Delist.ru

Фундаментальные аспекты создания на основе минерала бишофит магний-содержащих лекарственных средств (09.01.2008)

Автор: Иежица Игорь Николаевич

Лечение препаратами магния является наиболее оптимальной терапией при гипероксалурии у пациентов со значительной экскрецией цитрата. Khan S.R. и соавт. [1993] полагают, что применение окиси магния связано с тем, что ионы магния связывают в моче до 40% щавелевой кислоты. С другой стороны, соли магния образуют с оксалатами соединения, которые по растворимости в 15-20 раз превосходят оксалат кальция. Согласно литературным данным [Monico C.G. et al., 2000], присутствие ионов магния необходимо для протекания реакции связывания глиоксиловой кислоты с ?-кетоглютаровой кислотой при участии фермента ?-кетоглутаратглиоксилат-карболигазы. При дефиците этого фермента в организме накапливается глиоксилат, который при участии лактатдегидрогеназы превращается в щавелевую кислоту.

Дефицит магния в патогенезе гиперальгезии и иммуно-воспалительной реакции

Дефицит магния часто сопровождает различные формы дисфункции ноцицептивной/антиноцицептивной системы [Alloui A. et al., 2003], которые лежат в основе таких патологий, как мигрень [Mauskop A., 1999; Smeets M.C. et al., 1994; Mauskop A. et al., 1993] и различные формы цефалгии [Goksel B.K. et al., 2006; Durlach J. et al., 2005; Altura B.M., Altura B.T., 2001; Mauskop A. et al., 2002]. В ряде исследований было показано, что существует связь между хронической мышечной болью (фибромиалгией, в частности) и снижением количества магния в эритроцитах и плазме [Eisinger J. et al., 1994; 1996; Abraham G.E., Flechas J.D., 1992; Prescot E. et al., 1994; Romano T.J., Stiller J.W., 1993], с другой стороны, недавно вновь был поднят вопрос об иммуновоспалительных процессах как важной составляющей в патологии дефицита магния [Weglicki W.B. et al., 1992; 1994; 2001]. Необходимо отметить, что именно воспалительная реакция, по мнению Mazur A. и соавт. [2007], является связующим звеном между дефицитом магния и развитием осложнений со стороны сердечно-сосудистой системы (атеросклероз, эндотелиальная дисфункция, тромбозы, пролапс митрального клапана).

Еще в 1932 году Kruse H.D. c соавт. сообщил, что периферическая вазодилатация и гиперемия являются частью симптомокомплекса, вызванного дефицитом магния у крыс. После этого многие исследователи [Bois P. et al., 1963; Kraeuter S.L., Schwartz R., 1980] стали связывать эти симптомы с дегрануляцией тучных клеток и последующим выделением гистамина и факторов воспаления, что аналогично анафилактической реакции. Weglicki W.B. с соавт. [1992] предположили, что воспаление при дефиците магния вызывается ранней нейрогенной реакцией, вследствие выделения субстанции P. Другие авторы полагают, что важным звеном воспалительного процесса является окислительный стресс [Rayssiguier Y. et al., 1992]. Фагоциты, активность которых тесно связана с системой комплемента, при дефиците магния проявляют высокую метаболическую активность и вырабатывают пероксиды, цитокины, медиаторы липидной природы, повреждающие ткани и ведущие к генерализованному воспалению [Weglicki W.B., Phillips T.M., 1992].

Недавние исследования показали, что клетки иммунной системы активируются уже через несколько дней дефицита магния [Malpuech-Brugere C. et al., 1999]. Поскольку концентрация магния в клетке жестко регулируется и изменяется в небольшой степени, даже когда внеклеточная концентрация магния резко падает, общий внутриклеточный магний при кратковременном дефиците может не изменяться [Vormann J. et al., 1998]. Этот факт позволяет предположить, что быстрая реакция иммунных клеток на дефицит магния вызывается снижением внеклеточной концентрации магния. Bussiere F.I. с соавт. [2002] показали, что снижение кальция плазмы крови вызывает значительное уменьшение воспалительного ответа при дефиците магния. Этот факт подтверждает предположение о том, что одной из причин воспалительной реакции при дефиците магния служит нарушение регуляции уровня кальция в клетке.

Таким образом, дефицит магния играет важную роль в патогенезе иммуно-воспалительных процессов. В эксперименте такая системная иммуно-воспалительная реакция проявляется периферической вазодилатацией (гиперемия ушных раковин) [Kruse H.D. et al., 1932], увеличением общего количества лейкоцитов [Bussiere F.I. et al., 2003; Malpuech-Brugere C. et al., 2000], массы селезенки [Bussiere F.I. et al., 2003] и медиаторов воспаления (макрофагов, интерлейкина 6, ФНО-(, (2-макроглобулина, (1-гликопротеина, нейтрофилов и эндотелиальных клеток) [Malpuech-Brugere C. et al., 2000].

В результате проведенных исследований было показано, что содержание животных на безмагниевой диете сопровождалось гиперемией открытых участков тела (ушных раковин, хвоста и лап). Наряду со снижением концентрации магния в плазме и эритроцитах, был отмечен подъем уровня кальция в плазме крови с 2,25±0,09 до 2,71±0,09 мМ/л (р<0,01). Кроме того, в 2 раза снизилось соотношение магний/кальций плазмы крови (р<0,0001).

На фоне развития дефицита магния у животных наблюдались признаки системной иммуно-воспалительной реакции. Так общее количество лейкоцитов в группе магнийдефицитных животных выросло в среднем на 47% (с 15,20±0,65 до 24,87±1,95 млн. в 1 мл крови), по сравнению с интактными животными. При этом в абсолютных величинах количество сегментоядерных нейтрофилов увеличилось с 2,33±0,153 до 4,40±0,98 млн./мл (р<0,001), эозинофилов – с 0,15±0,11 до 2,86±0,53 млн./мл (р<0,0001), моноцитов – с 0,66±0,07 до 1,48±0,82 млн./мл (р<0,01), лимфоцитов – с 12,00±0,49 до 15,53±0,68 млн./мл (р<0,01). В процентном соотношении в лейкоцитарной формуле магнийдефицитных крыс также произошло увеличение сегментоядерных нейтрофилов (с 15,33±0,41 до 17,67±1,08%), эозинофилов (с 1,00±0,71 до 11,67±2,68%), моноцитов (с 4,33±0,41 до 5,67±2,68%), появились единичные базофилы, чего не наблюдалось в группе интактного контроля. Относительное содержание лимфоцитов в группе дефицита магния снизилось с 79,00±0,71 до 62,67±2,27%.

Интенсивность гиперемии ушных раковин возросла с 0,22±0,16 в интактной группе до 1,76±0,23 балла в группе магнийдефицитных животных. Коэффициент массы селезенки увеличился с 0,36±0,03 % в интактной группе до 0,42±0,03 % в группе животных, получавших магнийдефицитную диету. При этом все показатели находились в прямой отрицательной зависимости от концентрации магния в эритроцитах.

При введении магниевых солей наблюдалось постепенное уменьшение иммуно-воспалительной реакции. Так, к 13 дню введения солей магния наблюдалось статистически значимое снижение количества лейкоцитов во всех исследуемых группах, по сравнению с магнийдефицитными животными. Восстановление общего количества лейкоцитов сопровождалось нормализацией лейкоцитарной формулы.

По мере устранения дефицита магния также уменьшалась гиперемия ушных раковин животных, и к 17 дню введения солей в группах животных, получавших Mg L-аспарагинат и Mg хлорид в комбинациях с витамином В6, интенсивность окраски ушных раковин статистически значимо снизилась, по сравнению с группой магнийдефицитных животных. Статистически значимой разницы между экспериментальными группами, получавшими соли магния, обнаружено не было.

К 20 дню введения магниевых солей коэффициент массы селезенки снизился с 0,42±0,03 % в группе магнийдефицитных животных до 0,33±0,04 % (в среднем) в группах животных, получавших соли магния. Достоверной разницы между экспериментальными группами, получавшими различные соли магния, также обнаружено не было.

Необходимо отметить, что соли магния приводили не только к компенсации дефицита магния, но и к снижению концентрации кальция в сыворотке крови. При этом уровень кальция у животных, получавших Mg хлорид и его комбинацию с пиридоксином, был достоверно ниже, чем у группы крыс, которым вводили магне В6.

Таким образом, применение солей магния приводит к достоверному снижению общего количества лейкоцитов крови, уменьшению интенсивности гиперемии ушных раковин животных, снижению коэффициента массы селезенки и, тем самым, устранению иммуно-воспалительной реакции, развивающейся у магнийдефицитных животных. В зависимости от скорости нормализации количества лейкоцитов в периферической крови соли магния можно расположить в следующем порядке: Mg хлорид > Mg хлорид в комбинации с витамином В6 > Mg L-аспарагинат > Mg L-аспарагинат в комбинации с витамином В6 > магне В6 (Mg лактат с витамином В6).

В патогенезе повышения порога болевой чувствительности при дефиците магния задействованы как центральные, так и периферические механизмы. По данным Malpuech-Brugere C. [2000] при дефиците магния наблюдается системная иммунно-воспалительная реакция, образуется большое количество медиаторов воспаления, простагландинов, которые повышают чувствительность нервных окончаний к раздражающим агентам. В 1997 году Dubray C. с соавт. [1997] описал дефицит магния как новую модель гиперальгезии центрального генеза. При этом механическая гиперальгезия прекращалась после введения дизоцилпина (МК-801) – неконкурентного антагониста NMDA-рецепторов [Dubray C. et al., 1997]. Как показано в исследованиях in vitro, при низких концентрациях магния облегчается открытие Na+-Ca2+-каналов NMDA-рецепторов [Mayer M.L., 1984]. В результате введения MgSO4 под мозговые оболочки у магнийдефицитных животных повышался болевой порог к механическим раздражителям. Это подтверждается исследованиями Ishizaki K. с соавт. [1999] и Takano Y. с соавт. [2000], в которых подоболочечное введение MgSO4 приводило к блокированию второй NMDA-зависимой фазы реакции в формалиновом тесте. Begon S. с соавт. [2000] и Xiao W.H., Bennett G.J. [1994] показали, что как системное, так и внутриоболочечное введение магния оказывает «антигиперальгезический» эффект у животных с нейропатической болью.

В наших исследованиях при исследовании спинальной альгезии в условиях дефицита магния было выявлено статистически значимое повышение болевой чувствительности (табл. 4). Так, у магнийдефицитных крыс напряжение, вызывающее рефлекс отдергивания хвоста, снизилось на 32,5%, вокализацию – на 20,5%, пролонгированную вокализацию – 23,8%, по сравнению с интактным контролем. При исследовании болевой чувствительности в тесте механического давления в группе, получавшей диету, выявлено снижение массы груза, вызывающей отдергивание лапы, на 42% (р<0,05).

Была обнаружена прямая зависимость между уровнем магния и порогом болевой чувствительности животных (r=0,71; p<0,0001).

Таблица 4. Влияние солей магния при пероральном введении (из расчета 50 мг элементарного магния на кг массы) на величину болевого порога у крыс в условиях алиментарной гипомагнезиемии (M(m)

Тест электрического раздражения корня хвоста, V (вольт) Тест механического давления

Рефлекс отдергивания хвоста Вокализация Пролонгированная вокализация Болевой порог, граммы

Интактные 0,35±0,02

(n=7) 0,46± 0,02

(n=7) 0,58±0,01

(n=7) 292,92±9,28

Диета 0,24±0,01*

(n=11) 0,36±0,02*

(n=11) 0,44±0,02*

(n=11) 166,47±4,37*

Mg L-аспарагинат с витамином В6 0,37±0,01**,‡

(n=10) 0,47±0,02**,‡

(n=10) 0,59±0,01**,‡

(n=10) 325,83±6,39*,**,¶,†,‡,#

Mg хлорид с витамином В6 0,38±0,01**,‡

(n=9) 0,44±0,01**

(n=9) 0,58±0,01**,‡

(n=9) 323,33±8,33*,**,¶,#,†,‡

Mg L -аспарагинат 0,37±0,02**,‡

(n=9) 0,46±0,02**,‡

(n=9) 0,58±0,01**,‡

(n=9) 263,75±11,87**,‡

загрузка...