Delist.ru

Формирование руководством РСФСР - СССР партийно-государственной политики по отношению к интеллигенции в октябре 1917 - 1925 г. (15.06.2007)

Автор: Казанин Игорь Евгеньевич

Объектом исследования являются взаимоотношения представителей власти и интеллигенции, партийно-советского аппарата с одной стороны, и общественных организаций, объединений, союзов, печатных изданий интеллигенции – с другой.

Предметом диссертационного исследования является изучение процесса формирования государственной политики по отношению к интеллигенции. Выбор в качестве предмета анализа отдельных профессиональных отрядов и объединений интеллигенции, а также ее конкретных представителей был определен автором исходя из их значительного общественного влияния, представлявшего непосредственную угрозу для удержания большевиками государственной власти, из заявленных целей исследования, учета репрезентативности источников. После введения новой экономической политики РКП(б) сконцентрировала внимание преимущественно на тех профессиональных отрядах и группах, от которых зависела переориентация идеологических установок, мировоззренческих ценностей самой интеллигенции и всех общественных слоев в советско-коммунистическом направлении – сменовеховцах, литераторах, научно-педагогической, а также технической интеллигенции, которая была приоритетным объектом влияния в связи с задачей восстановления и развития промышленности.

Хронологические рамки исследования (октябрь 1917-1925 г.) определяются тем, что в этот период формировались основы политики правящей партии по отношению к интеллигенции - от захвата государственной власти до принятия постановления ЦК РКП(б) «О специалистах» в 1925 г. – наивысшей точки либерализации политики по отношению к интеллигенции

Территориальные рамки очерчены в соответствии с логикой работы, охватывают территорию советской России, но, главным образом, Петроград и Москву, как основные центры сосредоточения органов государственной власти и интеллигенции, которая отличалась активной общественной деятельностью. Включены также Берлин, Париж, Прага, Харбин – города, где проживала значительная часть эмигрировавшей интеллигенции.

Методологическая основа исследования. В концептуальном плане автор использовал подход евразийцев о неоднозначном влиянии иноземной политической культуры на общественное развитие России, славянофильские идеи о необходимости культурно-исторической преемственности в развитии православно-славянской цивилизации, а также положения западников, согласно которым динамичное и гармоничное становление российского социума невозможно без сохранения прав и свобод личности.

Принцип историзма является в работе основополагающим. Он позволяет рассмотреть формирование партийно-государственной политики как процесс, который имел свою внутреннюю логику, проанализировать обстоятельства, в которых принимались решения, и их практическое осуществление.

В наибольшей степени приблизиться к истине позволяет принцип объективности. Он дает возможность выявить самые разнообразные, в том числе, и взаимоисключающие тенденции общественного развития (демократическую и тоталитарную) в исследуемый период, ориентирует на творческий поиск баланса интересов представителей власти и интеллигенции.

Особое значение эти принципы имеют в силу значительной в прошлом идеологизации темы. Их реализация в работе достигается использованием следующих методов. Историко-генетический метод применен для выявления наиболее значимых факторов, которые повлияли на эволюцию государственной политики по отношению к интеллигенции.

При анализе позиций и конкретных программ деятельности, выдвинутых наиболее авторитетными представителями власти и интеллигенции, автор опирался на возможности историко-сравнительного метода. Большое значение для выявления причинно-следственных связей имеет историко-системный метод. Прежде всего, это касается влияния идеологических установок большевиков на формирование политики, обусловленности общественно-политической позиции и мотивации деятельности интеллигенции системой ее мировоззренческих ценностей. Он же позволяет представить интеллигенцию как целостный социально-культурный феномен, а партийно-государственное руководство, соответственно, как социально-административный феномен общественной жизни.

Историко-типологический метод применен для выявления внутри большевистской элиты разных позиций, групп – коммунистических либералов, центристов и ортодоксов, которые выступали за различные варианты политики по отношению к интеллигенции. Проблемно-хронологический метод использован в целях достижения последовательности, логичности и полноты исследования.

Источниковая база. Основную группу источников составляют документы центральных органов правящей партии, в которых нашла отражение выработка и реализация политики РСДРП(б)-РКП(б) по отношению к интеллигенции с октября 1917 г. до середины 1920-х гг. (опубликованные материалы VIII – XIV партийных съездов, конференций, пленумов, совещаний ЦК РСДРП(б) – РКП(б)).

В фондах Российского государственного архива социально-политической истории наиболее важный источниковый массив составляют неопубликованные делопроизводственные документы. Среди них: протоколы заседаний Политбюро ЦК РСДРП(б) – РКП(б) и приложения к ним, в том числе решения, находящиеся в т.н. «особых папках» (Ф. 17. Оп. 3). В них нашла отражение деятельность практически всех крупных государственных деятелей, которые участвовали в формировании и реализации партийно-государственной политики по отношению к интеллигенции – В. И. Ленина, И. В. Сталина, Л. Д. Троцкого, А. В. Луначарского, Ф. Э. Дзержинского, М. Н. Покровского.

Значимыми для диссертационного исследования являются произведения, выступления, мемуары и другие документы видных деятелей РСДРП(б)- РКП(б) и советского государства, которые непосредственно занимались разработкой и реализацией политики по отношению к интеллигенции. Эта группа источников позволяет проследить эволюцию их взглядов на протяжении рассматриваемого периода. Документы частично опубликованы, однако следует отметить, что произведения многих отстраненных от политического руководства И.В. Сталиным во второй половине 1920-х гг. и позднее репрессированных политических деятелей РКП(б) (Н. И. Бухарина, Г. Е. Зиновьева, Е. А. Преображенского, Л. Д. Троцкого и других) до второй половины 1980-х гг. находились в спецхранах и не использовались историками, публикации их произведений конца 1980-х – 1990-х гг. отличались фрагментарностью.

По-новому позволяют взглянуть на политику власти по отношению к интеллигенции в годы революции и Гражданской войны неопубликованные решения пленумов ЦК партии такие, как: «Об объединении книгоиздателей», «О прессе», «О красном терроре и лозунгах», «О формах слияния Пролеткульта с Наркомпросом», «О компетенции ВЧК», «О применении амнистии» (Ф. 17. Оп. 2). Это прежде всего касается форм контроля органов государственной власти за проявлениями общественно-политической активности интеллигенции.

Документы отдела агитации и пропаганды ЦК РКП(б) (1921-1925 гг.) (Ф. 17. Оп. 60) раскрывают содержание политики в отношении средств массовой информации того времени, финансируемых правительством газет и журналов, литературно-публицистических и художественно-литературных изданий и издательств. Богатый материал содержится в фондах редакций газет «Правда», «Известия», «Новый мир», «Накануне»; издательств «Красная новь», «Безбожник у станка», «Красный архив». «Театр и студия», «Вестник искусства». В материалах фонда отражена деятельность отдела агитации и пропаганды ЦК РКП(б) по обследованию и инспекциям вузов, участию в приемных комиссиях в 1922-1924 гг., когда был взят курс на пролетаризацию учебных заведений.

Представляют значительный интерес документы и материалы бюро секретариата ЦК РСДРП(б)-РКП(б) за рассматриваемый период (Ф. 17. Оп. 113). В них нашла отражение подготовка важнейших политических решений: «о специалистах», «о помощи голодающим» и участии в ней представителей интеллигенции, «о высшей школе», «о политике партии в области художественной литературы» и ряд других.

Из неопубликованных и впервые вводимых в научный оборот источников этой группы использованы докладные, служебные записки, распоряжения и так называемые «предложения» В. И. Ленина, И. В. Сталина, Л. Д. Троцкого, Н. И. Бухарина, Ф. Э. Дзержинского, Н. Н. Крестинского, А. В. Луначарского, В. М. Молотова, Е. А. Преображенского, А. И. Свидерского, И. С. Уншлихта, Я. А. Яковлева, которые выносились для обсуждения на заседания Политбюро и пленумов ЦК РСДРП(б)-РКП(б), коллегии ВЧК-ОГПУ и коллегии Наркомпроса.

В материалах секретного отдела бюро секретариата ЦК РКП(б) (1919 – 1925 гг.) ( Ф. 17. Оп. 85) автора диссертационного исследования прежде всего интересовали те документы, которые оказали влияние на судьбы тысяч рядовых тружеников интеллектуального труда и выдающихся представителей интеллигенции – А. М. Горького, А. А. Блока, В. Г. Короленко. Однако по причине «политической целесообразности» они были засекречены и до настоящего времени находятся в так называемых «особых папках». Это прежде всего переписка В. И. Ленина, Ф. Э. Дзержинского и И. С. Уншлихта по поводу возможных последствий эмиграции известных российских литераторов.

Реализация партийно-государственной политики среди творческой интеллигенции нашла отражение в документах фракции ЦК РКП(б) Всероссийского союза работников искусств (Ф. 103. Оп. 1).

Отдельную группу источников составили делопроизводственные материалы высших органов советской власти. Это протоколы Совета Народных Комиссаров (Ф. 19. Оп. 1) и малого СНК (Ф. 19. Оп. 2), протоколы Совета труда и обороны, приложения к ним (служебные записки, отчеты руководителей наркоматов и ведомств, характеристики и т.д.) ( Ф. 19. Оп. 3). Их анализ позволил выяснить взаимосвязь принятия партийных и правительственных решений, проследить как партийные установки трансформировались в «практику социалистического строительства».

Большую группу источников составили документы различных звеньев государственного аппарата. В работе привлечены опубликованные частично обследования Наркомпроса и Главпрофобра высших учебных заведений.

Из фондов Государственного архива Российской Федерации были изучены материалы Наркомпроса (Ф. А-2306) и Главного управления профессионально-технического образования – Главпрофобра (Ф. А-1565), который осуществлял руководство высшими и средними специальными учебными заведениями. Это протоколы и стенограммы совещаний, отчеты с мест и доклады работников центрального аппарата, служебные записки, характеристики, циркуляры. Наибольший интерес вызывают отчеты секций уездных и губернских комитетов, которые позволили увидеть положение дел на местах, протоколы совещаний и съездов профессиональных союзов интеллигенции, в ходе проведения которых проявилось различие подходов представителей власти и преподавателей к реализации принципов профессионального образования в советской России.

На основании протоколов заседаний и документов рабоче-крестьянской инспекции показаны материальные условия существования интеллигенции (Ф. 4085. Оп. 1).

Значительную группу документов составили материалы профессиональных организаций интеллигенции, в которых нашло отражение отстаивание инженерами, учителями, врачами, научными работниками своих профессиональных интересов. Это протоколы, стенограммы заседаний первичных организаций, съездов интеллигенции, переписка с партийными, советскими, профсоюзными органами (Ф. 5490. Оп. 1; Ф. 5508. Оп. 1; Ф. 5548. Оп. 1,3; Ф. 5588. Оп. 1).

Несомненный интерес представляют введенные в научный оборот документы ГАРФ (фонд Русского заграничного исторического архива) Это уставы эмигрантских организаций: «Общества помощи русским гражданам в Берлине», кооператива «Русская колония в Берлине», переписка с эмигрантами о выдаче им ссуд и пособий и о снабжении продовольствием и одеждой, протоколы заседаний «Комитета по делам русских беженцев в Германии» (Ф. Р-6007). Материалы фонда наглядно свидетельствуют об исключительно тяжелом материальном и морально-психологическом положении подавляющей части эмигрантов, среди которых осуществляла свою деятельность «сменовеховская группа» и редакция газеты «Накануне».

Деятельность русской эмигрантской интеллигенции по оказанию помощи в ликвидации голода в России в 1921-1922 гг. исследована на основании фондов «Комитета помощи голодающим в России при союзе русских студентов в Чехословацкой Республике» (Ф. Р-5920), «Русского общественного комитета во Франции помощи голодающим в России» (Ф. Р-5877). Уставы, протоколы заседаний бюро комитетов и их секций (финансовой, агитационно-пропагандистской, театрально-художественной и др.) позволяют судить о том, какой широкий размах приняла эта работа и насколько различными были подходы к оказанию помощи у русской эмигрантской интеллигенции и гуверовской Amеrican Relive Administration (ARA).

Также использованы протоколы заседаний «Русского телеграфного агентства и бюро печати» в Праге (Ф. Р-6139), руководимого П. Б. Струве, редакционные материалы парижских газет «Последние новости» (П. Н. Милюкова) (1918 – 1925 гг.), «Воля России» (1920-1922 гг.), берлинской газеты «Руль» (В. Д. Набоков, И. В. Гессен). Выбор этих изданий автором определялся тем, что именно они на протяжении первой половины 1920-х гг. вели непримиримую борьбу со «сменовеховцами».

Из материалов периодической печати изучены и использованы: газеты «Правда», «Известия ВЦИК» (1917 - 1925 г.), «Новый мир» (1921 г.), «Накануне» (1922-1924 гг.); а также журналы: «Печать и революция» (1921-1925 гг.), «Культура и жизнь» (1922 г.), «Красная новь» (1921-1925 гг.), «Спутник коммуниста» (1920-1925 гг.), «Коммунистический Интернационал» (1919-1925 гг.), «Коммунистическая революция» (1920-1925 гг.).

Особое место среди общественно-политических и литературно-художественных изданий занимает журнал «Новая Россия» (1922 г.) – «Россия» (1922-1926 гг.). Содержание публикаций в нем отражает попытки представителей русской интеллигенции (А. М. Горького, С. С Лукьянова, С. Андрианова, Н. Ашешова, В. Г. Тана, А. З. Лежнева) помочь власти избавиться от революционного догматизма, а старой интеллигенции - адаптироваться к жизни в советской России.

Интересная информация о жизни интеллигенции и ее общественно-политической позиции во время октябрьских событий 1917 г. и в первые месяцы советской власти содержится в газетах: «Русские ведомости», «Речь», «День», «Воля народа», «Новое время», «Петроградская газета», «Петроградский листок» и др.

Особую группу источников, использованных в диссертации, представляют опубликованные в советской России и за границей публицистика, а также материалы личной переписки представителей интеллигенции. Выбор был остановлен на тех авторах, которые являлись ее идеологами: Н. В. Устрялов, П. Н. Милюков, Г. П. Федотов, С. А. Аскольдов, Н. А. Бердяев, С. А. Булгаков, А. С. Изгоев, П. Б. Струве, Ю. В. Ключников, А. В. Бобрищев-Пушкин, С. С. Лукьянов, С. С. Чахотин, Ю. Н. Потехин, Г. Л. Кирденцов, Б. В. Дюшен, А. Н. Толстой и др.

Научная новизна исследования.

Определены факторы влияния мировоззренческих ценностей интеллигенции (патриотизм, демократизм, профессиональная этика, отстаивание чести и достоинства личности) на ее общественно-политическую позицию и профессиональную деятельность и доказано, что именно они обусловили сопротивление интеллигенции большевикам на начальном этапе революции, а затем повлияли на изменение политики большевиков по отношению к этому слою в годы НЭПа.

Выявлено, что специфический характер борьбы внутри большевистской элиты был обусловлен ее политической неоднородностью (наличием в ней коммунистических либералов, центристов и консерваторов-ортодоксов).

Установлен персональный состав каждой из выделенных групп: коммунистические либералы или так называемых «мягкие коммунисты» – представители культурной политики: А. М. Горький, А. В. Луначарский, Л. Д. Троцкий, Г. М. Кржижановский, А. К. Воронский, Н. А. Семашко, П. П. Малиновский, М. М. Литвинов, Г. В. Чичерин, Н. Н. Крестинский, Л. С. Сосновский (с некоторыми оговорками - В. П. Полонский, М. В. Фрунзе, в последние 2-3 года жизни Ф. Э. Дзержинский); центристы: В. И. Ленин, И. В. Сталин, А. И. Рыков, К. Б. Радек, Д. И. Курский, Н. Л Мещеряков, А. С. Бубнов, Н. В. Осинский, В. А. Смолянинов, Н. П. Горбунов, И. И. Скворцов-Степанов, А. И. Свидерский, В. Я. Чубарь, И. И. Ионов, В. А. Быстрянский, Н. М. Шверник; «жесткие коммунисты» – Л. Б. Каменев, Г. Е. Зиновьев, Ю. М. Стеклов, М. М. Лашевич, И. С. Уншлихт, А. Г. Шляпников, М. Н. Покровский, Е. А. Преображенский, Я. А. Яковлев, В. Н. Яковлева, Е. А. Ликенс, А. К. Тимирязев, М. Н. Томский. Борьба между обозначенными группами принимала формы внутрипартийного соперничества, укрепления личного влияния в партии, создания блоков и коалиций, которые персонально не совпадают с утвердившимися в исторической литературе. Обосновано, что утверждение «культурной политики» по отношению к интеллигенции стало следствием фактического союза коммунистических либералов и центристов против сторонников жесткого курса в руководстве РКП(б) (так называемых ортодоксов).

4. Выявлено, что каждая из отмеченных групп в партии имела свою фактическую программу деятельности по отношению к интеллигенции: ортодоксы – никаких уступок интеллигенции, подавление всех проявлений ее активности в экономике, политике, культуре, науке, образовании, литературе и искусстве; прагматики выступали за разумные компромиссы, при которых учитывалась часть интересов интеллигенции: повышение уровня материального благосостояния, относительная свобода в научной и культурной деятельности, в литературе и искусстве; либеральные деятели РКП(б) рассматривали свой курс как долгосрочную перспективу общественного развития, при которой старая интеллигенция полностью восстановит свой дореволюционный социальный статус в новых условиях, а потребности общественного развития повернут эволюцию СССР в демократическом направлении и приведут к созданию «двух – двух с половинной» партийной системы.

5. Определена социальная база политических течений большевистской элиты. Ортодоксы опирались на малообразованные массы города и деревни, преимущественно люмпен-пролетарские элементы, которые были восприимчивы к радикальным лозунгам и средствам ведения политической борьбы. Центристы имели большое влияние среди партийных и советских аппаратчиков всех уровней, средние слои города и деревни, ориентированные на традиционные ценности русской культуры, уставшие от войн и революций и стремившиеся к стабильности в обществе. Коммунистические либералы опирались на подавляющую часть старой интеллигенции в советской России, сторонников нэпа в городе и деревне.

6. Сделан вывод о том, что центристы манипулировали общественным мнением в стране с помощью коммунистических ортодоксов и либералов. Первые использовались в роли жупела в полемике с несговорчивой частью интеллигенции, а вторые вселяли надежду на скорую перспективу демократизации большевистской власти.

8. Введена в научный оборот классификация, согласно которой все мотивационные факторы деятельности интеллигенции разделяются на внешние (репрессии, экономическое принуждение и т. д.) и внутренние (личностные – патриотические настроения, демократические убеждения, защита профессиональных интересов, чести и достоинства и др.). Несмотря на то, что большевики эмпирическим путем пришли к пониманию значения мировоззренческих ценностей интеллигенции для ее эффективной профессиональной деятельности, им не удалось их в полной мере реализовать. Главными причинами этого были: низкий культурно-образовательный уровень подавляющей части партийцев и особенности марксистского учения (экономическая детерминация общественной жизни).

8. Предложено отказаться от про- и антикоммунистического подходов в исследованиях, априорно признав историческую обусловленность в деятельности всех противоборствующих субъектов российской истории.

Страницы: 1  2  3  4  5  6  7