Delist.ru

Методология западного религиоведения второй половины XIX-XX веков (15.06.2007)

Автор: Красников Александр Николаевич

Степень разработанности темы. Методологическая проблематика всегда находилась в центре внимания западных религиоведов, повышенный интерес к ней наблюдался во второй половине ХХ в. Впервые методологические проблемы изучения религии были выделены в качестве отдельного предмета для дискуссии на конгрессе Международной ассоциации истории религий в 1960 г. в Марбурге. В дальнейшем на всех конгрессах и конференциях, проводимых Международной ассоциацией истории религий, работали секции, на которых обсуждались методологические проблемы. Две региональные конференции были всецело посвящены методологии религиоведения, одна из них состоялась в 1973 г. в Турку (Финляндия), вторая - в 1979 г. в Варшаве (Польша).

Во второй половине ХХ в. значительно увеличилось количество работ, в которых рассматривались методологические проблемы религиоведения. Здесь важно выделить серию книг под общей рубрикой «Религия и разум». В рамках этой серии вышло несколько десятков фундаментальных трудов по методологии религиоведения. Непосредственное отношение к методологической проблематике имеют 2-х томник «Классические подходы к изучению религии» под редакцией Ж. Ваарденбурга и 2-х томник «Современные подходы к изучению религии» под редакцией Ф. Уэйлинга. Большое внимание методологическим проблемам уделено в 16-ти томной «Энциклопедии религии» под редакцией М. Элиаде. Эти же проблемы активно обсуждались в периодических изданиях, например, в журнале Международной ассоциации истории религий «Нумен», «Журнале американской академии религии», в немецком «Журнале научного изучения религии», в английском журнале «Религия», в ежегоднике финской ассоциации сравнительного религиоведения «Теменос», в польских журналах «Эвгемер», «Номос» и т.д.

В отечественной литературе всесторонне освещен марксистский подход к изучению религии, хотя в последние годы он не пользуется популярностью. Методологические проблемы философии религии подробно рассматривались в трудах Е. И. Аринина, В. И. Добренькова, Ю.А. Кимелева, Л. Н. Митрохина, А. А. Радугина, А. Н. Типсиной, Д. М. Угриновича, И. Н. Яблокова и других ученых. Методология социологии религии наиболее обстоятельно проанализирована в работах В. И. Гараджи, Д. М. Угриновича и И. Н. Яблокова. Значительное внимание в них уделяется методам, разработанным виднейшими представителями западной социологии религии. Психологический подход к религии получил освещение в публикациях В. И. Добренькова, М. А. Поповой, М. А. Руткевича, Е. В. Рязановой, Е. А. Торчинова, Д. М. Угриновича. Методы исторического исследования религии использовались Л. С. Васильевым, С. А. Токаревым и другими историками, хотя сама методология истории религий в этих работах не эксплицировалась. Пожалуй, первые серьезные попытки анализа методологических принципов истории религий были предприняты А. П. Забияко и З. П. Трофимовой в учебнике «Введение в общее религиоведение» и И. Н. Яблоковым в учебнике «История религии». Феноменология религии долгое время оставалась за рамками отечественных религиоведческих исследований, но с конца 80-х годов ХХ в. ей стали уделять повышенное внимание. Методологические аспекты этого весьма влиятельного направления западного религиоведения анализировались в работах В. В. Винокурова, А. П. Забияко, Ю. А. Кимелева, О. К. Михельсон, М. А. Пылаева, М. М. Шахнович. Сравнительный метод в религиоведении в последние годы получил освещение в публикациях А. П. Забияко и М. М. Шахнович. Структурализму в религиоведении отведено несколько страниц в учебном пособии «Религиоведение», написанном И. Н. Яблоковым. Экология религии была рассмотрена в одноименной статье А. А. Бялика и упомянута в научно-аналитическом обзоре «Методологические проблемы современного религиоведения», подготовленным Ю. А. Кимелевым. Этот обзор наиболее близок по тематике к выносимой на защиту диссертации, однако он ограничивается только современным западным религиоведением. В диссертации рассматривается вся история западного религиоведения, не считая начала ХХI в. Проблема соотношения религиоведения и теологии, их методологических различий была поставлена в статьях Ф. Г. Овсиенко, М. Г. Писманика, Е. С. Элбакян. Полемика о правомерности использования принципа «методологического атеизма» в религиоведении была инициирована М. О. Шаховым, но она продемонстрировала некоторое отставание отечественного религиоведения от западного, поскольку на Западе подобная полемика уже не актуальна, и нормой религиоведческих исследований считается принцип «методологического агностицизма».

Несмотря на постоянно растущий интерес к методологической проблематике, классические и современные подходы к изучению религии, признанные и высоко оцененные в мировом религиоведении, еще не получили достаточного освещения в отечественной литературе. Отсутствуют серьезные работы, в которых реконструируется история методологических исканий западного и российского религиоведения. Методологические сюжеты в отечественной литературе напоминают разноцветные камешки, которые нужно в определенном порядке закрепить на декорируемой поверхности, а затем отполировать, чтобы получить далеко не полное изображение истории религиоведческой методологии. Настоящее исследование направлено на то, чтобы выложить одну из недостающих частей общей методологической мозаики.

Цель и задачи исследования. В диссертации предпринимается анализ классических и современных религиоведческих концепций, ставящий своей целью реконструкцию истории методологии западного религиоведения, выявление основных периодов в этой истории и методов исследования религии, характерных для каждого из периодов.

Для достижения поставленной цели в диссертации решаются следующие задачи:

- выявление философских, эмпирических и теоретических предпосылок научного изучения религии, специфики становления религиоведения в странах Западной Европы и в США;

- исследование процесса формирования религиоведческой парадигмы, выявление методов изучения религии, которые считались общепризнанными в религиоведческих кругах во второй половине ХIХ - начале ХХ вв.;

- анализ кардинального пересмотра научных методов исследования религии и полученных с их помощью результатов, осуществленного сторонниками диффузионизма, феноменологического и герменевтического подходов к изучению религии в первой половине ХХ в.;

- определение основных тенденций религиоведения второй половины ХХ в. и роли методологических дискуссий в развитии науки о религии;

- рассмотрение попыток представителей разных религиоведческих дисциплин выработать новые подходы к изучению религии и сформировать религиоведческую парадигму, соответствующую современному состоянию гуманитарных и общественных наук.

Методология и источники исследования. Методология исследования носит комплексный характер. Автор стремился опираться на совокупность методов, используемых при изучении истории и теории науки. Важное место в диссертационном исследовании занимают подбор и тщательное изучение источников, их контекстуальный анализ и достоверная интерпретация, сравнение сформулированных в них методов изучения религии, выявление общих моментов, позволяющих говорить о методологии религиоведения в целом, определение методологических различий в наиболее влиятельных концепциях религии, а также различий, обнаруживающих себя в разные периоды истории религиоведения, реконструкция этой истории и ее диалектическая оценка. Особо следует подчеркнуть, что автор стремился придать своей работе черты объективности и рациональности, осознавая при этом, что его мировоззренческие пристрастия в той или иной мере повлияли на ход исследования и конечные результаты.

Источники исследования можно разделить на следующие группы:

- оригинальные работы наиболее выдающихся представителей западного религиоведения, начиная от трудов «отцов-основателей» науки о религии и кончая монографиями и статьями ныне живущих авторитетных ученых;

- 2-х томник «Классические подходы к изучению религии» под редакцией Ж. Ваарденбурга и 2-х томник «Современные подходы к изучению религии» под редакцией Ф. Уэйлинга, имеющие существенное значение для реконструкции истории западного религиоведения;

- 16-ти томная «Энциклопедия религии» под редакцией М. Элиаде, содержащая множество статей исторического, теоретического и методологического характера;

- материалы конгрессов и конференций Международной ассоциации истории религий, на которых обсуждались методологические проблемы религиоведения;

- работы западных и российских историков философии и философов науки;

- труды отечественных исследователей религии, содержащие методологические размышления.

Данный круг источников позволяет решить сформулированные в диссертации задачи и достичь поставленной цели.

Научная новизна исследования.

- Проведенное исследование существенно дополняет и обновляет сложившуюся в российской научной литературе картину истории западного религиоведения. Диссертация включает в контекст отечественного религиоведения наиболее влиятельные идеи и концепции западных исследователей религии, классические и современные подходы к изучению религии, принятое на Западе понимание религиоведения, его структуры, специфики основных религиоведческих дисциплин и используемых в них методов.

- В диссертации впервые в отечественной литературе методология западного религиоведения подверглась не только синхроническому, но и диахроническому рассмотрению. Тем самым открывается новое направление научных исследований, которое можно назвать «история методологии религиоведения». В рамках этого направления исследований дается новая периодизация западного религиоведения. До сих пор было принято делить религиоведение на «классическое» (вторая половина XIX в. - середина ХХ в.) и «современное» (вторая половина ХХ в.). Такая периодизация вошла в обиход со времени появления 2-х томника «Классические подходы к изучению религии» и 2-х томника «Современные подходы к изучению религии». Однако она носит во многом формальный характер. Более тщательное исследование методологии западного религиоведения позволяет говорить о трех взаимосвязанных, но существенно отличающихся периодах в истории этой науки.

- Кроме новой периодизации истории западного религиоведения в научный оборот впервые вводятся выявленные автором сущностные характеристики каждого из периодов, которые эксплицируются в положениях, выносимых на защиту.

Положения, выносимые на защиту.

1. Религиоведение как отрасль знания возникает в 60 годы ХIХ в. в Западной Европе и Северной Америке. Об этом свидетельствуют выделение предмета религиоведческих исследований, формулировка их цели и задач, разработка методологии изучения религии, формирование определенной теории, основные положения которой признавались большинством исследователей. В институциональной сфере возникновение религиоведения как самостоятельной отрасли знания нашло отражение в открытии религиоведческих кафедр в ряде западных университетов, в появлении религиоведческих периодических изданий, в организации конференций и симпозиумов, которые способствовали разработке и уточнению религиоведческой парадигмы и формированию религиоведческого сообщества.

2. Возникновению религиоведения предшествовало накопление эмпирического и теоретического материала во многих отраслях знания. Оно зародилось на стыке наук, которые в той или иной степени изучали религию, а затем превратилось в самостоятельную отрасль знания. В то же время религиоведение продолжало тесное сотрудничество со смежными отраслями знания, что нашло отражение в названиях сложившихся к концу ХIХ в. религиоведческих дисциплин и подходов к изучению религии: философия религии, социология религии, психология религии, история религии, антропология религии и т.п.

3. Возникнув на стыке многих наук, религиоведение воспользовалось не только полученными в рамках этих наук новыми данными и сформулированными теоретическими положениями, но прежде всего - методами исследования. Эти методы доказали свою эффективность в разных областях знания, а потому стали широко применяться при изучении религии. В соответствии с принятыми в то время нормами исследования религиоведы стремились опираться на прошедшие тщательную проверку эмпирические данные, использовать рациональные методы их интерпретации и генерализации, а в конечном счете, сформулировать общие законы развития и функционирования религии.

4. Анализ методологии раннего религиоведения позволяет сделать вывод, что научное изучение религии предполагало использование методов компаративизма, классификации, объективности, эволюционизма, историзма, редукционизма, апостериоризма, каузальности. Конечно, предложенный список остается открытым и может быть дополнен более скрупулезным исследователем, но перечисленные методы составили ядро религиоведческой парадигмы, которая сформировалась во второй половине ХIХ - начале ХХ вв. и разделялась виднейшими представителями науки о религии.

5. Возникновение науки о религии вызвало отрицательную реакцию подавляющего большинства христианских теологов и шквал критических замечаний. Теоретические возражения сводились главным образом к тому, что нельзя изучать религию при помощи рациональных методов, так как она содержит в себе иррациональные или, говоря теологическим языком, «сверхразумные» элементы. Существовали и возражения практического характера, согласно которым сравнительный анализ разных религий неизбежно приведет к размыванию христианских значений и ценностей, а следовательно, к упадку морали и подрыву сложившихся общественных устоев.

6. В рассматриваемый период религиоведение формировалось в непрерывной полемике с теологией, что сказалось на его главных чертах. Оно носило явно антитеологический характер и, несмотря на внешне сдержанные, а иногда и положительные высказывания в адрес теологии, религиоведы резко противопоставляли научное исследование религии и теологические построения, ставящие своей задачей обоснование бытия Бога и истинности христианских догматов. Во всех более или менее значительных религиоведческих работах того времени подчеркивалось различие предметов, целей, задач и методов науки о религии и теологии.

7. Существовали, правда, весьма обширные области соприкосновения между религиоведением и протестантской либеральной теологией, но эти области соприкосновения возникали лишь тогда, когда либеральные теологи пользовались научными методами исследования. В целом же религиоведение формировалось путем размежевания с христианской теологией, и это размежевание особенно отчетливо прослеживалось в сфере методологии.

8. После Первой мировой войны начинается новый период в истории западного религиоведения, который продолжался до середины ХХ в. Его можно назвать «периодом теологической экспансии в науку о религии», поскольку именно в это время в религиоведении стали использоваться понятия, категории и теоретические конструкции, позволяющие решать специфически религиоведческие проблемы в теологическом ключе. Основным итогом развития религиоведения в этот период было разрушение предшествующей научной парадигмы. В неприкосновенности остались сравнительный метод изучения религий и метод классификации религиозных феноменов. Все остальные методы раннего религиоведения были подвергнуты критике и кардинальному пересмотру. Ревизии были подвергнуты также многие теоретические положения, которые считались общепризнанными в религиоведении второй половины XIX - начала ХХ вв.

9. Критика сложившейся религиоведческой парадигмы в первую очередь была связана с появлением новых данных о верованиях примитивных народов, которые не укладывались в эволюционистские схемы второй половины ХIХ - начала ХХ вв. Предпринимались попытки привести антропологические концепции религии в соответствие с новыми данными, однако, в конечном счете, эволюционистская методология была отвергнута многими религиоведами. На смену ей пришел диффузионизм и теория культурных кругов, которая в дальнейшем послужила основой для теории прамонотеизма. Очевидные недостатки той разновидности эволюционизма, которую исповедовали крупнейшие представители антропологического подхода к изучению религии, а также непопулярность в научных кругах теории прамонотеизма способствовали тому, что проблема происхождения религии и ее первоначального развития была оттеснена на периферию религиоведческого знания.

10. Разрушению предшествующей религиоведческой парадигмы способствовали изменения в духовной жизни Запада, в первую очередь в сфере философии. Возникновение и широкое распространение таких направлений, как «философия жизни», феноменология, герменевтика привели к серьезным изменениям в религиоведении. Если раньше наука о религии развивалась в русле философского рационализма, зачастую материалистического или позитивистского толка, то в первой половине ХХ в. многие религиоведы стали отдавать предпочтение философскому идеализму, субъективизму и иррационализму. Смена философских предпосылок религиоведения с неизбежностью привела к пересмотру методов изучения религии и сложившихся к началу ХХ в. теоретических построений.

11. Религиоведческая парадигма была взорвана изнутри «христианскими религиоведами». Осознав, что открытое неприятие религиоведения, характерное для теологии второй половины ХIХ - начала ХХ вв., не приносит должных результатов, религиозные философы и теологи избрали другую тактику и стали активно внедрять теологические идеи в науку о религии. Опираясь на разработки вышеупомянутых философских направлений, протестантские и католические мыслители стремились поставить научное изучение религии на службу христианству. Религиоведение зачастую стало трактоваться как пропедевтика к христианской теологии. Вряд ли это пошло на пользу теологии, а для религиоведения это обернулось большой бедой.

12. Среди религиоведов первой половины ХХ в. было немало тех, кто отдавал предпочтение научным методам изучения религии. Методология раннего религиоведения, в той или иной степени, использовалась видными историками, антропологами, социологами, психологами, философами религии. Однако не они задавали тон в западном религиоведении рассматриваемого периода. Разрушив предшествующую религиоведческую парадигму, диффузионисты, феноменологи и сторонники герменевтического подхода к изучению религии не смогли предложить новой. Их бесспорной заслугой можно считать освоение огромного количества эмпирических данных, создание различных классификаций и типологий религиозных феноменов. Однако многие современные исследователи отмечают методологическую противоречивость и теоретическую беспомощность религиоведения первой половины ХХ в. К середине ХХ в. стало очевидным, что научное изучение религии находится в состоянии кризиса.

13. Третий период в истории западного религиоведения начинается с середины ХХ в. Его основным содержанием были напряженные поиски новой религиоведческой парадигмы, которые во второй половине ХХ в. не увенчались успехом. Это суждение подтверждается постоянно возраставшим методологическим плюрализмом, неопределенностью используемых терминов, отсутствием общепризнанных результатов. Конечно, эмпирические факты, прошедшие тщательную проверку, признавались всеми исследователями религии, но на уровне их интерпретации возникали серьезные разногласия. Обсуждение базовых понятий, таких как «религия», «наука», «наука о религии», «миф», «история», «герменевтика», «феноменология», «религиозный опыт», «религиозная вера» и т.п., не привело к сколь-либо однозначному толкованию этих понятий. Некоторые религиоведы (У. Кинг, Э. Шарп) считали, что на данном этапе развития религиоведения методологический и терминологический плюрализм является не только желательным, но и необходимым. Другие (Ц. Вербловски) предпринимали попытки сформулировать «базовый минимум предпосылок» научного изучения религии, но эти попытки не были должным образом оценены религиоведческим сообществом.

14. Само религиоведческое сообщество, несмотря на усиление организационного начала (создание Международной ассоциации истории религий и национальных религиоведческих ассоциаций), не было монолитным. Отдельные школы и направления привлекали внимание своими разработками, но эти школы и направления не становились частями некой гармонической целостности, а иногда лишь усиливали религиоведческую разобщенность. Фактором, объединяющим религиоведческое сообщество, было стремление большинства его членов размежеваться с теологией и философией религии. Однако этого было недостаточно. На некоторых конгрессах и конференциях Международной ассоциации истории религий их участники не находили между собой общего языка. Многочисленные дискуссии по актуальным проблемам религиоведения не приносили желаемых результатов, и диспутанты после острых споров разъезжались по домам, оставаясь при своих мнениях. Отсутствие единой религиоведческой парадигмы вело к отсутствию единства в религиоведческом сообществе, что подтверждает мысль Т. Куна о коррелятивности понятий «парадигма» и «научное сообщество».

15. Стремление большинства религиоведов размежеваться с теологией и философией религии привело к вытеснению на второй план тех направлений, которые использовали в своих построениях категории, понятия и методы христианской (протестантской, реже католической) теологии и идеалистической философии. Это относится, прежде всего, к классической феноменологии религии и традиционной герменевтике. Феноменологию религии обвиняли в неопределенности предмета исследования, теологической ангажированности, субъективизме, аисторизме, эмпирической необоснованности, методологической противоречивости. Что касается герменевтики, то никто не отрицал ее значимости для религиоведения, но призывы к выработке новой, свободной от теологии и идеализма герменевтики звучали все чаще и громче.

загрузка...