отношению к мифу приобретает относительную самостоятельность. Третье направление эволюции мифов заключается в том, что образы первопредков-демиургов – культурных героев – расчленяются. Они превращаются в духов, а затем в богов, творящих мир и управляющих им. На более поздних этапах эволюции мифологического сознания, связанной со становлением классового общества, из мифа выделяются искусство, мораль и философия как специфические формы общественного сознания.

Все народы во все времена стремились создать свое видение мира или картину мира. В мировосприятии этноса формировался свой собственный образ мира, выражающий глубинные пласты его национального духа, возник свой собственный комплекс эмоционально-психологических представлений. Наши предки должны были выработать такую картину мира, которая позволила бы им обрести свою духовную опору, выразить свою родовую сущность, чтобы остаться не только человеком, но и не потерять качества этноса и менталитета. Они в ней нашли гарантию своего меняющегося бытия, свою духовно-религиозную защищенность. Она выражала и утверждала глубинные экзистенциальные смыслы традиционного бытия этноса. Такое миропонимание чувашей сохранилось до насильственной христианизации, которая разрушила их традиционное мировоззрение.

Мышление каждого народа находится в прямой зависимости от природы, той внешней среды, в которой он живет, а также от характера возникающих здесь явлений, поэтому в основу каждого языка ложатся те образы, которые возникают у народа в его жизнедеятельности. На основе эволюции сознания, перехода от мифологической модели осмысления мира к его освоению, постепенного развития абстрактного мышления и возникновения более четких логических моделей совершается скачок в развитии человеческого сознания. Развитие человеческой психики и переход от базовых доминант восприятия более низкого уровня к базовым доминантам более высокого порядка, содержащих в себе исторический опыт человечества, явились основой возрастания возможностей содержательных уровней психики, возникновения в сознании человека более сложных смысловых понятий. В результате эволюционных процессов формируется мифоязыческая модель восприятия мира.

Общим основанием, которое сформировало национальную картину мира, была совокупность наиболее значимых условий внеисторического характера (геополитическое положение, ландшафт, биосфера и иные показатели среды обитания), фундаментальные свойства этноса и его ближайшего окружения. Постепенно формировалась этническая картина мира чувашского народа, которую мы называем мифоязыческой картиной. Эта модель восприятия выступала в качестве основополагающего ядра в системе культуры этноса. Этническая картина мира – это представления человека о мире, своеобразная национальная призма, сквозь которую человек смотрит на мир и действует в рамках этой картины. Каждое человеческое действие, весь уклад жизни согласовывались с ней. Согласно взглядам Г.Гачева, картина мира имеет национальную характеристику, является конкретно-историческим феноменом. Ей присущи этнические формы проявления в зависимости от национальной и культурной включенности народа в мировое бытие его существования. Каждый народ видит мир особым образом. Миропредставление зависит от того участка мирового бытия, который ему достался.

Всем народам мира изначально свойственны религиозная потребность духа и соответствующая ей область идей и чувств. Религия воссоединяет жизнь двух миров – земного, природно-социального и трансцендентного. В религии исключительное значение имеет отношение индивидуальной души к трансцендентному – с этим связано личное душеспасение. Языческая религия была всеобщим духовным явлением, смыслонесущим началом в мировоззрении человека, оказала влияние на социальную организацию и образ жизни наших предков. Она восприняла из мифологии весь набор средств воздействия на сознание и образ жизни людей на основе суггестии.

Отметим, что язычество – термин, введенный в оборот богословами монотеистических религий и служивший для обобщающего определения религиозных верований, обрядов и праздников. Оно заключало в себе богатое культурно-символическое содержание и применялось к таким понятиям и явлениям, как, например, магия, анимизм, фетишизм, тотемизм, шаманизм, политеизм. В современной философской литературе в основном применяется термин «политеизм» (многобожие). Термин «язычество» иногда применялся для обозначения миросозерцания, мироощущения. Язычество – это огромный комплекс первобытных верований, воззрений и обрядов, складывающийся на протяжении многих тысячелетий и послуживший основой всех мировых религий. Язычество как мировоззренческий комплекс дохристианских представлений, лежавших в основе религиозных культов, обрядности, ритуальных правил и предписаний, регулировало сакральную и бытовую сторону жизни людей.

загрузка...