Delist.ru

Философия политики Освальда Шпенглера (15.06.2007)

Автор: Афанасьев Валерий Владимирович

Здесь вновь Шпенглер является последователем Ницше, заявившим, что «Бог умер». Шпенглер отрицает влияние церкви на процесс в формирования государственной политики, что указывает на макевиаллизм его политической философии. По его мнению, государство основывается на голой «воли к власти» и не нуждается ни в какой божественной санкции. Шпенглер не заметил, что церковь через сохранение своих традиций подвергает внутренний мир человека духовной «муштре» и тем самым воспитывает его, наполняет его высшим смыслом, что, собственно, и отличает человека от животного.

В третьем параграфе «Консервативная трактовка государства» рассмотрены взгляды Освальда Шпенглера на государство и его историческую роль. Государство является, по мнению Шпенглера, формой, которая определяет внешнее положение народа – его исторические связи с другими народами, поэтому он различает политическую (горизонтальную) и социальную (вертикальную) историю, что соответствует делению политики на внешнюю и внутреннюю. В социальной истории сословия и классы борются за право влиять на государство, в политической истории государство взаимодействует с другими государствами, как правило, в форме войны.

Особенность консервативного понимания государства у Шпенглера состоит в морфологическом подходе, в стремление рассматривать государство в исторической динамике. Государство для Шпенглера является естественной формой исторического существования народа, такой как для отдельного рода – семья. Народ и род выступают у Шпенглера «единицами» истории, причем род – это наименьшая, а народ – наибольшая единица в потоке истории. Шпенглер утверждает, что род – это историческое поприще женщины, а народ – мужчины, то есть для женщины основной сферой деятельности выступает семья, тогда как для мужчины – государство.

Главным условием существования государства, по Шпенглеру, является обладание им определенной формой: «...Народ существует в «форме» как государство, а род – как семья». Задача любого государства всегда быть «в форме», что может осуществляться лишь в виде «муштры». Если духовенство целиком поглощено познанием абстрактных истин, то дворянство способно выполнять свои функции, лишь постоянно воюя и получая при этом необходимую муштровку.

Опорой любого государства, по мнению Шпенглера, служит войско, поэтому государство для него лишь тогда «в форме», когда его армия «в форме», то есть находится в состоянии боевой готовности. Воинские доблести являются для Шпенглера единственно государственными. В восхвалении воинских доблестей Шпенглер доходит до абсолютизации войны. «Мировая история, – пишет он, – есть история государств. История государств – есть история войн». Даже мир он считает продолжением войны мирными средствами. Все мирные договоры между государствами, по его мнению, призваны обессилить противника, сделать неспособным организовать сопротивление. Он смотрит на войну как на естественное, историческое занятие, а народы, неспособные вести войну, он считает слабыми, недостойными существования. Поскольку сущность политики Шпенглер видит в войне, то для него укрепление государства означает укрепление армии и дипломатического корпуса.

Шпенглер противопоставляет себя либеральным теоретикам, которые, говоря о государстве, опираются на абстрактные понятия свободы, счастья и всеобщей пользы. Считая государство органическим телом, Шпенглер полагает, что для исторического существования государства важным является не выяснение его идеальных задач, а внутренний авторитет, который должен поддерживаться главным образом верой в его реальную мощь, причем этой верой должны проникнуться даже его противники.

Согласно Шпенглеру, самым важным в государстве является организация работы правительства, а не распределение политических прав. При этом надо использовать одаренных людей, заботиться о постоянстве, твердости политического руководства. Отрицательно относится Шпенглер и к излишнему вниманию к вопросам, связанным с конституцией, которая может повредить здоровью государственного организма.

Политику Шпенглер трактует как практическое ремесло со своей техникой и приемами. В зависимости от того, как правящее меньшинство владеет этой техникой, оно может удержаться у власти и стабилизировать политическую ситуацию. Шпенглер стремится показать, что реальная политика мало связана с какими бы то ни было идеями и теориями, а тем более с такими ценностями, как «справедливость», «свобода», «счастье». Истинные политики для него – это не знатоки теорий, а знатоки фактов, и действуют они в мире фактов, руководствуясь внутренним чутьем.

Задача политика состоит в том, чтобы использовать ситуацию, обстоятельства в своих целях, хотя возможности всегда ограничены объективными условиями. Что касается методов политики, то они, по мнению Шпенглера, остаются неизменными. Основным требованием к политику является умение пользоваться современными политическими средствами. Среди таких средств Шпенглер выделяет выборы и прессу. Как музыкант владеет своими инструментами, так и всякий политик должен научиться владеть политическими средствами. Чем виртуознее владеет он этими средствами, тем эффективнее его политика. Пользуясь политическими средствами, политик должен уметь вызывать в людях чувство доверия и уважения к руководству, сознание собственной силы, удовлетворенности и воодушевления.

Трактовка Шпенглером государства ясно показывает, что он является идеологом немецкой государственной бюрократии. Военное состояние общества всегда ведет к укреплению бюрократии, усилению ее политического влияния в обществе. Диктатура Гитлера является в этом смысле наглядным примером того, что может произойти, если власть военной и промышленной бюрократии становится абсолютной.

Выступая за освобождение политики от экономики, борясь со всеми проявлениями либерализма и демократии, Шпенглер остался приверженцем «чистой политики», то есть придерживался тезиса о независимости государства как от церкви, так и от экономики. По его мнению, будущими политиками будет двигать не страх Божий и не стремление к обогащению, а желание власти как таковой, желание власти ради власти, и на пути к власти их не остановят ни моральные запреты церкви, ни экономические потери. Хотя сам Шпенглер и понимал пагубность такого пути и его катастрофические последствия для культуры, но ничего другого, как предаться безумию современной ему эпохи и тем самым приблизить роковой конец, он не смог предложить. В этом состоит пессимизм консервативной трактовки политики у Шпенглера и неконструктивность многих его политических проектов.

В четвертом параграфе «Критика либеральной идеологии» показана интерпретация Освальдом Шпенглером возникновения и развития европейского либерализма. Начиная с XVIII века, либерализм в Европе стремится разрушить сословное устройство общества и призывает «вернуться к природе». Именно либерализм, по мнению Шпенглера, приводит к «диктатуре столичного пролетариата», когда все буржуазные свободы полностью отменяются и государство становится тоталитарным. Шпенглер находит аналогичные процессы в античном обществе, когда к власти пришли демагоги, которые вначале опирались на крестьян, а затем на безработные слои плебса, требовавшего «хлеба и зрелищ». Шпенглер критикует связанное с революцией и «восстанием масс» падение культуры до примитивного уровеня. Культура означает для него традицию, воспитание и нравы. Либерализм же есть стремление освободиться от культурных норм и традиций, поэтому он способствует падению культурного уровня общества.

Либерализм, по Шпенглеру, выступает против самих основ сословного общества, поэтому буржуазия, исповедующая либерализм, по своей природе антисословна. Сословия дворянства и духовенства являются с точки зрения буржуазии, «врагами народа», сама же она считает себя «гласом народа». С потерей аристократии, по его мнению, народ теряет «прирожденных руководителей жихни и хранителей вызревших и постепенно развившихся инстинктов и качеств, которым нельзя научиться из книг».

Скептически оценивая действительные возможности для участия широких масс населения в решении политических вопросов в условиях демократии, Шпенглер отмечает следующую закономерность: любое общественное движение постепенно подавляется его организацией, а организация, в свою очередь, – лидером. Вначале руководство и аппарат возникают ради программы, затем те, кто пробился в руководство, начинают цепляться за свои места ради власти и денег и, наконец, программа забывается, а организация начинает работать только ради самой себя.

К многочисленным социально-политическим теориям, которые получают широкое распространение в эпоху демократии, Шпенглер относится скептически. Появление таких теорий говорит о распространении в эту эпоху рационализма или, как его называет Шпенглер, «религии образованных». Теоретические выкладки различных учений, по мнению Шпенглера, не влияют на политический процесс, как и вопрос об их истинности или ложности. Для политики важны лишь лозунги, которые вытекают из теорий, ибо эти лозунги обладают мобилизующей силой и способны воздействовать на массы. Особое значение имеют такие слова, как «свобода», «право», «человечество», «прогресс», которые несут в себе некий священный оттенок. Шпенглер подчеркивает, что под власть этих теорий попадает только часть городского населения, примерно на два столетия, потом эти теории «прискучивают».

Шпенглер хотел бы освободить политику не только от абстрактных идей и теорий, но и от морали вообще. Настоящий политик, по его мнению, хорошо знает факты жизни и скептически относится к программам и теоретическим истинам. Шпенглер считает, что настоящий государственный деятель «находится по другую сторону истины и лжи». Он хочет освободить политика от морали. Здесь заметны отголоски ницшеанских идей, стремящихся освободить поступки людей от моральных запретов. Однако очевидно, что лишение людей моральных ограничений приведет любое общество к хаосу и гибели. Чтобы избежать двойственности данного положения, необходим институт государственной церкви, дающей моральную санкцию действиям политиков. К сожалению, в ХХ веке влияние церкви на жизнь европейского общества настолько ослабло, что немецким философам не могло прийти в голову, что политики помимо государственных интересов должны соблюдать моральные нормы и получать санкцию церкви.

Одним из важных достижений Шпенглера является исследование механизма социального регресса. Он выделил и описал те социальные силы, которые подкапывают здание культуры и в конечном счете, приводят к ее гибели. Шпенглер использует понятие «мировой революции», указывая на тот факт, что деструктивные политические силы, враждебно настроенные к любой культуре, авторитету и порядку, осознано ведут общество на край гибели. Они выдвигают и преследуют цели, которые позволят им, от природы обделенным и ущербным людям, достичь богатства и высокого положения в обществе. Это возможно только в том случае, если жизнь общества неупорядоченна, подвержена резким изменения и кризисам.

Если признаком консервативного подхода в политике считать подчинение государства церкви, то либеральный подход будет означать подчинение государства экономике. Исходя из такого определения, Шпенглер не был последовательным консерватором, он лишь предлагал освободить государство от влияния экономики. Ему не позволяло признать за католической церковью определяющее значение для европейской политики то, что он вырос в традиции немецкого протестантизма. В его политических проектах большое значение имеют великие личности, а не церковная организация. В любом случае консерватизм Шпенглера непоследователен. Он не смог, подобно Гегелю, однозначно признать за церковью силу, способную не только давать моральную санкцию для государства, но и быть ограничителем государства во всех сферах его деятельности.

Шпенглер является «негативным» консерватором, так как он выступал за освобождение государства от господства экономики, но не «позитивным» консерватором, поскольку он не призывал подчинить государство церкви. В XX веке европейское общество уже настолько модернизировалось, что представить себе возврат к феодальной политике, когда церковь была ведущей политической силой, стало уже невозможным. Тем не менее именно подчинение государства церкви является основным признаком последовательного консервативного подхода в политике, и это подсознательно чувствовал Шпенглер, о чем свидетельствует детальное изучение им мировых религий, содержащееся во втором томе «Заката Европы».

В третьей главе «Освальд Шпенглер о мировой политике» рассмотрены взгляды Шпенглера на формирование современной системы международных отношений.

В первом параграфе «Шпенглер о тенденциях развития мировой политики» отмечается важность наследия Шпенглера для становления современной науки о международных отношениях. Джон Фарренкопф пишет: ««Закат Европы»… является не только трудом, ломающим традиционные представления в философии истории. Шпенглер видел в нем нетрадиционный учебник международной политики».

По мнению Шпенглера, международная политика должна основываться на универсальной философии истории и соответствовать империалистическому духу времени. Являясь видным представителем школы реализма в международных отношениях, Шпенглер не только внес важный вклад в развитие этого направления в рамках немецкой традиции, но и оказал влияние на формирование американской внешней политики. Какие философские идеи Шпенглера определили его подход к анализу международных отношений и сформировали его представление о современной мировой политике?

0ой природе. В эпоху «высоких культур» она переходит в «высокую политику» – дипломатию, которая способна, не прибегая к непосредственному применению насилия, разрешать кризисные ситуации. Дипломатия является у Шпенглера основным методом преодоления конфликтов. Особое внимание Шпенглер уделяет кабинетной дипломатии XVIII века, которая была своеобразной вершиной развития европейского политического искусства.

Государства эпохи «высоких культур» должны, по мнению Шпенглера, постоянно вести между собой скрытую или открытую войну, чтобы оставаться «в форме». При этом внутренняя политика должна целиком служить целям внешнеполитической борьбы, а война – стать основным содержанием политики. Вся политика для Шпенглера в конечном счете война. Шпенглер не замечает, как, выступая апологетом природных процессов, он оправдывает империализм во всех его формах и проявлениях. Эгоизм наций является для него лишенным всякого морального начала незыблемым принципом, который не оставляет государствам ничего другого, как постоянно оскаливать зубы и хватать жертву при малейшей возможности. Этот своеобразный натурализм в интерпретации политики Шпенглер полностью оправдывает.

Шпенглер отмечает, что для демократии характерно исключительное внимание к внутренней политике в ущерб внешней. Любой внутренний раскол ослабляет единство нации и тем самым приводит к слабой внешней политике, а в условиях парламентаризма всегда имеются возможности внести раскол в общество при решении любой политической проблемы.

В эпоху цивилизации особую значимость приобретает примат внешней политики. Увлечься внутренними проблемами в данной обстановке означало бы потерять влияние на международные дела и сделаться жертвой внешнего агрессора. Нации должны быть постоянно готовы отразить внешнюю агрессию, и любые внутренние раздоры и неустройства могут послужить лишь поводом для подобной агрессии.

Шпенглер говорит о начавшейся в Европе эпохе мировых войн. Борьба ведущих европейских держав за мировое лидерство проявилась уже в Первой мировой войне. Шпенглер анализирует международное положение, рассматривая его главным образом через призму противостояния «белых» и «цветных» народов. Он считает, что Франция навсегда утратила свою стратегическую роль в мире. К самим французам Шпенглер относится с явным презрением, считая этот народ анархичным по своей природе. Последнюю черту отмечает он и у итальянцев. В Англии и англичанах Шпенглер видит главных врагов Германии. Особое международное положение имеет, по мнению Шпенглера, Япония, которая хорошо защищена морями и является конкурентом Америки. В своем анализе Шпенглер основывается на сопоставлении географических факторов, обращается к данным истории развития вооружений. Так, по его мнению, смена определенных видов вооружений всегда ведет к выигрышу одних стран и потере былого стратегического положения другими.

В своих работах Шпенглер уделяет особое внимание анализу стратегического положения Германии. Как консервативно настроенный патриот и националист, он во многом абсолютизирует Германию, считая ее роль в современном мире очень важной. По мнению Шпенглера, Германия не остров и, в отличие от Англии, в ней неприемлем либерализм, поскольку всегда остро стоит вопрос об обороне. Германия была полем для столкновений как внутри Европы, так и с восточными соседями. «Срединное» положение Германии между Европой и Россией дает ей и немало выгод. Основной упрек Шпенглера в адрес немцев состоит в том, что они привыкли мыслить узкими категориями, их кругозор очень органичен, они провинциальны, тогда как в современных условиях борьбы за мировое господство необходимо мыслить шире, в глобальном масштабе.

Шпенглер не придавал большого значения Америке как прямой наследнице Англии в борьбе за мировое господство. Для него в качестве основного было противостояние Англии и Германии, причем Англия в своем могуществе опиралась на островные колонии, а Германия на ресурсы Восточной Европы. В этом противостоянии перевес сил находился на стороне Германии, которая, после ухода с исторической арены Франции, стала представительницей всех континентальных государств Европы. Шпенглеру казалось, что если Англия и США не выступят единым фронтом, то материковые государства Европы не в состоянии выдержать напора Германии. Ошибка Шпенглера состояла в том, что он считал не Америку, а Германию наследницей Рима. Крах надежд Шпенглера на мировое господство Германии заметен уже в его пессимистических оценках, касающихся некоторых тенденций внутриполитического развития страны.

Шпенглер косвенно указывает не только на грядущую мировую войну, но и предсказывает события послевоенной истории, вплоть до наших дней. В его работах описан феномен холодной войны, с особой полнотой развернувшейся после Второй мировой войны. Он охорактеризовал основные черты гонки вооружений, определившей политические судьбы XX века.

Большое внимание Шпенглер уделяет проблеме ислама в мировой политике. После теракта 11 сентября 2001 года в Америке проблематика политической роли ислама в современной мировой политике стала одной из основных. Ислам проявляет большую активность не только в арабских странах, но и на Западе, где находит много своих сторонников. По мнению Шпенглера росту влияния ислама способствовала Первая мировая война.

Шпенглер заметил, что некоторые современные тенденции развития мировой экономики способствуют ослаблению внимания к политической сфере, что приводит к снижению обороноспособности государств. Подобная пацифистская трактовка мировой политики характерна для многих современных либеральных теорий, согласно которым мировая политика должна уступить место мировой экономике. Шпенглер указывает на опасности этих иллюзий. Критикуя либеральный подход в международных отношениях, он отмечал, что невнимание к обороноспособности может привести любую нацию к гибели, поскольку империалистический характер современной эпохи для него был очевиден. Будущее цезаристское правление, по мнению Шпенглера, будет не только не пацифистским, но и даже не либеральным, поскольку политическая инициатива перейдет в руки частных лиц, отдельных выдающихся личностей, которые будут свирепо бороться друг с другом, удовлетворяя свои личные амбиции.

Известно, что министр иностранных дел США Генри Киссинджер находился под влиянием идей Шпенглера и даже подарил экземпляр «Заката Европы» президенту Никсону. Збигнев Бжезинский очень озабочен тем, чтобы эти, во многом неутешительные для Запада прогнозы Шпенглера не осуществились на практике, хотя часть из них уже была реализована в XX веке. Эти факты говорят об актуальности прогнозов Шпенглера для современной международной политики.

Шпенглер не только повлиял на политические дискуссии своего времени, но и стал одним из классиков реалистической школы в международных отношениях. Его можно считать одним из основоположников современной науки о международных отношениях. Несмотря на ряд неправильных прогнозов внешнеполитического развития, Шпенглер верно охарактеризовал основные черты современной эпохи, эпохи империалистической борьбы государств за мировое господство. Ему удалось выделить основные особенности развития международной политики XX века, такие как холодная война и гонка вооружений, развитие научно-технических достижений, повышение роли ислама и России в будущем мировом устройстве.

Во втором параграфе «Шпенглер о проблеме наций и национальных государств» рассмотрено толкование Шпенглером национальных и расовых проблем, а также его трактовки демографических проблем, с которыми столкнулась Европа в XX веке.

Проблема наций и национализма является одной из важных проблем немецкой политической философии. Дело в том, что в силу исторических обстоятельств Германия – одна из последних европейских стран, перед которой встал вопрос создания единого национального государства. Так называемый «немецкий вопрос» состоял всегда в невозможности объединить традиционно очень разрозненные в политическом отношении области под единой государственной крышей. Впервые это стало возможным в XIX веке за счет расширения Пруссии, которая включила в себя после победы над Наполеоном почти все немецкие земли, за исключением Австрии. Бисмарку удалось создать первое немецкое национальное государство, однако, вследствие поражения в Первой мировой войне этот процесс вновь затормозился. Высокие контрибуции и оккупация Рурской области нанесли серьезное оскорбление национальной гордости немцев. Старый «немецкий вопрос» вновь встал с особой острой.

Шпенглер делит все народы на первоначальные, культурные и феллахские. Первые живут до появления «высоких культур», последние появляются в эпоху цивилизации. Народы, по Шпенглеру, являются духовными единствами. Вопреки распространенному мнению, Шпенглер считает, что не народы создают культуру, а, наоборот, культура создает народы. В рамках одной «высокой культуры» возникают народы «одного культурного стиля». Народы, которые живут во время «высокой культуры», Шпенглер называет нациями. В отличие от первоначальных народов, культурные народы имеют правящее меньшинство. Это меньшинство действует от имени всего народа, но полностью не отождествляет себя с ним. Высокая историческая роль, которую Шпенглер отводит правящему меньшинству, говорит об элитарности политической концепции немецкого философа. Как только на последних стадиях эволюции «высокой культуры» меньшинство теряет свое значение, а массы начинают влиять на политику, культура постепенно приходит в упадок.

По мнению Шпенглера, «высокая культура» возможна лишь там, где присутствует несколько народов, взаимодействующих между собой. Как в природе освободившееся место занимается другими видами животных и растений, так и в политике те, кто перестает бороться за свой «поток существования», тотчас же теряют его. Этот биологизм Шпенглера в интерпретации политики сближает взгляды немецкого ученого с идеями Чарльза Дарвина и его последователей, социал-дарвинистов, которые говорили о политике как о вечной борьбе за существование. Борьба между народами и постоянные войны способствуют, по мнению Шпенглера, тому, что народы находятся в «форме», что в свою очередь является важным условием развития их духовной и материальной культуры.

Шпенглер подвергает критике «романтическое» понятие «народ», которое после Великой французской революции стало господствующем. Перенося национальные проблемы на антропологический уровень, Шпенглер превращает проблему наций в расовую проблему. Философ не использует понятие «народ», он говорит о племенах с кровно-родственными связями, живущих в определенном ландшафте и имеющих общий язык. Тем не менее Шпенглеру не удалось полностью отказаться от использования понятия «народ». Понятие расы Шпенглер трактует как некое духовное качество, свидетельствующее о правильных инстинктах людей. Расу он понимает не как изначально данный факт, связанный с происхождением человека. Раса у Шпенглера тесно переплетается с понятием чести, и ее, как и честь, можно потерять.

Понятие расы Шпенглер использует для обозначения естественных влечений к утверждению жизни. Это здоровые инстинкты, преодолевающие сопротивление среды. Народы обладают расой, как правило, в начале своего исторического существования. По мере развития их расовые признаки постепенно теряются. Расовые признаки в наибольшей степени свойственны военным, а в наименьшей степени – ученым. Понимание Шпенглером расы отличается от распространенного тогда мнения, что раса – это навсегда приданная народу совокупность признаков, выделяющих его среди других. По Шпенглеру, расой обладают в той или иной степени все народы. В одном и том же народе могут быть индивиды, обладающие расой (они обладают честью) и не имеющие ее (низменные, падшие натуры).

загрузка...