Delist.ru

Политический риск в обеспечении военной безопасности: теория и основы управления (15.05.2007)

Автор: Брега Александр Васильевич

г) по степени свободы выбора рискованных действий субъектом. Данное основание указывает на характер (свободный или вынужденный) мотивации рискованных действий, который определяет их добровольность или недобровольность;

д) по типичности возникновения. По этому критерию можно выделить регулярный риск (внутренне присущий данному объекту и/или ситуации) и спорадический риск, т.е. нерегулярный (даже в большей мере неожиданный) риск, вызываемый исключительно редкими событиями и форс-мажорными обстоятельствами;

?????????a

??????????a

7лен на следующие два вида: предсказуемый (прогнозируемый), т. е., который можно предвидеть и непредсказуемый (непрогнозируемый);

ж) по степени приемлемости. Фактически каждый субъект обеспечения военной безопасности, планируя и осуществляя свою деятельность, производит оценку приемлемости (допустимости) риска. По ее результатам определяются следующие виды политического риска: допустимый, критический, катастрофический;

з) по направленности. Основанием служит внутри- или внешнеполитическая сфера возникновения риска. Внутриполитический риск обычно связан с нежелательными последствиями для военной безопасности в результате внутренних событий. Это риски, которые проявляются в национальном масштабе и не выходят за границы одной страны. Внешнеполитический риск определяется наднациональными (международными) условиями и факторами;

и) по своевременности осуществления рисковой деятельности. Здесь основанием выступает момент осуществления рисковой деятельности в соотнесении с объективными тенденциями развития военно-политической ситуации. Виды политического риска, согласно этому основанию, могут классифицироваться как: опережающий, своевременный и запаздывающий;

к) по масштабам последствий. По этому критерию можно выделять микрориск, связанный с отдельными аспектами обеспечения военной безопасности, который не оказывает существенного влияния на функционирование всей системы безопасности. В отличие от этого макрориск распространяется на большинство субъектов и объектов военной безопасности в национальных масштабах, т. е. затрагивает все социальные слои общества. И, мегариск – это глобальный уровень, его существование связано с общемировыми, глобальными военно-политическими процессами;

л) по степени распространенности. Согласно этому критерию выделяются распространенные риски (характерные для большого числа однотипных объектов) и уникальные риски (встречающиеся только в отношении отдельных объектов, например, риски применения атомного оружия);

м) по степени актуализации. Основа этой классификации определяется через категории «возможность» и «действительность». Соответственно, потенциальный политический риск – это собственно любая проблема военной безопасности, которая при определенных условиях имеет реальную возможность стать политической, всеобщей. Когда же возникает потребность в актуализации рискованной деятельности, субъект обеспечения военной безопасности «переводит» потенциальный риск в реальную плоскость, то есть в наличный риск.

В исследовании диссертант выделил и охарактеризовал только некоторые основания, по которым можно осуществить классификацию политического риска в обеспечении военной безопасности, хотя их может быть и больше. Так, политический риск можно классифицировать и по таким основаниям как наличие аналогов решения: ординарный и неординарный, или по планируемости: планируемый и непланируемый. Кроме того, на практике не всегда возможно провести классификацию по нескольким критериям до такого состояния, чтобы политические риски в каждой группе были практически одинаковы (однородны). Это связано с ограниченностью познания наблюдаемых объектов, уникальностью некоторых политических рисков, комплексным характером их возникновения, неполной информацией и некоторыми другими факторами.

5. Технология и принципы управления политическими рисками в решении задач обеспечения военной безопасности. Управление политическим риском в обеспечении военной безопасности представляет собой деятельность по предупреждению, нейтрализации или снижению негативных последствий для личности, общества, государства, возникающих в результате незапланированного развития событий военно-политического и иного характера, а также ошибок субъектов военной безопасности.

В функциональном плане процесс управления политическим риском может быть представлен следующим алгоритмом: диагностика проблемы и определение цели управления риском; разработка альтернатив и выбор наиболее предпочтительной; выработка стратегии и программы управления; осуществление практических мер и контроль над их реализацией. Общей целой установкой этого процесса является поиск и выбор субъектом обеспечения военной безопасности наиболее обоснованного решения в ситуации политического риска, а также разработка системы мер, снижающих негативные последствия в случае их наступления.

Диссертант считает, что управление политическим риском в обеспечении военной безопасности не какой-то обособленный, самостоятельно оформленный вид управленческой деятельности. Другими словами, управление политическими рисками представляет одну из функций системы управления военной безопасностью, осуществление которой, конечно же, невозможно без наличия объекта и субъекта, методов и соответствующих средств. Помимо этого управление рисками включает и связующие процессы – причинно-следственные и временные отношения между названными элементами, а также информационные каналы, посредством которых осуществляется внутренняя и внешняя коммуникация системы управления обеспечением военной безопасностью.

Как и любой вид управленческой деятельности, управление политическими рисками в обеспечении военной безопасности должно опираться на определенные принципы. По мнению автора, наиболее важными принципами управления политическими рисками в такой сложной сфере деятельности как обеспечение военной безопасности являются следующие:

- принцип системности предполагает, что процесс управления политическими рисками в обеспечении военной безопасности должен организовываться на основе: а) четкой целевой взаимосвязанности всех подсистем обеспечения военной безопасности в каждый конкретный момент (интервал) времени; б) целостного рассмотрения различных аспектов и проблем управления рисками; в) учета всех возможных вариантов управления риском и их последствий; г) не допущения антагонизма между целями управления конкретными политическими рисками и интересами устойчивого развития общества;

- принцип проблемной ориентированности требует своевременного предвидения проблемных ситуаций в деятельности субъекта обеспечения военной безопасности. Управление политическими рисками должно не только предполагать эффективное вычленение и диагностику будущих проблем в обеспечении военной безопасности, но и поиск способов, позволяющих «снять неопределенность» при их решении;

- принцип декомпозиции заключается в том, что сложная политическая проблема в обеспечении военной безопасности должна быть разделена на отдельные самостоятельные задачи непосредственно решающие данную проблему. Следование настоящему принципу позволяет снижать уровень чрезмерной заорганизованности и централизации при управлении рисками;

- принцип учета внешних и внутренних ограничений означает необходимость постоянного отслеживания и соотнесения действий субъекта обеспечения военной безопасности с условиями и факторами (социальными, экономическими, военно-политическими и др.), ограничивающими его возможности. Например, такими ограничителями могут выступать международные и национальные нормативно-правовые акты, общественное мнение, материальные, финансовые, административные, информационные и военные ресурсы и факторы, интересы и военная мощь других государств и др.;

- принцип адекватности направлен на поддержание соответствия целей и содержания деятельности по управлению политическим риском конкретной военно-политической ситуации и возможностям общества и государства обеспечить требуемый уровень защищенности от военной опасности. Другими словами, он выражает необходимость выдерживать соразмерность целей и предпринимаемых действий субъектов обеспечения военной безопасности, как их возможностям, так и возможностям общества;

- принцип гибкости и адаптивности требует от субъекта обеспечения военной безопасности умения приспосабливаться к стремительно меняющимся военно-политическим условиям и своевременно реагировать на возникающие военные вызовы, опасности и угрозы, а также быть способным контролировать неблагоприятно развивающуюся ситуацию;

- принцип многокритериальности задач управления рисками позволяет одновременно использовать весь комплекс моделей, которые могут быть применимы к различным аспектам риска. В реальной ситуации перед субъектом обеспечения военной безопасности всегда возникает проблема управления при многих критериях. Это связано с тем, что цель деятельности по обеспечению военной безопасности не может основываться только на единственном критерии (так, само понятие «военная безопасность» уже включает в себя два базовых критерия своей оценки: защищенность и развитие), поэтому и задачи управления рисками следует всегда рассматривать как многокритериальные;

- принцип эквифинальности – характеризует предельные возможности систем определенного класса сложности. Применительно к управлению политическими рисками в обеспечении военной безопасности эквифинальность состоит в учете предельных возможностей субъектов обеспечения военной безопасности в способности проводить определенные мероприятия по управлению политическим риском. Другими словами настоящий принцип требует соотнесение предельных возможностей субъекта по управлению политическими рисками с объективными причинами возникающих неопределенностей.

Таким образом, для нейтрализации или снижения возможных негативных последствий политического риска в обеспечении военной безопасности требуется системная и рационально организуемая управленческая деятельность. Ее эффективность во многом зависит от опоры на принципы научной организации управления, уровня компетентности и способности субъектов обеспечения военной безопасности творчески подходить к решению задач обеспечения военной безопасности в условиях неопределенности.

6. Теоретические модели анализа и оценки политического риска в обеспечении военной безопасности. Анализ и оценка находятся в тесной диалектической взаимосвязи. Так, анализ предшествует оценке и участвует в ней. В свою очередь оценка оказывает влияние на анализ, обусловливая определенную направленность познавательной активности субъекта.

При осуществлении анализа и оценки политического риска исследователи наиболее часто используются следующие методы: ситуационный анализ, экстраполяция, экспертные оценки, методы сценариев и эконометрические методы. Так, согласно данным известного специалиста С. Кобрина, при анализе политического риска в основном используются качественные методы, среди которых: 46,1% – составляют экспертные методы, 26,1% – сценарии, 9,8% – метод Делфи, структурированные качественные – 16, 1%. В тоже время в настоящее время наблюдается рост использования количественных методов. Автор рассматривает возможности использования названных методов в оценке политического риска в обеспечении военной безопасности.

В диссертации представлены и охарактеризованы модель анализа и оценки факторов политического риска в обеспечении военной безопасности и модель оценки политического риска, в которой с позиции теории рационального выбора рассматривается соотношение приобретений и издержек при выборе средств и методов обеспечения военной безопасности.

Особое внимание автор уделил построению теоретической модели оценки факторов политического риска в обеспечении военной безопасности. В ее основе лежит определение выборки переменных, обуславливающих возникновение ситуации политического риска в обеспечении военной безопасности. При этом сами показатели политического риска устанавливаются расчетным или экспертным способом. Процесс оценки состоит из определенных последовательных и взаимосвязанных этапов.

На первом этапе проводится общая генерализация подходов решения проблемы управления политическим риском, например, выбор средств. Так, вариант, связанный с активным применением военной силы, способен с одной стороны, кардинальным образом изменить ситуацию, причем он зачастую рассматривается как наиболее быстрое и эффективное решение межгосударственных противоречий. С другой стороны, он обычно требует существенных людских ресурсов и материальных затрат. Помимо этого, неприемлемая возможность затягивания военных действий также может сказаться на реализации силового варианта. На втором этапе дается характеристика факторам политического риска, которые могут оказать наибольшее влияние на состояние военной безопасности. Применяя экспертные и логические методы выборки в определении детерминант политического риска, необходимо как минимум выявить 10-15 (их может быть и значительно больше) доминирующих переменных, которые обусловливают среду неопределенности в деятельности субъекта безопасности. Каждой такой переменной присваивается свой числовой рейтинг (соответствующий «вес») в пределах оговоренного экспертами диапазона. При этом устанавливается правило, что чем выше бал оценки конкретной переменной, тем ниже ее рискогенность. Поэтому более высокая сумма оценки является показателем меньшего риска.

В настоящей модели автор, использует следующий перечень рискогенных параметров военной безопасности, подлежащих оценке.

1. Военно-политическая стабильность – оценивается: состояние военно-политической обстановки; устойчивость военно-политических отношений и военные возможности (потенциально опасных друг для друга стран); расстановка и соотношение военно-политических сил; внешнеполитические противоречия и конфликты (например, в формах столкновения геополитических интересов); угрозы вооруженных столкновений, приграничных конфликтов, интервенции или полномасштабных военных действий и т. д.

2. Стабильность политической власти – оценивается возможность правительства удержаться у власти, а также способность претворять декларируемые цели военной безопасности. При этом в оценке данного фактора должны учитываться тип политического режима, единство правительства и правящей партии (или партий), близость следующих выборов, потребность власти в законодательном обеспечении и общественной поддержке проводимой военной политики.

3. Влияние оппозиции на военную политику – оцениваются: ее возможности оказывать воздействие на принятие государством военно-политического решений; социальная база поддержки оппозиционных сил; степень политической организованности; выбранная стратегия и тактика политической борьбы; степень расхождения взглядов относительно целей и средств обеспечения военной безопасности; личные качества лидеров оппозиции, организованность и сила радикальных политических группировок и т. д.

4. Доктринальные установки политической и военной элиты – оцениваются их взгляды и убеждения на идеологию и стратегию обеспечения военной безопасности (при этом особое внимание уделяется степени консолидированности политической и военной элиты), культура принятия стратегических решений, соотношение (если оно существует) «партий войны и мира» в политическом руководстве страны.

5. Социально-экономические условия и противоречия – оцениваются количественные показатели, отражающие уровень общественного удовлетворения социально-экономической политикой правительства; социально-экономические конфликты, выраженные в забастовках, демонстрациях, уличных столкновениях.

6. Внутренние политические конфликты – оцениваются причины существующих и возможных политических конфликтов, а также их массовость, цели сторон конфликта, географическая распространенность и периодичность. Анализируются причины применения вооруженной силы или непрямого политического насилия, готовность различных политических сил к компромиссу, уровень их толерантности: отношение населения к участникам конфликта. Особо следует выделять наличие вооруженных негосударственных формирований, степень их подконтрольности государству и поддержки среди населения.

7. Место и роль армии в политике – оценивается влияние военных на политический процесс. Если оно существенное, то, по мнению многих экспертов, скорее всего, не связано с демократическими процессами (выборами), а потому является индикатором значительного риска. Кроме того, ими полагается, что занятие военными выборных должностей также не способствует улучшению качества госуправления. В наиболее экстремальном виде действие данной переменной проявляется в форме военного переворота, влекущего существенные структурные политические изменения.

8. Политическая лояльность населения и военной организации к власти– оценивается степень «принятия» населением решений власти, а также готовность армии выполнять и повиноваться этим решениям. Другими словами политическая лояльность предстает как «преданность» армии существующему политическому режиму.

9. Демократическая подотчетность военно-политического руководства гражданскому обществу – оценивается состояние подотчетности властей народу (как в законодательно закрепленных процедурах, так и в реальной практике). Отсутствие или низкий уровень подотчетности правительства перед гражданским обществом значительно уменьшает транспорентность механизмов принятия решений в политике обеспечения военной безопасности, что также является индикатором преобладания узкогруппового подхода ее формирования.

загрузка...