Delist.ru

Чувственное познание и восприятие реальности окружающей действительности (10.09.2007)

Автор: Мочалов Сергей Михайлович

В качестве другого патологического явления выступают галлюцинации. Особенностью их является то, что это восприятия, возникающие без реального объекта, но переживаемые как объективная реальность. Для истинных галлюцинаций характерно то, что их образы неотличимы от образа реального восприятия. При этом у больного имеется уверенность, что объект этого образа существует и для других.

Исходя из вышеизложенного, характеризующего расстройства чувственного познания при психической патологии, следует, что процесс нормального восприятия строится на определенном соотношении между объективно существующими качественными характеристиками вещи (в виде целостного её образа) и сопровождающим её чувством существования, то есть «чувством реальности» как результат отношения к объективному характеру воспринимаемого.

Во втором параграфе первой главы «Проблема восприятия реальности на чувственном уровне познания в истории философии» рассмотрены результаты исследования, касающиеся представлений философов античного периода о восприятии качества вещей и их существовании.

В работах Платона и Аристотеля в достаточно наглядной форме представлен и вопрос о «вере» в существование того, что воспринимается. В процессе познания Платон выделяет понятия «знание» и «вера». Говоря о вере, он связывает её и с определенным мнением о качестве вещи. По Платону «Нельзя мнить несуществующее, но если есть мнение о чем-то одном, то можно говорить и о его существовании»1. По представлениям Аристотеля, «за мнением следует вера». «В самом деле, - пишет Аристотель, - невозможно иметь мнение, которому, по-видимому, не доверяешь». С тех же позиций рассмотрены представления других философов античного периода, в том числе и утверждающие крайние варианты: от взглядов о том, что восприятие обманчиво, до утверждений, что ощущения нас никогда не обманывают.

Проанализированы также взгляды философов нового времени на проблему чувственного познания с точки зрения восприятия качественной определенности вещей и «веры» в их существование (Декарт, Локк. Беркли, Кант, Гегель).

Особое внимание обращено на работы Д.Юма, в которых специальному рассмотрению подвергнута проблема «веры». По Д.Юму, поскольку ничего нельзя сказать о достоверности существования вещей и их причинных отношениях, в обычной жизни ориентироваться человеку помогает лишь «вера», которая возникает на основе привычки. Заслугой Юма является привлечение психологических представлений к объяснению феномена «веры». Д.Юм считает, что уверенность человека в существовании воспринимаемого имеет чувственное выражение. Он утверждает, что в основе веры не может быть «отвлеченной идеи существования». Проявление «веры» Д.Юм распространяет и на память, считая, что она относится и к образам прошлого, а не только настоящего.

Также рассмотрены взгляды ряда материалистов (Фейербаха, Маркса, Энгельса, Ленина) на соотношение восприятия реальности и познание качеств действительности. Даны основные положения критики В.И. Лениным концепций Маха, Авенариуса, Оствальда и других представителей субъективного идеализма, раскрыто значение теории отражения для этой критики.

Подчеркнуто также значение философских воззрений выдающегося ученого Г. Гельмгольца, взгляды которого, несмотря на критику, высоко оценены в материалистической философии.

В завершение обзора анализируемой проблемы в истории философии даны обобщения, позволяющие конкретизировать некоторые направления в дальнейшем изучении принципов восприятия реальности.

В третьем параграфе первой главы «Современные воззрения по проблеме восприятия реальности человеком» рассматриваются основные психологические подходы к пониманию процесса восприятия объективной реальности.

В XIX веке по мере развития физиологии и психологии, возникают основные направления по экспериментальному исследованию проблемы восприятия. В частности, это: «структурализм» и гештальтпсихология. Первое связано с работами В. Вундта (1879). В этом направлении считается, что экспериментальная психология исходно должна изучать базовые элементы сознательного опыта, то есть простейшие ощущения.

Кредо гештальтистской психологии может быть выражено следующей мыслью: «Целое не есть простая сумма его частей» (Х.Р. Шиффман).

В работах ряда авторов подчеркивается активность познающего субъекта как основы для формирования целостных восприятий. В этом отношении интерес представляет конструктивистский подход (У. Нейссер 1981).

Работы этого исследователя вносят существенный вклад в развитие психологической науки, в том числе в развитие когнитивной психологии, возникшей в конце 50-х годов XX века в США и опирающейся на информационный подход.

Следует отметить так называемый экологический подход Дж. Гибсона. Этот подход является нетрадиционным по своему содержанию, и противоречащим во многих отношениях всем классическим направлениям, у истоков которых были Гельмгольц, а в России И.М. Сеченов и др. В частности, речь идёт о так называемой теории «непосредственного восприятия». Философское освещение и развитие эта теория получила в работах Кунафина М.С., в частности в книге «Эволюция принципа объективности». Согласно этому подходу существует «непосредственное» восприятие экологически значимых стимулов, таких как: поверхности, выступы, края, границы предметов и т. д., но они не дают ощущений в общеизвестном смысле.

Теория Дж. Гибсона представляет интерес в плане восприятия человеком пространственно-временных сторон материальных объектов.

Показано, что и до настоящего времени в философии нет единого понимания того, что конкретно воспринимается органами чувств человека при его взаимодействии с предметными реальностями. Из тех работ, в которых по различным поводам данная тема затрагивается, можно выделить два наиболее распространенных подхода.

Первый: при обсуждении вопроса о том, что воспринимается органами чувств: сами материальные объекты или их свойства, как правило, отдаётся предпочтение последним. Это принимается как философами, так и учёными-естествоиспытателями.

Второе: в качестве иного подхода, в частности в связи с описанием работы органа зрения, авторами указывается на восприятие им частей и элементов изображения, создаваемого оптической системой глаза. Например, говорится о восприятии линий, контуров изображения и т.д. Здесь в явной или в неявной форме утверждается, что воспринимаются не свойства предметов как таковые и не сами предметы как материальные реальности, а лишь их изображения и их части.

Некоторые авторы обходят стороной указанные аспекты и утверждают, что процесс восприятия обеспечивает лишь анализ и обработку информации.

Хотя в работах философов советского периода доминировало представление о том, что органами чувств воспринимаются свойства объектов, существовало и мнение, выражающее возможность восприятия и самих материальных элементов, то есть самой материи (Г.И. Царегородцев, Н.И.Губанов, 1978). При этом под элементами авторами понимается «неделимая в пределах данного процесса отражения часть структуры объекта-оригинала, определяемая разрешающей способностью отражающей системы».

Если обратиться к работам Гельмгольца ? основоположника представлений о ведущей роли ощущений в процессе восприятия реальности, то и в них данная проблема не решена однозначно. С одной стороны, из его работ следует, что восприятию подлежит изображение, создаваемое при посредстве органа чувства, например, глаза, с другой ? свойства внешних предметов и вещей. И хотя Гельмгольц достаточно критически относится к сути самого понятия свойство, он всё же полагает, что ощущения выступают признаками воспринимаемых объектов.

В четвертом параграфе первой главы «Память как условие формирования модели объектов из символов-ощущений» проводится анализ формирования чувственных образов и образов памяти безотносительно того, что может непосредственно восприниматься органами чувств: свойства материальных тел или сама материальная реальность. В настоящее время имеются определенные основания для выдвижения так называемого «языкового» подхода (Прибрам, Л.М.Чайлахян), хотя он остается недостаточно сформулированным и мало разрабатывается.

Исходя из обоих подходов, отражение может быть определено как представленность (наличие, данность) в психической реальности человека информации о каком-нибудь объекте, объектах или о мире в целом. Эта представленность с самого начала носит символический характер, но символы, имея упорядоченную природу, способны адекватно передавать структуру объекта в виде его идеального изображения.

При этом первоначально, очевидно, проявляется «плоское» психическое изображение воспринимаемого объекта, но уже и оно может считаться его некоторой гносеологической копией. Дальнейшее быстро идущее преобразование этой копии осуществляется в направлении превращения в объемную и «реальностную» модель, адекватная картина которой, несмотря на её знаковую природу, может быть обнаружена человеком посредством способности её «читать» (Г.Гельмгольц). Эта идея Гельмгольца становится центральной, и её исследование продолжается в следующих главах.

Проанализирована возможность языковой технологии в реализации процессов восприятия на основе информационной технологии, посредством которой может быть выражено понятие «описание». Как считает Чайлахян Л.М., - ощущения – своеобразный язык, отражающий нейродинамику рецепторно-анализаторной части нервной системы и мозга и описывающий её в некоторой интегральной форме в терминах, доступных и функционально значимых для самой живой системы. Потребителем этого языка является сама живая система. Языковая технология, очевидно, является наиболее трудной для понимания, но она вполне допустима с учетом того, что ощущения как средство общения между организмом и средой совершенствовались на протяжении многих миллионов лет.

Во второй главе изложен «Описательный принцип восприятия объектной реальности».

В первом параграфе «Значение эволюции в становлении природы ощущений. Традиционный и нетрадиционный подходы к пониманию их роли в восприятии» исследуется значение эволюции в становлении природы ощущений. Автор подчеркивает необходимость деления отражательной роли ощущений на эволюционно-генетическую и рабоче-функциональную, осуществляемую в текущем режиме взаимодействия организма со средой.

Рабоче-функциональная форма отражения посредством ощущений: её знаковую и адекватную разновидности, рассматривается исходя из традиционных представлений исследователей советского периода, и характеризуется ощущениями в общепринятом понимании, признавая положение о том, что они есть субъективные образы объективного мира. Также учитывается и знаковая форма отражения, имея в виду позитивные моменты теории символов Гельмгольца.

Проанализирована динамика взглядов философов советского периода, относительно знаковой формы отражения, начавшуюся с конца 50 годов ХХ века. Особенно подробно участие знаков в отражении исследовалось в марксистской литературе советского периода в 60 годы (Нарский, 19651; Дубовский, 19702). В итоге изучения в 70 годы было признано, что отражение посредством ощущений осуществляется как в адекватной, так и в знаковой форме (Г.И. Царегородцев и Н.И. Губанов3).

Кроме того, исследуется роль эволюции в становлении природы ощущений и даётся понимание их происхождения в качестве «эволюционно-генетической формы отражения». Анализируются принципы становления субъективной модальности ощущений в ходе длительного приспособления органов чувств к постоянно действующим раздражителям, получившим название в физиологии адекватных. Такие раздражители органами чувств постепенно начинают восприниматься с очень малой силой (порогом). Этим воздействиям начинают соответствовать строго постоянные субъективные модальности, и в этом проявляется «отражение по соответствию».

Рассмотрены биологические и физиологические аспекты эволюционного становления соответствия между природой раздражителя и субъективной модальностью ощущений. Выявлено, что, поскольку ощущения в процессе эволюции начинают использоваться не только для представления в психическую реальность природы самих адекватных воздействий, но и для создания органами чувств изображения воспринимаемых объектов, то ощущения теряют в определенном смысле «адекватный образ» адекватных раздражителей. Ощущения превращаются в эволюционно-генетическую форму знакового описания объектной реальности.

Характеризуя сущность эволюционной перестройки отражений, диссертант предлагает новый подход к пониманию отражательной роли ощущений. Уточняя эволюционные преобразования ощущений, автор раскрывает возможность представления ощущениями информации не только в знаковой, но и в адекватной форме. В этой форме описание изображения объектов может осуществляться посредством отражения степеней сходства и различий в узоре воспринимаемого изображения1.

Таким образом, ощущения, возникающие в эволюции в ответ на действие адекватных раздражителей, первоначально можно рассматривать как их образ, проявляемый в адекватной форме. В последующем эти адекватные образы преобразуются в упорядоченные знаки, которые начинают служить иной цели - отражению целостного изображения воспринимаемых объектов. Со временем в ходе эволюции возникает третий этап - ощущения превращаются в систему языкового описания объектной реальности.

Во втором параграфе второй главы «Описательный принцип формирования качественной определенности образов объектов посредством ощущений» рассматривается природа и информационная роль адекватных раздражителей как предшественников ощущений. Далее автором характеризуется роль совокупности адекватных раздражителей в создании изображения объектов как формы упорядоченности информации о внешнем мире.

В завершение анализа темы рассматривается возможность замены адекватных раздражителей одного органа чувств на адекватные раздражители другого. Вместо адекватного раздражителя для органа зрения – света (у слепого человека) применяются кожные вибротактильные воздействия, адресуемые к рецепторам кожи спины.

В третьем параграфе второй главы «О соотношении знаковых и адекватных (образных) составляющих в структуре чувственного познания» исследуется соотношение знаковых и адекватных составляющих в структуре чувственного познания.

Как известно, Гельмгольц настаивал на том, что «наши представления о предметах просто не могут быть ничем другим, как символами, то есть, естественно определяемыми знаками». На это указывает и то, что Г. Гельмгольц прямо не говорит об адекватной форме отражения. Действительно, если следовать логике Гельмгольца, то, как бы не изменялась интенсивность ощущений, они не перестают быть символами. Изменяются лишь символьные их сочетания. Вместе с тем, более глубокий анализ взглядов Г. Гельмгольца показывает, что он не отрицает возможности исчерпывающего познания реальности. Дело в том, что, по Гельмгольцу, представленная ощущениями символическая совокупность, на которой основан любой образ действительности, хотя и не содержит в себе в явной форме адекватного характера изображений объектов, на самом деле несет в себе возможность адекватного представления внешней реальности. Это становится очевидным при более глубоком рассмотрении взглядов ученого.

В частности, в дополнение идеи о том, что наши представления о предметах не могут быть ничем другим как символами, Г. Гельмгольц утверждает: «Принимая такую точку зрения, не следует делать вывод, что все наши представления о вещах не верны, поскольку они не равны вещам, и что по этой причине мы не можем познать подлинную суть вещей. То, что представления не равны вещам, заложено в природе нашего знания. Представления лишь отражения вещей, и образ является образом некоторой вещи лишь для того, кто умеет его прочитать и составить на его основе некоторое представление о вещи. Каждый образ подобен своему объекту в одном отношении и отличен в другом, как это имеет место в живописных полотнах, статуях, музыкальной передаче определенного настроения и т.д. Представления о мире отражают закономерные последовательности внешних явлений»1 (курсив наш - С.М.)».

Из данных положений концепции Г. Гельмгольца следует, во-первых, что вещи познаются через образы, формируемые в процессе восприятия посредством ощущений, и, во-вторых, - что эти представления есть отражения вещей. Образы, хотя и являются символами вещи, тем не менее, она (вещь) может раскрыться тому, кто умеет прочитать её образ и на этой основе составить познавательное представление о ней. Иначе говоря, Г. Гельмгольц полагает, что для реализации познавательного процесса образ вещи, имеющийся изначально в символической форме, должен уметь человеком правильно читаться.

загрузка...