Delist.ru

Институционализация социальной защиты населения в условиях современной России (15.04.2007)

Автор: Замараева Зинаида Петровна

Во второй главе «Изменения ценностно-нормативной системы современного общества как основы становления института социальной защиты» проводится исследование, рассматривающее аспект социализационного процесса при становлении института социальной защиты в России – это состояние ценностно-нормативной системы современного общества.

Автор приходит к выводу, что за короткий период времени в России произошла заметная модернизация системы ценностей, норм и ценностных ориентаций населения.

Исследования, проведенные в 1992 и в начале 1993 гг., показали значительное уменьшение роли национальной компоненты в сознании людей, трудности восприятия различных теоретических концепций, существенное возрастание действенности психологического фактора.

Разуверившись в социализме, подавляющая часть людей, так и не восприняла никакого другого общественного идеала. По данным исследования 1992 г., чуть более 10% опрошенных верят в прогрессивность буржуазных отношений для России; 15% считают, что «капитализм в равной мере имеет и свои преимущества, и свои недостатки». Большинство же (54%) ни в одну из социальных доктрин применительно к российскому обществу не верят.

Были также зафиксированы серьезные изменения в шкале жизненных ориентаций у многих людей: значительно уменьшилась сфера социального и возросло значение сугубо индивидуальных ценностей.

Положительным аспектом данного процесса является развитие такого важного духовного качества, как осознание себя свободной, независимой, самоценной личностью, желающей опираться прежде всего на свои собственные силы и возможности, стремящейся к самореализации.

К отрицательным аспектам нравственной переориентации людей относится отступление на «задний план» или исчезновение вообще таких ценностей, как стремление быть полезным людям, находить смысл жизни в общественно-значимой работе, в создании крепкой семьи и т.д. На первое место все чаще выступают ценности потребления. Причем не просто желание иметь хорошую одежду, еду, мебель, машину и т.д., что вполне естественно, а стремление к вещи, как главной, а иногда и единственной цели в жизни. Потребительская психология перерождается в потребительскую идеологию. По данным 1988 г., людей ориентированных на потребление как на единственную ценность было 8-12% из числа опрошенных. По результатам опросов 1993 г. таких стало 35-40%. Рост наблюдается в основном за счет молодых.

Применяя социологический подход, автор обращает внимание на систему ценностных ориентаций, которая рассматривается как объективно детерминированные значимости, возникающие на пересечении всевозможных социальных отношений.

Согласно А.Г. Здравомыслову и В.А. Ядову, ценностные ориентации раскрывают глубинные стороны индивидуального сознания. Формирование же ценностных ориентаций, по мнению тех же авторов, есть не что иное, как процесс становления самой личности, ее индивидуального сознания и индивидуальной психологии под воздействием непосредственного социального окружения и общих социальных условий.

Сами ценностные ориентации складываются на основе представлений, которые помогают людям осознавать свои потребности. Поскольку ценностные ориентации связаны с потребностями не непосредственно, а через ценностные представления, то они отличаются некоторым удалением от самих потребностей. Это приводит к относительно свободной субординации ценностей в структуре сознания человека, а вслед за этим к тому, что в качестве базовой ценности могут выступать как материальные, экономические, так и самые разнообразные духовно-идеологические, политические явления.

Ценностные ориентации социально дезадаптированных групп населения находятся во взаимоотношениях этих групп с институтом социальной защиты, в котором население испытывает определенные потребности, реализуемые через социальную деятельность, подчиненную внешним и внутренним нормам и правилам социального порядка, носящим название ценностей и норм. В этом контексте потребности в исследовании рассматриваются как «нужда в чем-либо, принявшая специфическую форму в соответствии с культурным уровнем и личностью человека. Это то, что требует своего удовлетворения, благодаря чему выступает исходной причиной деятельности».

Удовлетворение потребности, которая в данный момент является доминантой, рождает ценностное действие по отношению к ней. Таким образом, процесс удовлетворения потребностей, которые в сознании населения выстроены иерархически, осуществляется через ценностно-рациональное действие.

Система ценностных ориентаций личности в диссертационной работе представлена как иерархическая система. При этом подчеркивается, что каждый срез иерархической системы жизненных ценностей индивида состоит из целого ряда ведущих целей, определяющих стержень его жизненной ориентации (например, справедливость, свобода, равенство возможностей, интересная работа, доходы и богатство, знаки престижа и уважения и т. д.). Несмотря на их иерархию потребности не противостоят друг другу в рамках целостной системы нравственной ориентации человека.

Население соотносит деятельность работников социальной защиты в том числе со своими ценностными ориентациями. Чем больше их действия отвечают ценностным ориентациям населения, тем выше к ним уровень доверия. Данный вывод в проведенном исследовании подтверждает анализ динамики базовых ценностных ориентаций россиян, опубликованный Институтом комплексных социальных исследований РАН, что позволило выделить в контексте исследования три основные тенденции.

Первая тенденция охватывает трехлетний период начала реформ (1992-1995) и отражает сохранявшуюся в это время устойчивость жизненных ценностей россиян. Несмотря на возникшую остроту материальных проблем, крушение многих идеалов и стандартов жизни иерархия ценностных ориентаций до середины 90-х годов оставалась в российском обществе практически неизменной с советских времен. В числе ценностей-лидеров отмечены ценности, связанные с комфортностью внутреннего мира человека и его микромира: спокойная совесть, семья, интересная работа. В число же ценностей-аутсайдеров входили: власть, признание, успех; отмечалась также относительно небольшая значимость ценностей материального характера.

Вторая тенденция проявила себя в период 1996-1997 гг. и отразила качественные сдвиги в размывании ранее устойчивых и традиционных для России ценностных систем. Автор обосновывает, что ценности духовно-нравственного характера, всегда преобладавшие в российском менталитете, начали вытесняться ценностями сугубо материального, прагматического характера.

В исследовании отмечается, что в конце 90-х годов в динамике ценностных ориентаций россиян произошел новый перелом. С 1999 года стала восстанавливаться тенденция доминирования в массовом сознании ценностей, которые являлись приоритетными в начале периода реформ и всегда были характерны для российского менталитета. Вновь две трети населения стали отдавать приоритет ценности свободы и лишь треть россиян продолжала ценить материальное благополучие выше свободы. К 2001 году в массовом сознании заметно возросла также значимость интересной работы, яркой индивидуальности, отчасти – политических прав и свобод. Восстановили свои позиции все базовые ценности.

Автор диссертационной работы показывает, что происходит либерализация структуры базовых ценностей россиян. Все больше населения отдает предпочтение таким интегрирующим либеральным ценностям, которые так важны для устойчивого общественного развития и, безусловно, более эффективного и поступательного развития институционализации социальной защиты, как свобода, независимость, инициативность.

Однако, отмечая тенденции современного российского общества с точки зрения формирования ценностных ориентаций населения, автор обращает внимание и на общероссийские ментальные социокультурные, исторические стереотипы, сохраняющиеся в социальной памяти российского населения, и во многом определяющие наши социальные реальности, существенно влияющие на результаты институционализации социальной защиты. К таким стереотипным особенностям в исследовании отнесен государственный патерналистский настрой людей на социальную защиту.

В исследовании отмечается, что долгие годы ведущей парадигмой институционализации социальной защиты являлся принцип государственного патернализма, который культивировал такие ценности как всеобщность в получении благ, надежда на заботу со стороны государства и другие. Необходимость прежней патерналистской поддержки и помощи со стороны государства в лице его ведомственных структур и учреждений социальной защиты подтверждают результаты Всероссийского мониторинга, проведенного РГСУ в 2005 году. Отмечается, что большинство населения рассчитывают на поддержку со стороны государства в части реализации своих потребностей. В их числе 15,4 % от числа опрошенных граждан остро нуждаются в данной поддержке, 58,3% граждан заявили, что им нужна только некоторая поддержка и 11,8% граждан ответили, что они не нуждаются в помощи государства и могут решить свои проблемы сами.

Эти выводы подтверждают и другие исследования, проведенные автором.

В конце главы делается вывод о том, что начинает складываться иная система ценностей и норм, свойственная либеральной рыночной экономике, в основе которой первостепенную значимость приобретают ценности и нормы, задающие направления (нормативы) формированию способности личности к независимости и самостоятельности, самообеспечению и самодостаточности, повышению личного трудового вклада в удовлетворение материально-бытовых, социально-культурных потребностей, повышению уровня ее субъектности. Как показывают исследования, данный процесс еще только формируется. И первым шагом на этом пути для каждого объекта социальной защиты должно стать глубокое, точное, ясное осознание сложившейся в современном мире ситуации, овладение новыми принципами социальных отношений в современном обществе как целостной и единой социальной системы.

В третьей главе «Тенденции институционализации социальной защиты в современном российском обществе» рассматривается современное состояние институционализации социальной защиты через институционально-организационный аспект формирования данного процесса, включающий нормативно-правовой и структурно-функциональный анализ.

Нормативно-правовой анализ процесса становления института социальной защиты автор проводит, ориентируясь на исследование состояния социального законодательства как на федеральном, так и на региональном уровнях с целью реализации главных положений Конституции РФ, а также прав граждан на социальную защиту, организационно-функциональное обеспечение институционализации.

Отмечается, что к середине 90-х г. были заложены основы законодательного регулирования социально-экономического положения отдельных объектов социальной защиты (пенсионеры, беженцы, инвалиды, пожилые граждане, вынужденные переселенцы и др.). В первую очередь, эти законодательные акты устанавливали основы нормативно-правового регулирования в области социального обслуживания населения, а также государственной системы социальных гарантий.

Автор показывает, что значительным событием в развитии процесса институционализации социальной защиты населения стала разработка и реализация национальной программы социальных реформ в Российской Федерации на 1996-2000 гг. Ее принятие привело к кардинальным изменениям в существующей системе социальной защиты, предусматривающим совершенствование государственных социальных гарантий, развитие новых социальных технологий, формирование сети специальных учреждений социального обслуживания, увеличение объема и расширение перечня оказываемых социальных услуг.

Для ее осуществления были приняты федеральные законы «О прожиточном минимуме в Российской Федерации», «О государственной социальной помощи», послужившие основой для правоприменения прожиточного минимума при осуществлении мер социальной защиты населения.

Востребованы были данные законы и для субъектов РФ, поскольку почти каждый регион относительно обособленно разрабатывал социальные стандарты, систему важнейших социальных индикаторов жизнедеятельности населения, используя при этом разные методики определения качества жизни, минимального прожиточного бюджета и т. п.

Это обстоятельство обусловило разработку своей нормативной базы по вопросам социальной защиты населения на региональном уровне, способствующей упорядочению институционального процесса в данной области.

Автор отмечает, что в условиях трансформации российского общества и сужения возможностей самообеспечения активных социальных субъектов в региональном законодательстве значительную долю составили нормы, направленные на социальную защиту нетрудоспособных слоев населения (пенсионеры, инвалиды, дети). Несмотря на очевидные достоинства действующего социального законодательства оно не отвечало требованиям развитого общества. Во многом только что принятые законы носили декларативный отсылочный характер к тем нормативным актам, которые еще не приняты и, как следствие, не имели прямого действия. Зачастую данная практика противоречила многим нормам, что в конечном итоге снижало уровень социальной защищенности граждан и эффективность процесса институционализации социальной защиты.

В исследовании отмечается, что появилась потребность в новом механизме государственного правового регулирования в социальной сфере, который позволил бы обеспечить баланс между федеральным и региональным законодательством. При этом предстояло активнее задействовать все уровни социальной защиты населения (федеральный, региональный, муниципальный), определить по каждому из них задачи, полномочия, механизмы реализации, источники финансирования.

Упорядочение данного процесса предполагалось внесением изменений в Федеральный закон от 06.10.2003 года №131 «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», который определил организацию социальной защиты населения сферой компетенции властных региональных структур.

В целом, развивая и конкретизируя положения Конституции в области социальной защиты, социальное законодательство не смогло в равной степени полноценно решить этот вопрос. Предстоит серьезная доработка на федеральном и региональном уровнях по уточнению и внесению изменений в существующие законы и нормативные акты по социальной защите населения с учетом обновления и приведения в соответствие социального законодательства. В сложившейся правовой ситуации не исключены «конфликты», когда старые нормы неизбежно вступят в противоречие с новым законодательством.

Автор обосновывает необходимость уточнения правового поля и границ компетенции в условиях разграничения полномочий формирующегося института социальной защиты.

Структурно-функциональный анализ становления института социальной защиты в стране, проведенный в диссертационной работе, позволил сделать вывод, что данный процесс формируется сложно и противоречиво, во многом зависит от ресурсных возможностей страны и регионов Российской Федерации, а также от сложившихся стереотипов массового сознания, установок и ожиданий по поводу деятельности данного института, представлений руководителей различного уровня.

Анализ статистических показателей по федеральному уровню показывает, что с 1992 по 2005 год происходит постепенный рост численности разного типа учреждений социального обслуживания, имеющих разнообразную номенклатуру услуг и количество обслуживаемых, что позволяет сделать вывод о непрерывности проявляющейся тенденции.

В то же время отмечается и другая тенденция, свидетельствующая о неравномерном распределении сети социальной защиты по федеральным округам и регионам страны. Способствуют ее проявлению как объективные, так и субъективные факторы. К числу объективных факторов отнесены финансовые возможности, имеющиеся в регионе. Неблагополучное состояние основных отраслей промышленности в таких регионах обусловливает больший удельный вес социальных выплат и пособий в совокупных доходах населения. Субъективные факторы – это отношение к данной проблеме местных органов власти. Наличие и доля социальных учреждений в регионах отражает, как правило, политику органов власти конкретной территории.

Автор отмечает, что все учреждения социальной защиты создавались вновь. Сфера социальной защиты (в первую очередь, сектор социального обслуживания) в 90-е годы по темпам роста рабочих мест относится к числу наиболее генерирующих во всех субъектах Российской Федерации. Кроме того, она выступала своеобразным мультипликатором рабочих мест в смежных социальных сферах занятости: а) на предприятиях, производящих бытовой инвентарь, сложное оборудование, лекарственные препараты, медицинские и продовольственные товары, спецодежду, мебель, сантехнику и т.п.; б) в сфере образования и в подготовке новых профессий (социальные работники, социальные педагоги, социальные психологи, супервизоры, аниматоры и т.п.); в) в сфере социального менеджмента – обучение, повышение квалификации управленческих кадров (юристы, бухгалтера, специалисты по управлению персоналом, статистики).

Анализ сведений о структуре федеральных учреждений социальной защиты, проведенный в исследовании, показывает, что, реагируя на запросы населения, в первую очередь инвалидов, людей пожилого возраста, семей с детьми, создаются новые типы социальных учреждений.

Получили развитие формы стационарного социального обслуживания пожилых людей (дома милосердия, геронтологические центры, дома малой вместимости). В то же время создаются нестационарные учреждения – центры социального обслуживания населения, комплексные центры социального обслуживания. Автор показывает, что социальные учреждения позволяют, с одной стороны, улучшить условия проживания в них и повысить внимание к клиентам за счет качества обслуживания, с другой – расширить амплитуду предоставляемых социальных услуг населению.

загрузка...