Delist.ru

Городская школа в общественной и культурной жизни Урала конца ХVIII - первой половины ХIХ века (15.06.2007)

Автор: Дашкевич Людмила Александровна

В целом, можно отметить, что в предреформенные годы идея о необходимости образования все больше проникала в массы. Причиной тому были и требования повседневной жизни с развивавшейся торговлей и техникой, и влияние общественного движения конца 1850-х – начала 1860-х гг. Менялась внутренняя жизнь учебных заведений. Отношения учителей и учащихся становились более демократичными. Многие из школьных педагогов становились активными участниками общественной и культурной жизни уральских городов. В педагогической практике все больше утверждались представления о новой методике преподавания, в основе которой лежал отход от механических приемов обучения.

Во втором параграфе – «Педагогические кадры городских школ накануне реформы» – характеризуется социальное положение и условия жизни учителей перед реформой 1864 г. Исследование отчетной документации дирекций училищ уральских губерний и формулярных списков учителей позволило установить, что городские учебные заведения Урала испытывали накануне реформы трудности с комплектованием кадров. Качественный уровень их подготовки накануне рефомы снизился, по сравнению с 1854 г., как в гимназиях, так и в начальных учебных заведениях. Увеличилось в школах и число незанятых мест. Недостаток подготовленных преподавателей объяснялся, прежде всего, увеличением количества действующих школ. Сложившяся система педагогического образования не в состоянии была удовлетворить их кадровые потребности. Отталкивало учащуюся молодежь от педагогической службы и ухудшившееся материальное положение педагогов. Их жалованье было увеличено в 1859 г., по сравнению со штатными нормами 1828 г., на 25–60%, цены же на продукты питания в предреформенные годы выросли, как минимум, в два раза.

В заключении обобщены результаты исследования и сделаны основные выводы. Исследование позволяет заключить, что деятельность общеобразовательных школ конца XVIII – первой половины XIX в. способствовала модернизационному движению в провинции. Главным фактором распространения школьного образования в провинции были просветительские усилия властей. Основа для новых тенденций в образовательной идеологии и политике российского государства была заложена в период правления Екатерины II, получивший в литературе определение «просвещенный абсолютизм». Начиная с конца XVIII в., понятие «просвещение» для верховной власти стало одним из приоритетных.

Границы просвещения, однако, каждым из монархов очерчивались по-своему. Либеральная модель образовательной системы, намеченная законодательными актами Екатерины II и Александра I, предусматривала создание в России бесплатной и общедоступной начальной народной школы, преемственно связанной со средним и высшим образованием. Полностью, однако, в нашей стране эта система так и не была реализована. На Урале общая численность учащихся городских общеобразовательных школ к 1825 г. не превышала одной пятой части мужского населения школьного возраста.

Гораздо больших успехов в распространении образования министерство народного просвещения добилось во второй четверти XIX в., совпавшей с царствованием Николая I. Общее направление образовательной политики этого периода определили консервативные принципы строгой сословности и бюрократической централизации, что нашло свое воплощение в школьном Уставе 1828 г. Либеральные начала в образовании, однако, полностью подавлены не были. Гимназии, предназначенные для образования дворянства, не стали строго сословными учебными заведениями. В уральских губернских гимназиях к 1855 г. около трети воспитанников составляли представители городских сословий и разночинцы. Заметно изменилось на Урале к концу николаевского правления и состояние дел в начальном образовании. Численность учащихся начальных школ ведения министерства народного просвещения в уральских городах к 1855 г. выросла, по сравнению с 1825 г., в 2 раза и составила почти треть городского мужского населения школьного возраста.

Историки до сих пор спорят о том, благодаря или вопреки режиму Николая I развивалось во второй четверти XIX в. просвещение. На наш взгляд, роль осознанной политики в этом процессе бесспорна. Важным фактором развития образовательной системы стало существенное увеличение государственных расходов на школу. Благодаря этому, к 1855 г. уральские гимназии и уездные училища получили вполне удовлетворительные условия для работы. Качественно улучшился в этих учебных заведениях состав преподавателей. Самая массовая приходская школа, однако, оставалась пасынком в учебном ведомстве. Ее финансирование осуществлялось за счет средств городских обществ и благотворителей, что обрекало школу на постоянные материальные затруднения. Недостатки работы массовых приходских училищ стали одной из основных причин недовольства общества политикой правительства в школьном деле. Не устраивали передовых деятелей просвещения и сложившиеся в школьном деле методы образования и воспитания учащихся. После неудачного завершения Крымской войны недостатки российской системы образования стали очевидны. Необходимость и важность развития школы была осознана и обществом, и властными верхами.

Развитие школьного дела в уральской глубинке явственно свидетельствовало о том, что к началу 1860-х гг. образование, формирующее картину мира, уже играло здесь заметную роль. Границы образованного общества расширялись, просвещение становилось необходимым элементом городской жизни. Роль школы в общественной и культурной жизни провинции не ограничивалась привлечением к очагу знаний все большего числа жителей. В дореформенной России государственные учебные заведения были не только рассадниками знаний, но и «культурными очагами», оказывавшими гуманизирующее влияние на все слои общества. Заметным фактором культурного развития провинции был учительский корпус общеобразовательной школы. В первой четверти XIX в. в составе учителей появились высококвалифицированные люди, выпускники педагогических институтов и университетов. Их усилия, как и меры местной администрации, способствовали распространению просвещения. Мода на ученость проникала не только в среду дворянства, но и в семьи купцов и мещан. Наибольшую популярность государственная общеобразовательная школа имела в городах Вятской губернии. Училищная администрация отмечала особую приверженность жителей древних вятских городов к просвещению. Активно развивалось школьное дело и в городах промышленно развитой Пермской губернии. Оренбургская губерния существенно отставала от соседних территорий по общей численности обучающихся в городских государственных училищах. Изменить положение удалось благодаря административным мерам и особой правительственной поддержке здешних школ. К началу школьной реформы 1864 г. количественные характеристики распространения школьного дела в городах всех уральских губерний выровнялись. В целом они примерно соответствовали показателям уровня школьного дела в городах Европейской России. Школа оставляла заметный след в душах своих воспитанников. Плоды ее влияния сказались вскоре после великих реформ 1860–1870-х гг., когда в уральских городах усилиями самого населения и правительства была создана широкая сеть учебных заведений. Основанием для их успешной деятельности стал приобретенный ранее культурный капитал.

ОСНОВНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

Монографии

1.1. Дашкевич Л.А., Корсунова С.Я. Техническая интеллигенция горнозаводского Урала. XIX век / Сер.: Ученые записки Свердловского областного краеведческого музея. Т.II. – Екатеринбург : Банк культурной информации, 1997. – 204 с. (10,9 / 6,3 п.л.).

1.2. Дашкевич Л.А. Городская школа в общественной и культурной жизни Урала (конец XVIII – первая половина XIX века). – Екатеринбург: УрО РАН, 2006. – 411 с.

2. Статьи в рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК

2.1. Дашкевич Л.А. Социальная политика горного ведомства на Урале в первой половине XIX века // Уральский исторический вестник. – 2000. – № 5–6. – С. 300–312.

2.2. Дашкевич Л.А. Развитие институтов социальной помощи на Урале в крепостной период: историографические и методологические аспекты проблемы // Уральский исторический вестник. – 2001. – № 7. – С. 232–244.

2.3. Дашкевич Л.А. «Под августейшим покровительством …» (О благотворительной деятельности человеколюбивого общества на Урале) // Известия Уральского государственного университета. – Сер.1.: Проблемы образования, науки и культуры. – 2004. – Вып. 16. – № 32. – С. 101–109.

2.4. Дашкевич Л.А. Школа в социокультурной среде уральского города конца XVIII – первой половины XIX века // Известия Уральского государственного университета. – Сер.1.: Проблемы образования, науки и культуры. – 2006. – Вып. 20. – № 45. – С. 214–221.

2.5. Дашкевич Л.А. Гимназии в культурной жизни провинциального города // Диалог со временем. Альманах интеллектуальной истории. – 2006. – № 16. – С. 235–268.

3. Статьи и материалы докладов

3.1. Дашкевич Л.А. Горные инженеры в общественной и культурной жизни Урала в дореформенный период // Культура и интеллигенция России: динамика, образы, мир научных сообществ (XVIII–XX вв.): мат-лы всерос. науч.-практ. конф., Омск, 25–27 ноября 1998 г. / Сибирский филиал Рос. ин-та культурологии; Омский гос. ун-т – Омск, 1998. – С. 21–23.

3.2. Дашкевич Л.А. Екатеринбугский воспитательный дом (1812–1828 гг.) // Вторые Татищевские чтения: мат-лы регион. научно-практ. конф. Екатеринбург, 28–29 апреля 1999 г. / Ин-т истории и археологии УрО РАН – Екатеринбург, 1999. – С. 215–218.

3.3. Дашкевич Л.А. Развитие институтов социальной помощи на Урале в дореволюционный период: от патернализма к гражданскому обществу // Интеллигенция и проблемы формирования гражданского общества в России: мат-лы всерос. науч.-практ. конф., Екатеринбург, 14–15 апреля 2000 г. / Уральский гос. ун-т. – Екатеринбург, 2000. – С. 232–234.

3.4. Дашкевич Л.А. Благотворительный капитал в финансировании екатерибургских училищ // Многокультурное измерение исторического образования: теория и практика: мат-лы всерос. науч.-практ. конф., Екатеринбург, 27 марта 2001 г. / Уральский гос. пед. ун-т. – Екатеринбург, 2001. – С. 184–187.

3.5. Дашкевич Л.А. Библиотеки заводских училищ на Урале в дореформенный период: к вопросу о значении библиотек в формировании культуры российской провинции // Страницы прошлого: сб. науч. тр. / Пермская обл. науч. биб-ка. – Пермь, 2001. – С. 198–204.

3.6. Дашкевич Л.А. Управление делом «общественного призрения» в Пермской губернии XVIII – первой половины XIX века // Первые Чупинские краеведческие чтения: мат-лы регион. научно-практ. конф., Екатеринбург, 7–8 февраля 2001 г. / Институт истории и археологии УрО РАН; Свердловская обл. науч. биб-ка. – Екатеринбург, 2001. – С. 52–64.

3.7. Дашкевич Л.А. Начало деятельности Пермского дамского попечительства о бедных // Четвертые Татищевские чтения: мат-лы регион. науч.-практ. конф., Екатеринбург, 18–19 апреля 2002 г. / Институт истории и археологии УрО РАН; Уральский гос. ун-т. – Екатеринбург, 2002. – С. 158–161.

3.8. Дашкевич Л.А. Пермский приказ общественного призрения: из опыта работы государственных институтов социальной помощи в российской провинции // Милосердие и благотворительность в российской провинции: мат-лы всерос. науч.-практ. конф., Екатеринбург, 22–23 марта 2002 г. – Екатеринбург, 2002. – С. 39–42.

3.9. Дашкевич Л.А. Благотворительность уральских горнозаводчиков: частная инициатива или государственное принуждение? // Благотворительность в России. Исторические и социально-экономические исследования: сб. науч. тр. / под ред. О.Л. Лейкинда, А.В. Орловой, Г.Н. Ульяновой. – СПб.: Лики России, 2003. – С. 98–107.

3.10. Дашкевич Л.А. Книжные собрания уральских училищ в первой половине XIX века // Уральский сборник. История. Культура. Религия: сб. науч. тр. / Уральский гос. ун-т. – Екатеринбург, 2003. – Вып. 5. – С. 128–137.

3.11. Дашкевич Л.А. Первые учителя народных школ в уральских губерниях XVIII века // Пятые Татищевские чтения: мат-лы регион. науч.-практ. конф., Екатеринбург, 22–23 апреля 2004 г. / Ин-т истории и археологии УрО РАН; Уральский гос. ун-т. – Екатеринбург, 2004. – С. 220–225.

3.12. Дашкевич Л.А. Первые воскресные школы на Урале // Парадигмы исторического образования в контексте социального развития: мат-лы всерос. научно-практ. конф., Екатеринбург, 27 марта 2003 г. / Уральский гос. пед. ун-т. – Екатеринбург, 2004. – С. 60–65.

3.13. Дашкевич Л.А. О начале деятельности уральских гимназий // Мониторинг региональной модели исторического общего и профессионального образования: мат-лы всерос. научно-практ. конф., Екатеринбург, 24–25 марта 2005 г. / Уральский гос. пед. ун-т. – Екатеринбург, 2005. – С. 82–91.

3.14. Дашкевич Л.А. Народная школа и народное просвещение жителей уральских городов в конце XVIII – начале XIX века // Культура российской провинции. Памяти М.Г. Казанцевой: сб. науч. тр. / Ин-т истории и археологии УрО РАН. – Екатеринбург, 2005. – С. 106–124.

3.15. Дашкевич Л.А. Частное образование в уральских губерниях первой половины XIX века // Шестые Татищевские чтения: мат-лы регион. науч.-практ. конф., 20–21 апреля 2006 г. / Ин-т истории и археологии УрО РАН; Уральский гос. ун-т. – Екатеринбург, 2006. – С. 7–15.

3.16. Дашкевич Л.А. Становление и развитие школьного дела на Урале в первой половине XIX века // Документ. Архив. История. Современность: сб. науч. тр. / Уральский гос. ун-т. – Екатеринбург, 2006. – С. 139–155.

3.17. Дашкевич Л.А. Уральское учительство в период школьных реформ Николая I // Историческое образование на современном этапе: проблемы и перспективы модернизации: мат-лы межд. научно-практ. конф., Екатеринбург, 23–25 марта 2006 г. / Уральский гос. пед. ун-т. – Екатеринбург, 2006. – С. 96–111.

3.18. Дашкевич Л.А. Власть, общество и просвещение на Урале в первой четверти XIX века // Региональные историко-педагогические исследования в развитии истории образования и педагогической мысли: материалы регион. научно-практ. конф., Нижний Тагил, 17 ноября 2005 г. / Нижне-Тагильская гос. соц.-пед. академия. – Нижний Тагил, 2006. – С. 45–58.

3.19. Дашкевич Л.А. Становление духовного образования на Урале // Роль исторического образования в формировании исторического сознания общества: мат-лы межд. научно-практ. конф., Екатеринбург, 22–23 марта 2007 г. / Уральский гос. пед. ун-т. – Екатеринбург, 2007. – Ч.1. – С. 71–74.

Мурзина И.Я. Феномен региональной культуры: поиск качественных границ и языка описания. – Екатеринбург, 2003.

1 Алексеев В.В., Побережников И.В. Школа модернизации: эволюция теоретических основ // Уральский исторический вестник. – 2000. – №5–6. – С. 33.

1 См.: Миронов Б.А. Русский город в 1740–1860-е годы: Демографическое, социальное и экономическое развитие. – Л., 1990; Куприянов А.И. Русский город в первой половине XIX века: общественный быт и культура горожан Западной Сибири. – М., 1995; Гросул В.Я. Русское общество XVIII–XIX веков: Традиции и новации. – М., 2003.

загрузка...