Delist.ru

Философия политики Освальда Шпенглера (15.06.2007)

Автор: Афанасьев Валерий Владимирович

Непризнание Америки в качестве центра новой мировой империи не помешало Шпенглеру высказать много верных предсказаний относительно развития системы международных отношений в XX веке.

Несмотря на предвидение будущего развития российской культуры, Освальд Шпенглер, как и многие европейские авторы, в целом критически относился к России, считая ее представительницей Азии и относя русских к «цветным» народам.

Идеи Шпенглера были восприняты и развиты представителями различных наук: истории (А. Тойнби), социологии (П. А. Сорокин), этнологии (Л. Н. Гумилев), футурологии (О. К. Флехтгейм).

Наиболее известным последователем политической философии Шпенглера стал Самуэль Хантингтон, что говорит об актуальности его наследия для современной политической науки.

Структура диссертации. Для достижения вышеуказанных целей приспособлена и структура диссертационного исследования, состоящая из введения, четырех глав, заключения и списка использованной литературы. В первой главе исследуются истоки философии Шпенглера и его концепция «высоких культур». Во второй главе анализируются понятия либерального и консервативного в политической философии Шпенглера. В третьей главе речь идет о проблемах мировой политики и возможностях использовать предложенную Шпенглером методологию для решения актуальных международных проблем. В четвертой главе рассмотрены последователи политической философии Шпенглера, определяется их место в современных научных дискуссиях.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность избранной темы, рассматривается степень ее научной разработанности, формулируются цель и задачи исследования, раскрывается новизна работы.

В первой главе «Основные идеи политической философии Освальда Шпенглера» исследуются истоки политических идей, выясняются основные положения его философии истории, анализируются разработанные им этапы политической эволюции «высоких культур».

В первом параграфе «Предшественники и современники Освальда Шпенглера» речь идет о зарубежных и российских предшественниках Шпенглера.

В своих работах Шпенглер часто сравнивает Гёте и Ницше, называя их своими предшественниками. Если Гёте для него являлся представителем эпохи расцвета европейской культуры, то Ницше – представитель конца XIX века – времени начинающегося заката европейской культуры. По мнению Шпенглера, Ницше первый почувствовал «темп» истории, отказался от понятия «человечества», попытался понять чужие культуры. Шпенглер, однако, считал, что Ницше не смог освободиться от исторического схематизма. Шпенглер даже называет исторические конструкции Ницше «провинциальными».

Среди немецких историков XIX века в качестве предшественников Шпенглера можно выделить Карла Фольграффа и его ученика Эрнста фон Лазо, которые задолго до Шпенглера не только описали исторические циклы, но и высказали много других его идей. Эрнст фон Лазо опубликовал в 1856 году книгу «Новая попытка философии истории, основанной на истинных фактах». В работах Шпенглера встречаются такие идеи Лазо, как биологические метафоры, сравнение античной и западной культуры, представления о закате и гибели культур. Лазо рассматривает человечество как большой организм, который проходит в своем развитии стадии детства, юности, зрелости и старости. Идеи Фольграффа и Лазо впоследствии были воспроизведены немецким историком Генрихом Рюккертом в его «Учебнике всемирной истории в органическом представлении» (1857), который получил известность и в России.

Шпенглер заимствовал многие идеи современных ему философов, однако основную роль в становлении его мировоззрения сыграла традиция философии жизни, берущая свое начало у Шопенгауэра, Гартмана и Ницше. Что касается философии истории Шпенглера, то особое значение для него имела баденская школа неокантианства, в рамках которой развивалась идея принципиальной «непознаваемости» истории, своеобразный исторический агностицизм.

Шпенглер, тем не менее, испытал влияние Гегеля. Он использовал метод триад, несколько напоминающий гегелевскую логику. Так, любое историческое явление имеет у него первоначальную, развитую и конечную форму. Например, правящее меньшинство «высокой культуры» имеет форму вначале сословия, затем партии и, наконец, свиты. Насколько ценил Шпенглер философию Гегеля, настолько же он испытывал отвращение к марксистской философии, которую называл «экономическим дарвинизмом». Критикуя марксизм, Шпенглер указывал на его «негосударственный характер», «критический» и «теологический» способ мышления. Он предлагает рассматривать марксизм в рамках английской традиции, которая, по его мнению, противостоит немецкой.

Кроме немецких авторов на мировоззрение Шпенглера оказали влияние и российские ученые. В научной литературе в этой связи часто обращают внимание на Николая Яковлевича Данилевского. Использовал ли Шпенглер теорию Данилевского о культурно-исторических типах, до конца не ясно, но даже если не было непосредственного знакомства, то было опосредованное влияние через работы Генриха Рюккерта. О близости идей Н. Я. Данилевского и Шпенглера помимо А. Лютера, М. Швартца, Р. Мак-Мастера писали Н. А. Бердяев, П. О. Лосский, П. А. Сорокин, Н. В. Тимашев, X. Хьюдж, Г. Мюллер, Ф. Лантинк и др. Н. Я. Данилевский в своей книге «Россия и Европа» (1869) предвосхищает многие идеи Шпенглера.

Другим известным российским предшественником Шпенглера является Константин Николаевич Леонтьев. Он, как и Данилевский, написал свои работы несколькими десятилетиями раньше Шпенглера. Будучи учеником Данилевского, Леонтьев попытался внести определенные коррективы в учение своего учителя, прежде всего освободив его теорию от либеральных иллюзий. Антилиберальный пафос приблизил идеи Леонтьева к мировоззрению Шпенглера. Философию Леонтьева и Шпенглера сближает эстетический аристократизм, анализ культурно-исторических форм, морфология растительных и животных форм с формами общественными, консерватизм и критика демократии. Положив в основу взгляда на историю сравнительную морфологию, то есть науку о формах, Шпенглер, как и Леонтьев, считает богатство форм признаком общественного развития.

Макс Вебер бесспорно принадлежит к наиболее заметным представителям политической науки Германии того времени. Обладая большим научным авторитетом, он несколько свысока относился к идеям Освальда Шпенглера. Имели место их публичные дискуссии и частные беседы. Однако, они обнаружили мало общих идей, поэтому их контакты остались незначительными. На одной из встреч на семинаре в Мюнхене в 1920 году Веберу удалось подвергнуть критике основные положения шпенглеровской концепции. Хотя он в целом высоко оценил инновационные идеи Шпенглера, однако называл его «поэтом».

В своем выступлении «Политика как профессия» Макс Вебер заочно спорит со Шпенглером, не называя его имени. Он скептически оценивает попытки некоторых авторов играть роль пророков. Нет ссылок на работы Вебера и у Шпенглера. Общим моментом обоих авторов является установка на то, что отдельная личность практически не может повлиять на ход истории, понять и изменить судьбу народа. Это своего рода исторический агностицизм, который делает абсурдной всякую попытку найти в истории какой-то смысл. Важным отличием Шпенглера от Вебера было отношение к бюрократическому государству. Если Шпенглер выступал идеологом бюрократической модели государства, то Вебер обратил внимание на недостатки бюрократии и всячески их разоблачал. По мнению Вебера, бюрократизированное общество теряет чувство ответственности, поэтому каждый гражданин должен сохранить это чувство. Если Вебер говорит о бюрократическом обществе абстрактно, то Шпенглер всегда имеет в виду немецкое общество и задачи, необходимые для исторического существования, он формулирует также исключительно для немецкого общества. В целом политические воззрения Макса Вебера и Освальда Шпенглера во многом совпадают.

На политические взгляды Освальда Шпенглера повлияли идеи так называемой «консервативной революции» в Германии. Консервативная революция – заметное идеологическое течение в Германии в период между двумя мировыми войнами. Здесь мы встречаем, кроме Шпенглера, такие имена, как Артур Мёллер ван ден Брук, Эрнст Юнгер, Карл Шмитт и другие. Отвергая порядки Веймарской республики, консервативные революционеры предлагали вернуться не к Вильгельмовской эпохе, а к более ранним этапам истории Германии, которые они во многом идеализировали. Многие консервативные революционеры надеялись на появление нового харизматического вождя, который бы стал гарантом выполнения законов.

Карл Шмитт занимался не только юридическими вопросами, но также внес большой вклад в развитие политической философии в Германии. Так, ему принадлежит известная работа «Понятие политического» (1928), где он определяет сущность политических отношений через дихотомию «друг – враг». Хотя Шпенглер не использовал такое понимание политики в своих работах, однако антидемократическая идея Карла Шмитта о необходимости тоталитарного государства близка мировоззрению Шпенглера. Значительный вклад внес Карл Шмитт и в развитие популярного тогда в Германии геополитического подхода. Его трактовка противостояния суши и моря почти целиком вписывается в схему противостояния интересов Англии и Германии, пропагандировавшуюся консервативными революционерами. По сути дела, Шмитт дает более глубокую историко-философскую трактовку этой позиции. Хотя Шпенглер непосредственно не занимался проблемами геополитики, однако использование геополитической аргументации заметно в его последних работах, посвященных анализу мировой политики, например в работе «Годы решения».

Шпенглеровское деление «высоких культур» на периоды культуры и цивилизации восходит к работе Фердинанда Тённиса «Общинность и общество» (1887). У Тённиса ясно сформулирована и идея разложения общества, нашедшая свое развитие в трудах Шпенглера. Некоторые исследователи обращают внимание на сходство политической философии Шпенглера с работами Эрнста Юнгера, также заметной фигуры среди немецких консервативных революционеров. Как и Шпенглер, Юнгер в своей книге «Рабочий» (1932), указывая на немецкие исторические традиции, пытается освободить рабочее движение в Германии от марксизма. Критикуя буржуазию, он считал, что буржуазия по своему духу женственна. Полностью в духе Шпенглера Эрнст Юнгер, по аналогии с солдатом, рисует героический образ немецкого рабочего со своим строгим кодексом чести, дисциплиной, чувством ранга. Юнгер призывает не смешивать рабочий класс с так называемым «четвертым сословием» – городской массой люмпенов и безработных. Эти идеи отчасти были воспроизведены Шпенглером в его работе «Годы решения» (1933).

Во втором параграфе «Шпенглер о политической эволюции «высоких культур» анализируются периоды в политической истории культур. Анализ Шпенглером политической эволюции «высоких культур» во многом совпадает со схемой, предложенной в свое время Платоном. Идеальной формой государства Шпенглер, как и Платон, считает аристократическую монархию. Большое сходство между двумя мыслителями имеется и в характеристике ими периодов политического правления, следующих за аристократической монархией. У Платона это тимократия, олигархия, демократия и тирания. У Шпенглера им соответствуют наполеонизм, капитализм, демократия и цезаризм. Как и у Платона, у Шпенглера центральную роль в государстве играют два сословия. «Философам» и «стражам» Платона соответствуют у Шпенглера духовенство и дворянство. В отличие от Платона у Шпенглера основную роль в государстве играет не духовенство (философы), а дворянство (стражи). Как и Платон, Шпенглер абсолютизирует роль этих двух сословий не только для развития государства, но и для развития культуры. Как только они сходят с исторической арены, уступая место буржуазии, культура входит в полосу кризиса, которая заканчивается крушением национального государства.

Как и Платон, Шпенглер большое внимание уделяет идеальному государству, но в отличие от Платона, для которого характерен антропологический подход, Шпенглер пишет об идеальном государстве исторически, т. е. он стремится выяснить, из какой политической формы вырастает идеальное государство и в какую форму перерастает. Платон в своем трактате о государстве рассуждает о том, какие сословия должны существовать в идеальном государстве и каковы условия их жизни. Речь идет прежде всего об описании им быта двух основных сословий – «философов» и «стражей». Похоже построена и философия политики Шпенглера, в которой при выяснении особенностей исторического быта духовенства и дворянства проглядывает структура идеального аристократического государства. Не исключено, что Шпенглер опирался на идеи Платона при создании своей концепции государства.

Предложенная Шпенглером схема политической эволюции «высоких культур» еще недостаточно проанализирована в отечественной научной литературе, однако именно в ней содержится суть шпенглеровской политической концепции и тот научный инструментарий, который Шпенглер применяет не только для анализа европейской политики, но и для оценки политической ситуации во всем мире.

Во второй главе «Консервативная идеология Освальда Шпенглера» речь идет о роли Шпенглера в формировании национальной идеологии в Германии после Первой мировой войны. Поражение Германии вызвало идеологическую дискуссию, результатом которой стала националистическая идеология, впоследствии приспособленную фашизмом к своим целям. Вклад Шпенглера в развитие политического консерватизма был настолько значительным, что его идеи приобрели впоследствии общеевропейское и даже общемировое значение.

Во первом параграфе «Освальд Шпенглер как идеолог «консервативной революции»» анализируется новое для Германии того времени идейное направление, которое получило в литературе название «консервативной революции». Важным отличием консервативных революционеров от либералов и коммунистов было то, что их идеология носила не интернациональный, а национальный и даже националистический характер. Под свой национализм они подводили глубокий философский фундамент. Консервативные революционеры выдвигали националистические идеи, поскольку в Германии после поражения в Первой мировой войне вновь остро встал вопрос о создании единого немецкого государства. После прихода нацистов к власти часть консервативных революционеров открыто перешла на сторону Гитлера, другие же не только отказались сотрудничать с новой властью, но и подвергли критике национал-социализм. В числе последних был и Освальд Шпенглер.

Роль Шпенглера, в качестве одного из ведущих представителей консервативных революционеров обозначилось после выхода в свет в его работы «Пруссачество и социализм» (1920). Основной идеей этой работы явилось противопоставление немецкого и английского варианта империализма. Эта идея является сквозной для всех консервативных революционеров, которые видели Первую мировую войну прежде всего как борьбу Англии и Германии за мировое господство.

Консервативные революционеры выступали за признание Германии в качестве мировой державы. Этому высокому статусу не соответствовали те унизительные условия, которые были сформулированы в Версальском миром договоре. Эта точка зрения нашла широкий отклик во всех слоях тогдашнего германского общества и породила целый спектр политических движений, выступавших под националистическими лозунгами.

Пытаясь взглянуть на понятия капитализма и социализма по-новому, Шпенглер утверждает, что эти два вида современного империализма уходят своими корнями глубоко в саму идею собственности, которая лежит в основании любой политики. Собственность, владение может выступать в качестве добычи или в качестве власти. Исторические истоки капитализма и социализма Шпенглер видит соответственно у викингов и у рыцарских орденов. От последних идет так называемый «прусский стиль», который означает уважение к рангу, восприятие жизни как службы, стремление к самовыражению в своем труде, подчинение личной воли общим обязанностям. Этому стилю противостоит идущее от викингов английское стремление к успеху, богатству, конкурентная борьба за свои личные интересы, индивидуальная свобода и инициатива. В силу этого англичанам ближе демократические ценности, а немцам – ценности социального государства и подчинение интересов личности интересам государства.

Так же, как англичане придумали либерализм, а французы – демократию, немцы, по мнению Шпенглера, являются создателями «истинного» социализма. В основе его лежит так называемый «прусский инстинкт». Шпенглер понимает социализм как систему «воли к власти», имеющую империалистическую цель – «свободу действия вопреки сопротивлению собственности, рождения и традиции».

Считая Англию родиной рабочего движения, Шпенглер полагал, что в Англии господствует тип торговца, который мыслит деньгами. Этот тип развился в двух направлениях. С одной стороны, это биржевые спекулянты, которые, основываясь на фиктивном капитале, стараются подчинить себе предприятия, с другой стороны, рабочие, которые через свои профсоюзные организации и партии оказывают на руководство предприятий давление снизу, главным образом через требование повышения зарплаты. Только немцы способны противостоять английскому либерализму и французской демократии, которая является ничем иным, как легализованной анархией. «Прусский стиль», означающий для Шпенглера служение государственному долгу, доходящее до самопожертвования.

Шпенглер всегда относился с настороженностью и иронией к национал-социалистам, позицию которых он оценивал как упрощенчество и профанацию важных для него идей. Самого Гитлера он считал недостойным роли первого лица в Германии. Шпенглер, однако, до определенного времени надеялся, что фашизм может трансформироваться из партии в свиту нового немецкого лидера, но массовые акции национал-социалистов и преследование ими отдельных консервативно настроенных представителей интеллигенции показали, что это движение не способно сыграть консолидирующую роль. Шпенглер оценивает фашизм как промежуточное явление, связанное с переходом от демократии к цезаризму, развивающееся в городской среде, как массовую партию с шумной агитацией. После прихода фашистского режима к власти Шпенглер нашел в себе достаточно мужества, чтобы ясно выразить свое несогласие с позицией национал-социалистов.

Можно выделить следующие важные моменты, отличающие философию политики Шпенглера от идеологии национал-социализма: культурный пессимизм, отсутствие принципа «народности», небиологическое понимание расы. Особую неприязнь у Шпенглера вызывал расизм национал-социалистов. Кроме теоретических разногласий имела место и личная неприязнь между Шпенглером и Гитлером. Гитлер критиковал Шпенглера за консерватизм и недооценку расового вопроса. Таким образом, видно, что отношение Шпенглера к национал-социализму было амбивалентным. Шпенглер был по отношению к близким ему национальным идеям максималистом, и поэтому, когда под национальными лозунгами к власти пришли национал-социалисты, он ясно увидел в них ненавистных ему представителей низших городских слоев, далеких от подлинной культуры. Как высокоинтеллигентному человеку, очень тонко чувствующему все культурно возвышенное, как утонченному эстету и в душе аристократу, ему трудно было свыкнуться с простыми хамоватыми манерами нацистов, а главное – с их ненавистью к культуре. Не нравилась ему и фигура нового фюрера, который представлялся Шпенглеру слишком комичным для роли немецкого цезаря. Все это и привело в конечном счете к разрыву с верхушкой НСДАП, уходу от реальной политики и, возможно, послужило причиной преждевременной смерти Освальда Шпенглера.

Во втором параграфе «Понимание либерализма и консерватизма» речь идет о том, как Шпенглер пытается развести понятия либерального и консервативного, выступая с критикой либерализма и обосновывая историческую актуальность консервативной политики.

По мнению Шпенглера в любой «высокой культуре» общество при переходе к цивилизации начинает делиться на две части. Одни стремятся разрушить выработанные веками культурные формы, другие – сохранить их. Так появляются два лагеря: либеральный и консервативный, которые ведут между собой непримиримую борьбу. В консервативный лагерь входит, по Шпенглеру, небольшое количество людей, которые на основе уверенного инстинкта правильно видят политическую действительность, пытаются предотвратить падение «высокой культуры». Представителями этого лагеря являются Берк, Питт, Веллингтон, Дизраэли в Англии, Меттерних, Гегель и Бисмарк в Германии, Токвиль во Франции.

Консерваторам противостоят либералы, которым Шпенглер дает такую характеристику: «В либеральный лагерь входят все, кто имеет городскую интеллигентность или по крайней мере восхищается ею… Это критический разум XVIII века, разбавленный и упрощенный для потребления духовными посредственностями». Истоки либерализма Шпенглер видит в стремлении к свободе, которое является признаком разложения органически сложившегося общества. Эту идею Шпенглер, вероятно, воспринял у Платона, который считал, что стремление к свободе способствует утрате привычки подчиняться властям и приводит к падению авторитета государства. В результате расчищается почва для тиранического правления. Как говорит Платон, люди, отказавшись подчиняться законным правителям, попадают под власть преступников.

По мнению Шпенглера, либеральная идея преследует одну цель – мировую революцию, движущей силой которой являются «профессиональные демагоги». Путем методической агитации они стремились вызвать у крестьян, а затем у и рабочих недовольство своим положением, чтобы спровоцировать их на революционные выступления. Шпенглер критикует как либерализм, так и коммунизм, которые для него являются началом и концом идеологии революции. Один является идеологией буржуазии, другой – низших классов общества, но оба имеют общую цель борьбы с остатками сословного общества и прежней культуры.

Шпенглер выступает против либерального тезиса о первенстве экономики над политикой. Для него такая установка является только признаком слабости современной политики. Когда не стало в Европе крупных государственных деятелей, на первый план выступили руководители промышленности и бизнеса, но не потому, что они лучше политиков, а потому что некем их больше заменить. Усиленное внимание к экономике в ущерб политике является для Шпенглера следствием старения европейских народов, которые хотят устроить свою жизнь как можно спокойнее и комфортабельнее, о чем косвенно свидетельствует и распространение пацифизма. Шпенглер считает, что господство экономики над политикой является предпосылкой для различных кризисов. Причиной современных экономических трудностей является процесс падения авторитета государства. По мнению Шпенглера, чем крепче государство, тем лучшие условия существуют и для ведения экономической деятельности и, наоборот, ослабление государства приводит всегда и к краху экономики.

Понятия либерального и консервативного Шпенглер углубляет дальше через дихотомию «левое» – «правое». «Правым» для Шпенглера является все консервативное и аристократическое, противостоящее либеральным тенденциям. «Правое» он связывает с наличием расы, что означает сохранение первоначальных инстинктов, и с так называемым «прусским стилем». Примирение между «правыми» и «левыми» невозможно. Все, кто стремится занять промежуточную позицию, обречены на неуспех, ибо воля к середине является «старческим желанием покоя любой ценой». Невозможно, по мнению Шпенглера, достичь единства даже внутри одной партии. Рано или поздно любая партия придет к расколу.

Освальд Шпенглер, безусловно, являлся представителем политического консерватизма в Германии. Однако, выдавая себя за аристократа, по своему происхождению он не был таковым. Шпенглер понимал, что прежняя аристократия в эпоху господства буржуазии вынуждена становиться в ряды консервативной партии. Тот факт, что Шпенглер критиковал гитлеровский режим, говорит о принадлежности филоосфа не к левому, «националистическому», а к правому, «аристократическому» крылу немецкой консервативной партии.

Шпенглер был консерватором и выступал за сохранение традиций, но его консерватизм оказывается непоследовательным, поскольку старые традиции в его эпоху были уже в значительной мере утрачены и связь поколений нарушена. Традиции со временем уступают место индивидуализму классов, слоев, отдельных личностей. Как и традиционный консерватизм XIX века, Шпенглер рассматривал общество как органическое явление, однако существенным отличием от традиционного консерватизма является отсутствие опоры на религию.

загрузка...