Delist.ru

Институционализация социальной защиты населения в условиях современной России (15.04.2007)

Автор: Замараева Зинаида Петровна

В исследовании отмечается, что в соответствии с потребностью населения в процессе институционализации социальной защиты стала создаваться принципиально новая, личностно-ориентированная разветвленная система учреждений социального обслуживания семьи и детей (центры помощи семье и детям, социальные реабилитационные центры для несовершеннолетних детей, приюты, центры реабилитации для детей-инвалидов и т.д.). Ее основной задачей является профилактика семейного неблагополучия, индивидуальная помощь семье и детям, оказавшимся в трудных жизненных ситуациях, помощь детям с девиантным поведением, детям-инвалидам, детям-сиротам в их социальной реабилитации и адаптации. Эти новые формы устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, ориентированы прежде всего на помещение детей в семейную среду.

Иной подход наблюдается и в системе реабилитации инвалидов, который был сформирован в результате создания государственной медико-социальной службы реабилитации для инвалидов. Он предусматривает перепрофилирование и реструктуризацию многих ранее входящих в нее служб (например, ВТЭК в МСЭ) и создание новых – реабилитационные центры для инвалидов молодого возраста.

Анализ тенденций развития сети социальных учреждений за весь период статистического наблюдения в целом по РФ показывает, что с 1992 по 2004 год количество учреждений социального обслуживания людей пожилого возраста и инвалидов выросло до 2 млн. 25 тысяч, в которых ежегодно около 15 млн. пожилых граждан получают социальные услуги (46,5% от общего числа граждан пожилого возраста). За последние годы полностью создана новая комплексная система социальной поддержки семьи, включающая более 3200 учреждений.

Автор показывает, что, учитывая большой спрос населения на социальные услуги, оказываемые в рамках социальных учреждений, возрастание числа учреждений и обслуживаемых в них лиц пока не обеспечивает этими услугами все категории нуждающихся.

Анализ динамики изменения количества тех или иных типов социальных учреждений дает основание предполагать, что при сохранении данной тенденции имеет смысл увязывать этот процесс с развитием менее затратных и более социально эффективных нестационарных и консультационных услуг в противовес услугам, связанным с постоянным проживанием в учреждениях. В качестве альтернативы имеет смысл развивать надомное обслуживание, социальный патронаж, социальное консультирование и т.д.

В исследовании проведен анализ сведений о структуре региональных учреждений социальной защиты. Статистические данные Министерства здравоохранения и социального развития РФ показывают, что в таких регионах как г. Москва, Саратовская, Псковская, Челябинская, Московская области, республики Адыгея и Мордовия, Ставропольский и Пермский края достаточно явно выражена тенденция развития учреждений функционально-комплексной направленности. Подтверждением является структурно-типологический характер деятельности комплексных центров социального обслуживания населения.

В других регионах преобладают типы учреждений, имеющие как в названии, так и в основе своей деятельности категориальный (объектный) подход: центры помощи семье и детям, центры реабилитации инвалидов, учреждения социального обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов и.т.д.

Наличие и доля социальных учреждений в регионах отражает, как правило, политику органов власти конкретной территории. Эта политика во многом определяется экономическими и политическими условиями, а также финансовыми возможностями. Структурные характеристики формирующегося института социальной защиты выявляют в полной мере тенденцию, которая отражает направленность институционализации данной сферы не только в рамках оказания социальных услуг населению, но и в направлении других организационно-структурных, функциональных изменений.

Организационно-структурные изменения оказали существенное влияние и на функции социальной защиты. Автор подчеркивает, что функции отражают соответствующие тенденции и представлены в виде функций социальной защиты, сложившихся в 90-е годы и приобретшие статус традиционных для настоящего времени (распределительная, организационная, ресурсная и т.д.), а также функции инновационной направленности с учетом процесса децентрализации (информационно-аналитическая, ресурсоактивизирующая, ресурсоразвивающая и т.д.).

Отмечая проблемы низкой эффективности институционализации социальной защиты в современных условиях, автор объясняет это недостаточной ориентированностью процесса на личностные потребности и запросы общества, в большей степени его направленностью на выполнение государственного заказа. Отсутствие четкой, единой, признаваемой и осязаемой всеми субъектами цели, а также способов ее достижения снижает возможности адаптации процесса институционализации социальной защиты к условиям современной среды.

В конце главы делается вывод о том, что изменчивость целей социальной защиты, нечеткая концептуализация ее деятельности, отсутствие явно выраженных границ ее компетенции в стратегии развития вызывает неадекватное строение и коммуникационные процессы в институционализации социальной защиты. Это продуцирует внутриинституциональные противоречия, повышает степень ее замкнутости, обуславливая в большей степени ориентацию институциональных интересов на обеспечение внутреннего баланса, снижение, тем самым, возможностей сферы социальной защиты как агента социальных изменений в ее взаимодействии с социально дезадаптированными индивидами, группами населения и сообществами.

Оценка состояния институционализации социальной защиты в условиях современного трансформирующегося российского общества как сложившегося противоречия между социализационным и институционализационным составляющими обуславливает определение новых форм и методов, способствующих оптимизации данного процесса.

Одним из таких методов, как полагает автор исследования, может стать ресурсно-потенциальный подход, рассмотренный в разделе «Ресурсно-потенциальный подход к оптимизации институционализации социальной защиты населения в современной России».

В первой главе «Концептуальные основы ресурсно-потенциального подхода», опираясь на отечественный и зарубежный опыт в исследовании проблемы повышения уровня самозащиты и самообеспечения населения, как одного из существенных средств, способствующих повышению эффективности процесса институционализации социальной защиты в современном российском обществе, с позиции автор раскрывает особенности использования ресурсно-потенциального подхода.

Его сущность заключается в совокупности технологий социальной деятельности, которые определяют уровень и характер ресурсных потенциалов личности с целью их активизации и преобразования в ресурсы самообеспечения, саморазвития, самоактуализации с использованием институционального и общественного потенциалов.

Подход основан на следующих принципах: личностный подход к созданию условий организации социальной защиты индивида (группы), обеспечивающих баланс интересов и потребностей, ценностных ориентаций; единство сознания и деятельности, способствующее правильному оцениванию сущности того или иного вида деятельности, в которую вовлечен объект социальной защиты, влияния уровня сознания на развитие данной деятельности, своеобразие ее формы и результата; вариативность и многообразие форм и видов социальной защиты, учитывающих ресурсные потенциалы объекта социальной защиты; адаптивность технологий социальной защиты ресурсно-потенциальному состоянию конкретного индивида (группы), направленных на актуализацию собственных возможностей индивида в самообеспечении; обусловленность повышения уровня ресурсных возможностей индивида (группы) в самообеспечении от уровня развития институционального и общественного потенциалов и др.

Целью ресурсно-потенциального подхода в институционализации социальной защиты населения является формирование ценностно-нормативного, организационно-структурного, функционального и других механизмов деятельности, направленных на повышение или изменение уровня ресурсного потенциала у объекта социальной защиты (индивида, социальной группы), следовательно, изменение его социального статуса, а также роли в обществе путем освоения новых ценностей, норм, требований, моделей поведения как основы социализации (интернализации).

Основной социальной функцией при осуществлении данного процесса является обеспечение индивидуальной стратегии объекта социальной защиты, направленной на самообеспечение, саморазвитие, самоактуализацию. При этом важными процедурами реализации функции выступают: социологическое наблюдение, диагностика, прогнозирование, профессиональное сопровождение индивидуальной стратегии самообеспечения; легитимизация новых форм деятельности; социальный контроль и т.д.

Структура ресурсно-потенциального подхода включает в себя оценку состояния ресурсного потенциала объекта социальной защиты с учетом институционального и общественного ресурсных потенциалов. Личностный ресурсный потенциал в исследовании рассматривается как неактивизированный резерв объекта социальной защиты, который может складываться из разницы между задействованными и незадействованными личностью (группой) ресурсными потенциалами. Установление ресурсно-потенциального состояния возможно с помощью введения специальной формулы, включающей совокупность разных ресурсных потенциалов объекта социальной защиты (здоровье, мотивационный, профессиональный, интеллектуальный, материальный, общественный, институциональный и др.), а также прогнозной оценки, учитывающей уровень саморегуляции индивида (группы), а также личностно-характерологический, мотивационно-личностный уровни.

Исследование институционального ресурсного потенциала автор полагает значимым в случае, когда функционирование социальных институтов вступает в противоречие с социальной реальностью и становится препятствием для адекватного выполнения функциональных обязанностей, направленных на удовлетворение потребностей населения. Ресурсный потенциал института активизируется в ситуации, когда социальные поля выходят из равновесия и нормы, составляющие институт, приходят в несоответствие с нормами других институтов, находящимися в том же поле. Отсюда ресурсный потенциал социального института обладает следующими характеристиками: напряженность (то есть степень легитимизации института в обществе); направленность (возрастание влияния данного института в обществе или снижение этого влияния); силовое воздействие (степень важности ценностей, социальных норм и социальных ролей, составляющих данный институт для населения, которые включены в степень его влияния); устойчивость и стабильность (учет факторов и ресурсов, благодаря которым институт может стабильно функционировать и развиваться).

При исследовании сущности ресурсно-потенциального подхода в институциональном аспекте автором выделены нескольких уровней его анализа. В зависимости от степени локализации ресурсных потенциалов в процессе институционализации социальной защиты обозначены: мегауровень, макроуровень, мезоуровень, микроуровень.

Мегауровень отражает параметры исторического времени и включает в себя пласты духовной сферы, культуры и ментальности нации. Макроуровень – это направленность социальной политики в области социальной защиты на создание условий для самообеспечения населения, обладания более высокой степенью активных ресурсов. Мезоуровень включает анализ причин, закономерностей, последствий осуществления ресурсно-потенциального подхода в процессе институционализации социальной защиты на уровне субъектов Российской Федерации. Микроуровень – это область реализации ресурсно-потенциального подхода через конкретные практики по месту жительства.

Общественный ресурсный потенциал автор представляет, с одной стороны, как следствие изменений социальной среды, снижение реальной возможности оказания помощи со стороны государственных структур, стремление индивидов к объединению с другими себе равными. С другой стороны, это метод повышения возможностей индивида (группы) в самообеспечении населения через деятельность групп само- и взаимопомощи, актуализацию «сетевых ресурсов», которые образуют общественную модель социальной защиты по месту жительства, возможности общественного (некоммерческого) сектора.

Система эмпирических показателей, характеризующих социальную эффективность процесса институционализации социальной защиты на условиях ресурсно-потенциального подхода, включает группы показателей, отражающих следующие блоки социолого-статистических исследований: социальные потребности и ожидания объектов социальной защиты в сфере социальной защищенности и самообеспечения; социальная адаптированность и снижение уровня зависимости от государственного патронажа в области социальной защиты; качество предоставления социальных услуг населению, их социально-экономическая эффективность; оценка социальной идентификации объекта социальной защиты (мера отождествления индивида с группой, коллективом по существенным признакам и критериям); его интернализация (степень освоения индивидом выработанных обществом, группой норм, ценностей, установок, стереотипов).

Механизм осуществления ресурсно-потенциального подхода в институционализации социальной защиты обусловлен подбором адекватных технологий социальной защиты благодаря оценке ресурсно-потенциального состояния объекта социальной защиты, созданию условий, способствующих повышению личностно-профессиональной компетентности специалистов социального профиля.

В конце главы делается вывод о том, что реализация ресурсно-потенциального подхода становится возможной при наличии условий их осуществления. К числу таких условий автор относит разработку специальных технологий и их адаптацию.

Вторая глава «Технологии применения ресурсно-потенциального подхода к объектам социальной защиты» посвящена исследованию особенностей технологического обеспечения ресурсно-потенциального подхода к объектам социальной защиты, обусловленных подбором адекватных ресурсных технологий, как следствие механизма.

Автор показывает, что понятие «механизм» связано с эффективной деятельностью в любой сфере, основанной на знаниях особенностей процессов, совокупности средств и способов, которые обеспечивают движение (развитие) этих процессов.

Применительно к ресурсно-потенциальному подходу в контексте институционализации социальной защиты в исследовании показано, что процесс не может развиваться вне зависимости от механизмов, регулирующих взаимодействие индивидов между собой, а также взаимодействия индивидов с той социальной структурой, от которой зависит успех развития данного процесса. Только при условии соединения и взаимопроникновения в результате деятельности по достижению общих целей индивид, институт (организация), общественные структуры могут изменяться и тем самым изменять социальную реальность.

Автор показывает, что основными составляющими взаимодействия выступает организация (как организационная основа института), которая является одновременно и совокупностью функций, соответствующих целям деятельности организационной системы, и личности, наполняющей организацию деятельностным содержанием (специалисты-профессионалы), что, в свою очередь, обеспечивается включением их в функционирование института. Взаимодействие этих компонентов осуществляется посредством механизма соединения, выраженного через совмещение интересов индивида и института. Центральной составляющей механизма осуществления ресурсно-потенциального подхода в рамках институционализации социальной защиты являются технологии деятельности, реализуемые специалистами социального профиля.

В исследовании процесс проектирования непосредственно связан с разработкой методов целенаправленного социального воздействия на индивидов (групп) с целью определения уровня ресурсно-потенциального состояния, подбора адекватных технологий, способствующих приобретению необходимых знаний, умений, навыков, направленных на повышение ресурсного потенциала объектов социальной защиты.

Основным условием технологизации, как отмечается в исследовании, является обеспечение оптимальности процесса деятельности с соблюдением следующих показателей: характеристика субъекта деятельности, целеполагание, моделирование результата, оценка объективных и субъективных условий процесса деятельности, необходимые знания, умения, навыки, стратегические и тактические приемы, способы достижения цели, прогнозирование.

Автор раскрывает в исследовании, как указанный алгоритм используется при разработке ресурсных технологий личности, обладающей разным уровнем ресурсных потенциалов. В этой связи проводится анализ, направленный на группировку (типологизацию) основных ресурсных технологий и технологических средств, предназначенных для использования в работе с людьми, имеющими разный уровень ресурсных потенциалов.

Автор диссертационной работы представляет классификацию технологий с учетом объективных и субъективных предпосылок, способствующих или сдерживающих процесс активизации собственных возможностей у объектов социальной защиты, что дает основание подобрать адекватные уровню ресурсно-потенциального состояния технологии: ресурсосберегающие, ресурсоактивизирующие, ресурсоразвивающие.

Ресурсосберегающие технологии социальной защиты отнесены к индивидам (группам) с низким уровнем ресурсных потенциалов (инвалиды, пожилые люди, дети). Целью их применения является развитие знаний, умений, навыков, способствующих повышению степени самообслуживания и самообеспечения, следовательно, социального статуса и социальной роли в обществе.

Ресурсоактивизирующие и ресурсоразвивающие технологии социальной защиты рассматриваются автором исследования применительно к индивидам (группам) со средним уровнем ресурсных потенциалов, имеющим трудоспособный возраст.

Представленные технологии реализуют принцип индивидуальной и коллективной ответственности за повышение уровня социально-экономического обеспечения индивида (семьи) на условиях заключения социального контракта с органом социальной защиты и разработки плана, направленного на реализацию условий, оговоренных договором.

В качестве примера в исследовании приведены технологии «самообеспечение семей, проживающих в сельской местности», успешно реализуемые в Пермском крае и Тюменской области, одним из разработчиков которых является автор исследования. Данные технологии способствуют, с одной стороны, повышению уровня ответственности государственных структур социальной защиты за создание необходимых условий экономического, организационно-технологического, социального характера, среди которых важными являются: финансовая помощь, консультации специалистов, обучение членов семьи, лечение, оздоровление и реабилитация детей, регулярное отслеживание результатов выполнения индивидуальных программ. С другой стороны, способствуют повышению степени индивидуальной ответственности за реальное изменение материального и социального статуса индивида и его семьи.

Показателями, оценивающими изменения среднего уровня ресурсного потенциала объектов социальной защиты, в исследовании представлены приобретенные знания, умения, навыки, способствующие повышению жизненного уровня и социального статуса у людей трудоспособного возраста, которые в силу многих причин не склонны менять свое ресурсозависимое положение.

Специфика ресурсоразвивающих технологий индивидов (групп), имеющих высокий уровень ресурсных потенциалов, в исследовании показана через методы, способствующие повышению степени активности личности: социальной, трудовой, политической, повышение уровня компетентности во всех сферах, овладение широким спектром способностей, знаний, умений и навыков, преобразование их в активный ресурс, т.е. ресурс-развитие. К таким технологиям отнесены государственные программы в области развития человеческих ресурсов, которые ориентированы на создание условий, способствующих здоровому образу жизни, повышению общеобразовательного и профессионально-квалификационного уровня личности, усилению ее трудовой мотивации, оптимизации ресурсов человека.

загрузка...