Delist.ru

Профессиональная культура государственных и муниципальных служащих: состояние и условия инновационной трансформации (на материалах Южного федерального округа) (15.04.2007)

Автор: Алиева Светлана Викторовна

В то же время, судя по результатам предыдущих исследований, государственные и муниципальные служащие не испытывают потребности в совершенствовании отдельных компонентов коммуникативной культуры. Несовпадение обнаруживается по ряду позиций: «владение приемами формального и неформального общения», «владение приемами сотрудничества с другими подразделениями», «владение технологиями полемики и доказательства» и др.

Исследование гуманистической системы ценностей показывает, что в целом наблюдается возрастающая гуманистическая направленность. Об этом говорят такие данные: 18,8 % руководителей органов государственной и муниципальной службы относятся к работнику как к главному ресурсу фирмы, 26,5 % способствуют профессиональному творческому росту работника. Однако отношение к человеку как к безотказному, послушному исполнителю (54,5 % респондентов считают, что работник должен быть безотказен в выполнении любого поручения, а 4,6 % ? что работника не нужно «портить» похвалой) говорит о недооценке человеческого фактора. Скорее всего, поэтому чиновники не испытывают потребности в умении мотивировать сотрудников. Хотя, если исходить из того, что достаточно высок процент тех, кто указал на необходимость отношения к работнику как к главному ресурсу фирмы, должны быть востребованы такие качества, как умение социально защищать сотрудников, умение проявлять эмпатию и др., чего среди данной группы респондентов не наблюдалось.

Исследование социализационных ценностей имеет значимость для выявления отношения руководителей к формированию отдельных элементов профессиональной культуры у подчиненных. В связи с этим приобретает важность приобщение сотрудников к инновационной и творческой деятельности, формирование навыков эффективного общения, усвоение коллективных ценностей и др. Однако государственные и муниципальные служащие в большей степени ориентированы на воспитание дисциплинированного работника (18,7 %), чем на приобщение к творческой деятельности (8,0 %). Сравнивая эту группу ценностей с представлениями чиновников о своей профессиональной культуре, обнаруживаем ряд несовпадений по позициям: «умение обучать сотрудников социальной самозащите и отстаиванию своих прав», «умение развивать экономическое мышление сотрудников», «умение обучать сотрудников эффективным коммуникациям» и др. Небольшое исключение составляет «умение убеждать сотрудников в необходимости профессионального развития». Все это говорит не в пользу согласованного влияния ценностных ориентаций на потребности профессионального развития личности в данном направлении.

Сравнивая данные опросов руководителей государственных и муниципальных органов власти с ответами руководителей коммерческих предприятий, автор приходит к выводу, что, во-первых, директоров предприятий отличает от государственных и муниципальных служащих технократическая ориентация. Преобладает число руководителей, которые так или иначе поддерживают мнение, что «человек должен жить своей работой» (60,3 %). Значительная часть респондентов (46,2 %) выбрала ответ «возможность быть самостоятельным», что указывает на стремление к независимости и реализации своего инновационного потенциала. Кроме того, директоров предприятий заметно отличает от руководителей органов государственной и муниципальной службы менее выраженная социальная и гуманистическая направленость. Так, например, отвечая на вопрос: «что Вас больше всего привлекает в Вашей работе?», всего 19% опрошенных выбрали «общение с людьми», в то время как этот ответ выбрали 40,6% руководителей государственной и муниципальной службы, 23,0 % выбрали «быть полезным обществу», против 53,0 % чиновников, разделяющих данную позицию.

Общим для государственных служащих и директоров предприятий является невысокая степень демократической направленности в управленческих отношениях, сохранение бюрократической и автократической ориентации даже для руководителей предприятий (хотя и в меньшей степени, чем для государственных и муниципальных служащих). Так, одинаково разделяемой обеими группами ценностью является «безотказность в выполнении любого поручения». Данную позицию отметили 24,4 % опрошенных руководителей коммерческих организаций и 54,5 % государственных и муниципальных служащих.

Автор приходит к выводу, что выявленные особенности ценностных ориентаций профессиональной культуры управленцев, имеющие сходство для обеих групп, в значительной степени объясняются влиянием факторов внешней среды, обусловленных спецификой региона, состоящей в разнообразии этнической палитры, возрождении казачества как субэтноса со специфическими социально-политическими требованиями и интересами (это в большей мере касается Краснодарского и Ставропольского краев, Ростовской области), в присутствии фактора северокавказского риска, которые крайне осложняют межэтнические отношения, наполняя их конфликтогенным содержанием. Это, по мнению диссертанта, ориентирует чиновников, предпринимателей, как и население в целом, на такие ценности, как безопасность, стабильность, поощрение инициативности, напористости. Данные факты во многом объясняют присутствие устойчивой ориентации на силовые методы разрешения противоречий, удовлетворение социально-экономических потребностей, авторитарные методы руководства.

В данном параграфе делается вывод о том, что наблюдается противоречие между ценностными ориентациями и выявленными потребностями в трансформации собственной профессиональной культуры. Профессиональные ценности коррелируются с профессиональными представлениями лишь в случае выбора респондентами знаний, как недостающих элементов профессиональной культуры по отдельным блокам, хотя при этом игнорируются умения и способности. В остальных случаях между ценностными ориентациями государственных и муниципальных служащих и их представлениями о необходимости трансформации ряда элементов профессиональной культуры наблюдается несоответствие.

В параграфе 2.3 «Конативные аспекты профессиональной культуры государственных и муниципальных служащих» диссертант, исследуя конативные аспекты профессиональной культуры, выявляет общие и специфические установки, направленные на выполнение социально-профессиональных ролей в рамках различных субкультур. К общим установкам относятся те, которые характеризуют готовность к выполнению профессиональных управленческих функций в рамках рационалистических служебных традиций, например, «верность долгу», «принципиальность», «честность». Специфические же установки связаны с готовностью выполнять виды деятельности по отдельным направлениям, таким как «действовать в рамках правовых норм», «воспроизводить наиболее продуктивную деятельность», «технологизировать управленческий процесс», «строить эффективные коммуникации» и др.

Как показал анализ деятельности государственных и муниципальных служащих ЮФО, в профессиональной культуре государственных и муниципальных служащих типичными являются установки, связанные с готовностью следовать нормам права, инструкциям и служебным традициям: служебный долг, исполнительская готовность, способность выполнять служебные задания в срок, готовность реализовывать указания руководителя без их критической оценки, добросовестность, что совпадает с результатами масштабных общероссийских исследований. Это вполне соотносится с такими ценностями, как дисциплинированность, безотказность в выполнении любого поручения, жесткий контроль, а следовательно, наблюдается согласованность аксиологических и конативных аспектов, поскольку их происхождение напрямую связано с ключевым понятием долга, которое характеризует деятельность чиновника как адепта рациональности.

Вместе с тем, в условиях развития российского социума по бифуркационному сценарию, когда часто возникают непредвиденные ситуации, нужны установки на инновации и творчество. Опираясь на ряд социологических исследований, автор констатирует, что сегодня в государственной службе «слабо развиты инициативность, стремление к новому, новаторский подход», служащим свойственны «безынициативность и равнодушие». Об этом свидетельствуют данные социологических опросов, проведенных Социологическим центром РАГС. На первом месте оказались добросовестное исполнение обязанностей (68,8 % от количества опрошенных), дисциплинированность (33,3 %), ответственность (30,6 %) . Их доминирующее положение в списке всей совокупности профессионально важных качеств свидетельствует об ориентированности системы государственного управления на воспроизводство традиционной консервативной культуры, не способной к генерированию инновационных идей и задач управления. Исследовательский коллектив СКАГС получил аналогичные данные в регионах и на территориях ЮФО. К числу наименее ценимых качеств муниципальные служащие отнесли «прогностические качества», «инициативность», «новаторство». В то же время, несмотря на высокий рейтинг таких качеств, как «профессионализм» и «ответственность», у подавляющего большинства опрошенных, судя по диагностическим ответам на другие вопросы, они отсутствуют.

Данное предположение подтверждается результатами исследований, проведенных автором в ЮФО в 2004 ? 2006 гг. В основном чиновники осознают необходимость проведения инноваций в социально-экономической сфере. Однако демонстрируют слабую готовность к их осуществлению в своей деятельности. Распределение ответов на вопрос: «Нужны ли инновации в государственном и муниципальном управлении?» следующее: «безусловно, нужны» ? 14,8 %; «скорее да, чем нет» ? 36,6 %; «скорее нет, чем да» - 33,3 %; «нет» ? 9,7 %, затруднились ответить 5,5 % опрошенных. Для сравнения приведем ответы на данный вопрос управленческого персонала организаций (менеджеров): утвердительно ответили 33,45 %, 38,2 % ответили «скорее нужны, чем нет», 17,65 % - «скорее нет, чем да», 7,9% - «нет» и 2,8 % затруднились в выборе ответа. В сравнении с ответами госслужащих данные результаты демонстрируют большую готовность менеджеров к инновациям. Это можно проиллюстрировать с помощью диаграммы (рис. 2).

Вместе с тем, госслужащие продемонстрировали весьма позитивное отношение к возможности творчества в работе. Так, 64,7 % опрошенных указали, что творчество – составная часть профессионализма современных управленцев, 8,0 % затруднились ответить. Данное противоречие можно объяснить следующим образом. Вполне возможно, что быть «нетворческим человеком» в сознании чиновников не престижно, социально не одобряемо. А вот инновации они не всегда воспринимают позитивно, скорее всего, даже их опасаются, поскольку элементы бюрократии у них «в крови».

Рис. 2. Сравнительная оценка готовности к инновациям менеджеров и государственных и муниципальных служащих

В то же время при значительной поддержке исследований и творчества в управлении большинство респондентов обнаружили слабое представление о возможностях такой деятельности. 70,3 % опрошенных считают, что основными инструментами исследования являются методы изучения документов, 16,7 % – экспертные оценки, 5,1 % –деловые игры и 7,9 % дали собственный вариант ответа, назвав «мозговой штурм», моделирование, разработку сценария и др.

Особенно наглядно присутствует недооценка творческого, исследовательского потенциала в следующих ответах госслужащих. На вопрос: «Что, по вашему мнению, в большей степени влияет на качество принимаемых управленческих решений?» ответы распределились следующим образом, (N госслужащие = 708, N менеджеры = 278) в %:

Вариант ответа Чиновники Менеджеры организации

наличие достаточных материальных и финансовых ресурсов 56,2 % 42,4 %

исследовательского, творческого потенциала 25,7 % 36,0 %

времени 5,6 % 3,6 %

современных технических средств 6,7 % 10,8 %

затруднились в выборе ответа.

5,8 % 7,2 %

Таким образом, несмотря на то, что более половины (50,5 %) опрошенных чиновников одобряют творческий подход в работе, значительная часть (66,1 %) считает, что исследования заметно влияют на качество управленческой деятельности, а 64,4 % опрошенных убеждены, что творчество является составной частью профессионализма современных управленцев. Тем не менее, значительная часть уверена, что качество управленческих решений в первую очередь зависит от наличия материальных и финансовых ресурсов.

Приведенные данные свидетельствуют о том, что государственные и муниципальные служащие в меньшей степени, чем менеджеры коммерческих организаций, проблематизированы инновациями в работе, поскольку их деятельность зачастую жестко регламентирована. Результаты социологических исследований, проводимых в сфере государственной и муниципальной службы, говорят о том, что придается большое значение соблюдению норм и правил поведения, выработанных в данной среде. Отсюда следует вывод, что менеджеры в большей степени ориентированы на инновации и творчество, нежели госслужащие, поскольку работают в сложной динамично развивающейся рыночной среде, к которой необходимо гибко адаптироваться, чтобы выжить. В то время как установка на инновации и творчество в профессиональной среде государственных служащих в настоящее время реализуется в аномийных действиях.

Как отмечает диссертант, рассматривая различия по группам должностей, в большей степени они наблюдаются между группами «менеджеры, маркетологи» и «ведущие, главные специалисты», поскольку различен характер решаемых ими задач. Наименьшие расхождения наблюдаются между младшими должностями чиновников и управленческим персоналом организаций, так называемыми «техническим специалистами». Автор объясняет это тем, что их объединяет характер деятельности (данные специалисты выполняют вспомогательные функции, часто никак не связанные с инновациями и исследованиями), а также отсутствие профессионального опыта (как правило, на этих должностях работают молодые специалисты, еще не прошедшие профессионализацию). Некоторое сходство суждений можно обнаружить между руководителями предприятий и органов государственной и муниципальной службы, чей возраст выше 45 лет. Автору представляется, что это сходство обусловлено тем, что предшествующий профессиональный опыт пришелся на доперестроечные годы и в основном сложился в условиях функционирования советских предприятий. Полученные результаты свидетельствуют, что при позитивной оценке роли инноваций и исследований в своей практической деятельности, реально к их осуществлению способна незначительная часть государственных и муниципальных служащих.

Анализируя состояние профессиональной культуры государственных и муниципальных служащих, автор приходит к выводу, что наблюдаемый существенный разрыв в представлениях об идеальной профессиональной культуре и о ее наличном состоянии, выявленные ценностные ориентации и служебные установки у большинства респондентов находятся в противоречивом состоянии. В результате взаимодействия данных элементов не образуется синергетический эффект и не появляется новое системное качество.

Отсюда правомерен вывод: несоответствие представлений, ценностных ориентаций и установок, отсутствие связей между ними приводит к деформации профессиональной культуры и ее неадекватности современным условиям. Это, в свою очередь, создает предпосылки аномийных проявлений в деятельности чиновников и, соответственно, является причиной дисфункции в государственном и муниципальном управлении.

3-я глава «Условия формирования профессиональной культуры» посвящена исследованию основных условий формирования профессиональной культуры и анализу их возможностей воспроизводства когнитивных, аксиологических и конативных компонентов.

В параграфе 3.1 «Анализ основных условий формирования профессиональной культуры» автор выявляет основные условия формирования профессиональной культуры и анализирует возможности воспроизводить когнитивный, аксиологический и конативный компоненты профессиональной культуры.

Рассматривая эти условия, как относительно упорядоченное множество обеспечивающих размещение и движение культурного материала, имеющего социальную ценность, диссертант считает, что их возможности определяются особенностями воспроизводить профессиональную культуру.

В соответствии с этим определяются основные условия. Автор полагает, что все их многообразие укладывается в два основных типа. Воплощением первого является профессиональное образование (академии, колледжи, институты, университеты), которое характеризуется формализацией и регламентацией. Особенностью данного вида условий является их содержательная однозначность, обусловленная образовательными стандартами, количественная определенность – учебными дисциплинами плана, время и продолжительность ? учебной программой и расписанием. По мнению диссертанта, именно эти характеристики создают преимущества в четкой организации образовательного процесса и одновременно ориентируют на преобладание в образовательной деятельности предельно широкого накопления личностью знаний и представлений (когнитивный компонент). В связи с чем эти условия в большей степени создают возможности для «воспроизводства» знаний, т. е. когнитивного компонента культуры.

Второй тип в большей степени, чем первый ориентирован на формирование ценностей и установок. Таким условием является профессиональная среда, в которой происходит профессиональная адаптация, актуализируются потребности в самовыражении, возрастает уровень притязаний, формируются профессионально значимые личностные качества, ценностные ориентации и установки. При этом существенную роль будут играть социальные мотивы: самоуважения, самовыражения, самореализации и самообразования, которые реализуются в совместной профессиональной деятельности.

Таким образом, диссертантом делается вывод, что формирование профессиональной культуры осуществляется при наличии двум видов условий: профессионального образования, представляющего собой «производство профессиональной культуры» и профессиональной среды, которая создает условия для «деятельностного воспроизводства профессиональной культуры».

В параграфе 3.2 «Профессиональная подготовка государственных и муниципальных служащих» исследуются возможности института образования как основного канала формирования профессиональной культуры.

Как отмечает автор, наиболее распространенными институтами подготовки государственных служащих являются высшая школа (Российская академия государственной службы, одноименные региональные академии и их филиалы, факультеты государственного и муниципального управления при университетах) и различные формы профессионального развития (курсы переподготовки, повышения квалификации и семинары). Основными критериями эффективности их функционирования являются возможности открытого доступа к информации, свободного выбора способа ее трансляции, получения новейшей информации, свободного обмена с другими участниками образовательного процесса, индивидуального прохождения программы обучения и гибкого реагирования на получаемую информацию.

По мнению автора, необходимость использования регламентированных форм обучения, придающих образовательным процессам строгость и упорядоченность, вполне оправдана происходящим усложнением профессиональной деятельности и соответствующей структуры знаний. В ответ на эти требования создаются разнообразные институты образования, не имеющие альтернатив в плане реализации программно-целевого подхода, методического обеспечения образовательного процесса и разнообразия форм и методов образовательной деятельности. Отсюда явствует, что институт высшего образования как социально-образовательный канал имеет колоссальные преимущества перед другими институтами в «производстве» знаний, т. е. когнитивного блока профессиональной культуры. В то же время не всегда удается организовать работу канала таким образом, чтобы наряду с неограниченным доступом к информации предоставить возможности полноценного социального общения, которое необходимо для формирования ценностных ориентаций и установок.

Если же принять во внимание, что профессиональная культура – это более сложная, динамичная и открытая система в сравнении с содержанием образования, то под сомнение ставится неуязвимость института образования в плане формирования современных знаний. Институциональные формы не всегда могут удовлетворить новые образовательные запросы людей, возникающие как реакции на затруднения в их усложняющейся профессиональной деятельности, поскольку работа такого канала базируется на априорном представлении, что теории несут в себе абсолютно верные знания, дающие правильный ответ на вопросы, которые может поставить жизнь.

Главное препятствие состоит в соблазне формализовать образовательный процесс, не предоставляя возможности выбора собственной индивидуальной образовательной траектории, ориентированной на опережающее развитие, что сегодня так необходимо профессионалам в области управления. Это приводит к тому, что образовательный процесс начинает выходить за рамки традиционных систем, и институт образования дополняется внеинституциональными формами.

В параграфе 3.3 «Профессиональная среда и формирование профессиональной культуры» рассматривается влияние профессиональной среды на состояние профессиональной культуры.

Автор полагает, что формирование профессионального самосознания, ценностных ориентаций, убеждений, установок не может осуществляться вне социального общения, которое, по мнению известного ученого А.Н. Леонтьева, составляет необходимое и специфическое условие присвоения индивидом достижений исторического развития человечества. Анализ возможностей профессиональной среды в создании условий для межчеловеческих отношений, восприятия и осознания самими участниками разных сторон труда, отношения к труду позволяет рассматривать ее как социально-образовательный канал «воспроизводства» элементов профессиональной культуры. Его уникальность обусловлена тем, что происходит передача конкретного профессионального опыта в реальных условиях, отличных от тех, которые нужны для преподавания знания и в наибольшей степени отвечающих задачам обучения социальному «искусству», в определении Э. Дюркгейма.

Страницы: 1  2  3  4  5  6  7  8