Delist.ru

Методологические, правовые и естественнонаучные основы использования микрообъектов в раскрытии и расследовании преступлений (10.09.2007)

Автор: Кочубей Андрей Владиславович

Другой путь нам видится в повышении степени объективизации результатов исследования. Внутреннее убеждение эксперта должно основываться не только на его субъективном восприятии и анализе выявленного комплекса признаков исследуемых объектов, но и на критериях, поддающихся численному выражению. Сопоставление количественных параметров, нахождение коэффициента корреляции одних и тех же признаков исследуемого объекта и объекта сравнения позволяет не только более обоснованно формулировать выводы, но и дает возможность более объективно проводить их оценку следователем и судом.

Именно этому вопросу, а именно возможности выявления количественных критериев для комплекса признаков, по которым происходит «узнавание» объекта, выделение его из множества схожих, а также сравнение с другими и, в конечном итоге, индивидуальная идентификация посвящен заключительный параграф работы.

Во многих видах научных исследований, в том числе и при определении необходимого и достаточного комплекса признаков при решении задач судебной экспертизы, наиболее часто используется вероятностно-статистический метод, который позволяет определить систему диагностических и идентификационных признаков и, опираясь на закономерности их статистического распределения, установить информационную значимость каждого.

Микрообъекты одного и того же вида (микроволокна, микрочастицы ЛКП, микрочастицы стекла и т.д.) обладают одним и тем же комплексом признаков, но выражаются они в различной степени проявления, что и отличает микрообъекты друг от друга. Так, цвет (признак) присущ всем микрообъектам, оптическая анизотропия и эффект двойного лучепреломления проявляются у всех микроволокон, в структуре всех стекол присутствуют аморфные зоны и зоны повышенной кристалличности и т.д.

Это обстоятельство не позволяет использовать для расчета идентификационной значимости признаков традиционную формулу, по которой для всех признаков объектов каждого вида, образующих совокупность Х {x1, x2, x3…xn}, определяются показатели частоты встречаемости:

В своих расчетах мы использовали не частоту встречаемости признака, а его вариационность:

Pxi=mxi/n, (1)

Знаменатель в формуле 1 (n) представляет собой не количество исследованных объектов, а количество вариантов xi-ого признака, присущего всем микрообъектам данного вида. Числитель же – количество объектов, обладающих данным вариантом признака.

Определение вероятностных характеристик признаков микрообъектов позволило установить показатели информационной значимости для каждого из них, взятого в отдельности по формуле:

Kxi=1/Pxi (2)

Основываясь на этом положении нами были продемонстрированы принципы определения таких множеств для микроволокон - микрообъектов, наиболее часто встречающихся в экспертной практике.

Порядок первого рода определяется цветом микроволокна в соответствии с его спектральными характеристиками или шкалой цветов.

Порядок второго рода – вид волокна в соответствии с общевидовой научно-технической классификацией (классификация приведена в § 1.2.).

К родовым признакам относится и способ крашения волокон, который образует порядок третьего рода.

Дальнейшее сужение классификационных множеств микроволокон основано на дифференциации групповых признаков, к первому из которых относится класс красителя по технологической (группа I.1)) или химической (группа I.2)) классификации.

Порядок второй группы определяется промышленной маркой красителя в соответствии с действующим ассортиментом.

Третья группа связана с выявлением в микроволокне смеси красителей и установлением их марок в соответствии с действующей классификацией.

И, наконец, порядок четвертой группы – это выявленные эксплуатационные или технологические особенности, имеющиеся на поверхности или в объеме микроволокна.

Для решения поставленной задачи, а именно, только выработки принципов построения классификационных множеств микрообъектов по частотам их встречаемости, но не создание полноценного их массива, пригодного в полном объеме к использованию, экспериментальная часть строилась, в первую очередь, на исследованиях только натуральных микроволокон. Такой выбор определен обстоятельствами, связанными с огромным разнообразием химических волокон, насчитывающих сотни видов и их модификаций, что не дает возможности в рамках одной работы выделить количественные критерии, даже на уровне принципиальной возможности их использования.

Методика определения информационной значимости каждого отдельного признака строилась, во-первых, на выделении наиболее часто встречающихся в экспертной практике натуральных микроволокон, для чего были проанализированы экспертные заключения, выполненные в ЭКЦ МВД РФ, ЭКЦ г.г. Волгограда и Ростова-на-Дону, где имеется современное оборудование, позволяющее проводить полный комплекс исследований.

Непосредственно экспериментальная часть представлена исследованиями модельных объектов, в качестве которых выступали натуральные микроволокна:

- априори отделенные от одного источника;

- априори имеющие различный источник происхождения, но одного цвета и вида.

При выборе текстильных материалов – источников микрообъектов для экспериментальных исследований, с целью получения по возможности более репрезентативных данных, нами учитывалась их распространенность по целевому назначению.

Такой подход, как нам кажется, позволил обеспечить чистоту эксперимента. Всего было исследовано 539 пар модельных объектов натуральных микроволокон и более 200 заключений экспертов по сравнительному исследованию микроволокон (при установлении факта контактного взаимодействия и общей родовой (групповой) принадлежности).

Выявленные корреляционные зависимости между отдельными признаками, отражающими определенные свойства микроволокон, и их информационной значимостью, сведенные в таблицу, привели нас к следующим выводам.

Частота встречаемости каждого отдельно выделенного признака не является величиной, определяющей его значимость с точки зрения решения диагностических, а тем более идентификационных задач. По известной из теории вероятности формуле определения вероятности появления двух независимых событий по известным вероятностям появления каждого из них была определена информационная значимость совокупности признаков микроволокон при их различном (наиболее часто встречающемся) сочетании.

Более высокая степень надежности результатов достигается при установлении факта контактного взаимодействия объектов волокнистой природы, когда исследованию подвергаются как минимум две пары сравнения.

При этом, вероятность категорического вывода, т.е. осуществление индивидуальной идентификации, есть произведение идентификационных значимостей каждого исследования.

Так например, если на изъятой у подозреваемого одежде обнаружены хлопковые микроволокна окрашенные прямой печатью кубовым полициклохиноновым красителем и аналогичные, в том числе и схожие по цвету, входят в состав одежды потерпевшего, то вероятность их общей групповой принадлежности составит 5,78 %. Если же помимо этого на одежде потерпевшего обнаружены, например, шерстяные волокна серого цвета, окрашенные кислотным трифенилметановым красителем, и эти же признаки выявлены в волокнах, входящих в состав одежды подозреваемого (вероятность их общей групповой принадлежности составляет 5,26 %), то общая вероятность имевшего место факта контактного взаимодействия возрастает до 100-0,30=99,7 (%) (информационная значимость выявленного комплекса признаков равна 3,333).

Коэффициенты информационной значимости отдельного признака и комплекса их совокупности, сами по себе есть величины во многом абстрактные, с точки зрения возможности их использования при формировании вывода. Однако, с достаточной степенью определенности это понятие можно связать с надежностью результата, после чего численное значение приобретает конкретный смысл. Например, для надежности 0,9 значение коэффициента информативности должна составлять 0,1, для 0,99 – 100, для 0,999 – 1000.

Таким образом, количество информации, полученное при исследовании микрообъектов, выраженное через коэффициент информативности, показывает с какой степенью надежности оно характеризует данный объект исследования как индивидуальный.

В заключении, как нам кажется, следует остановиться и на перспективах получения количественных характеристик микрообъектов при их экспертном исследовании. Представленные здесь данные не могут являться исчерпывающими для определения степени надежности установленных совпадений и различий признаков – слишком мал массив, на котором построены выявленные зависимости (минимальное количество объектов должно составлять не менее 15000 единиц). Формирование полноценного банка данных возможно только на основе централизованного решения этой задачи с подключением научного потенциала творческих коллективов и целевым финансированием.

Объективные предпосылки для этого есть, однако их необходимо реализовать с максимальной возможностью. 10 февраля 2006 года вышел Приказ МВД РФ «Об организации использования экспертно-криминалистических учетов органов внутренних дел Российской Федерации», в который, в число прочих, вошел и учет микрообъектов, ведущийся на региональном уровне (по тяжким и особо тяжким преступлениям). Данный приказ обязывает формировать информационные карты с фотоснимками, спектрограммами и иными сведениями о строении и составе микрообъектов. Если дополнить перечень сведений, вносимых в информационную карту, включающий сведения о их родовых и групповых признаках, данную информацию можно было бы использовать и при формировании массива признаков с расчетом их информационной значимости. Задача эта вполне решаема, тем более, что, с одной стороны, при проведении экспертизы указанные признаки микрообъектов выявляются в обязательном порядке, а, с другой, Приказ обязывает оформлять полученные данные в виде информационной карты. При наличии такого учета получить обобщенные данные, с учетом современных возможностей коммуникационных технологий и программного обеспечения обсчета массива данных формирование базы информационной значимости признаков микрообъектов и их комплекса можно рассматривать как реальную перспективу повышения роли микрообъектов в получении достоверной информации при расследовании преступлений.

В заключении подводятся итоги проведенного исследования, даются обобщающие выводы, предложения и рекомендации, отражающие основные положения и результаты исследования.

Основные положения диссертационного исследования опубликованы за период с 1998 по 2007 гг. в 57 печатной работе автора общим объемом 71,78 п.л., из них 25 работ объемом 32,485 п.л. в индивидуальном авторстве, 28 работ общим объемом 13,315 п.л. в соавторстве (соавторство не разделено) и 4 работы общим объемом 25,98 п.л. в соавторстве, из которых 6,48 п.л. авторских.

Научные публикации автора по теме диссертации:

Монографии, учебные пособия, курсы лекций и отдельные издания:

Анчабадзе Н.А., Коновалов Г.Г., Кочубей А.В., Симаков В.П. Методы и средства экспертных исследований: Курс лекций. – Волгоград: ВА МВД РФ, 2001. – 5,48 п.л./1,37 п.л.

Криминалистическое исследование материалов, веществ и изделий: Курс лекций / Под ред. А.В. Кочубея. – Волгоград: ВА МВД РФ, 2002. – 6,73 п.л. (соавторство не разделено)

загрузка...