Delist.ru

Интеграция в российском обществе людей с инвалидностью (15.04.2007)

Автор: Ткаченко Владимир Сергеевич

Представляемые нами модели носят функциональный характер и отражают последовательность действий и общества, и самого инвалида, необходимых для достижения поставленных целей интеграции.

Первую модель мы обозначили как модель социализации ребенка с инвалидностью. Выше было указано, что особенностью интеграции детей является нацеленность воздействия не на создание какой-то новой социальной системы или нового сообщества, а на усвоение ребенком социальных знаний, умений, норм и правил поведения, которые в будущем должны обеспечить ему включение в более устойчивые социальные системы и приобретение наибольшего статуса. Эта модель рассчитана на детей, т.е. субъектов, которые сами не способны на волеизъявление либо это волеизъявление не признается легитимным окружающими людьми.

Следующая модель получила в нашей классификации название модели социального содержания инвалидов (вариант модели инвалида). Она предназначена для реализации в отношении людей, которые сами неспособны к принятию решений и поэтому должны находиться под постоянным внешним контролем. Их ресурсодобывающий потенциал нулевой, они не могут производить какого-либо общественно-полезного продукта. Как правило, это люди, страдающие психическими заболеваниями, сопровождающимися явлениями глубокой умственной отсталостью. Заболевания поражают людей в любом возрасте, поэтому в целевой группе могут находиться как дети, так и престарелые граждане. Главная цель интеграции - обеспечить физиологические потребности больных граждан, чтобы их жизнь не была примером жестокости в отношениях между людьми. Интеграционные качества состоят в использовании больными людьми ресурсов, полученных в обществе, в том числе и путем отвлечения части общественного ресурса на содержание людей, осуществляющих уход. Эти люди не являются участниками коммуникативных процессов, их виртуальный мир для сторонних наблюдателей неизвестен. Все процессы социальной поддержки инвалидов этой группы происходят в рамках института инвалидности, в первую очередь, в его составляющей, сформированной в виде социального обеспечения. Эта модель в наибольшей степени отражает функции, которые несет на себе инвалидность как социальный институт.

Третья модель имеет в предложенной классификации название модели социального обслуживания. Она характеризует порядок деятельности для лиц, имеющих различные формы и степень ограничений жизнедеятельности. Главным критерием, дающим право на включение гражданина в число пользователей этой модели, является его волеизъявление. Люди, выбирающие данную жизненную стратегию, в целом удовлетворены своим социальным положением, их устраивает набор ролей, отведенных им для коммуникации. Наличие определенного недовольства не стимулирует их к социальной мобильности.

Целью интеграционных процессов в этой модели служит получение комплекса услуг, позволяющих инвалиду поддерживать свое биологическое существование при сохранении социального положения, которое он занимал до наступления инвалидности либо которое смог занять в предшествующий период инвалидности. Социальное поведение может включать определенную общественную активность, в том числе участие в общественном производстве, политических процессах, в творческой и досуговой деятельности. В этой модели в равной степени представлены и интеграционный, и реабилитационный аспекты.

Для лиц, имеющих инвалидность, но неудовлетворенных создавшимся положением, в котором они находятся в обществе, больше подходит четвертая модель социальной мобильности (социального роста). Целью интеграции в этой модели служит достижение для человека с инвалидностью более высокого уровня социального участия, чем он имеет. Результатом ее реализации может быть представлено как повышение социального уважения в глазах общества, либо как повышение материального благосостояния, либо как переход в новые социальные системы, принятие новых социальных ролей и т.д. Для разработки стратегии социальной мобильности в этой модели лучше всего подходит схема системного устройства общества, которая позволяет оценить объем необходимых и достаточных средств для любого конечного социального перехода, будь то переход внутри системы в пределах ранговой шкалы, или переход между коллективами в пределах одного уровня организации, или переход между уровнями организации общества. Психологическую поддержку обеспечивает идеология независимой жизни инвалида, опирающаяся на его стремление к максимальному социальному участию в жизни общества.

Третий параграф «Социальное образование - элемент регулирования взаимоотношений общества и инвалидов» посвящен результатам исследований, связанных с вовлечение в процессы интеграции с участием инвалидов граждан, инвалидности не имеющих. Однако эта часть граждан представляет либо другую сторону при формировании новых социальных систем, либо является участником создания внешней среды для этих новых систем.

Всю область социального обучения можно разделить на три составляющие: 1 - профессиональное обучение в образовательных учреждениях начального, среднего и высшего профессионального образования, 2 - послевузовское обучение специалистов социальной работы и специалистов других профессий, работающих в системе «человек-человек»; 3 - социальное обучение населения в общинах.

Отсюда вытекает очень важная роль вузовского компонента, который берет на себя получение, переработку, оформление и распространение информации в сфере инвалидности. От того, каким образом будут направлены информационные потоки и какое содержание они будут иметь, зависит успешность всего процесса интеграции инвалидов, потому что в современной России отсутствует устойчивая и объективная система формирования массовой коммуникации. Сегодня только вузы с их гуманитарными подразделениями сохранили мотивацию к научным исследованиям в вопросах социальных отношений и обуславливающих их механизмам передачи и трансляции социокультурных знаний.

Господствующие в современной России отношения к инвалидности направлены на политику удовлетворения социальных потребностей людей, получивших тяжелые заболевания и ставших инвалидами. Ставятся задачи поднятия активности инвалидов в качестве потребителей социальных услуг, что, возможно, актуально сегодня в условиях перехода от одной модели общественного бытия, при которой инвалидам отводилась роль сохранения жизнедеятельности под опекой государства, к другой, при которой инвалидов привлекают к участию в общественной жизни общества в качестве полноправных членов. Однако при этом не учитываются свойства самого общества, еще не оформившегося в своем развитии, испытывающего проблемы с постановкой целей и распределением ролей и статусов среди всего населения. По нашим представлениям, в российском обществе еще не закрепилось понимание того, что участвовать в интеграционных процессах с людьми, имеющими нетипичные потребности и социальные характеристики, значительно сложнее, чем быть донорами социальной помощи, пусть и проявляющейся в различных формах. По этой причине, выпускники кафедр по специализации «социальная работа с инвалидами» должны стать еще и «агентами влияния», т.е. теми точками роста, от которых в обществе должно распространяться новое представление об инвалидности как социальном явлении. Специалисты по социальной работе с инвалидами должны будут не просто оказывать услуги инвалидам, а улучшать жизнедеятельность общины или коллектива, в котором живет и работает человек с инвалидностью. Для этого требуются знания и умения работы в общине.

Исходя из сказанного, можно определить цели послевузовского образования по проблемам инвалидности следующим образом:

«Распространение и углубление знаний по проблемам инвалидности и путях их решений среди специалистов различных профессий для обеспечения соответствия их усилий по обслуживанию людей с инвалидностью современным требованиям соблюдения их прав и интеграции инвалидов в общество».

В этом направлении объектами обучения должны стать:

- специалисты - гуманитарии, подготовка которых в сфере инвалидности полезна для повышения общекультурного уровня в обществе из-за их повышенных контактов с населением;

- специалисты- «технари», подготовка которых целесообразна для поворота технических разработок в сторону индивидуальности пользователя;

Рассматривая и оценивая группы специалистов с высшим образованием, можно выделить из них те, которые в наибольшей степени контактируют с людьми, имеющими тяжелые заболевания и дефекты, и потому нуждающиеся в первую очередь в повышении уровня знаний по проблемам инвалидности. К ним относятся педагоги, врачи, психологи, юристы, библиотечные работники, работники государственного и муниципального управления, работающие как в учреждениях своих ведомств, так и в учреждениях социальной защиты. Однако прежде чем обращаться к ним с предложениями о повышении квалификации в отношении инвалидности, нужно решить вопрос о заинтересованности их в этих знаниях. То, что очевидно для организаторов движения за равные права инвалидов, далеко не очевидно для других общественных деятелей, поэтому в ряде случаев было бы оправданным вводить обучение императивным путем за счет введения в должностные инструктивные документы требований знакомства с проблематикой людей, имеющих инвалидность, и получения сертификата о прохождении специализации. Например, это было бы полезным для врачей общей практики (семейных врачей) и их медперсонала, для работников специализированных библиотек и библиотечных подразделений, для педагогов дополнительного образования и др. Заинтересованность в получении знаний об инвалидности специалистами, работающими в коммерческой сфере обслуживания населения, могла бы стимулироваться давлением активистов инвалидского движения. Выдача лицензий на право социального обслуживания может иметь приоритетность при наличии у персонала с высшим образованием сертификата о повышении квалификации по проблемам инвалидности.

Принципы разработки обучающих программ послевузовского обучения имеют свои особенности, в отличие от программ основного обучения. Во-первых, при разработке их необходимо максимально учитывать уровень подготовки специалистов и их профессиональную направленность. Для специалистов, уже знакомых с проблематикой инвалидности, нет необходимости вновь повторять основные представления об этих проблемах, а следует развивать и углублять представления о частных вопросах, с которыми специалисты постоянно встречаются в своей практике. Во-вторых, объем читаемых курсов должен быть как можно более сжат, чтобы послевузовское обучение не вносило помех текущей деятельности специалистов.

Наиболее отработанной при практическом образовании специалистов социальной работы является учебно-производственная практика студентов. В последние годы вышло несколько учебных пособий, характеризующих разные стороны студенческой практики в сфере социальной работы (Гуслякова Ю.Н., Золотарева Т.Ф., Клушина Н.П. и др.). Наши исследования и практические разработки дали возможность конкретизировать требования, предъявляемые к процессам практики студентов таким образом, чтобы совместить учебные задачи с задачами просвещения населения в сфере инвалидности.

Четвертый параграф «Прогнозирование социальных процессов интеграции с участием инвалидов» посвящен оценке возможного развития ситуации в сфере инвалидности, которая основывается на авторских критериях, разработанных в ходе исследовательской и практической работы. В основу выводов положены преимущественно качественные данные наблюдений за социальными ситуациями, проводимых в период выполнения федеральных и региональных программ социальной поддержки инвалидов. В параграфе прогнозируется достижение независимой жизни инвалидов, которое складывается из экономической, пространственной, социальной независимости. При прогнозировании оценивались перспективы экономического развитие региона, развития общественного производства, трансформация структуры и системного устройства общества, уровень развития гражданского общества, интенсивность изменений социально-психологических представлений в рамках социального института инвалидности, уровень глобализации как отражение возможности давления мирового сообщества на Правительство.

Широкое понятие состояния независимой жизни очень сложно отслеживать, поэтому мы считаем возможным выделить в нем несколько направлений, в рамках которых независимость жизнеобеспечения людей с инвалидностью проявлялась бы наиболее отчетливо.

В социологических опросах, проведенных среди людей с инвалидностью в Ставропольском крае, со всей очевидностью преобладают ожидания экономической независимости, связанные с надеждами на достаточно высокие доходы, которые позволяли бы получить свободу в приобретении различных товаров и услуг. По представлениям респондентов, экономическая независимость должна быть следствием высоких пенсий и пособий (в том числе льгот) и/или удачного трудоустройства.

Пространственная (физическая) независимость предусматривает полную доступность инфраструктуры населенных пунктов, свободный выбор места жительства и передвижения. Надо признать, что, несмотря на большую популярность этой формы поддержки людей с инвалидностью, непосредственно физические барьеры ограничивают жизнедеятельность сравнительно узкого круга людей. Возможно, по этой причине к требованиям безбарьерности среды многие жители относятся нейтрально, поэтому предполагается, что формирование безбарьерной среды в крае затянется на неопределенно долгий срок.

Под социальной независимостью мы хотели бы понимать свободный выбор социальных отношений (бытовых, репродуктивных, профессиональных, социокультурных), востребованность социальных услуг и всего того, что может формировать образ жизни человека. Сюда входит:

свобода выбора при приобретении продуктов питания и одежды;

свободный выбор видов и места лечения;

свободный выбор форм и способов образования;

свободный выбор видов профессиональной деятельности и места работы;

свободный выбор видов и места отдыха;

свободный выбор брачных партнеров и планирование семьи;

свободный выбор форм, объемов и времени получения социальных услуг.

Видно, что этот перечень свобод настолько обширен, что обеспечить их усилиями отдельных программ в короткие сроки, наверное, нереально.

Наконец, информационная независимость как свободный выбор получаемой и передаваемой информации пока не очень востребована российскими инвалидами, особенно теми, кто проживает в провинции. Она обеспечивается тем, что любой гражданин получает и распространяет ту информацию, которую он хочет получить и распространить, находясь в рамках требований законодательства. Информация может носить бытовой, правовой, политический и иной характер и может охватывать все стороны жизни. В социологических опросах потребность в информации обычно инвалиды ставят на последние места. На наш взгляд, это объясняется слабым представлением о роли информации в жизнеобеспечении. По отношению к инвалидам принято считать, что ограничения в информационных потоках свойственны лицам с заболеваниями органов чувств, т.е. незрячим и неслышащим. Однако более внимательный анализ такого социального феномена как информация показывает, что в выборе информации и особенно в способности к ее распространению ограничены многие люди, и в очень большой степени люди, имеющие инвалидность. Информацию для них дозируют СМИ, органы государственного управления и т.д. А уж доступ к информационным средствам для свободного изложения своих взглядов и мнений явно мал. Даже в тех случаях, когда освещаются проблемы инвалидности в СМИ, о них предпочитают рассуждать корреспонденты, вставляя эпизоды интервью с инвалидами как иллюстрации к своим заключениям.

Подводя итог, нужно сказать следующее:

Независимая жизнь для любого гражданина начинается с осознания своих потребностей (своих интересов) и с усвоения тезиса о том, что никто кроме самого индивидуума, не сможет их озвучить и длительно отстаивать;

Отстаивать собственные интересы лучше сообща, объединившись. Как бы не казалось это высказывание избитым и очевидным, тем не менее практика жизни не дает оснований считать, что ставропольские жители, имеющие инвалидность, в полной мере действуют в согласии с ним.

В Заключении подводятся итоги и обобщаются результаты исследований, выделяются направления дальнейшего научного поиска и предлагаются рекомендации.

В качестве выводов можно отметить следующее:

- Существующие модели структуры общества отражают социальные конструкты, созданные исследователями без учета природопользовательского характера общества и его существования в конкурентной среде земной биосферы, что выводит их за рамки борьбы за выживаемость и ограничивает целеполагание в функционировании социальных систем.

- Разработанная нами в процессе научного исследования модель социального устройства общества в наибольшей степени способствует выработке путей включения в общественную жизнедеятельность каждого индивида, так как позволяет объяснить, почему это выгодно и отдельному индивиду, и социальным системам.

- Инвалидность как индивидуальное состояние дезадаптированности обусловлено биологическими процессами и социокультурной историей развития общества; возможности его устранения или корректировки очень низки, поэтому наиболее целесообразным будет признание этого состояния в качестве естественного социального факта.

загрузка...