Delist.ru

Институционализация социальной защиты населения в условиях современной России (15.04.2007)

Автор: Замараева Зинаида Петровна

К первой группе отнесены концепции, считающие центральной проблемой институционализации – становление внешней формы социального института, существующие в обществе как определенные способы действий и суждений независимо от отдельно взятого индивида. В данной группе важное место занимают выводы и положения в рамках структурно-функционалистского подхода (Э. Дюркгейм, Г.Спенсер, Н. Смелзер, Р. Мертон, Я. Щепаньский и другие зарубежные социологи), а также (В.И. Добреньков, А.И. Кравченко, Г.В. Осипов, С.С. Фролов и другие отечественные исследователи).

Ко второй группе социологических концепций институционализации отнесены теории субъективной направленности, которые рассматривают институты как характеристики внутреннего устройства общества, предопределяющие закономерности его развития и обеспечивающие целостность, ставящие в центр проблемы институционализации социальное действие личности и ее социальную идентификацию.

В рамках теорий М. Вебера, Дж. Г. Мида, Г. Блумера, П. Бергера, И. Гофмана, Т. Лукмана, А. Щюца и других учитывается субъективный смысл, который вкладывают люди в социальное действие.

Автор показывает, что понятие «институционализация социальной защиты» в современной отечественной социологической литературе большей частью исследователей также представлено с позиции структурно-функционального анализа. При этом отмечаются внешние и внутренние формы проявления данного процесса. Внешние свойства обусловлены наличием соответствующих предпосылок, например возникновением общественной потребности в таком виде деятельности как организация социальной защиты населения, а также социально-экономических, политических и иных условий, способствующих ее осуществлению, включая появление и рост необходимых организаций и служб социальной защиты.

Внутренние особенности формирования институционализации социальной защиты обусловлены сознательным включением в процесс регулирования социальных отношений в данной области ценностей, норм, правил поведения, ориентированных на мировоззрение конкретного объекта социальной помощи.

Ресурсно-потенциальный подход, предложенный автором, способствует направленности институционализации социальной защиты на повышение уровня ресурсного потенциала объекта социальной помощи на основе интеграции социализационных и институциональных составляющих процесса, обуславливая тем самым характер его формирования – многоуровневый, динамичный, непрерывный.

В теоретико-методологическом ключе такой подход определяет ориентированность процесса на основные этапы повышения и изменения уровня ресурсного потенциала у объекта социальной защиты (индивида, социальной группы), следовательно, изменение его социального статуса, роли в обществе путем освоения новых ценностей, норм, требований, моделей поведения, регулируемого государственными и негосударственными социальными службами и организациями.

В конце главы делается вывод о том, что институционализация социальной защиты в исследовании представляется как социальный феномен, возникающий под влиянием, с одной стороны, объективных факторов социальной среды, с другой – целенаправленно созданных социальных условий.

Во второй главе «Принципы построения моделей национальных институтов социальной защиты» наряду с общепринятыми принципами, находящимися в основе процесса моделирования национальных институтов социальной защиты, предложено теоретическое основание построения российской институциональной модели.

Принцип учета социально-экономических условий, объективно складывающихся в обществе, формы государственного устройства, а также доминирующая идеология определяют большое разнообразие институциональных моделей социальной защиты.

Представление о наиболее заметных различиях в подходах к построению моделей национальных институтов социальной защиты, существующих в мире, дает классификация шведского ученого Эспинга-Андерсена, который в 1991 г. предложил провести типологизацию национальных институтов социальной защиты в зависимости от "идеологии" государственного устройства. Им было выделено четыре типа моделей: либеральная, консервативная, социал-демократическая, латинская.

Автор обосновывает в исследовании построение институциональных моделей социальной защиты с учетом специфики социально-экономической системы страны, используя в основе методологии своего анализа эффекты и антиэффекты такой деятельности.

Принцип учета особенностей и типа социальной политики государства. Данный принцип исследуется в контексте радикальных перемен, при которых общество закономерно приходит к осознанию абсолютной потребности в общегосударственной социальной политике.

Основанием для подтверждения становится формирование важных элементов социальной защиты в разных странах с различным уровнем общественно-экономического и политического развития, которые образовались одновременно в течение менее двух десятков лет, что подтверждает вывод о формировании национальных систем социальной защиты как продукте неспецифических условий отдельно взятой страны, а итога цивилизационного развития.

Этот вывод нашел свое отражение во многих международных документах, включая Конвенцию № 117 Международной Организации Труда, подписанную в 1962 году. Наиболее серьезная эволюция в общественных взглядах на социальную политику произошла в конце 80-х – начале 90-х годов прошлого века, когда довольно прочно укрепилось понимание того, что именно люди и их развитие – главный результат и способ общественного прогресса.

Сегодня все в большей мере осознается тот факт, что именно социальная политика с ее акцентом на ресурсные потенциалы индивида, групп становится тем инструментом, посредством которого формируются эффективные социально-экономические, социально-трудовые, социально-производственные и другие отношения, формы взаимодействия, а также достигается социальное равновесие, целостность, динамизм.

Принцип учета социокультурных особенностей общества, включая историю развития, традиции страны. В основе типологизации зарубежных институциональных моделей социальной защиты, приведенных в исследовании, данный принцип означает зависимость формирования и развития данных институтов от особенностей социокультурной среды, сложившихся исторических традиций, своеобразного менталитета, социальных ценностей и норм общества.

Принцип учета целевых групп, нуждающихся в социальной защите. В исследовании обращается внимание на то, что в организации социальной защиты населения существуют две преобладающих целевых группы, нуждающиеся в социальной защите: нетрудоспособное население как следствие социально-экономической недееспособности и трудоспособное население, не сумевшее адаптироваться к условиям изменившейся среды.

Осуществление принципа межсубъектного взаимодействия с доминирующей ролью государства предполагает наличие определенного круга субъектов в институциональном процессе, вступающих в сферу взаимодействия по поводу социальной защиты. Такой подход обоснован тем, что пространство социальных интересов в рыночной экономике в сфере социальной защиты по своей природе не может быть единым, оно разделено на множество социальных сегментов. Основная задача формирования моделей институтов социальной защиты состоит в объединении интересов социальных субъектов, сопряжении их с интересами государства и общественными институтами, создании соответствующей правовой базы, финансовых механизмов, необходимой социальной инфраструктуры, перераспределения ответственности между государством, социальными партнерами и частными лицами. Государство в системе социального партнерства выступает как один из основных субъектов регулирования данного процесса, принимая на себя роль руководства секторами.

Среди других принципов построения моделей институтов социальной защиты, определяющих их специфику, введен принцип целеполагания и целедостижения, что означает наличие социально значимых целей и функций, способствующих интеграции данной институциональной модели в общество. Целью институциональной национальной модели социальной защиты любого общества является ее направленность на повышение благосостояния населения, поддерживая его на уровне, приемлемом как для человека, так и для общества, оказания тем самым содействия повышению уровня ответственности за соблюдение основных прав человека и обеспечения гарантированного минимума материальных условий жизни.

Принцип социально-нормативной согласованной упорядоченности предполагает наличие социальных и правовых норм, предписаний (специфических по принадлежности), регулирующих поведение людей и структур в институциональном процессе.

В основе международной правовой регуляции систем социальной защиты личности данный принцип опирается на правовые положения международных организаций (ООН, МОТ), социальное законодательство Европейского Сообщества, Совета Европы, на так называемые элементарные (базисные) потребности человека, безотлагательное удовлетворение которых считается абсолютно необходимым условием для сохранения жизни, здоровья и цивилизованного уровня жизнедеятельности личности и зависимых членов его семьи.

Принцип идентификации формализованной организации, то есть наличия определенных (формализованных) с помощью законов организационных структур, осуществляющих социозащитную деятельность.

В числе главных организационно-правовых форм национальных институциональных моделей социальной защиты МОТ рассматривает национальные системы социальной защиты как комбинацию различных институтов социального страхования и социального вспомоществования.

Дополнительно к обозначенным принципам российская модель института социальной защиты включает в себя конфигурацию структур администрирования, осуществляющих социозащитную деятельность, имеющую многофункциональный, уровневый и ассиметричный характер.

Многофункциональный характер определяется разнообразием форм социальной защиты в России: социальное страхование, социальное обеспечение, социальная помощь, социальное обслуживание. В этой связи исключительно важным, по мнению отдельных ученых, является вопрос – будет ли существовать по каждому отдельному направлению социальной защиты одна организация или же несколько («разветвленная система»). В пользу единой системы социальной защиты говорит, на первый взгляд, тот факт, что можно ограничиться созданием только одной управленческой структуры, полагая, что единая организация скорее сможет гарантировать всем своим клиентам одинаковые условия и исключит возможность каких-либо привилегий. Однако, учитывая значительные различия в потребности социальной защиты разных групп населения, представляется сомнительным, что единая система соцзащиты сможет отвечать интересам каждой отдельной группы. При явственных различиях потребности в социальной защите значительно более приемлемо, по мнению исследователей, создание разветвленной системы из нескольких организаций, каждая из которых по своему устройству может наилучшим образом соответствовать специфическим потребностям отдельных групп населения в социальной защите.

В диссертационном исследовании отмечается другая, не менее существенная особенность современной российской модели института социальной защиты - ее ассиметричный и уровневый характер, который определен спецификой структуры государства, наличием федеральных округов и регионов в Российской Федерации.

Как следствие асимметрии и уровнего подхода рассматривается наличие собственно региональных институциональных моделей социальной защиты в результате проведения политики «регионализации». Для обоснования данного вывода потребовалось подробное изучение направлений и специфики деятельности организационных структур социальной защиты на уровне субъектов РФ, выявление основных факторов и характеристик, формирующих их состояние, проведение типологизации сложившихся моделей социальной защиты населения, обоснование составляющих механизма сравнительной оценки.

В результате анализа в исследовании выделены три типа региональных моделей социальной защиты.

Первая модель основана на строгой централизации управления социальной защиты и характеризуется сосредоточением управленческих функций на уровне региона.

Вторая модель предусматривает централизацию управленческих функций, объединяя в одном министерстве или управлении решение вопросов социального обслуживания различных категорий населения, и финансирование деятельности учреждений социальной защиты, как и в первой модели, из регионального бюджета.

Третья модель – комплексная. Она предполагает комплексный подход к решению вопросов социальной защиты населения, привлекая для управления и финансирования учреждений социальной защиты все властные уровни, предусматривая дифференцирование ответственности за организацию социального обслуживания между органами власти, системное развитие через взаимодействие всех органов власти.

В конце главы делается вывод о том, что национальные модели институтов социальной защиты характеризуются определённой и постоянно развивающейся структурой в условиях многосубъектности управления. Всё явственней становится зависимость формирования национальных институтов социальной защиты государств от внутренних и внешних факторов, что позволяет в динамике, с учётом перспективы, проанализировать характер их функционирования и развития, соотнести данные процессы с особенностями становления российской модели института социальной защиты.

В третьей главе диссертационного исследования «Динамика становления института социальной защиты населения в российском обществе в период до начала 90-х годов XX в.» проведен анализ становления института социальной защиты в условиях российского общества с позиции социально-эволюционной динамики.

Динамика становления института социальной защиты нового типа рассматривается в рамках непрерывного процесса изменений и воспроизводства институциональных форм в дореволюционной, советской и современной России.

В исследовании отмечается, что институционализация социальной защиты в российском обществе относится к числу недостаточно изученных процессов. Как следствие, обозначение в научной литературе нескольких подходов: первый отмечает формирование отечественного института социальной защиты в контексте развития социальной истории и крупных реформ и изменений. Основной вехой отсчета его периодизации является практика общественной помощи, динамика изменения понятий. Второй уточняет, что исчисление процесса институционализации социальной защиты необходимо начинать с момента введения государственной ответственности в отношении поддержки лиц, оставшихся без средств существования.

О.Н. Краснова полагает, что институт социальной защиты в России насчитывает более тысячи лет. Начало процессу его формирования, положил договор 911 года князя Олега с греками, в котором перечислены формы и виды социальной защиты граждан. В этом документе впервые, по ее мнению, провозглашены принципы заботы государства о нуждающихся в социальной поддержке гражданах.

Автор отмечает, что перечисленные точки зрения на процесс становления института социальной защиты в России дали основание провести в рамках исследования собственный анализ. Были рассмотрены внешние изменения, происходившие в стране, способствующие возникновению необходимых предпосылок для становления института социальной защиты в условиях российского общества и внутренние изменения с позиции субъективного анализа.

В исследовании отмечается, что каждому этапу исторического развития страны соответствовала своя институциональная модель социальной защиты.

В рамках этапа, начиная с XVI века (правление Ивана Грозного) и до 1917 года, автор вводит модель института социальной защиты дореволюционного периода. Начало процессу становления института социальной защиты дореволюционного периода положило появление общественной потребности в социальной помощи, необходимых учреждений и связанных с ними норм и регуляторов поведения. Вполне очевидно, что такие изменения не могли не повлиять на все другие институтообразующие компоненты: социальные ценности, нормы, статусы и роли.

загрузка...