Delist.ru

Мифоязыческая картина мира этноса (на примере чувашской мифологии и язычества) (15.06.2007)

Автор: Матвеев Геннадий Матвеевич

Материалы исследования использовались автором в процессе преподавания курсов философии, концепций современного естествознания, культурологии и религиоведения в Чувашском государственном университете им. И.Н.Ульянова. Основные положения и выводы, отражающие содержание работы, материалы исследования могут быть использованы в практике преподавания в вузах, в создании учебников и учебных пособий по социальной философии, культурологии и религиоведения.

Структура диссертации состоит из введения, двух разделов, пяти глав, заключения и библиографического списка.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются актуальность темы, степень изученности проблемы, цель, задачи, новизна данного диссертационного исследования, характеризуется методологическая основа работы.

Первый раздел «Мифологическая картина мира в ракурсе философской рефлексии и научного анализа» состоит из трех глав.

В первой главе «Миф как научная и социально-философская проблема» рассматривается ценность теоретических и научных трудов для исследования феномена «миф», а также обзор литературы и источников о религиозно-мифологических представлениях чувашей.

В первом параграфе «Анализ основных направлений изучения мифа» рассматриваются природа мифа и специфика мифологического мышления в различных научных направлениях. Первобытное сознание и мышление назывались «мифическими» или «мифологическими» в работах Э.Кассирера, Ж.К.Леви-Строса. Ю.Лотман и В.Н.Топоров называли архаическое сознание «мифопоэтическим». Л.Леви-Брюль пользовался терминами «первобытное мышление», «архаическое мышление». Д.Фрезер мифологическое сознание называл «магическим». В диссертации понятия «миф», «магия», «первобытное сознание» обозначают и несут в себе одну и ту же смысловую нагрузку.

Автором осуществлен историко-философский экскурс в проблему изучения этого духовного феномена. Его анализом установлено, что исследователями выделены три основных типа интерпретации мифа в античности: символизм, аллегоризм и эвгемеризм. Философский подход толкования мифа более всего известен у Платона. Он впервые дал философско-символическую характеристику мифа и в своих работах «Государство», «Тимей», «Политика», «Теэтет» отделил миф от «подлинной лжи», явной неистины, присущих естественному душевному состоянию людей.

Аллегоризм в толковании мифа впервые появился в учении философа Феагена из Регия (начало IV в. до н. э). Вслед за ним греческие философы толковали мифы как аллегорию, придуманную какими-то авторами, пожелавшими прибегнуть к иносказанию. Так, Эмпедокл утверждал, что Зевс – аллегория огня, Гера – воздуха и т. п.

Начиная с III в. до н.э., долгое время существовала эвгемерическая трактовка мифологии. Это направление достигло своей кульминации в учении философа Эвгемера. В его представлении мифы – это обожествленное и мифологизированное изображение деяний исторических личностей. В Древней Греции такая трактовка мифов была весьма популярной. К аллегорическим толкованиям античных мифов прибегали в средние века и эпоху Возрождения (Боккаччо, Ф. Бэкон, Д.Вико и др.).

Проблема мифологического сознания рассмотрена в творчестве французских просветителей Фонтенеля, Вольтера, Дидро, Монтескье. Романтическая концепция в толковании мифа дана в учениях И.Г.Гердера, Г.Гейне, К.Морица, которые оказали значительное влияние на исследование мифов.

Мифологическая тема нашла свое отражение в работах Ф.Шеллинга, Ф.Шиллера, Г.Гегеля, Ф.Ницше, К.Маркса. В данном параграфе проведен анализ их идей. Например, Шеллинг в работе «Философия искусства» развил теорию о мифе как эстетическом феномене, занимающем промежуточное место между философией природы и искусством. Он настаивал на необходимости понимания мифологии «изнутри», т. е. как относительно самостоятельного «мира», функционирующего сообразно внутренним закономерностям.

К концу XIX века в изучении мифологии выделилась лингвистическая школа. Глава этой школы М.Мюллер создал лингвистическую концепцию возникновения мифа. Приверженцы этого направления считали, что первобытный человек стремился к истолкованию отвлеченных понятий посредством метафор и эпитетов. Предпринятым нами анализом литературы показано, что данную концепцию поддерживали А.Кун, В.Шварц, В.Манхардт, А.А.Потебня, А.Н.Афанасьев, Ф.И.Буслаев. Представители антропологической (эволюционистской) школы, (Э.Тейлор, Э.Ланге, Г.Спенсер и др.) обосновывали возникновение мифа анимизмом.

В исследовании обрядовой теории мифа мы исходили из работы «Золотая ветвь» Дж.Фрезера, выдвинувшем тезис о приоритете ритуала над мифом. Согласно его взглядам, ритуал является важным источником развития мифологии, религии, философии, искусства Древнего мира. В научном анализе такого подхода придерживались Б.Малиновский и Е.М.Мелетинский. Они свои исследования посвятили проблемам соотношения мифа и ритуала, роли мифов в культуре и сфере морали.

Представители французской социологической школы Л.Леви-Брюль и др. анализировали семантику содержания мифологического мышления. Теория мифологического мышления структурной антропологии основывается на метафизических предпосылках учения Э.Кассирера. Он рассматривал первобытное мышление как раннюю, неразвитую стадию человеческого мышления. Структурализм в языкознании является основной предпосылкой в изучении мифа, основателем которого считается К.Леви-Строс. Миф в его учении анализируется как первоначальная организация первобытного мышления через знаковую систему. Следовательно, миф – это составная часть языковой деятельности, явление языкового порядка, ибо вне языковой схемы не может функционировать никакая мысль.

Исследование мифа в рамках отечественной науки шло в следующих направлениях: этнолого-религиоведческом, философском, культурологическом, филологическом. Этнографы и философы А.Ф.Анисимов, В.Г.Богораз, А.М.Золотарев, С.А.Токарев, Ю.П.Францев, Б.И.Шаровская, М.И.Шахнович и другие исследовали проблемы взаимоотношения мифа, религии и философии и способы отражения общественной практики в религиозно-мифологическом сознании людей.

Рефлективным анализом отечественной естественно-научной антропологии в исследовании мифологического сознания нами утверждается её близость к классической эмпирической антропологии. Об этом мы судим по трудам ее представителей Л.А.Потапова, А.В.Анохина, С.А.Токарева, Л.Я.Штернберга и других авторов. В трудах С.С.Аверинцева, Я.Э.Голосовкера, В.В.Иванова, Е.М.Мелетинского, А.П.Топоркова, В.Я.Проппа, Б.Н.Путилова, М.И.Стеблин-Коменского, И.И.Толстого, А.А.Потебни, В.Н.Топорова, И.М.Тронского, И.Г.Франк-Каменецкого, О.М.Фрейденберга и других исследуются проблемы семантики и поэтики мифа.

Культурологический срез исследования мифа связан с разработками культурологов, искусствоведов, археологов М.М.Бахтина, А.Белого, М.С.Кагана, В.В.Коблякова, Л.Н.Когана, Л.В.Петрова, А.П.Окладникова, Б.А.Рыбакова, А.Д.Столяра, А.А.Формозова и др.

Несомненный вклад в дело разработки теоретических концепций мифа внесли российские и советские философы А.В.Гулыга, П.С.Гуревич, В.В.Зелинский, Ф.Х.Кессиди, М.А.Лившиц, А.Ф.Лосев, В.В.Налимов, Д.М.Угринович, С.Н.Трубецкой и др.

Марксистская философия рассматривала миф как исторически первую форму общественного сознания, содержащую в себе в неразвитом виде все формы его позднейших проявлений. Поэтому исследование мифа в нашей стране традиционно шло в русле изучения проблем сознания, а также критики буржуазных социально-мифологических теорий. В числе исследователей данного направления следует отметить И.В.Бестужева-Ладу, А.С.Богомолова, М.В.Демина, О.А.Донских и А.Н.Кочергина, Д.И.Дубровского, В.А.Лекторского, К.С.Наджиева, И.А.Гобозова, П.П.Гайденко, П.С.Гуревича, В.П.Лебедева, Л.С.Мамута, И.С.Нарского, А.П.Огурцова, Т.И.Ойзермана, Б.Ф.Поршнева, А.Г.Спиркина, В.Н.Толстых, В.П.Тугаринова, А.К.Уледова, Б.А.Чагина и многих других.

Значительный вклад в разработку проблематики картины мира внесли как наши отечественные, так и зарубежные исследователи М.Д.Ахундов, Л.Б.Баженов, Н.Бор, Б.С.Галимов, Г.Гачев, П.И.Дышлевой, Е.В.Золотухина-Аболина, Г.В.Колшанский, Л.В.Кузнецова, Ю.И.Кулакова, Т.Кун, И.Лакотос, Л.А.Микешина, М.В.Мостепаненко, Л.Планк, М.Полани, К.Поппер, М.Рьюза, В.С.Степин, Е.Л.Фрейенберг, Л.В.Яценко и др.

Значительное количество научных работ в отечественной литературе посвящено вопросам традиций и обрядов. Они наши место в трудах С.А.Арутюнова, Э.С.Маркаряна, И.Т.Касавина, В.Д.Плахова, Н.С.Сарсенбаева, В.К.Соколовой, И.В.Суханова, С.А.Токарева, Д.М.Угриновича, в докторской диссертации З.Я.Рахматулиной и др. В них большое внимание уделено систематизации, конкретному анализу многообразных традиционных установлений, выявлению функциональных возможностей, роли и места обычаев, обрядов в культуре и жизни народов, в формировании мировоззренческих взглядов и воспитании подрастающего поколения.

В.Вундт, З.Фрейд, К.Юнг, Дж.Кэмпбелл, М.Элиаде разработали социально-психологический аспект мифологического сознания, получивший отражение в трудах известных философов и психологов Г.М.Андреевой, Л.Б.Буевой, А.В.Карпова, А.Н.Леонтьева, Н.Д.Левитова, Р.П.Натадзе, П.Д.Парыгина, Г.В.Плеханова, Г.П.Предвечного, Б.Ф.Поршнева, С.Д.Смирнова, Л.Д.Столяренко, Д.Н.Узнадзе, А.К.Уледова, Ю.А.Шерковича и др.

Для рассмотрения проблем моделей восприятия мира в настоящем исследовании использованы работы Н.А.Амосова, Л.В.Веккера, В.А.Веникова, Ю.Гостева, В.К.Лукашевича, В.С.Тюхтина, А.В.Штоффа и др. С позиций магии и магического мышления мифы рассматривали Ф.Боневитс, Л.И.Василенко, А.Ю.Григоренко, В.Ф.Зыбковец, И.Т.Касавин, И.А.Крывелев, Б.Малиновский, В.Н.Порус, С.А.Токарев, Д.Фрезер и др.

Различные аспекты картины мира в духовной жизни этноса, мифологии, религиозно-мифологических представлений народов Волго-Уральского региона исследовали Р.Г.Ахметьянов, В.М.Васильев, В.Е.Владыкин, В.Е.Емельянов, Ю.В.Гагарин, И.Н.Гемуев, А.В.Головнев, Г.М.Дивлетшин, Т.П.Девяткина, Ю.А.Калиев, Н.С.Капустин, Я.Д.Коблов, Н.Д.Конаков, С.К.Кузнецов, В.М.Кулемзин, М.Х.Мингажетдинов, Н.Ф.Мокшин, В.В.Напольских, В.Н.Петров, Н.С.Попов, А.М.Сагалов, А.С.Сидоров, В.Н.Чернецов, Н.Г.Юрченкова, А.Ф.Ярыгин и др.

Однако, специфике мифологической картины мира чувашского народа в исследованиях ученых Волго-Уральского региона не уделено должного внимания. Необходимость социально-философского анализа религиозно-мифологических представлений чувашского народа становится насущной задачей для выяснения истоков современного миропонимания чувашского этноса.

Во втором параграфе «Состояние и изученность религиозно-мифологических представлений чувашей» на основе имеющихся публикаций констатируется, что изучение, сбор информации о религиозно-мифологических представлениях чувашского народа начинается в XVIII веке. Исследование религиозно-мифологических представлений чувашского народа осуществляется более 250 лет. За это время накоплен значительный материал о мифах и языческих верованиях, культовой практике, традициях, обрядах и образе жизни наших предков. Образ жизни, мифы, язычество чувашей вызывали интерес у иностранных и русских исследователей, которые проезжали по территории Чувашского края во время Академических экспедиций. В XIX веке эти вопросы привлекали внимание христианских проповедников, у которых была цель искоренения и полного уничтожения основ старой чувашской веры.

Ведущим научным центром Поволжья и Приуралья, внесшим особый вклад в исследование религиозно-мифологических представлений чувашей, явился Казанский университет. Его ученые и выпускники Н.И.Ашмарин, Н.И.Золотницкий, В.К.Магницкий, В.А.Сбоев, Н.В.Никольский, учителя и воспитанники школы И.Я.Яковлева и др. собрали

богатый материал о мифах и языческой религии чувашей. Ценные сведения о религиозных верованиях и мифах чувашских крестьян содержатся в трудах А.И.Артемьева, К.Мильковича, С.М.Михайлова, Г.И.Комиссарова, Г.Т.Тимофеева, С.Н.Тимрясова, А.Фукс и др. Значимый вклад в исследование названной нами темы внесен венгерским ученым Д.Месарошем книгой «Памятники старой чувашской веры». Эти источники представляют культурно-историческую ценность в истолковании содержания традиционного мировоззрения и специфики образа жизни наших предков.

Этнографические и социологические исследования по вопросам религиозно-мифологического сознания чувашей в годы Советской власти были более целенаправленными. Чувашский государственный институт гуманитарных наук внес значительный вклад в исследование мифов и преданий чувашей. И.И.Одюков и Е.С.Сидорова, А.С.Кириллов, В.Г.Родионов, А.И.Петрухин, писатели М.С.Тукташ, С.Эльгер, М.Н.Юхма собрали и систематизировали чувашское устное народное творчество.

Ученые вузов республики исследовали конкретные проблемы дохристианских языческих верований. Первая сводная работа по истории религиозных верований и обрядов чувашей принадлежит П.В.Денисову. Книга Г.Е.Кудряшова «Динамика полисинкритической религиозности» представляет определенную ценность. В.Д.Димитриевым, В.Ф.Каховским высказаны интересные положения о месте и роли язычества в исторической судьбе чувашского этноса.

Итак, анализ изученной литературы показал, что исследование мифа и язычества чувашей шло в историко-этнографическом русле. Эти феномены не рассматривались в социально-философском аспекте. До настоящего времени нет обобщающих работ по чувашской мифоязыческой картине мира, ее роли в регулировании образа жизни этноса. Предлагаемая диссертация должна послужить преодолению существующего пробела путем реконструкции целостного осмысления основ религиозно-мифологического мировосприятия и проявления этих представлений в образе жизни наших предков.

Вторая глава «Основные подходы к анализу феномена «мифоязыческая картина мира» посвящена рассмотрению онтологических оснований понятий картина мира вообще и мифологической в частности, а также выявлению их содержательно-смыслового аспекта. С этой целью выделяются три параграфа.

В первом параграфе «Модель восприятия мира» определяется природа таких понятий, как «образ мира», «модель», «модель восприятия мира» в качестве характеристик ступени освоения природы и общества, представленных предельно общей информацией. Они являются основополагающими и смыслонесущими образованиями в обосновании тех или иных природных, социальных явлений и процессов, истолкование которых предопределено духовной объективацией мировоззренческой информации. Этой информацией определяется духовный мир человека, управляется и регулируется мифологическая ступень освоения природы и человеческих отношений.

Современные психологи пришли к выводу о том, что в самом основании познания лежит некая целостность, совокупность конкретно-чувственных данных восприятия. Этот феномен человеческого восприятия получил наименование «образа мира». Термин «образ мира» был впервые предложен известным психологом А.Н.Леонтьевым. Он особо подчеркивает, что «психология образа (восприятия) есть конкретно-научное знание о том, как в процессе своей деятельности индивиды строят образ мира – мира, в котором они живут, действуют, который они сами переделывают и частично создают…». Понятие «образ мира» широко используется психологами для выражения понятий картина мира. Образ мира человека является универсальной формой организации его знаний, определяющей возможности познания, управления поведением и представляет собой систему прогнозов.

Модели как специфические образы сходны по своему содержанию с моделирующими объектами. Отражательная функция мысленных моделей состоит в том, что они выступают в качестве мыслительных образов, упрощенных картин объективной реальности. В диссертации анализируется узкое понятие модели, относящееся к области человеческого познания с точки зрения восприятия внешнего мира человеком. Мысленные модели представляют собой как абстракцию особого рода, как выражение образа, картины мира. Автор обосновывает положение, что по своему происхождению эти модели связаны с теми наглядными образами и представлениями об окружающем мире, которые возникают в сознании человека. Модель в качестве средства познания находится в том или ином отношении сходства с объектом исследования.

Модель выступает не только в роли средства познания и способа объяснений явлений. С позиций теории отражения научное объяснение представляет собой раскрытие сущности изучаемого объекта, которая состоит из целой системы причинных связей и отношений. В работе обосновывается, что мифологическая модель восприятия мира была первой попыткой и стремлением людей обобщить и объяснить различные явления природы и общества. Однако наивное, непросвещенное сознание того периода времени не располагало достаточным знанием и опытом для рационального обоснования, объяснения своих взглядов. Ни одна модель не может претендовать в целом на то, чтобы можно было считать ее выражением абсолютной истины. Но в то же время модель не является выражением только лишь относительной истины.

Модель восприятия мира определяет стратегическое руководство всей познавательной деятельностью человека на той или иной ступени социального развития. Она применима к анализу комплекса представлений о мире, содержавшегося в структуре любой картины мира и не ограничивается познанием окружающего мира. Ее роль в жизнедеятельности наших предков обусловлена стоящей перед ними проблемой адекватного приспособления к условиям окружающей среды. Эта приспособительная функция может быть осуществлена лишь в условиях сохранения, выработанных для выживания обрядов и традиций, характеризующих социальную память. Главная ее функция – сохранение информации в целях управления, регулирования норм и правил поведения человека. Содержание модели восприятия мира определяется природными, социокультурными, историческими, психологическими, этнопсихологическими и идеологическими факторами. Они образуют многомерную структуру модели восприятия мира, способную адекватно отразить многослойность и многомерность объективной реальности.

В процессе исследования религиозно-мифологического сознания нами выявлено, что: во-первых, те или иные процессы исторического развития общества, историческая память обусловливают своеобразие моделей восприятия мира. Во-вторых, специфика моделей восприятия действительности зависит от социокультурных изменений в образе жизни, отражающихся как в сфере сознания индивида, так и общественном сознании. В-третьих, модели восприятия мира являются ценностными и смыслонесущими ориентирами, характеризующими мировоззренческую позицию в контексте данной исторической культуры. В-четвертых, исследование модели восприятия мира как ценностного императива в человеческой жизнедеятельности становится основанием анализа мифоязыческого мировоззрения. В-пятых, формированием модели восприятия мира характеризуется успех адаптации человека и человечества к условиям природной и социальной среды.

Во втором параграфе «Понятие «картина мира» и основные ее смыслонесущие функции» отмечается, что модель восприятия с точки зрения ее содержания и уровня представляет собой определенную картину мира. Можно выделить следующие подходы к рефлексии термина «картина мира»: 1) с позиций рассмотрения онтологии мира (объективного плана) и 2) субъективных позиций – в виде мировоззрения субъекта (субъективного плана). Мировоззренческий подход отражает социальный и личностный аспекты проблемы. Социальный аспект картины мира – это совокупность знаний коллективного социального субъекта о мире. Личностный – это отражение индивидуально-субъективных особенностей, познавательных способностей, ценностных установок человека.

загрузка...