Delist.ru

Методологические, правовые и естественнонаучные основы использования микрообъектов в раскрытии и расследовании преступлений (10.09.2007)

Автор: Кочубей Андрей Владиславович

Мы категоричны во мнении, что в системе задач экспертного исследования микрообъектов в качестве самостоятельной задачи отсутствует их обнаружение. Это всего лишь первый этап многих исследований. Обнаружение микрообъектов может рассматриваться как начальный этап исследовательского процесса, но ни как не отдельная конечная задача, тем более, что сам микрообъект при этом не исследуется.

При исследовании вопроса, связанного с идентификацией сыпучих и жидких объектов, они рассматриваются обычно в одном контексте, нам же кажется логичным их разделить, так как и природа, и агрегатное состояние, и индивидуальная определенность их различна.

Сыпучие тела представляют собой некую совокупность большого числа индивидуально определенных объектов, в большинстве случаев – микрообъектов. Процесс идентификации предполагает установление тождества конкретного объекта (идентифицируемого), свойства которого проявились в следах и являются идентифицирующими объектами. В случае сыпучих объектов отсутствуют идентифицируемый, и как следствие, идентифицирующий объекты, что не позволяет говорить об идентификации в криминалистическом понимании этого термина. Однако, если в процессе следообразования сформировался микрообъект, представляющий собой часть какой-либо одной частицы, если этот следообразующий объект был обнаружен и если факт первоначальной принадлежности микрообъекта к этой частице установлен, то в этом случае имеет место идентификация. Однако, идентификация не сыпучего тела, а только лишь конкретной частицы.

Иначе обстоит дело с жидкими микрообъектами (микроколичествами жидкости). Вполне естественно, что они могли отделиться только от какого-либо объема также жидкого вещества (смеси веществ), который можно рассматривать как единое целое, имеющее определенную материальную субстанцию. Если в процессе исследования удается выявить у обоих объектов достаточную совокупность признаков и оценить ее как практически неповторимую, то, очевидно, можно говорить об идентификации. Объем жидкости является идентифицируемым, микроколичество жидкости – идентифицирующим объектом, так как ее свойства отражают свойства объема.

В самом определении задачи по родовой (групповой) идентификации заложено некоторое противоречие с точки зрения криминалистической идентификации, так группа или род, это определенная совокупность однородных предметов. Соответственно, идентификации, в данном случае, должны подвергаться несколько объектов. Вместе с тем, понятие криминалистической идентификации складывалось как обозначение процесса отождествления единичного объекта, но не группы сходных.

Достаточно часто установление общей родовой (групповой) принадлежности микрообъектов является вынужденной мерой. Если при решении идентификационной задачи индивидуализирующих признаков в микрообъекте и идентифицируемом объекте выявлено недостаточно для решения вопроса о тождестве, то исследование заканчивается на стадии установления их общей родовой (групповой) принадлежности, то есть это этап идентификации.

Особого внимания при рассмотрении идентификационных задач судебной микрообъектологии заслуживает теория и методология экспертизы по установлению факта контактного взаимодействия объектов. Эти вопросы исследовались в работах Г.Л. Грановского, З.А. Ковальчука, В.С. Митричева, В.Ф. Орловой, В.А. Пучкова, и др. Проблемными можно считать несколько положений. Во-первых, существует ли такая экспертная задача как самостоятельная или ее выделение необоснованно; во-вторых, относится ли она к задаче идентификации, имеет ли диагностических характер или самостоятельное значение.

В условиях контактно-следового взаимодействия объекты следообразования выступают одновременно и как следообразующие, и как следовоспринимающие, образуя единую динамическую систему, которая приобретает новые информационные качества. Таким образом, если на одном элементе вещной обстановки сохранились следы второго, имеющие достаточное количество признаков для его идентификации, то можно говорить об идентификации второго элемента по его следам на первом. Это же относится и к первому элементу вещной обстановки. С точки зрения экспертной технологии исследование следов контактного взаимодействия можно представить как ряд самостоятельных этапов, результаты которых впоследствии синтезируются. Взаимоперенос микрообъектов мог произойти ни при каких других обстоятельствах, кроме как только при контакте двух объектов, что позволяет выделить задачу по установлению факта контактного взаимодействия в самостоятельную, в рамках идентификационных задач.

Как особая группа объектов идентификации в литературе рассматриваются индивидуально-определенные источники происхождения, под которыми понимают: конкретный целый предмет; определенное количество однородных предметов; предприятие-изготовитель или место произрастания, или место переработки; определенную массу жидкости или сыпучего тела.

Вне всякого сомнения, первый источник (конкретный целый предмет) при наличии отделившихся от него микрообъектов является объектом идентификации – решается задача: от какого конкретного объекта произошел данный микрообъект.

Невозможность проведения идентификационных исследований сыпучих тел мы уже отмечали. Рассмотрен нами и второй из источников – установление общей родовой (групповой) принадлежности объектов.

Установление предприятия-изготовителя основано на использовании системы классификации объектов, заложенных в требованиях стандартов, технических условий, ассортиментных перечней. По своей методологической основе эта задача ни чем не отличается от установления общей родовой (групповой) принадлежности объектов, но не как промежуточная, а как конечная цель.

Предметом диагностических исследований микрообъектов выступают закономерности отображений свойств предметов в отделившихся от них микрообъектах, позволяющих определять их состояние и характер изменений, внесенных в процессе совершения преступления.

Диагностические задачи включают в себя достаточно большой перечень отдельных задач, из которых для микрообъектов можно выделить следующие, наиболее часто встречающиеся в экспертной практике. В первую очередь, это собственно диагностические. Основу решения многих из них составляет классификация объектов в соответствии с обстоятельством или состоянием.

В диагностике, также как и в идентификационном исследовании (в качестве начального этапа), может быть выделена задача по установлению родовой (общей родовой) принадлежности объекта (-ов). Дальнейшая классификация может быть обозначена как диагностическая, проводимая не по признакам объекта, а по его состоянию. Несмотря на схожесть терминологии, в обоих видах исследований эти задачи отличаются, в первую очередь, по своей гносеологической сущности – различии объектов сравнения в их связи с расследуемым событием. Так, в идентификации по следам (идентифицирующий объект) идентифицируется объект, связь которого с событием преступления предполагается и устанавливается. При диагностике же, связь с событием имеет диагностируемый объект, а диагностирующие его объекты такой связи не имеют.

Еще одно отличие связано с этапностью и завершенностью исследования. Если при идентификации установление совпадений совокупности общих признаков является лишь начальным ее этапом, то при диагностике этот результат свидетельствует о завершении исследования.

В системе диагностических задач может быть выделена еще одна самостоятельная задача, связанная с воссозданием исследуемого события – ситуационная. Во многих случаях решение ситуационной задачи связано с установлением факта контактного взаимодействия. Установление причины разрушения, в результате которого образовался микрообъект, как правило, носит комплексный характер совместно с трасологической или другой экспертизой.

Отдельно можно выделить задачи по установлению целевого назначения изделия, от которого в процессе совершения преступления отделился микрообъект; причин (механизма) разрушения; установление способа производства источника микрообъекта. Однако, если для экспертизы веществ и материалов в макроколичествах эти задачи относятся к распространенным, то при исследовании микрообъектов их решение носит в большей степени желаемый характер. Как правило, в микрообъекте отсутствует достаточный для этого комплекс признаков.

Решение и диагностических, и идентификационных задач в отношении микрообъектов основывается на исследовании их морфологических особенностей внутреннего и внешнего строения, состава и свойств. При этом, для решения экспертных задач имеют значение не столько отдельно взятые признаки и свойства микрообъектов, сколько выявленные взаимосвязи между ними.

Решение любой экспертной задачи по исследованию микрообъектов можно представить как последовательность операций, направленных на выявление в объекте (объектах) исследования определенного комплекса признаков и их сравнение с известными, что позволяет отнести их к определенным классификационным категориям или отождествлять на более высоком уровне.

В соответствии с методологией диагностического и идентификационного исследований, которая имеет общую сущность, вначале выявляются родовые, затем групповые, и, наконец, индивидуальные признаки. Сопоставляя эти признаки с признаками, характерными для определенных классификационных категорий, решается задача по установлению конкретной родовой или групповой принадлежности, индивидуального тождества. Многоступенчатый характер исследования, обусловленный многократным переходом от множества большего объема к множеству наименьшего объема, при наличии системы частных признаков приводит к выделению из последнего индивидуально определенного объекта.

Принципиально путь решения диагностических и идентификационных задач исследования микрообъектов может быть представлен в виде схемы, учитывающей соподчиненность каждого этапа и их иерархию. Принцип решения экспертной задачи по исследованию микрообъектов в работе продемонстрирован на примере установления общей родовой (групповой) принадлежности микрообъекта (микрочастицы лакокрасочного покрытия автомобиля) и возможного источника его происхождения при наличии нескольких объектов сравнения (сравнительные образцы лакокрасочного покрытия, изъятые с нескольких автомобилей).

Первый этап решения в общем виде сводится к последовательному сравнению родовых признаков, свойств и качеств микрообъекта, который был обнаружен на объекте-носителе (например, внешних качеств и свойств, устанавливаемых путем непосредственного наблюдения, признаки способа производства, вид в соответствии с научно-технической классификацией и т.д.), с теми же признаками, свойствами и качествами веществ и материалов, входящих в состав изделия, от которого предположительно был отделен исследуемый микрообъект. При этом устанавливается общая родовая принадлежность по 1-ому порядку, 2-ому порядку и т.д. Дальнейшему исследованию подвергаются только те вещества и материалы, которые имеют совпадающие признаки, то есть между ними и микрообъектом установлена общая родовая принадлежность, при условии, что выявленные различия принципиальны.

При сравнительном исследовании признаков, свойств и качеств микрообъектов особого внимания заслуживают выявленные различия, так как малый размер объектов исследования во многих случаях не реализует его репрезентативность с точки зрения сохранения всех признаков, свойств и качеств макрообъектов, от которых они были образованы (отделены). Такие различия могут быть следствием случайных причин.

Обстоятельное исследование различий, их объяснение и получение четких представлений о генезисе возникновения, таким образом, является необходимым элементом решения вопроса о тождестве или его отсутствии.

Так например, для натуральных волокон, априори имеющие единый источник происхождения во многих случаях морфологические признаки внешнего строения значительно отличаются. Натуральные волокна «попадают» в готовое изделия случайным образом, то есть волокнообразующие растения могут быть выращены в разных регионах, шерсть получена от животных разных пород, но обычно одного вида, волокна могут пройти и различную предварительную обработку и т.д. Все это приводит к тому, что готовое изделие имеет в своем составе отличающиеся друг от друга волокна одного цвета и вида.

Если рассматривать процесс экспертного исследования в общем виде, то для реализации схемы, основанной на сужении классификационных множеств микрообъектов, необходима, в первую очередь, разработка системы классификационных признаков для каждого их вида. Именно четкая классификация признаков дает возможность дифференцировать уровни выделения родов и групп. В каждом случае содержание признака, свойства или качества микрообъекта должно быть проявлением специфичности морфологии, качественного состава вещества или материала, количественного соотношения ингредиентов, вариационности свойств и т.д.

Заключение эксперта является одним из видов доказательств и в соответствии с законом подлежит оценке следователем и судом. Это означает, что следователь, а впоследствии суд должны признать его достоверным, т.е. проверить ход и результат исследования, соответствие сделанных выводов проведенному исследованию и установить обоснованность выводов, их аргументированность.

«Наиболее сложной для следователей и суда является оценка научной обоснованности заключения эксперта, под которой следует понимать: достаточность для сделанных выводов исследовавшегося материала; эффективность примененных методов исследования; соответствие выводов эксперта проведенному исследованию».

Действительно, экспертное исследование основано на использовании специальных знаний, т.е. знаний, не являющихся общеизвестными и общедоступными. Вполне очевидно, что ни следователь, ни судья не могут в полной мере оценить заключение эксперта с точки зрения его научной обоснованности, соответствия выводов проведенному исследованию, его полноты и т.д. по объективной причине – они в большинстве случаев не обладают такими знаниями. Для микрообъектов это имеет принципиальное значение, так как знания, которые использует эксперт в большей степени специальные в сравнении с традиционными видами экспертиз.

Таким образом, закон обязывает следователя и суд оценить заключение эксперта как достоверное доказательство с позиции его научности, обоснованности, логичности и т.д., что во многих случаях объективно невозможно. Все предложения по урегулированию указанного декларативного положения закона, вносимые в разное время разными учеными, можно свести к следующим подходам.

Придать заключению эксперта особый доказательственный статус, и закрепить это положение в виде нормы в законе.

Обязать эксперта излагать ход исследования общедоступным языком, подробно объясняя специальные методические положения, новые малоизвестные методы и средства исследования.

Изменить закон, дополнив соответствующую статью пунктом об обязательном участии при оценке заключения эксперта следователем и судом специалиста должного профиля (штатного или внештатного сотрудника), который в полной мере сможет оценить заключение

Оставить то же положение, которое существует сейчас.

Предложение о придании заключению эксперта особого доказательственного статуса, кажется нам противоречащим одному из основных принципов уголовного судопроизводства – равенству всех доказательств и их оценке лишь в совокупности.

Для экспертиз, связанных с исследованием микрообъектов, второе предложение вряд ли может быть реализовано на практике. Описание хода исследования и его расчетной части немыслимо без оперирования специальными терминами, и сложно себе представить их литературную интерпретацию доступным языком. Даже иллюстрирование хода и результатов исследования различными спектрограммами не изменит ситуацию в восприятии следователем и судом научности методов экспертизы и обоснованность выводов.

Реализация третьего предложения связана с дублированием деятельности эксперта - чем будет отличаться приглашенный специалист от эксперта, выполнившего исследование? Почему его оценке суд должен будет доверять, а выводам эксперта нет? Многие и другие вопросы как правового, так и организационного плана возникают при анализе этого предложения.

И, наконец, оставить все без изменений – самое рациональное на сегодняшний день предложение, ибо, судя по научным публикациям, этот вопрос далек от стадии своего решения, принятие же каких-либо законодательных инициатив в этой ситуации может иметь самые негативные последствия. Однако, говоря о том, что необходимо оставить все без изменений, мы имеем ввиду лишь законодательную сторону проблемы. Ее необходимо решать, но решать в рамках существующего закона.

В первую очередь, эксперт может дать показания в суде, где пояснит основания, на которых им были сформулированы те или иные выводы по экспертизе. С другой стороны, сегодня уже достаточно эффективно функционирует институт независимой экспертизы, выполняемой в негосударственных экспертных учреждениях. Следует заметить, что при возникновении затруднений по оценке заключения эксперта, на практике поступают именно так.

загрузка...