Delist.ru

Северо-Западный Прикаспий в эпоху бронзы (V - III тысячелетия до н.э.) (09.01.2008)

Автор: Шишлина Наталья Ивановна

Подтверждают результаты анализа археологического материала и антропологические данные. А.В. Шевченко полагал, что население, оставившее погребения раннекатакомбной культуры в Северо-Западном Прикаспии, в антропологическом отношении было однородным. Однако новые материалы из курганов не только Кумо-Манычской впадины, но и Южных и Средних Ергеней позволяют высказать предположение, что носители раннекатакомбной культуры Северо-Западного Прикаспия представляли несколько самостоятельных антропологических типов. За такими комплексами стояли разные группы раннекатакомбного населения и последующего западноманычского и восточноманычского катакомбного населения, проживавшего на западных склонах Средних Ергеней. Проанализированная раннекатакомбная серия, таким образом, отличается как от общеямной выборки исследуемого региона усилением брахикранного компонента, так и от антропологической серии черепов последующей восточноманычской катакомбной культуры, для которых характерны долихокранные узколицые черепа, резкая профилированность в горизонтальной плоскости.

Для ямно-катакомбной и полиритуальной групп характерно сочетание нескольких культурных традиций. На протяжении почти всего времени изучения ямной и катакомбной культур параллельно рассматривались и так называемые погребения ямно-катакомбного типа: захоронения с элементами погребального обряда как ямной, так и катакомбной культур. Ямно-катакомбная группа либо считалась доказательством их генетической связи, либо маркировала маргинальные зоны сосуществования двух культурных генетически не связанных традиций.

Историческое развитие отдельных регионов шло разными путями. На Нижнем Дону смена культурных традиций произошла быстро, и, возможно, этому способствовали особенности географического положения, узколокальные миграционные процессы, связанные с сезонными экономическо-хозяйственными циклами разных культурных групп, иная система обменных экономических связей. Но для соседнего региона Северо-Западного Прикаспия на протяжении практически полутора тысячелетий (с середины IV до конца III тыс. до н.э.) была характерна культурная мозаика. Культурные группы сменяли друг друга, иногда даже не пересекаясь, или сосуществовали на огромной территории. Последнее вызвало появление еще одной особой полиритуальной группы, само существование которой является доказательством смешения разнокультурного населения.

Вполне возможно, что за полиритуальной группой стоят представители нескольких культур (и соответственно, антропологических и этнических типов). Поэтому важно не только представить характеристику погребального обряда и элементов материальной культуры этой группы, но и обозначить ее культурно-типологическое место в системе древностей Северо-Западного Прикаспия.

Погребения ямно-катакомбной и полиритуальной групп характеризуются элементами погребальных традиций других, уже проанализированных групп, но, вероятно, относятся к разным хронологическим горизонтам. Для классификации использованы термины и понятия, обсуждавшиеся ранее.

Для ямно-катакомбной группы характерно либо использование более ранних ямных курганов, либо сооружение небольших насыпей, с дополнительными впускными погребениями, использование в качестве погребальной конструкции преимущественно Н-катакомбы, конструктивные элементы и внутреннее убранство которых упрощены. А и Т-катакомбы использовались только в Кумо-Манычском регионе. Только в Кумо-Манычской впадине известны и Г-катакомбы, аналогичные прикубанским позднекатакомбным, но отличные от других регионов Н-катакомбы Прикаспийской низменности могли иметь ступенчатое дно входных ям, сложные элементы декора: занавеси, подстилки, подушки, растительные покрывала. Основное положение умерших – скорченно на спине, ориентировка различается как по могильникам, так и по регионам. Широко используется охра.

Для полиритуальной группы характерно строительство небольших одиночных курганов, частое использование более ранних насыпей для сооружения впускных захоронений; сохранение ранних типов Т- и А-катакомбных конструкций, которые выглядят очень архаично на фоне основных могильных конструкций восточноманычской катакомбной культуры, т.е. Н-катакомб и разных ямных сооружений. Ч-катакомба и ямные конструкции характерны для полиритуальных погребений Средних Ергеней. Положение умерших в ямах – скорченно и вытянуто на спине, скорченно на боку. Часто в парных погребениях архаическое положение сочетается со скорченным левобочным положением, типичным для восточноманычской катакомбной культуры. Вероятно, такая традиция имела некий социальный акцент. Ведь в архаичной позе в катакомбах или ямах лежат дети и подростки, причем, в Кумо-Манычской впадине их укладывали скорченно, а на Средних Ергенях вытянуто на спине. Сопровождающие их взрослые всегда лежат скорченно на боку. Богатый набор погребальной утвари, расположенный рядом с детскими скелетами, представлен характерными предметами восточноманычской катакомбной культуры.

Таким образом, небольшая проанализированная выборка позволяет отметить, что как для ямно-катакомбной, так и для полиритуальной групп не характерен унифицированный погребальный обряд, отмечены вариации внутри отдельных регионов и даже могильников.

Анализ типов погребального инвентаря показал, что для ямно-катакомбной и полиритуальной групп характерен инвентарь, который можно разделить на две группы. К первой относятся те предметы, аналоги которым известны уже в описанных группах ямной, северокавказской, раннекатакомбной культур; ко второй – типичные для последующей восточноманычской катакомбной культуры. В большинстве ямно-катакомбных погребений инвентарь принадлежит взрослым; особо выделяются полиритуальные комплексы, где вещи намеренно сопровождают детей и подростков. К архаическим типам инвентаря относятся некоторые горшки, аналогичные или близкие ямным или полтавкинским; многочисленные типы бронзовых украшений: стерженьки-подвески в виде скрученного шнура, аналогичные происходящим из ямных, степных северокавказских и раннекатакомбных комплексов, плоские стерженьки-подвески, аналогичные раннекатакомбным и северокавказским; кольцевидные медальоны, ложковидная подвеска, бимолоточковидная, молоточковидная, посоховидные булавки, аналогичные по типу северокавказским, раннекатакомбным, происходящим как из Северо-Западного Прикаспия, так и из степных и предгорных районов Северного Кавказа. Использовались такие изделия в костюме как аксессуары, но для более точных сопоставлений материала мало. Известны и костяные молоточковидные булавки 4 типа, но часто они уже лежат не слева у руки, их положение отлично от традиционно ямного или раннекатакомбного обряда. Вероятно, основные типы булавок предшествующего времени сохраняются, но их назначение и использование в погребальном обряде уже иное. Многочисленен типичный уже для восточноманычской культуры инвентарь, включающий посуду, орудия труда и оружие, бусы из кости, камня и фаянса.

Аналогичные по типу погребения выделяются также в Волго-Донье, Нижнем и Среднем Подонье, Ставрополье, Приазовско-Приднепровских степях, Побужье, Поорелье.

Специфика ямно-катакомбных и полиритуальных погребений определена общим культурным контекстом Северо-Западного Прикаспия на раннем этапе эпохи средней бронзы, в то время, когда в регионе проживают и взаимодействуют представители нескольких культурных традиций. Погребальный обряд и инвентарь указывает, что взаимовлияния таких традиций привели к появлению особых синкретических погребений.

Два признака – наличие катакомбы и скорченное на спине положение (архаическое, связанное с традицией ямной культуры) не могут быть достаточными показателями для отнесения захоронения к ямно-катакомбным. Только комплекс всех признаков (других элементов погребального обряда; керамики, антропологический анализ) может действительно указать, что в данном регионе возможно восприятие местным ямным населением привнесенной извне идеи катакомбы. Такая ситуация сложилась в Приазовско-Приднепровских степях; в Поорелье и Поингулье; вполне вероятно, часть погребений среднего течения Волго-Донского междуречья также может быть отнесена к полиритуальным и к памятникам ямно-катакомбного типа.

Для полиритуальной группы характерно, что черепа, как взрослых, так и детей были деформированы, а это традиция восточноманычской катакомбной культуры.

Ямно-катакомбные погребения появляются на периферии конкретных катакомбных культур, маркируя такие регионы, где, вероятно, не произошло быстрой и полной замены населения, пришлые катакомбные группы, возможно, проживали чересполосно с ямными группами, что и привело к постепенному усвоению новых катакомбных традиций местным автохтонным ямным населением, о чем свидетельствуют и данные антропологии. Многие ученые отмечали существенные отличия серии черепов ямного и катакомбного населения. Данные по палеоантропологии Северо-Западного Прикаспия также подтверждают это положение.

Полиритуальные захоронения являются свидетельством непосредственных контактов носителей двух культурных традиций.

Новые материалы позволяют выделить локальные участки внутри ареалов катакомбных культур, где процесс вытеснения ямников катакомбниками имел затяжной характер. Вероятно, такой обряд был вызван сильнейшим влиянием носителей катакомбной культуры и созданием маргинальных зон чересполосного проживания разнокультурных групп. В будущем, хотелось бы представить более точно, насколько быстро или медленно мог происходить процесс ассимиляции и аккультурации. Полиритуальные погребения на этом мозаичном фоне выглядят как более поздние реминисценции сохранения в обрядовой традиции уже прочно осевшего на новой территории катакомбного населения старых погребальных норм и бытования одинаковых или близких по типу (сделанных в старых ремесленных канонах вещей). Такая ситуация, как было показано выше, вероятно, была обусловлена некими социальными причинами.

Таким образом, подробный анализ обрядовых традиций и связанного с ними погребального инвентаря позволил представить характеристику культур, носители которых осваивали территорию Северо-Западного Прикаспия на протяжении нескольких тысячелетий.

В Главе 2 обсуждается место носителей всех рассмотренных культур в общей системе региональных древностей и их абсолютная хронология. Изучение последовательности археологических культур основано на анализе стратифицированных памятников.

В работе используется следующий методический подход. В рамках полевых и лабораторных исследований была разработана комплексная методика определения последовательности культур с использованием следующих данных: 1) топографии могильников и отдельных курганов; 2) планиграфии могильников; 3) детального анализа стратиграфии курганов; 4) абсолютной хронологии культур, основанной на радиоуглеродном датировании материалов из курганов и погребений; 5) результатов сопоставительного анализа основных элементов погребального обряда и инвентаря; 6) сезона совершения погребений и насыпей курганов.

Чтобы выяснить, каким образом происходило заселение и освоение исследуемой территории, необходимо представить пространственное размещение всех археологических памятников во времени. О плотности населения можно судить по количеству археологических объектов. Однако их локализация не является прямым отражением демографического фактора, определяя, в первую очередь, территориальное соотношение и степень насыщенности рассматриваемых экологических ниш археологическими памятниками той или иной культуры. Основным источником для реконструкции заселения региона в период V-III тыс. до н.э. являются курганные могильники и отдельные курганы. Общий уровень заселения Северо-Западного Прикаспия оценивается на основе анализа топографии археологических памятников. Характер локального освоения экологических ниш базируется на анализе планиграфии отдельных могильников.

Изучение стратиграфии курганов – традиционный метод определения относительной хронологии изучаемых культур. Здесь важно точно определить взаимоотношение основного/основных захоронений (относительно всего кургана; относительно нескольких насыпей) и впускного/впускных погребений, учитывая также и данные планиграфии отдельного кургана.

В настоящее время абсолютная хронология культур эпохи бронзы Евразийской степи строится на анализе радиоуглеродных данных, полученных по разнообразным углеродосодержащим материалам из курганов и погребений. Временные отрезки, полученные для всех выделяемых культур, очень важны для определения их относительной хронологии, времени появления и исчезновения в Северо-Западном Прикаспии, сравнения интервалов существования отдельных групп в изучаемом регионе и на сопредельных территориях, установления фактов сосуществования носителей нескольких культур. Эти данные необходимы и для того, чтобы выявить случаи использования носителями разных культур одних и тех же могильников на протяжении как минимум нескольких поколений.

Сопоставительный анализ основных элементов погребального обряда и индикаторных – культурно и хронологически – элементов материальной культуры по всем проанализированных группам также позволяет проследить последовательность культур.

Наконец, нами была разработана программа по определению времени (сезона) сооружения погребений и курганных насыпей культур эпохи бронзы. Основные методики, использованные в работе: 1) цементный и дентиновый анализ зубов животных, погребенных под насыпью кургана и в могилах; 2) цементный и дентиновый анализ зубов погребенного человека; 3) идентификация пыльцы из определенного культурного контекста (подушки под головой умершего, содержимое сосудов и желудков умерших, грунтов из межзубного пространства; состав погребенной почвы); 4) идентификация яичной скорлупы, происходящей из погребений; 5) анализ палеозоологического материала из могил и жертвенников в насыпи курганов.

Изучение пространственного размещения археологических памятников разных культур и культурных групп внутри степных экологических ниш Северо-Западного Прикаспия позволяет определить, какие экологические ниши какими культурами осваивались, и сравнить полученные культурные ареалы. Сравнение этих ареалов с планиграфией могильников указывает на характер освоения отдельных экологических ниш. Дополнительные данные по сезону определения погребений позволяют проверить получаемые планиграфические кластеры курганов. Стратиграфический анализ и проведенное радиоуглеродное датирование определяют как последовательность культур, так и временные интервалы их существования. Дополнительной проверкой стратиграфических цепочек становятся данные планиграфии могильников и сезона совершения погребений. Полученные с использованием разных методов данные были сопоставлены между собой, что позволило вернуться к обсуждению последовательности археологических культур эпохи энеолита-бронзы Северо-Западного Прикаспия в конце V-III тысячелетиях до н.э. Выделено шесть периодов (рисунок).

Рисунок. Относительная последовательность и данные абсолютной хронологии культур эпохи бронзы Северо-Западного Прикаспия

восточноманычская катакомбная культура

(2500-2000 гг.до н.э.)

ранняя катакомбная, степная северокавказская,

ямно-катакомбная и полиритуальная группы, позднеямная группа

(2600-2300 гг.до н.э.)

ямная культура

(3000-2350 гг.до н.э.)

поздняя майкопская культура, раннеямная культура

(3400-3000 гг.до н.э.)

(3500-3400 гг.до н.э.)

ранняя майкопская культура

(3800-3500 гг.до н.э.)

степной энеолит

(4300-3800 гг.до н.э.)

загрузка...